BPOV
На следующий день Чарли пришел в себя, и я буквально поселилась в больнице, изредка возвращаясь домой, чтобы покормить кота.
Эдвард сказал мне, что у него проблемы, и он не знает, когда вернется.
- Ты уже пятый день не ходишь на занятия, - сказал мне Чарли в пятницу.
- Не хочу, - буркнула я, поджимая под себя ноги.
- И ты сильно похудела.
Конечно, ведь отпрашиваясь поесть, я выбегала покурить и поговорить с Лорен, которая, как оказалось, проводит в больнице большую часть своего свободного времени.
Я пожала плечами.
- Тебе стоит пойти домой, - устало сказал Чарли.
- Ты меня прогоняешь?
- Белла, милая, я не хочу, чтобы ты просидела две недели в больнице. Попроси Джейка за тобой присмотреть, - он слабо улыбнулся, а у меня сжалось сердце.
Джейкоб мне не поможет, он даже не сможет за мной присмотреть. Как и кто-либо другой. Кроме одного.
Я признаюсь Чарли, но не сейчас.
- Тогда я позвоню ему, - сдерживая слезы, пробормотала я.
- Детка, не плачь, вся эта ситуация максимум на пару недель.
Я пододвинула к го койке стул и, сев, опустила голову рядом с отцовской рукой.
- Ты ведь обещал, что все будет в порядке.
- Прошло почти шесть лет, а ты так и не изменилась, - Чарли ласково погладил меня по волосам.
Мои эмоции прорвались наружу, и я просто разрыдалась, уткнувшись носом в чистую белую простыню.
Я должна была отдать должное папе, так как он на протяжении получаса терпел мои бессмысленные рыдания, что-то сочувственно бормоча.

