POV Bella
Я не находила себе места: Чарли так и не позвонил. Возможно… Боже, я не хотела об этом думать.
Я сидела в гостиной, уставившись в экран телевизора, хотя у меня не было точного представления, смотрела я повтор «Хауса» или CNN.
- Приятного аппетита, - раздался хмурый голос Эдварда и хлопок. Меня передернуло от этого звука: образ волка лошадиного размера был еще свеж в моем сознании.
Я вздохнула и опустила глаза.
- Пицца?
- Я не умею готовить. Ни разу этого не делал за сто пятьдесят лет.
- Серьезно?
Красноречивый взгляд темных глаз пояснил все без слов.
- Думаю, тебе стоит пойти на вечеринку к Элис.
- Зачем?
Еще один красноречивый взгляд, но на этот раз сопровожденный репликой.
- Белла, я не хочу снова бегать за тобой, как это было вчера. И я очень надеюсь, что ты не натворишь подобное посреди толпы людей.
Я закатила глаза и снова уставилась в телевизор.
- Поешь.
Я покачала головой.
- Белла.
- Что? – недовольно буркнула я.
- Мне кажется, это не я страдал анорексией.
- Я. Не хочу. Есть, - процедила я сквозь зубы.
- Белла.
Я закатила глаза и, открыв коробку, взяла кусок пиццы.
- Доволен? – поинтересовалась я, жуя.
- Да. И ты пойдешь на вечеринку.
- Ладно-ладно, - все равно мне не удастся его переспорить, так что, продолжая поедать остывшую пиццу, я уселась ему на колени.
Эдвард, к моему удивлению, не стал возражать и просто положил голову мне на плечо.
- Злой вампир решил вздремнуть? – язвительно прокомментировала я, оттряхивая руки и одежду.
- Я не сплю. Никогда.
- Везет, - вздохнула я. Этой ночью меня опять мучили кошмары: флешбэки с гигантскими волками вместо ключевых фигур. Представляю, что скажет Джейк, узнав, что снится мне в таком облике. Он и так обиделся, как я восприняла его обращение в совокупности с тем, что сущность Эдварда меня испугала.
- Не думаю, - задумчиво пробормотал Эдвард, решив, что моя шея намного интереснее. – Никогда не удается сбежать от реальности.
Я хотела ответить, но он не дал мне этого сделать.
- Не все люди не спят из-за кошмаров и далеко не все страдают психическими расстройствами.
- Спасибо, - саркастично сказала я, пытаясь отстраниться, но Эдвард одним легким движением удержал меня на месте и развернул так, чтобы я встретилась с ним взглядом. – Не нам с тобой такое говорить.
Несколько минут мы так и сидели, просто глядя друг другу в глаза. Честно говоря, я не выносила таких контактов: мне всегда казалось, что я слишком сильно открываюсь человеку, так что я чуть не застонала от облегчения, когда у Эдварда в кармане зазвонил телефон. Я слезла с его колен и ушла на кухню.
Он вошел ко мне только через несколько минут и выглядел весьма опечаленным чем-то.
- Все в порядке? – спросила я, туша в пепельнице сигарету.
- Бросай курить, - буркнул Эдвард, садясь рядом.
- Серьезно, в чем дело?
- Все в порядке. Но тебе стоит одеться и причесаться, потому что одну я тебя оставить не могу, а Элис попросила помочь с вечеринкой.
Я подозрительно посмотрела на него.
- Дело явно не только в вечеринке.
- Это тоже, я просто должен быть дома.
Я закатила глаза и встала из-за стола.
После вчерашнего моя фантазия работала плохо, поэтому я не стала утруждаться с костюмом для Хэллоуина.
Я уложила волосы(прим. автора – прическа) и быстро накрасилась, но самые большие мучения мне преподнесли чулки. Я настолько громко ругалась, надевая их, что пришел Эдвард и спросил в чем дело.
- Ты не думала надеть колготки? – скептически поинтересовался он, наблюдая, как я пытаюсь надеть чулок, не задевая швы и раны.
- Да ты гений! – вскрикнула я и запустила в него чулком.
- Успокойся, да, у меня кое-что есть для тебя. Раз уж ты не хочешь провести с Эсме сеанс терапии, - он не окончил предложение и кинул на кровать толстую папку. – Надеюсь, ты не обидишься, узнав, что я взял это из вещей твоего отца.
- Я бы на твоем месте надеялась, что я не скажу об этом Чарли, - заметила я, присаживаясь на кровать и беря папку. – Что это?
- Твоя семья.
Я вопросительно посмотрела на него.
