POV Bella
- Откуда этот взгляд, Изабелла? – вдруг спросил Мейсен, хотя речь шла о том, что он должен слезть с моей кровати.
- Какой взгляд? – я посмотрела на него, изображая непонимание: легкая улыбка, невинный взгляд. Хотя как связаны я и невинность?
- Стеклянный, - сказал он. – Ты не хочешь никого подпускать к себе.
Как четко подмечено.
Надо отвести тему, пока этот самонадеянный придурок не полез ко мне в душу.
- Есть как минимум чет… - я оборвалась и поправила сама себя, - три человека, которые знают меня хорошо.
Взгляд Мейсена стал чересчур внимательным, я применила давно проверенный на психоаналитиках прием: не сосредотачивать взгляд на конкретном предмете, но и не бегать им, чуть улыбнуться и говорить относительную правду. У меня был большой опыт по «отведению глаз» собеседнику.
- Мои родители и бывший парень, точнее мой друг, с которым мы иногда занимались сексом, - я усмехнулась, вспоминая наши отношения. Мы и правда сначала были друзьями, но потом ко мне в голову пришла мысль: раз уж мы удовлетворяем друг друга ментально, почему этого не можем сделать и физически?
Но этот идиот воспользовался моей оговоркой по Фрейду.
- А кто четвертый?
- Не ваше дело, - просто ответила я.
Мейсен, похоже, решил основательно заняться моим психоанализом.
- Ты отвергаешь всех, кто пытается приблизиться. Почему? – не унимался он.
- Чем меньше человек меня знает, тем меньше шансов, что он сможет ранить меня.
Господи! Да пойми же уже, что надо отстать от меня!
Я съежилась и закрыла глаза, пытаясь игнорировать назойливого учителя.
- Ты боишься. Боишься какой-то несущественной боли.
Несущественной? Он… вообще соображает, что говорит?!
- В моей жизни было достаточно страха и боли! – выкрикнула я, глядя на него.
- Закрываясь, ты не видишь положительных сторон, - продолжал он. – Кто ты такая, знают всего три или четыре человека, а ты боишься даже шаг сделать. Не все люди мерзавцы, пойми это, черт возьми!
Он вроде бы собирался еще что-то сказать, но осекся и замолчал.
- Я не расскажу никому о себе, - шепнула я, пряча взгляд. – Никто не узнает меня, и я буду в безопасности. Если никто тебя не знает – ты в безопасности. Если ты в безопасности – никто не ранит тебя, никто не разобьет твое сердце.
Я подняла взгляд на Мейсена и улыбнулась.
- Я сказала вам достаточно, не так ли?
Он молча смотрел на меня сочувственным взглядом.
- Не надо меня жалеть, хорошо?
Я слезла с кровати и направилась в ванную.
Удушающий приступ тошноты подступал к горлу. Захлопнув и заперев дверь, я включила холодную воду и сунула под ледяную струю голову.
Похоже, я слишком разоткровенничалась.
Я взглянула в зеркало, но перед глазами стояла совсем другая картинка.

Флешбэк.
Передо мной стоит большое бордовое кресло с разодранной обивкой. Наверное, оно в разы больше меня. На подлокотнике лежит внушительных размеров мужская рука, сжимающая мутный стакан, в котором плещется светло-коричневая жидкость.
Перед креслом и мужчиной стоит телевизор. Сколько себя помню, он не работает. Как и любой другой электрический предмет в этом доме. У нас нету денег на то, чтобы они работали.
- Пап, - срывается с моих губ тонкий тихий голос.
- Что тебе надо? – грубо разносится по комнате низкий хриплый голос.
- Я есть хочу, - лепечу я.
Я бы никогда не посмела попросить, если бы не была на грани голодного обморока.
- Пойдем.
Кресло скрипит, из-за него появляется высокий и широкий силуэт мужского тела. Он отставляет стакан и, потрепав меня по голове, ведет в маленькую грязную кухню. Он достает из шкафа на стене открытую консервную банку и протягивает мне. Я заглядываю внутрь и отскакиваю назад: внутри тушенка, на которой копошатся маленькие белые личинки.
- Там червяки, - визжу я.
- Какие еще червяки, малышка? – недовольно спрашивает отец и, беря грязную вилку, пытается накормить меня.
Он загоняет меня в угол и размазывает тухлое мясо и личинок по моему лицу и волосам. Я визжу и пытаюсь отбиваться. Я чувствую, как эти маленькие черви шевелятся на моей коже.
- Дин, что ты делаешь? – раздается слабый женский голос. Отец поворачивается на него, а я пользуюсь моментом и отбегаю, с криками стряхивая с себя личинок.
