POV Edward
Я уже направлялся в Сиэтл, когда мне позвонил шериф Свон, попросив отвезти его дочь в больницу. С одной стороны, возможность провести еще немного времени наедине с Беллой вызывала у меня исключительно положительные эмоции, но мое горло неприятно жгло от ее запаха. Если бы я не сдержался и укусил ее, вышла бы достаточно неловкая ситуация.
Поэтому я ограничивался легким сарказмом.
Когда же она почти закатила истерику из-за зажигалки… я с трудом сдерживался, чтобы не засмеяться над ее театральным поведением.
В один момент она снова отвернулась к окну и резко втянула воздух носом.
- Все в порядке? – на автомате поинтересовался я.
Не ответив, Белла засунула руку во внутренний карман своего пальто, раздался звук перекатывающихся в банке таблеток.
- В чем дело? – повторил я, боковым зрением наблюдая, как девушка высыпает на ладонь две бело-зеленые капсулы и, закинув в рот, судорожно сглатывает.
- Прозак, - отметил я, узнав таблетки, - зачем тебе они? Тем более бывшей анорексичке?(Прим. автора: при приеме Прозака/Флуоксетина снижается вес.)
Белла обожгла меня злым взглядом.
- Я не анорексичка, - огрызнулась она, убирая таблетки, но вдруг опомнилась. – А вы откуда вообще это знаете?
Я лишь улыбнулся.
- Мистер Мейсен, не лезьте в мою жизнь. Ничего хорошего в ней нет.
- Так уж и нет?
- Зачем вам это дерьмо?
- Мне интересно.
- Знаете… - она на секунду задумалась. – Я очень надеюсь, что вы не станете копаться в моем прошлом. Я сама его не помню.
- Мне нравятся людские истории, - невольно сказал я, усмехнувшись.
Мне всегда нравилось наблюдать за людьми. Будто бесконечный спектакль, иногда занудный, иногда увлекательный. Вампиры всегда были лишь наблюдателями, не вмешиваясь в течение человеческих войн и судеб. Это стало негласным законом.
Только наблюдать. Никогда не вмешиваться.
- Можно подумать, вы сумасшедший маньяк или сталкер.
- Может, уже хватит на «вы»?
- Нет, - жестко ответила девушка. – Я не хочу рушить свою репутацию в последнем месте, где смогла бы жить. Особенно из-за вас.
- Очевидно, я не достоин.
- Я едва вас знаю, - уже агрессивно ответила девушка.
- Белла, - начал я, но замолк, когда она зло на меня посмотрела.
Честное слово, она ведет себя, как маленькая девочка, у которой отняли мороженое, а я был тем человеком, кто отказался купить ей новое!
Ладно, пусть думает, что имеет надо мной власть.
До больницы мы доехали в гробовом молчании.
- До свидания, - бросила Белла и выскочила из машины.
Я с удовольствием заметил, что ее короткое платье слегка задралось, обнажив край телесного чулка, прикрепленного к повязке.
Тяжело вздохнув, я нажал на газ и, развернув автомобиль, поехал прочь из Форкса.
Раньше я никогда не обращал на запах крови окружающих меня людей, но с появлением Свон все как-то изменилось. Мое горло неприятно жгло от ее запаха. Это было странным хотя бы потому, что даже во время охоты я не чувствовал ничего подобного.
Я бы сказал, что был наркоманом, принимающим свою дозу заранее, чтобы не почувствовать ломки.
Что касается охоты, наша семья разделилась на два своеобразных лагеря: Карлайл, Эсме, Эммет и Виктория предпочитали убивать своих жертв, я же вместе с Элис, Джаспером и Роуз любил поиграть.
Карлайл, Эсме и Виктория были консервативны: загоняли своих жертв в какой-нибудь тупик или темный переулок и инсценировали ограбление или убийство. Отец и мама предпочитали припозднившихся студентов, а Ви любила загулявших пьяных школьников.
