Эрик вошел в «Лунное затмение», и направился прямиком к Пэм. Вампирша разговаривала с Джинджер, когда увидела своего босса. Его помощница удивленно смотрела на вампира, когда он дотронулся рукой до ее волос.
- Пэм, Пэм, сколько лет прошло с наших таких милых и почти домашних оргий, - с ухмылкой проговорил мужчина, Пэм недоуменно уставилась на него, внезапно осознав, что Эрик приглашает ее таким образом присоединиться к нему.
- Ну уж нет, Эрик. В другой раз, возможно, я бы с радостью приняла твое приглашение, но быть заменой кому-то я не собираюсь… тем более какой-то смертной, - при этих словах Пэм брезгливо фыркнула.
Ухмылка сползла с лица Эрика, он со злостью посмотрел на свою помощницу.
- Черт вас побери, долбанных баб! Все вам вечно не так! - вампир развернулся и, уже идя по направлению к лестнице, бросил через плечо, - Пришли ко мне трех женщин!
Пэм покачала головой. Ей совсем не нравилось то, что творилось с Эриком. Вампирша прекрасно понимала причину его раздражительности в последнее время. Причина была предельно проста - Сьюки Стакхаус. Ох, с какой бы радостью Пэм свернула этому ангелочку шею. Она знала такую породу женщин, где бы они ни появлялись со своим робким взглядом и милой улыбкой, всюду начинали происходить всякие несчастья и беды. И теперь глядя на то, что происходит с Эриком, Пэм просто возненавидела эту девицу.
Тем временем, Эрик расположился на удобном диване, ожидая прихода танцовщиц. Ему не хотелось думать о разговоре со Сьюки, но в его голове так и звучали ее слова о том, что у нее будет секс с Биллом Комптоном. Эрик сжал кулаки, когда-нибудь эта девчонка пожалеет о своих словах, впрочем, как пожалеет и сам Билл, потому что его смерть будет мучительной и долгой. Уж что-что, а толк в мести Эрик знал. Тысячелетний вампир прекрасно понял, что именно случилось с Лореной и почему. Он и сам давно догадался, кто стоит за покушением на Сьюки, но ничего не предпринимал, так как не хотел предоставлять своему врагу возможности избавиться одновременно и от Лорены, и от него. Эрик прекрасно знал Лорену, она была мстительной и ревнивой в личной жизни, но прекрасным стратегом в делах, она никогда не позволяла своим личным счетам брать вверх над доводами разума, и только благодаря ей хрупкое перемирие держалось. Женщина просто понимала, что это им крайне не выгодно финансово и поэтому держала Билла в руках.
И вот теперь Лорена мертва, женщина, научившая Билла всему, что он знал, погибла от рук своего ученика. Да уж, воистину благородный поступок, достойный главы клана. Эрик и сам прибегал к всяческим интригам, ему нравилось играть со своими жертвами, но он не мог себе представить, чтобы когда-то смог так хладнокровно и мучительно убить Годрика. Нет, его Создатель был для него всем, впрочем, как и его Дитя - Пэм, хотя она была ленива и частенько позволяла себе больше, чем нужно, но вампир уже не представлял своей нежизни без нее. Верная Пэм, которая всегда рядом, которая убьет за него и умрет за него. Впрочем, наверное, и он смог бы умереть за нее, Эрик не мог этого утверждать точно, так как редко думал о смерти, но предполагал, что смог бы. Наверное, Пэм и Годрик были единственными, кто мог так на него действовать… До встречи со Сьюки.
