POV Edward
Прыжок с ели точно в окно комнаты оказался незаметнее легкого порыва ветра. С раздраженным стоном за мной последовала Виктория.
- Зачем тебе следить за мной? – едва слышно даже для вампирского слуха пробормотал я.
«Не хочу, чтобы ты натворил глупостей».
Ох, эта забота в ее мысленном голосе…
Я замер, наблюдая за спящей девушкой: Изабелла как-то неестественно сползла почти к краю кровати, свернувшись в позе зародыша, ее лицо было умиротворенным: губы приоткрыты, тонкие, едва заметные брови чуть приподняты, тонкие веки подрагивают. Такая невинность!
Неожиданно для самого себя я оказался буквально в футе от нее, и на мое плечо предостерегающе легла рука Виктории.
«Я понимаю, что ты хочешь ее, но мне бы не хотелось, чтобы у тебя были проблемы».
Вот так… Иногда мы менялись местами, и уже Ви выполняла роль взрослого, здраво мыслящего человека.
Я поднял руку и сжал тонкую холодную ладонь своей партнерши.
- Не бойся, я ничего не натворю, - прошептал я, поворачивая голову, чтобы поцеловать ее пальцы.
«Прости, но я не уйду».
- Мне нечего скрывать.
- Старый извращенец, - тихо прошипела Виктория, легонько шлепая ладонью по моим ягодицам.
Отстранившись, я подошел к прикроватной тумбочке, где ровным рядом стояли банки с таблетками, рядом с ними появилась фотография в простой черной рамке. Когда я был здесь в прошлый раз, ее не было. Я наклонился, чтобы получше рассмотреть.
Не знай я о том, что Белла страдала от анорексии, то ни за что не подумал бы, что это она изображена на этом фото.
Ужасно. Отвратительно.
Я видел много уродств, травм и патологий, но ни разу не испытывал каких-либо чувств: ни положительных, ни отрицательных. И вдруг я ощутил накатившие отвращение и жалость.
Ее тело было непропорционально-худым, неестественным: тонкие, словно спички руки и ноги, абсолютно плоский торс и несоразмерные плечи, изможденное худое лицо в окружении все тех же красных волос. Нет, она не выглядела как одержимые худобой модели, не как скелет, но ее вид казался жутковатым.
Невольно я перевел взгляд на Беллу, свернувшуюся под одеялом. Сейчас она выглядела как обычная, вполне здоровая девушка. Мой взгляд вернулся к фото.
Единственное, что компенсировало кошмар, произошедший с телом девчонки, - выражение счастья на ее бледном усталом лице. Она стояла рядом с высоким парнем, нежно обнимающем ее обоими руками за талию, и смотрела ему в лицо. Сильные руки прижимали ее собственнически, защищающее. Видимо, это и есть тот самый друг из Финикса.
- Это ужасно, - прошептала Виктория, заглядывая за мое плечо. – Просто отвратительно.
Я только фыркнул.
- Пойдем отсюда лучше, - предложил я.

***

POV Bella
Утром я проснулась с полным ощущением, что в моей комнате кто-то был. Кажется, мое ОКР обостряется.
Проглотив на голодный желудок две таблетки Прозака вперемешку с приличной дозой валиума, я спустилась вниз и начала готовить себе кофе.
- Почему ты не ешь? – с подозрением спросил Чарли.
- Прозак, - вздохнула я, усаживаясь за стол.
- Белла… - начал он.
- Я в школе поем, пап, - я попыталась улыбнуться, но лекарства еще не начали действовать, чтобы я смогла это сделать. – Не бойся, я больше не доведу себя до анорексии.
Отец только покачал головой.
- Я очень надеюсь на это.
Я грустно улыбнулась.
- От меня одни только проблемы, прости.
- Белла, Белла, - пробормотал Чарли, вставая и подходя ко мне. – Не говори глупостей.
- Прости, - прошептала я, обнимая отца и утыкаясь лицом в его грудь. – Я чувствую себя разбитой.… Не знаю почему. А эта доктор Каллен, я не могу с ней говорить, она ведь совсем чужая.
Чарли погладил меня по голове.
- С Фредди ты была намного счастливее.
- Да, - я хихикнула, - надо попросить его приехать и жить со мной.
- Я не против, если это поможет тебе, - усмехнулся папа, и я рассмеялась.
- Как минимум, это странно.