Эммет вел охоту менее тихо, любя, словно кот, поиграть с человеком перед его смертью. Его обедом обычно становились главари уличных банд, сутенеры. При этом он оставлял их «подчиненных» перепуганными чуть ли не до смерти. Братец уже получал пару раз за то, что по его вине появлялись очерки о мистических происшествиях в Seattle Times и прочей бульварной прессе.
Элис и Джаспер всегда охотились вместе и, надо заметить, это было вовсе не гуманно и не скромно. Никто бы и не подумал, что ветеран Гражданской войны и бывшая пациентка психиатрической больницы стали бы совершать ночные визиты к убитым горем женщинам и девушкам, накачивать их наркотиками, выкачивать из ослабленных тел шприцами кровь и устраивать над полубездыханными людьми кровавые оргии. Однажды я был свидетелем их шоу, и, надо заметить, был далеко не в восторге, наблюдая двух вполне взрослых вампиров, перемазывающих друг друга и целующихся кровью рядом с девушкой, находящейся где-то вне нашей реальности.
Роуз любила человеческих мужчин, чем вызывала яростную ревность Эммета. Являясь в якобы эротических фантазиях, она совмещала два удовольствия в одно.
А я… я охотился примерно также, но я любил маленьких девочек, верящих в сказки о красивых вампирах, посещающих их по ночам, поющих гимны вечной любви. Я выбирал себе жертву среди красящих черным губы девушек и рассказывал им одну из сотни легенд о несчастном вампире, страдающим от одиночества и жажды. И затем… они отдавали свое тело в полное мое распоряжение.
Так легковерны и наивны…
Жаль, мой последний трофей недавно попал в дурдом.
«Эдвард», - мысленно окликнули меня.
О, ради всего святого, Розали! Она бежала по обочине рядом с моим автомобилем. Застонав, я чуть затормозил, и она молниеносно запрыгнула на переднее пассажирское сиденье.
- Мне тоже надо поохотиться, - лучезарно улыбнулась Роуз.
- Нет, ты хотела со мной поговорить, - озвучил я ее мысли.
- Ну да, - она улыбнулась еще шире.
«Что произошло у тебя с Викторией?»
И почему никто не считает необходимым говорить при мне вслух?
- Я был бы рад, если бы кто-нибудь и меня посвятил в подробности, - с несчастной интонацией пробормотал я.
- Не строй из себя невинность.
- Роуз, она пришла к Карлайлу, чтобы попросить отпустить ее из клана.
- Ви любит тебя. А ты самая последняя задница, раз не понимаешь этого…
- Любви не существует, так что будь добра, заткнись, - оборвал я ее. – Я не ты и не Карлайл. Мне вообще плевать на чувства.
- От тебя пахнет той девочкой. Кстати, что напоминает мне о нашем споре.
- Ее нынешние родители подобрали Беллу на улице, когда ей было двенадцать. У нее было ужасное детство, но усилиями одного «психолога» подробностей она не помнит , но, я так понимаю, что память постепенно возвращается. Перед тем как уехать отсюда в пятнадцать лет девочка крутила романчик с Джейкобом Блэком. Мать увезла ее в Финикс, где Белла тщательно скрывала свое происхождение, и там же некто потрудился над ее памятью. Увы, тот факт, что ее удочерили, всплыл. Далее… Психотическая депрессия и анорексия. Она весила тридцать восемь килограмм. В один прекрасный день кто-то попытался пошутить над ее внешним видом – дело было в кафетерии – и Белла спровоцировала драку, вследствие которой двадцать три человека, включая и саму мисс Свон, попали в больницу. Она сломала три ребра и получила сотрясение мозга. Это было полгода назад. Естественно, происшествие дало огласку в газетах, и Белла вернулась сюда. В Финиксе у нее был парень, по имени Фред, впрочем, она называет его «другом, с которым на досуге можно заняться сексом». Также однажды она переспала одновременно с двумя весьма неформальными особами.
- Ты называешь ее по имени, - задумчиво протянула Роуз. – Это странно.
- Почему это?
- Ты не слышишь своей интонации.