***

Теперь мне приходилось сидеть дома с Джейкобом, проявлявшим ко мне какую-то гипертрофированную заботу.
Однажды вечером я не выдержала и, заперевшись в своей комнате, позвонила Эдварду.
- Ты нужен мне, - сказала я, как только он поднял трубку.
- Я был бы рад, если бы ты все это говорила мне в лицо, - добродушно ответил он.
- Я повторю, как только ты вернешься, - пообещала я, вытирая с щеки одинокую слезинку. – Мне очень плохо.
- Я в аэропорту Сиэтла. Боюсь, ты не выспишься ночью.
- Ко мне представлен надзор.
- Этот пес?
- Какой ты догадливый.
- Думаю, он сам уйдет, - фыркнул Эдвард и повесил трубку.
Я отложила телефон со странным чувством: предвкушение и страх.
Закурив очередную сигарету, я наполовину высунулась из окна и заметила Джейка на заднем дворе.
- Джейк!
Он обернулся и задрал голову.
- Я не знаю, как тебя сказать, но…
- Просто скажи! – крикнул он.
- Эдвард возвращается сегодня ночью…
- Би, я не сплю в твоей постели, я всего лишь приглядываю за тобой по просьбе Чарли. Если ты беспокоишься о, - он оглянулся по сторонам, - о вашей, кхм, интимной жизни, то я могу побегать по лесу этой ночью.
Я густо покраснела и пробормотала что-то, похожее на слова благодарности. Джейкоб улыбнулся во все тридцать два зуба и вынул из кармана джинсов телефон.
- Сэмми? Я подежурю вместо тебя сегодня ночью, - он прищурился, выслушивая ответ. – Нет, решил предоставить личное пространство ей. Да. У нас договор, помнишь? Давай.
Он убрал телефон и махнул мне рукой.
- Не твори глупостей, хорошо?
- Конечно, - крикнула я, наблюдая, как парень исчезает среди деревьев.
Как будто роман с вампиром – не самая глупая вещь во Вселенной.
В нервном ожидании я едва не прикончила свои запасы сигарет, едва не выпила остатки водки Чарли и едва не легла спать, предварительно выпив золпидем.
Едва…
Я ничего не сделала: сидела на кровати с сигаретой во рту и смотрела то на часы, то в окно, ожидая, что там вдруг возникнет силуэт мужчины.
И так до двух часов ночи, когда я просто отключилась.
Меня разбудили прикосновения холодных рук.
Наверное, это снова сон.
Я печально вздохнула и открыла глаза.
- Такая замученная, - прошептал ласковый низкий голос, пока я пыталась рассмотреть что-то в темноте.
- Ты вернулся? – хрипло спросила я.
- Да, детка, я здесь.
Я все еще почти ничего не видела и на ощупь обвила руками его шею, его губы накрыли мои в мягком непорочном поцелуе, и, если бы я не была настолько истощена эмоционально, я бы просто наслаждалась им. Но мне нужна была встряска, боль, яркие ощущения.
Я лихорадочно скользнула руками по его телу вниз и стала ласкать твердую плоть, скрытую тканью джинс.
- Белла, Белла, - прошептал Эдвард, - тише.
- Мне нужно, - пробормотала я, - нужно. Я ничего не чувствую.
Он что-то простонал, обхватывая пальцами мои запястья и поднимая руки над моей головой.
- Меня мучает жажда, - холодно выдохнул он, его губы почти прижимались к моей шее, - я не пил крови больше недели. И сейчас, рядом с тобой, я чувствую то, что ощущал бы наркоман, оказавшись в помещении наедине со шприцом, наполненным морфием.
- Так утоли ее, - прошептала я, не чувствуя даже страха.
- Я могу убить тебя.
- Мне плевать.
- Мне нет.
Я закрыла глаза, и одинокая слезинка пересекла мою щеку.
Я почувствовала ледяное дыхание над сонной артерией.
- Ты не боишься, - пробормотал Эдвард.
- Я не чувствую ничего.
Я ощутила, как раскрылись его губы, а затем резкую боль в месте укуса. Вопреки ожиданиям, я почувствовала что-то приятное, медленно нарастающее. Что-то похожее на наслаждение.
- Эдвард, - простонала я, погружаясь в мягкую негу удовольствия.
Не знаю почему, но это состояние было схоже с действием галлюциногенных веществ. Мне казалось, что иду среди высокой сухой травы под бесконечно-темным небом; теплый ветер ласкал мою кожу… Я чувствовала абсолютный покой.
Наверное, так выглядит смерть?
Внезапно меня вырвали из моего нового идеального мирка, и я оказалась в своей спальне, лежащей в постели и тщательно укрытой одеялом. Сквозь неплотные занавески просачивался солнечный свет.
- Эдвард, - тихо позвала я.
- Прости, - отозвался он. Я села в постели и оглянулась по сторонам, он стоял в тени у окна. – Я перестарался, похоже.
- Прячешься от солнца? – попыталась пошутить я, а заодно перевести разговор в более безопасное русло.
Эдвард спокойно поднял руку так, чтобы его ладонь оказалась в потоке света. Лучи солнца отражались от его кожи, создавая странное сияние, напоминающее легенды об ангелах.
- Мне кажется, на не стоит быть вместе, - пробормотал он.
- Почему? Ты единственный человек, который может привести меня в чувства, когда я начинаю терять рассудок!
- Белла, - Эдвард покачал головой, - нашему виду отведена роль наблюдателей, мы не имеем права вмешиваться в жизнь отдельных людей по собственному желанию. Ты можешь быть со мной только в качестве домашней зверюшки. Не более.
Я почувствовала, как душа уходит в пятки.
- Почему?
- Это закон. Я могу обратить тебя после этого. Но человеком ты не имеешь права быть со мной на равных.
Меня передернуло, на глаза навернулись слезы, а сердце начало отбивать чечетку.
- Нет! – вскрикнула я.
- Увы, у тебя уже нет выбора.
- С какой это стати?
- Волтури известно про тебя. Если ты не станешь игрушкой, мне придется тебя убить.
- Пошел ты, - выдохнула я, откидывая одеяло и выбегая из комнаты.
Я заперлась в ванной и включила холодную воду. Глотая свои обиды и слезы, я смотрела на баночку со снотворным.
Я не хотела умирать.
Я не хотела становиться домашней зверюшкой.