***

Несмотря на всю абсурдность ситуации, вечером этого же дня я позвонила Фредди и предложила переехать ко мне жить.
- Да ты рехнулась, Белл! – воскликнул он в ответ на мое предложение.
- Чарли мне разрешил, так что беги собирать чемоданы, - фыркнула я.
Я сидела на ковре в гостиной, зажав трубку между плечом и ухом: мои руки были заняты – я упорно делала дополнительное задание повышенной сложности (Будь ты проклят, Мейсен!) по тригонометрии.
- Уже бегу, черт возьми, - рассмеялся Фреддс. – Лучше расскажи, насколько у тебя все плохо.
- До меня учитель домогается, - прошипела я так, будто это был сверхсекретный план Гитлера захватить мир.
- А вот теперь я точно собираю чемоданы.
И он повесил трубку.
Сумасшедший!
Я не была уверена, что он не побежит собираться и покупать билеты на самолет, поэтому перезвонила.
- Ты ведь несерьезно? - с беспокойством уточнила я.
- Конечно, нет, - ответил Фредди и снова повесил трубку.
Нда, кажется, на днях мне стоит ждать гостей.

***

Следующим утром я сильно удивила Чарли, встав в шесть утра и приготовив на завтрак блинчики (еще вечером я нашла рецепт в интернете, оказывается, следовать инструкциям очень просто). Поев вместе с ним, я быстро надела черные кожаные брюки и клетчатую рубашку и поехала в школу.
Если бы я знала, что случится, то никогда бы даже не встала с постели.
На перемене после первого урока я зашла в туалет поправить макияж – у меня вечно размазывалась подводка под глазами, и вот собственной персоной появилась младшая сестра Мейсена – Виктория.
- Привет, - она лучезарно улыбнулась и встала рядом со мной.
- Что тебе надо?
- В смысле?
- В прямом, - я засунула в рюкзак карандаш для глаз и требовательно посмотрела на рыжую девушку.
- Мне нужна ты, - она растянула губы в улыбке еще шире. Что же она за Джокер такой?
- Должна тебя разочаровать! – выпалила я, вылетая из туалета.
- Мистер Мейсен! – резко сказала я, когда входила в кабинет, где у меня должен был быть урок тригонометрии. – Утихомирьте свою сестру: она ко мне пристает.
Этот придурок посмотрел на меня, как на сумасшедшую.
- Простите? – он снял со своего гребаного идеального носа очки в тонкой оправе.
- Меня достала ваша долбанная секта, мистер Мейсен. Вы захватили этот чертов городишко! – я взмахнула руками и уселась на ближайший стул. – Ваша сестра только что приставала ко мне.
- Увы, Викторию уже поздно воспитывать, - вздохнул Мейсен.
- Тогда передайте ей, что я не собираюсь заводить никакие отношения в этой глуши.