- Это папка с бумагами.
- Документами и выдержками из них. На твоих биологических родственников.
Меня передернуло, и я отложила папку.
- Можешь почитать вслух, - выдавила я и продолжила попытки натянуть чулки.
Эдвард, видимо, уже все прочитал и начал пересказывать, даже не взяв в руки папку.
- Дин Алан Холбрук, дата рождения – двадцатое апреля 1960 года. Это твой отец. Проблемы с психикой наблюдались с детства, в 1980 ему поставили диагноз – шизофрения, хотя, постой, здесь указано, что он также страдал высокофункциональным аутизмом.
Эдвард прервался.
- Ты не проверялась на все это дерьмо?
Я только пожала плечами.
- В 1982 он женился на Нэнси Рассел, в тот же год появился на свет твой старший брат – Джеймс. Брак, как и семья, не был благополучным: работала только твоя мать, отец жил на пособия от государства, кстати, он избавился от звания недееспособного только 1985-м. Соседи часто вызывали полицию – здесь приложены протоколы – этот человек избивал свою жену. Впоследствии – сына.
Я слушала это, не воспринимая как информацию о своей семье. Но меня все равно начало трясти.
- Спустя девять лет родилась ты – Изабелла Мария Холбрук. Если верить наблюдениям врачей, ты росла замкнутой в себе, при попытках наладить с тобой контакт проявляла агрессию. Подозрение на синдром Аспергера.
- Бред, - пробормотала я.
- В 1995-м твоя мать подала на развод, суд оставил тебя с твоим отцом. В 1998 году, - как ни в чем не бывало, продолжил Эдвард, - твоя мать пришла навестить тебя, но у нее возник конфликт с твоим отцом. Детей она выгнала из квартиры под предлогом их безопасности. Вы вернулись спустя восемнадцать часов и обнаружили свою мать мертвой. Джеймс позвонил в полицию и попытался самостоятельно справиться со своим отцом. Когда приехали полицейские, Джеймс был без сознания, а Дина Холбрука… хм, обезвредила ты, воткнув ему в живот кухонный нож. Мило.
Джеймса доставили в больницу, как и тебя. Вашего отца - в психиатрическую клинику после недолгого судебного процесса. Твой брат пролежал неделю без сознания. В это время Чарльз Свон оформил документы на твое удочерение. Он хотел усыновить твоего брата, но тот отказался и провел два года в сиротском приюте, после чего получил квартиру в Порт-Анджелесе. Здесь есть даже адрес. В данный момент работает в небольшом тату-салоне. Тут еще много о тебе. Читать?
Я кивнула.
- Ты в порядке?
Я снова кивнула.
- Хорошо. С 2000-го по 2008 год ты наблюдалась у некого Джона Фостера. Надо заметить, он имел огромный успех: ты начала социально адаптироваться, а также забывать о произошедшем в твоем детстве.
- И все?
- Нет. Как выяснилось после отъезда Фостера из страны, все его документы были поддельными, а сам он неоднократно вступал с тобой в сексуальную связь. Возможно, поэтому ты начала страдать анорексией. Заметив это, Фостер уехал из США. Я также не могу понять, зачем он назначал тебе валиум. Хотя…
Меня начало мутить.
- Помолчи, - пробормотала я, запуская руки в волосы. – Дерьмо, дерьмо, дерьмо… В следующий раз я тебя пошлю.
- Что за истерика? – он сел рядом со мной и обнял, и я слегка расслабилась. – Это всего лишь бумаги.
- Да, но то, что там написано…
- Всего лишь твое прошлое.
- Всего лишь прошлое?! – вскрикнула я, отстраняясь.
- Успокойся, - прошипел Эдвард.
- Я только это и слышу! Белла, все в порядке! Успокойся! – я вскочила на кровать, глядя на него сверху вниз. – Почему никто мне не скажет, что все хреново настолько, что можно спокойно пойти и застрелиться?! Почему не скажет, что… что…
- Боже, Белла, - простонал Эдвард, вставая на ноги.
- Ты обещал связать меня, если я опять буду что-то вытворять! Валяй!
Он покачал головой.
А в следующую секунду прижал меня к постели, схватив одной рукой мои запястья, другой он вытащил из своих брюк ремень и затянул на моих руках. И отстранился.
Я попыталась высвободиться, но обнаружила, что привязана к спинке кровати.
- Отпусти меня!
- Ты сама хотела быть связанной. Терпи!
Эдвард ушел, громко хлопнув дверью.

