Это случилось неожиданно для Сьюки, в одну из ночей в квартиру буквально ворвался Билл, схватив ее за руку и прямо в халате и босиком, потащил из квартиры. Не говоря ей ни слова в лифте, он потянул ее в подземный гараж, где их уже ждала довольно большая и хорошо вооруженная группа вампиров. Сьюки недоуменно смотрела на них, когда Билл усаживал ее в большой джип с затемненными стеклами. Через стекло Сьюки наблюдала, как и вампиры рассаживаются по своим машинам. Минута и они уже выезжали из гаража. Девушка не могла точно определить, сколько в кортеже было машин, спереди она точно видела три автомобиля, сзади же она видела еще несколько. Ей совсем не нравилось, что ее куда-то тащат посреди ночи, ничего не объяснив, она повернулась к Биллу и робко спросила:
- Что случилось? Куда мы едем?
Вампир угрюмо посмотрел на нее, затем отвернулся к окну:
- Эрик начал войну, вчера его бойцы захватили сразу два моих склада в районе портов, перебив при этом всех моих людей, находящихся там.
- Эрик не мог… - увидев взгляд Билла, девушка осеклась. - Я имею в виду, ведь Совет прекратил ваши распри и запретил вам воевать друг с другом? Как Эрик решился развязать войну?
- Сьюки, Эрику видимо плевать на Совет, его сейчас интересует одно - жажда мести! Видимо последней каплей стало то, что ты теперь со мной! Не знаю, почему он в тебя так вцепился, но видимо биться он будет до последней капли своей тысячелетней крови.
Девушка опешила: «Не знаю, почему он так вцепился? Господи, ну почему мне попадаются только такие мужики? Чуть что, и во всем виновата женщина. А до меня они оба, надо полагать, были агнцами Божьими! Да и к тому же, я больше не интересую Эрика, правда, об этом не знает Билл». Но вслух она сказала совершенно другое:
- Куда же мы направляемся?
- Мы едем в мой дом, там удобнее и можно разместить всю мою охрану.
Сьюки с удивлением спросила:
- Так все эти вампиры будут жить с нами?
Билл раздраженно бросил:
- А что ты хочешь, Сьюки, лечь спать и не проснуться в одну из ночей?! - он как-то зло рассмеялся. - Хотяяяя… Тебя он, наверное, сразу не убьет, думаю сперва он с тобой как следует позабавиться. Если тебя заинтересуют подробности его забав, спроси у любого из вампиров в моей свите, уж они-то помнят. Знаешь ли, такое незабываемо.
Сьюки в шоке смотрела на злое выражение лица Билла, таким жестоким и грубым она его еще не видела. Ей вдруг стало страшно сидеть с ним в этом автомобиле, который мчал ее непонятно куда. Она отвернулась к окну и старалась сдержать предательские слезы. Сьюки поняла, что сама стала заложницей этой войны, и дело сейчас было даже не в том, она или не она является причиной начала этого противостояния, а то, что и Эрик, и Билл рассматривали ее все это время лишь как вещь.
Добравшись до дома Билла, мужчина вышел, нисколько не заботясь о том, чтобы подать ей руку, как он делал это обычно, и направился к дому. Даже его походка изменилась, как показалось Сьюки. Вообще все в нем стало более хищным, его взгляд, его речь. Девушка хоть и раньше понимала, что вампиры не розовощекие херувимчики, сейчас все равно пребывала в полном ужасе от того, что видит. Она наблюдала, как вампиры, стоявшие у дома, с почтением здороваются с Биллом, пока он поднимается по ступеням к входной двери. Сьюки осторожно направилась за своим любовником, поглубже кутаясь в халат под презрительными и злыми взглядами его бойцов. Нет, тут не было ничего общего с теми взглядами, которыми ее одаривали на встрече Совета, только выйдя из машины, она уже поняла, что сделай она неверный шаг, и ей конец.
Сьюки шла по ступенькам и в нерешительности остановилась у распахнутой двери, но внезапно из-за нее раздался властный окрик Билла:
- Сьюки, ты так и будешь там стоять?! Ты нас всех задерживаешь!