***

POV Edward
Перед уроком мне пришла смс от Элис: «Положи ключи от класса перед девчонкой».
Я был озадачен таким… такой просьбой или, скорее, приказом; как девчонка Свон связана с ключами? Но раз уж моя всевидящая сестренка призывает меня это сделать…
Изабелла сидела большую часть урока, отложив ручку, явно погруженная в свои мысли.
Я же с нетерпением ждал звонка на перемену.
Белла быстро собрала свои вещи, но не спешила уходить. Я сделал вид будто перебираю бумаги, ища план своего следующего урока. Когда последний ученик покинул аудиторию, Свон схватила лежащие перед ней ключи, которые оказались там по настоянию Элис, и уверенно направилась к двери. И что она собирается сделать? Запереть меня в классе? Или же со мной?
Изабелла закрыла дверь изнутри, оставив ключи в замочной скважине, и неспешно направилась ко мне, покусывая свою нижнюю губу.
- У вас какие-то вопросы ко мне? – как ни в чем не бывало, спросил я.
- Знаете, мистер Мейсен, - негромко начала девчонка, нарочно растягивая слова, - мой отец был алкоголиком и… извергом. И вот однажды он взбесился больше обычного…
Я с укоризной посмотрел на нее, узнав реплику Хита Леджера из «Темного рыцаря».
- Мисс Свон, давайте к делу: у меня нет времени выслушивать цитаты из посредственных фильмов.
- Посредственных? – ухмыльнулась Белла.
- Белла, давай-ка не будем на переменах обсуждать кинематограф.
- Жаль, что вы отказываетесь, - она неспешно подошла и присела на край стола, не сводя с меня прищуренный светло-карих глаз. Я вздохнул.
- Может, уже скажешь, что тебе надо?
Она спрыгнула на пол и, подойдя ко мне вплотную, наклонилась.
- А вы вспомните, что однажды случилось на стоянке, - прошептала она, медленно и глубоко дыша. – Я хочу повторения.
- Не скажешь, почему? – я оставил легкий поцелуй на горячих мягких губах.
- Нет, - шепнула девчонка в ответ. Я заметил, что ее глаза странно заблестели, словно от слез.
Долю секунды я размышлял, поддаться ли искушению или же лучше поговорить с ней. Плюнув на благородные намерения, я положил руки на ее изящные бедра, обтянутые тонкой искусственной кожей и опустил губы на ее шею.
Вот уже больше века я терпеть не мог поцелуи в губы. Может, все дело в том, что несколько лет я не имел ничего схожего с лицом?
Руки Изабеллы Свон легли на мои плечи, а сама она аккуратно села мне на колени, расставив ноги по обе стороны от моего стула.
Секс с ученицей на перемене? Какое заманчивое предложение!
Тихо застонав, я оттолкнул ее.
- Не надо так делать, хорошо? – устало попросил я.
- Почему? – Девчонка и не планировала, видимо, посещать следующие уроки.
- Я не собираюсь ради твоего неудовлетворенного эго рисковать своим положением, - отчеканил я.
На самом деле, я не хотел дурацкого романчика с человеческой девчонкой, которую я даже выпить не смогу. Отношения с Беллой Свон вдруг представились мне чем-то глупым и бесполезным.
Изабелла вскочила с моих колен с таким выражением лица, будто прочитала мои мысли и сбросила с моего стола большую часть вещей, лежащих на нем.
- Да пошли вы! – вскрикнула она и, схватив рюкзак, вылетела из кабинета.
Я рассмеялся и вытер ее помаду со своих губ.
Глупая, глупая девочка! Во что ты ввязываешься?

***

Все было бы достаточно неплохо, если бы после уроков я не стал свидетелем следующей картины: Виктория и Белла уютно устроились на Харлее Heritage и… целовались?
Меня захлестнула волна негодования, в груди вспыхнула ярость.
Какая глупая месть!
- Виктория, - окликнул я холодным голосом свою жену.
«Езжай домой один!»
О, Господи!
Я подошел и резким движением оторвал Ви от девчонки.
- Мы едем домой! – прорычал я, зло глядя на нее. – Прощайся и садись в машину.
На миг на бледном лице и в скудных мыслях промелькнул испуг, но Виктория быстро справилась с собой.
- Прости, - пробормотала она то ли мне, то ли Свон и подошла к моему «вольво».
- И как прикажешь это понимать? – спросил я, заводя мотор.
Виктория скрестила руки на груди и отвернулась к окну, думая о какой-то ерунде.
- Неприятно, не правда ли? – прошипела она, сдаваясь через две минуты.
- О чем ты?
- Твоя собственность решила от тебя уйти, вот ты и злишься.
Я зарычал, сжимая руль; с неприятным звуком кончики моих пальцев впились в прорезиненный декоративный чехол на руле.
- Решил разбить очередную машину? – холодно поинтересовалась Виктория, все также не глядя в мою сторону. – Тогда, боюсь, придется снова подделывать некрологи.
- Отличная идея!
- Какая милая попытка разлучить меня с девчонкой, которая тебе понравилась.
Я отпустил руль и положил руки на колени.
- Продиктуешь текст эпитафии?
- Похоронишь меня под статуей ангела с вырванным сердцем. Напишешь только имя, - холодно говорила Ви. – Я полежу пару дней и вылезу. Придурок.
- Отлично, - я рванул руль, позволяя машине съехать с шоссе и свалиться в кювет.

***

От третьего лица.
Эдвард Мейсен притворялся травмированным, лежа в интенсивной терапии. Его «проверял» и «осматривал» только Карлайл – его приемный отец. И без того бледное лицо покрывал приличный слой грима, имитирующего порезы и синяки.
Виктория Мейсен уже несколько часов изображала мертвую, лежа под белой простыней в морге. В принципе она и так была мертва: сердце не билось, кровообращение отсутствовало, ни единого признака, доказывающего, что она жива.
Белле Свон было не до учителя и его мертвой «сестры»: впервые за несколько недель она была почти счастлива. Она сидела, прижимаясь к груди своего лучшего друга, и внимательно слушала его рассказ о жизни в Финиксе. Чарли сидел возле них и, улыбаясь, наблюдал за дочерью.