***

Эдвард уволился из школы и незаметной тенью следовал за мной куда бы я ни пошла: за продуктами для Чарли, к психоаналитику, на вечеринку в Порт-Анджелес…
Я чувствовала его взгляд, когда в каком-то захудалом салоне мне прокалывали по центру нижнюю губу.
Но он ни разу не заговорил со мной с того дня, когда присвоил мне мой новый статус, ни разу даже не приблизился.
Я снова перестала есть: обманывала одноклассников, отца, все еще лежащего в больнице, Эсме, мило улыбающуюся мне на наших сеансах.
Я снова весила сорок два килограмма.
Может, это случилось, потому что я хотела просто исчезнуть? Я ведь никогда не задумывалась о том, как выглядит моя фигура со стороны.
Однажды я вспомнила о папке, в которой было все о моей бывшей семье. Я выписала адрес салона, где работал мой биологический брат и, с трудом заведя пикап, направилась туда.
Я знала, что он следует за мной. Знала.
Я сосредоточено парковала пикап, когда Эдвард зашел в этот чертов салон.
Дрянь.
Я вышла из машины и закурила, наблюдая сквозь стеклянные двери, как он склонился над ресепшеном и с кем-то, улыбаясь, разговаривал.
- Сука, - прошипела я, выкидывая сигарету.
- Добрый день, Эдвард, - сказала я, войдя внутрь.
- Здравствуй, Белла, - без эмоций откликнулся он.
- Мне нужен Джеймс Холбрук.
Из-за ресепшена вышла худая девушка в длинном черном платье и с вьющимися ярко-красными волосами. Я со злостью посмотрела на Эдварда.
- Девушка, я думаю, вам нужно приходить в тату-салон с родителями, чтобы…
- Мне нужен Джеймс, а не ваши услуги, - грубо оборвала я ее.
- Простите? Вы его девушка?
- Нет, но, если вы столь любознательны, я была девушкой этого молодого человека, - я кивнула на Эдварда.
- В таком случае тебе стоит провериться на СПИД.
Отлично, этот идиот спит с ВИЧ-положительной девушкой.
- Мне. Нужен. Джеймс, - прошипела я сквозь зубы.
Девица, было, открыла рот, но Эдвард осадил ее.
- Спокойно, Бри, просто позови его.
Но звать никого не пришлось.
- Что у вас тут за крики? – поинтересовался равнодушным голосом внезапно появившийся в холле мужчина. Я оказалась стоящей к нему спиной. – Бри, сколько раз мне повторять, чтобы ты нормально общалась с клиентами. Я Джеймс Холбрук, чем могу помочь?
Я повернулась и собралась что-то сказать, но так и застыла с приоткрытым ртом.
Джеймс удивленно вскинул брови, увидев меня.
- Неужели…
Я растянула губы в улыбке.
Он медленно подошел и дотронулся до моего плеча, словно пытаясь понять, настоящая ли я.
- Боже, - прошептал Джеймс и обнял меня.

***

- Как ты? – спросил мой брат, когда мы пили кофе у него дома – небольшой квартирке на последнем этаже старого дома.
- Дерьмово. Чарли в больнице. Рене в Аризоне. Мне разбили сердце, - я горько усмехнулась.
- Мне избить этого ублюдка?
- Боюсь, тогда мне стоило сказать это раньше.
- Парень Бри? Боюсь, ему и так недолго осталось.
- Там все сложнее… Помоги мне сбежать, а?
- Зачем тебе?
Я закусила губу. Я хотела сбежать от Эдварда. Переждать пару лет, вернуться к родителям и жить, будто никогда его и не знала.
- Неважно, - я махнула рукой.
Сама справлюсь.

