Сьюки проснулась, услышав настойчивый стук в дверь. Сперва девушка даже не могла понять, где она находится. Но потом сообразила, что должно быть это Хэдли вернулась с работы. Она бросилась к двери, чтобы отпереть ее. Кузина стояла на пороге и недоуменно смотрела на нее.
- Ну ты и спишь, пушкой тебя не разбудишь, - она прошла мимо нее и, подойдя к мини-бару, вынула початую бутылку водки.
Сьюки была удивлена выбором такого напитка в столь раннее время, но деликатно промолчала. Хэдли тем временем взяла два стакана и щедро плеснула в них водку. Один стакан она протянула своей кузине. Сьюки покачала головой, но Хэдли всунула ей в руку стакан чуть ли не силком. Девушка не стала спорить с кузиной.
- Слышала, ты таки устроилась к нам? - В голосе ее послышался какая-то грусть. - Ну что же, давай выпьем за это!
Сьюки недоуменно смотрела, как Хэдли залпом выпила водку. Ее кузина начала раздеваться, девушка заметила, как трясутся у нее руки.
- Ты сама не понимаешь куда вляпалась, сестренка. Сама не понимаешь, в каком гиблом месте будешь работать.
Хэдли налила себе еще один стакан и тут же осушила его. Она повернулась к Сьюки и как-то невесело рассмеялась:
- Я думала, что я одна такая дура в этой семье, но нет… Оказывается, и тебе Бог не дал головы на плечах.
С этими словами Хэдли направилась в ванную, громко хлопнув дверью и оставив ничего не понимающую Сьюки стоять со стаканом в руке. Девушка пожала плечами и огляделась. Что собственно не нравилось Хэдли? Ее квартира была богато обставлена, холодильник был забит всякими деликатесами, да и одежда на ней, явно была не с распродажи. «Ну Хэдли всегда была с легким прибабахом… Впрочем, как и я сама», с грустью подумалось Сьюки.
Раз уж ее сон был прерван, она решила пойти приготовить им завтрак. Девушка как раз жарила омлет с беконом, когда ее кузина вышла из ванной. Без косметики, Хэдли выглядела совсем девчонкой, если бы не ее глаза, какие-то затравленные и измученные. Она виновато улыбнулась Сьюки.
- Прости меня, я наверно была резка. Это все ночная работа на меня так действует, - она отломила кусок гренки и запихнула ее в рот.
Сьюки сейчас жалела, что ставила защиту от мыслей друзей, но это было бы крайне некрасивым рыться в их голове. Она просто улыбнулась и тихо произнесла:
- Все в порядке, я понимаю.
Хэдли посмотрела на нее так, словно благодарила за то, что Сьюки ни о чем ее не расспрашивает. Они молча позавтракали, после этого ее кузина поднялась из-за стола.
- Сьюки, советую тебе хорошенько поспать, так как ночью тебе будет явно не до сна, - она развернулась и направилась в спальню.
Сьюки долго ворочалась на диване, но в конце концов ей удалось заснуть и даже поспать несколько часов. Проснувшись, она обнаружила, что Хэдли уже проснулась, и расхаживает по квартире в одном нижнем белье.
- Сьюки, тебе надо найти что-то из одежды, чтобы ты могла идти работать.
Сьюки недоуменно уставилась на нее.
- Но моя одежда…
- Твоя одежда не подходит! Или ты хочешь потерять работу, так ее до конца не получив?
Сьюки отрицательно покачала головой, Хэдли же осмотрела ее придирчивым взглядом.
- Вызывающе тебе выглядеть не стоит, но и так идти не стоит, девчонки тебя заклюют, не так то и просто попасть к нам на работу. А тут раз, и в наши тесные ряды попала какая-то провинциалка с улицы, все будут к тебе присматриваться. Да и все-таки тебе придется выходить в зал.
Она усадила Сьюки у трюмо и начала расчесывать ее волосы. Хэдли умело уложила их кверху, закрепив шпильками. Затем пришел черед макияжа, ее кузина долго возилась с косметикой, но в конце концов, когда она позволила Сьюки взглянуть на свое отражение, та была удивлена. Косметика была совершенно не видна, но, несомненно, ее лицо преобразилось в лучшую сторону. Взгляд стал более глубоким, Сьюки и сама не замечала раньше, что у нее такие красивые глаза, хотя многие ей об этом говорили.
Затем пришел черед подбора платья, к счастью, у них с Хэдли был один размер и одежды, и обуви. Выбрав из недр шкафа простое черное платье, кузина кинула его на кровать. Сьюки примерила его и ахнула, несмотря на то, что длина юбки была чуть ниже колена, а грудь плотно закрывала материя, платье подчеркивало каждый изгиб ее тела. Пикантности добавляла практически полностью открытая спина. Хэдли довольно кивнула, и подала ей красивые черные туфли-лодочки на высоком каблуке. Сьюки с сомнением посмотрела на них, но примерив их, поняла, что они очень удобны.
- Хэдли, я хотела тебя спросить,- решилась девушка, когда они вышли на улицу. - Ты не знаешь Билла Комптона?
Хэдли вцепилась ей в руку так, что Сьюки охнула. Опомнившись, ее кузина прошептала:
- Сьюки, не смей произносить его имя в «Лунном затмении»! Слышишь, не смей!
Девушка в недоумении посмотрела на Хэдли, та поняла, что повела себя резко и произнесла с извиняющейся улыбкой:
- У них с Эриком нелады… Лучше никому в клубе не знать, что ты с ним знакома.
Сьюки не стала расспрашивать более и без того нервную кузину и просто молча села в ее «БМВ». Подъехав к клубу, они вышли и, пройдя мимо охраны, зашли внутрь. Хэдли позвала через бармена Джинджер, и к ним выскочила вертлявая миниатюрная блондинка. Она уже знала о приходе Сьюки, видимо Пэм еще вчера ночью дала ей указания на счет новой работницы. Джинджер провела Сьюки на огромную кухню, где уже вовсю кипела работа. Тут было около десяти поваров, они все оглянулись на нее. Сьюки радушно со всеми поздоровалась и отметила про себя, что все они казались очень приветливыми ребятами. Джинджер ввела ее в курс дела, и к радости Сьюки, она уже через несколько минут поняла, что ей предстоит делать. Ее консультант, поняв, что новой работнице не надо десять раз все объяснять, убежала, оставив свой номер внутреннего телефона для какой-либо помощи в экстренном случае.
Сьюки встала у небольшой стойки, которая выходила в зал и начала принимать от официанток заказы. Она аккуратно раскладывала их, а затем относила бумажки поварам. Так прошло несколько часов, Сьюки обнаружила, что ей даже нравится ее новая работа, во всяком случае, ей не надо было общаться с разгоряченной алкоголем и стриптизом публикой. Неожиданно затылком она почувствовала на себе чей-то тяжелый взгляд. Оглянувшись, она увидела Эрика, который разговаривал с кем-то по мобильному, но при этом откровенно пялился на ее голую спину и обтянутую тканью задницу. Мужчина только что не облизывался, Сьюки же покраснела, словно спелая вишня. Она поспешно развернулась обратно, моля Бога про себя, чтобы только Эрик не стал заговаривать с ней.