***

«Ты подошел к самому краю земли, мужик, к самому, блять, ее краю. А теперь тебе надо пройти еще дальше, друг. Ради нее. Ради тебя. И ради меня».
(с) Кук, Skins

Soundtrack: The Atomica Project - Into the arms of strangers
POV Edward
- Возьми, блять, трубку, Элис, - бормотал я, прижимая к уху телефон.
Я перезванивал каждые две минуты в течение получаса.
Наконец длинные гудки прервались.
- Будь добр, потерпи три с половиной минуты, - сказала она в трубку и отключилась.
Я выругался, пытаясь уговорить себя, что разбить дурацкую железку о кафель – плохая идея.
Через три минуты и двадцать пять секунд я набрал номер своей сестры.
- Уверен, что это обязательно?
Я обернулся: передо мной стоял Джаспер с листьями в волосах.
- Долбанный ты херувим, - выдохнул я, бессильно опускаясь на стул.
«Не узнаю тебя», - подумал он, похлопывая меня по плечу. – «Кажется, ты начал чувствовать, поздравляю!»
- Что мне делать? – прошептал я, роняя голову на руки, опертые о колени.
- Думаю, не вести себя как истеричка. С Викторией у тебя не было таких проблем.
- Я не любил ее.
- А Беллу?
Я промолчал, и так зная, что ответ ему известен.
- Что мне делать? – тихо повторил я.
- Подняться к ней, развязать, напоить чаем… - Джас говорил со мной, будто я был слабоумным. – Не увлекайся контролем в отношениях с человеком. Ты сделаешь ее несчастной, и она не позволит тебе стереть свою память.
- В отличие от Элис? Которая даже не подозревает, каким образом ты выиграл ее расположение?
Джаспер встретил и обратил Элис, когда та проходила лечение в психиатрической лечебнице. Но девочку усердно лечили шоковой терапией, которая как раз «вошла в моду», так что она очнулась, ничего не помня. Благодаря усердиям Джаспера.
В ответ на мои слова он пожал плечами: его они не задели.
«Я не хотел, чтобы она все это помнила».
- Весомый довод.
- Эдвард, собери себя в руки и вали к Белле, я не собираюсь тебя успокаивать. Все до смешного просто, давай, - он хлопнул меня по плечу. – Времена меняются, ты не можешь выбрать, в какой эпохе жить.
- О чем ты? – я поднял на него взгляд.
«О том, что ты идиот, застрявший в своих убеждениях».
- Ты привык, что перед тобой любая девушка падает на колени, а вот с Беллой это не прошло, так ведь?
- Отчасти.
«Я не хочу заниматься с тобой психоанализом. Отдай Эммету проигранные деньги и позаботься о девчонке».
- Никто и никогда не говорил, что любовь – это легко, - сказал на прощании Джаспер, оставляя меня одного.
Я втянут в себя воздух.
Я вел себя как подросток.
Нет, я просто был человеком, который никогда не знал настоящих чувств. Они были подобны волнам, захлестывающими с головой, я словно был под водой – сжат ею, она заполнила мои легкие, мои уши, мои глаза… И я ничего не мог поделать, не знал, где поверхность, куда плыть. Я словно терял рассудок. Медленно, но верно.
Я должен…
Должен…

***

Белла лежала и смотрела в потолок. Она уже не плакала. Устала, наверное: ее глаза были опухшими и красными. Я тихо подошел и сел рядом, она не подавала виду, что заметила меня.
- Извини, - прошептал я, одним движением освобождая ее руки. Девушка почти не пошевелилась – только глаза прикрыла. – Белла, я…
- Заткнись, - выдохнула она. – Я и так все знаю.
- Знаешь что?
- Что тебе стыдно за свое поведение. И то, что ты самодовольный придурок, я тоже знаю.
Я взял ее руку и поднес к своим губам.
- Мне жаль. Я не должен так обращаться с тобой.
Мои слова звучали сухо, будто я и внутри меня не гнили чувства, которые я боялся выразить.
Сильнейший порыв, единственное движение. Я зарылся лицом у нее на груди, растворяясь в ее тепле, ее запахе, стуке ее сердца, остром вкусе крови, который я чувствовал на кончике моего языка.
Ее пальцы запутались в моих волосах – волшебное ощущение.
- Я влюблен в тебя. Как полный идиот, - пробормотал я.
- Я не вижу в этом проблемы, - безразлично прошептала Белла. – Просто ты покинул свою зону комфорта. И теперь в нее никогда не вернешься.
- Почему же?
- Потому что твое чувство безответно.
- Нет.
- Я не хочу тебя любить, мне и так больно.
Я повернул голову и посмотрел ей в глаза: снова тот безразличный стеклянный взгляд.
- Я так устало от этого. А с тобой, Эдвард, я не вижу ничего, что избавило бы меня от этого груза.
Девушка провела рукой по моей щеке.
- Ты несчастен, тебе больно, но ты не один такой. Ты уже давно не один.