***

Наконец настал тот день, когда Чарли вернулся домой, и мне стало намного спокойней. Конечно, отец снова стал пропадать на работе и отмахивался, когда я пыталась что-либо разузнать у него.
Однажды воскресным утром он ушел на работу, и буквально через несколько минут раздался звонок.
- Мне нужно встретиться с тобой, - раздался в трубке бархатистый голос.
- Прости, Эдвард? У тебя раздвоение личности?
- Ты сможешь приехать в особняк моей семьи?
- Да.
И он отключился.
Через два часа я подъехала к светлому зданию, где обитали Каллены, и вошла внутрь.
Я прошла в гостиную и, стараясь сохранять невозмутимость, села в одно из кресел.
Эдвард стоял передо мной, скрестив руки на груди, и сверлил меня мрачным взглядом.
Что-то больно шевельнулось в моей груди, и я непроизвольно начала понимать, что он хотел со мной встретиться совсем не для того, чтобы поговорить.
- Я надеялась, что у нас все будет хорошо, но ты оказался таким же, как те, кто причинил мне боль.
Он не ответил.
- Почему ты это делаешь?
- Я пытаюсь сохранить тебе жизнь.
- В таком случае тебе лучше убить меня.
- Я могу исполнить твое желание, - грубо бросил он.
- Давай, исполняй.
Я подскочила на ноги и посмотрела в ярко-черный глаза.
Красивое бледное лицо на долю секунды исказилось то ли от боли, то ли от отвращения. Эдвард сомкнул пальцы на моем горле.
- О чем ты вообще думала, связываясь со мной?!
- Это ты со мной связался, если помнишь! Ты затеял этот спор о моем прошлом. Теперь ты все знаешь! Ты доволен?!
Он отшвырнул меня. Пролетев полгостиной, я врезалась спиной в стену. На пару мгновений мне показалось, что я потеряла сознание, но, спустя секунду, я увидела перед собой Эдварда.
- Не надо, - прошептала я, - пожалуйста.
- Ты сама попросила, - холодно отрезал он.
- Пожалуйста.
- Ты уже не хочешь умереть?
- Не от твоей руки, - слабо огрызнулась я.
- Хорошо.
На миг во мне проснулась надежда, что он отпустит меня.
- Раздевайся, - жестко сказал он.
Я ошеломленно посмотрела на него.
- Мне повторить или сделать это самому?
Дрожащими руками я расстегнула спортивную кофту и стянула ее с плеч. На большее я была неспособна.
- Видимо, ты решила предоставить это мне.
Эдвард резким движением сорвал с меня лифчик и больно сжал мою грудь. Я отвернула лицо и зажмурилась, стараясь не разрыдаться.
- Не этого ли ты хочешь? – прошептал он, склоняясь к моей шее. Я чувствовала его холодные губы против своей кожи. Ег рука была в моих уже расстегнутых джинсах.
- Зачем тебе это? – простонала я, пытаясь сжать ноги.
- Бессмысленно сопротивляться, Белла, - он еще больнее сжал пальцы, и я покорно раздвинула бедра.
- Не надо, - снова выдохнула я.
Не промолвив ни слова, Эдвард сдернул с меня брюки вместе с трусиками и заставил лечь на пол. Разве я могла сопротивляться, когда он сделал это одним движением…
Его член ворвался в мое тело. Я вскрикнула, мысленно проклиная свое тело, возбуждающееся вопреки ситуации…

***

Я свернулась калачиком, завернувшись в плед, на белом кожаном диване в гостиной роскошного особняка Калленов.
Я молилась, чтобы Эдвард не вернулся. К счастью или нет, свидетелем моего разбитого состояния стал Карлайл. Он не задал ни единого вопроса о произошедшем, просто сел рядом.
- Мне нужно осмотреть тебя.
- Зачем? – прохрипела я, отодвигаясь.
- Белла, мой сын бывает жесток, но это не его вина.
- Он изнасиловал и избил меня.
- Он боится подпускать кого-либо близко к себе. Он убивает всех женщин, с которыми был близок. Сними плед.
Я помотала головой.
- Это из-за его сестры?
Карлайл кивнул.
Я нерешительно спустила с плеч плотную шерстяную ткань, обнажая фиолетовые пятна на руках и плечах.
- Мне жаль. Ты не заслужила такого обращения.
- Разве? Эдвард так не посчитал.
- Твоя душа на редкость чиста. Ты можешь встать?
Я покачала головой: я буквально еле доползла до дивана. Между ног все горело.
Карлайл вздохнул и взял меня на руки. Я была слишком слаба, чтобы возражать.
Он отнес меня в помещение, похожее одновременно на операфионную, кабинет рентгена и лабораторию.
- Мне надо проверить, все ли кости целы.

***

Спустя пару часов, я сидела в окружении Элис, Эсме, Карлайла и Эммета Калленов, Розали и Джаспера Хейл и Виктории Мейсен.
- Мне нужно… сбежать, - выдавила я, поправляя на себя свободно висящее платье Розали. – После произошедшего я не уверена, что смогу вернуться к прежней жизни.
- Это необязательно, - подала голос Виктории.
- Я не смогу… Но я не выдам вас.
Карлайл поднялся и на мгновение исчез. Вернувшись, он положил передо мной туго набитый конверт.
- Там деньги, поддельный паспорт и права.
- Откуда?
- Эдвард однажды попросил. Ты свободна, но не должна контактировать ни с отцом, ни с матерью, ни с братом.
Джаспер бросил мне автомобильные ключи.
- В гараже стоит «вольво 960», возьмешь ее.
- Спасибо, - прошептала я.
- Роуз поедет с тобой, - добавил Карлайл. – Нам принадлежит небольшой дом в Порт-Анджелесе, обоснуешься там, но на этом наша опека закончится.
Я искренне отблагодарила его.
А что еще мне оставалось делать?

***

Розали провела краткий курс по Порт-Анджелесу и припарковала старенький «вольво» у небольшого деревянного домика на окраине.
- Я буду навещать тебя пару раз в месяц, - пообещала она, уходя.
Мне же оставалось лишь ждать и тратить свое время, вдруг ставшее слишком долгим и бесполезным.