А теперь, его враг освободил себе дорогу к женщине Эрика Нортманна и явно этим воспользуется по полной программе. После смерти Лорены, его враг начал наглеть, у Эрика пропадали люди, и даже пара вампиров. Он не предпринимал пока никаких шагов, так как рядом с Биллом сейчас находилась Сьюки, и Эрику не хотелось бы, чтобы строптивая девчонка попала бы под раздачу, но после сегодняшнего разговора…
При воспоминании о том, как руки Билла Комптона касаются ее обнаженной спины, у Эрика сжались зубы. Но неожиданно ход его мыслей прервало появление девушек. Глядя на их обнаженные тела, Эрик чуть расслабился, он позвал одну из танцовщиц к себе жестом рукой. Девушка подошла, и вампир с удовольствием смотрел, как ее умелые пальчики расстегиваю молнию на брюках и достают его возбужденный член. Две другие танцовщицы расположились на кровати и ласкали друг друга, Эрику нравилось наблюдать за ними чуть прикрытыми глазами, чувствуя, как жаркий рот девушки жадно сосет его член. Вампир уже почти полностью расслабился и откинул голову на спинку дивана, когда внезапно перед его глазами появилась картина, как обнаженная Сьюки стонет от наслаждения в объятьях Билла Комптона. Он видел, как тонкие пальцы девушки сжимаю покрывало, как ее выгибает навстречу его врагу. Эрик зарычал, его накрыла волна ярости. Девушка оторвалась от его члена и со страхом смотрела на него, танцовщицы на кровати тоже остановились и в шоке смотрели на перемены в мужчине. Он схватил девушку за шею одной рукой и вонзил ей клыки в шею, она заорала от боли. Ее подруги кинулись к дверям, но Эрик, отбросив свою кричащую жертву на диван, оказался возле дверей раньше женщин. Он легко отпихнул их назад, и, схватив одну из обнаженных девушек за волосы, грубо повали ее на ближайший диван.
- Нравится чувствовать в себе большие вампирские члены? - мужчина одним движением вошел в онемевшую от страха женщину.
Его клыки вонзились ей в плечо, потом еще раз, и еще раз. Он даже не заметил, как рядом с ним оказалась Пэм:
- Эрик, остановись, ты сошел с ума, - один удар рукой и его помощница отлетела от него через всю комнату, перевернув один из диванов.
Эрик продолжал терзать свою жертву, он чувствовал в своей голове стоны Сьюки, чувствовал ее наслаждение, и ему хотелось лишь одного - убивать. Но внезапно он очень отчетливо услышал голос Пэм:
- Эрик, очнись!
Он словно вышел из транса и увидел забившихся в угол танцовщиц, одна из которых была вся в крови. Увидел под собою девушку в шоковом состоянии с истерзанным плечом, но самое страшное, что он увидел - его любимое Дитя Пэм с разбитой головой и лицом, смотрящая на него так, словно увидела призрака. Эрик сел, и, не смотря ни на кого, сказал:
- Пэм, позаботься о них. Пусть придет доктор Людвиг, залатает их, эту неделю они могут не ходить на работу. Дай им какую-то компенсацию за… пропущенные дни.
Его помощница повернулась к танцовщицам:
- Подождите меня в соседнем помещение, в таком виде вам нельзя вниз, - девицы испуганно кивнули и вышли.
Пэм же подошла к сидящему в трансе Эрику, и опустилась перед ним на колени, вампирша обхватила его лицо ладонями и заглянула ему в глаза:
- Что она с тобой сделала, Эрик? Что она с тобой сделала?
Эрик посмотрел на свое Дитя, его глаза испугали даже ее, Пэм увидела в них дьявольский блеск, который видела не раз, когда вампир расправлялся с врагами. Мужчина усмехнулся:
- Я не знаю точно, Пэм, что сделала она со мной, - вампир зло рассмеялся, - Но точно знаю, что я сделаю с этой лживой сукой!
«К черту это перемирие! Билл хотел войны, он ее получит… тем более, у меня есть доказательства его причастности к похищению одного из моих бойцов! Ну а Сьюки…», при воспоминание о девушке вампир улыбнулся так, что его помощница отпрянула от него, и выходя, тихо сказала, покачав головой:
- Эрик, ты серьезно предполагаешь, что от этого твоя нежизнь вернется в старое русло?
Вампир зло посмотрел на нее и кивнул головой. Он уже представлял себе Сьюки ,молящую его о пощаде, залитую кровью. Представлял себе, как грубо берет ее, оставляя на ее тонкой нежной коже чудовищные синяки, стирая своим безжалостным проникновением все следы пребывания в ней его врага. Эрик ухмыльнулся: “Эта девчонка забрала у меня разум, я заберу у нее все!».