Я фыркнул.
- Ты довольна?
- Вполне, но ты должен выведать все, что она помнить о своем детстве. Хотя нет. Ты должен выведать все о ее детстве.
С моих губ сорвался стон.
- Сам напросился, - хмыкнула Розали.
- Да, но есть один момент, - я едва не забыл о козыре, припрятанном в моем рукаве. – С самой Беллой я поспорил, что если пересплю с ней в своей постели и по ее воле, она сама расскажет мне всю свою биографию.
- Какая же ты сука, Эдвард! – воскликнула Роуз с отвращением, но я лишь рассмеялся.
- Ей восемнадцать, а тебе больше ста пятидесяти, старый педофил!
- А тебе восемьдесят с лишним, Розали Хейл! Карлайлу больше трехсот двадцати, а Эсме – моя ровесница, - я предпочел сменить тему. – Кстати у этой Свон ОКР и депрессия. Она принимает Золофт, Прозак и Валиум. С последним иногда перебарщивает в последнее время.
- Да ты увлекся!
- Можно, я оторву тебе голову?
- Нет, но ты можешь остановить машину.
Я затормозил у обочины.
- Пойдешь охотиться на оленей?
Роуз закатила глаза.
- Я похожа на Таню, которая стала травоядной скотиной ради постоянного любовника с теплой кожей?
- Ну, по крайней мере, она не называет измену охотой, - подначил я.
- Было бы странным, если бы она занялась сексом с оленем, - Розали закатила глаза. – Тем более, дело вовсе не в сексе с другими мужчинами.
Ее глаза странно блеснули.
- В чем же тогда?
- В Эммете, - улыбнулась моя сестра почти мечтательно. – После каждой охоты он доказывает, то я принадлежу только ему. Ты многое теряешь, Эдвард, поверь.
Подмигнув мне на прощание, Роуз со скоростью пули и изяществом гепарда унеслась в лес.

***

До наступления ночи я бесцельно ездил по Сиэтлу, обдумывая слова Розали.
Нужны ли мне постоянные отношения? Хотя нет… Нужен ли мне кто-то, которого я буду не только считать своим, но и принадлежать ему? Ответом определенно было «нет». Я не нуждался ни в ком.
Но что-то глубоко во мне пыталось прошептать «да». И где-то в глубинах моего сознания возникало бледное лицо.
В конце концов, все это мне надоело, я затормозил у первого же попавшегося клуба и, выскочив из машины, вошел в сомнительное заведение. Присев на стул рядом с барной стойкой, я стал выслеживать подходящую жертву.
Мой взгляд привлекли длинные красные волосы, но мне и доли секунды не понадобилось, чтобы понять, что это не та, которая мне нужна, хоть эта девушка и была похожа на Беллу.
Худая, высокая, в узком коротком черном платье… И эти идеально прямые ярко-красные волосы до талии…
Еще одно совпадение, еще одна странность: я едва мог расслышать ее мысли.
Заметив мой взгляд, она сухо усмехнулась и направилась в мою сторону. Сев на соседний стул, она закинула одну ногу на другую, демонстрируя край бежевого кружева чулка.
- Что предпочтет выпить леди? – любезно поинтересовался я.
- То, чем угостит ее джентльмен, - она состроила милую улыбку. – Только для этого сначала надо найти леди, которой я не являюсь.
- Какая жалость, - с наигранным разочарованием я покачал головой. – Я Эдвард.
- Бри, - коротко ответила девушка и заказала себе мартини с водкой.
- И все-таки, - совершил я очередную попытку заполучить эту девушку в качестве нового охотничьего трофея. – Может…
- У меня СПИД, - вдруг выпалила она, отставляя свой коктейль.
- Мне все равно, - спокойно ответил я, уверенный, что девушка просто пытается избавиться от лишнего поклонника.
Фактически же ВИЧ не как не влиял на мой вид: вампирский яд просто уничтожал структуру вируса, да и переносчиками мы были не слишком хорошими, а точнее – никакими.