Девушка вошла в дом, и увидела, что и тут уже довольно много и вампиров, и людей. Судя по мыслям людей на симпатию и любовь ей рассчитывать не приходилось, девушка в очередной раз порадовалась, что Билл не знает о ее даре, иначе… Бог знает, что было бы тогда. Ее любовник тем временем окрикнул какую-то девушку в униформе, по видимости, служанку и приказал той отвести Сьюки в ее спальню. Служанка кивнула и повела телепатку на второй этаж, Сьюки заметила, как ее провожатая нервничает и отводит от нее глаза. Девушка попыталась заговорить с ней, но та лишь отрицательно качала головой. Сьюки же из сбивчивых мыслей девчонки узнала только, что ту зовут Сара, и она в этом доме уже пять лет, и что она не может говорить. «Бедная Сара, быть немой от рождения и не уметь высказывать свои мысли, это наверно ужасно», сочувственно подумала Сьюки, когда служанка вышла из ее комнаты.
Этой ночью Билл так и не пришел к ней, правда Сьюки, увидев его сегодня во всей красе, не особо и хотела, чтобы он приходил. Девушка выключила свет и подошла к окну, немного отодвинув штору, она посмотрела на ярко освещенный двор, там находились все те же вампиры и подъезжали новые.
Сьюки постаралась откинуть тревожные мысли, охватившие ее, и она забралась в кровать, укутавшись в теплое одеяло. Она теперь совершенно не понимала, что происходит и кому верить. Ведь если верить Биллу, то значит ее обманул Эрик, и это заставляло ее задрожать сильнее, вспоминая слова ее любовника о «забавах» Северянина. Ну, а если предположить, что Билл врет? Тогда получалось, что или причина нападения на него вовсе не Сьюки, а что-то куда более существенное, или… что он сам каким-то образом развязал эту войну. От этой мысли она похолодела, ведь хотя она абсолютно не верила вампирам, Сьюки верила себе и своим чувствам, а они говорили ей о том, что с Эриком Нортманном что-то не так. Девушка долго не могла уснуть, но, в конце концов, усталость и пережитый стресс сказались на ней, и Сьюки погрузилась в глубокий сон.

За два дня до этого…

Случается так, что внезапно мысли о каком-то человеке обрушиваются на тебя, словно лавина. Вот ты беззаботно живешь, не думая и не вспоминая о нем, а потом в одну из ночей просыпаешься липкий от страха, с бешеным криком на устах. Так случилось и со Сьюки Стакхаус. Она проснулась от собственного крика и резко села на кровати. У Эрика что-то не так, что-то случилось. Она чувствовала это каждой клеточкой своего тела, ей вдруг стало так больно, как будто она кого-то потеряла, кого-то на самом деле дорогого. Так больно ей не было даже после смерти бабушки. Девушка еле поднялась с кровати и подошла к окну, ее ноющая, какая-то безнадежная боль все усиливалась, и неожиданно даже для самой себя, Сьюки подняла со стола свой мобильный телефон. Она прислонила его к губам, будто размышляя, а потом сделала то, чего клялась себе больше никогда не делать. Ее пальцы на память набрали номер телефона Эрика Нортманна. Шли длинные гудки, и девушка уже хотела положить трубку, когда внезапно услышала какой-то невероятно уставший голос ее бывшего любовника. Сьюки молчала, хотя понимала, как глупо это, наверное, выглядит, но и повесить трубку не решалась.
- Сьюки, это ты? - девушка слышала в его голосе какой-то надлом. - Сьюки, я знаю, что это ты… Я слышу твое дыхание и узнаю его.
Девушка продолжала молчать, ее сердце бешено колотилось в груди и ей почему-то захотелось оказаться рядом с Эриком, просто посмотреть и убедиться, что с ним все в порядке, будто и не было этого расставания. Сьюки сама испугалась своих мыслей, она просто молчала.
- Можешь ничего не говорить, - тем временем продолжил мужчина, - Я просто хочу тебе сказать, что все кончено, я отпускаю тебя.
Эрик положил трубку, девушка приложила мобильник к груди и не могла поверить в то, что она услышала. Ей надо было бы радоваться от того, что хотя бы от одного из вампиров, она теперь свободна… Но вместо этого по ее щекам катились слезы… И девушке искренно хотелось верить, что она плачет не по Эрику Нортманну.