- Я не шучу, - холодно отозвалась Бри.
- Я тоже.
- А ты настойчивый, - фыркнула она, отпивая свой коктейль. – Впрочем, это будут уже не мои проблемы, если ты заразишься.
- Может, я стремлюсь к смерти, - с иронией ответил я, - может, я уже смертельно болен?
- Тогда иди и повесься, - холодно откликнулась Бри.
- Увы, - я развел руками.
- Какое вранье, - вздохнула девушка, залпом допивая свой напиток и вставая на ноги. – Но мне плевать. Может, пригласишь меня танцевать.
Усмехнувшись, я спрыгнул со стула и, обвив тонкую талию новой знакомой, повел ее на танцпол.

***

- Я просто хотела развлечься, - медленно выдавливала из себя уже изрядно пьяная Бри, - оказалось, он тоже. Он не знал, что был инфицирован.
Мы шли по темной улице, я поддерживал еле держащуюся на ногах девушку за талию.
- Я живу, - она подняла руку и указала пальцем на дом, стоящий на противоположной стороне улицы.
- Уверена? – со смешком спросил я.
- Полностью, - промямлила она в ответ.
- Квартира?
- Пятьдесят два.
Я тяжело вздохнул: моя охота оказалась весьма неудачной.
Хотя…
- Ты слишком серьезный что-то, - прошептала Бри, повисая на мне: алкоголь в ее крови зашкаливал.
Мне начинало это надоедать: я напрасно тратил время.
Резко вдохнув запах ее крови, я резким движением прижал девушку к стене, забираясь одной рукой под ее юбку.
- У меня СПИД, - простонала она, когда я начал грубо целовать кожу над ее сонной артерией.
- Мне все равно, - выдохнул я, щекоча дыханием нежную шейку. – Можешь считать, что у меня иммунитет.
- Конечно, - еле слышно выдохнула Бри. Мои пальцы ласкали ее снизу.
- У всех есть свои причуды, - прошептал я, слегка надкусывая кожу девушки. Две тонкие струйки крови начали стекать к плечу, но я сразу же слизал их. – Могу сказать, что у меня порфирия, но вряд ли ты разрешишь мне вгрызться в твою шею.
- Я не верю в сказки о вампирах, - фыркнула девушка, но тут же шумно втянула носом воздух: мои пальцы оказались внутри ее горячего влажного лона.
- Зря, - я ухмыльнулся и погрузил клыки в ее тело. Легко прорвалась артерия, и обжигающая сладкая кровь потекла ко мне в рот.
Техника укуса была несколько сложнее, чем это казалось на первый взгляд. Когда мы хотели убить жертву, использовались все зубы, безвозвратно разрывая сосуды. Собирайся же лишь глотнуть человеческого нектара, мы кусали лишь клыками, лишь слегка повреждая кожу вокруг.
Бри застонала, поднимая руки и вцепляясь пальцами в ткань моей куртки.
Как бы это ни было иронично, жертва вампира испытывала удовольствие, когда ее пили. Именно поэтому и я, и Розали любили совмещать сразу несколько приятных занятий.
Неспешно наполняя себя горячей кровью, свободной рукой я сжал мягкую округлость груди, продолжая врываться пальцами во влажное нутро девушки. Всего нескольких движений пальцами хватило, чтобы моя жертва затряслась в сокрушительном оргазме.
Оторвавшись от нее, я лизнул место укуса и поднес к ее губам руку, которой заставил ее кончить. Испуганно глядя на меня, она покорно облизала мои пальцы.
- Все еще сомневаешься? – прошептал я, криво ухмыляясь.
Бри замотала головой.
- Проводить тебя домой?
- Я… - хрипло прошептала девушка, - мне надо побыть одной.
- Я убью тебя, если хоть кому-то проболтаешься, - как можно мягче предупредил я.
- Я и сама это прекрасно понимаю, - уже более твердым голосом ответила она.
- Вот и умница, - я наклонился и нежно поцеловал ее. – До встречи, я приеду ровно через неделю.