- Беги к Джеймсу, Белла, - говорит мне бледная тощая женщина, хватающаяся за косяк кухонной двери. Я продолжаю в панике сбрасывать с себя личинок.
- Белла, - еще раз позвала меня женщина.
Я выбегаю из кухни, рыдая, бегу к входной двери, бегу вниз по лестнице, там меня встречает и обнимает парень лет шестнадцати с соломенно-светлыми волосами.
- Тише, тише, - бормочет он, выбирая остатки гадких существ из моих волос.
- Там мама, - плачу я в страхе за бледную истощенную женщину наверху…
Конец флешбэка.

Не особо ориентируясь в пространстве, я сделала два шага от раковины к унитазу и упала на колени.
- Белла, - позвал меня Мейсен. – Ты в порядке?
Ответом ему были звуки рвотных позывов.
Я не закрывала дверь, поэтому этот гадкий учитель вошел и убрал мои волосы с «линии огня».
- Что случилось?
Я встала и вернулась на ватных ногах к раковине. Не говоря ни слова, я почистила зубы и вернулась в комнату. Нашарив на тумбочке валиум, я проглотила несколько таблеток и упала на кровать.
- Белла?
- Отвалите от меня, - сказала я сквозь приятную ватную пелену спокойствия вокруг меня.
- Мне позвонить твоему отцу и сказать твоему отцу, что лежишь под кайфом?
Я схватила подушку и зашвырнула ее в Эдварда. Подключив свой плеер к колонкам музыкального центра, я вывернула на полную ручку громкости.
Soundtrack
- Ладно! – крикнул он сквозь музыку и швырнул в меня подушку.
Как только он вышел, я заперла дверь и выключила музыку.
- Белла, - постучался он, спустя пару минут. Я сделала звук потише и поинтересовалась, что ему надо.
- Я бы на твоем месте взял телефон.
Я закатила глаза и быстро сбежала вниз по лестнице.
- Алло! – выпалила я, хватая трубку и усаживаясь на пол, так как до дивана провод не дотягивался.
- Белла, милая, ко мне пришел Фредди и требует вернуть какую-то толстовку, - раздался недоумевающий голос моей матери.
- Передай ему, что она сейчас на мне, - рассмеялась я. Только Фреддс мог догадаться прийти к моей маме за своей кофтой. Рене повторила это, в ответ ей раздался недовольный голос моего друга.
- Белла, он говорит, чтобы ты немедленно выслала ее ему по почте, потому что ему не в чем ходить, - с улыбкой передала мама.
- Скажи, что я переведу денег на его карточку, чтобы он купил себе новую. А вообще, мам, дай, пожалуйста, ему трубку.
- Хорошо.
- Беллз, что за дела? – возмущенно выпалил хрипловатый голос.
- У меня тот же самый вопрос, ты там под кайфом, что прогуливаешь школу и достаешь мою маму?
- Нет, я стою посреди вашей гостиной в мокрой футболке, потому что на улице дождь, а мне нечего одеть.
- Ты прямо как девчонка. Или под кайфом.
- Би, я простыну из-за тебя!
- С каких пор мы страдаем ипохондрией? – пропела я, испытывая его терпения.
Зная Фредди, я точно могла сказать, что все это было разыграно не без участия марихуаны или колес, хоть и было довольно веселым.
- Белла, серьезно, я езжу на мотоцикле, а ты забрала единственную вещь, в которой я могу пойти в школу, при этом под ней будучи достаточно чистым.
- А как же твоя любимая косуха? – не унималась я.
- Би, милая моя, меня и так на днях чуть не выгнали, застукав за курением в туалете.
- Брось, мне казалось, у нас официальные курилки в туалете.
- Были, - с укоризной сказал Фреддс. – Пока ты, детка, не устроила грандиозную драку в столовой, после которой двадцать два человека, не считая тебя, легли в больницу с серьезными переломами. Теперь у нас даже металлоискатели на входе.
- Какой кошмар!
Представляю, какими проклятиями вспоминают меня ежедневно ученики школы, где раньше царило фривольное поведение.
- Представь, какого приходится нашей любимой парочке.
Нашей любимой парочкой звались двое девчонок – Линда и Аманда – их характерной чертой было огромное количество на лица, да и в принципе на теле. В школе их выносили, собирая все остатки толерантности, но, видимо, теперь им приходится вынимать все украшения, прежде чем войти в здание моей бывшей злополучной школы.
- Несчастные, теперь они меня возненавидят, - фыркнула я, стягивая с запястья резинку и завязывая хвост, удерживая телефон между плечом и ухом.
- Брось, Би, - сказал Фреддс, - им давно нужен был предлог, чтобы установить над нами стальной контроль.
- А я его дала!
- Да-да, ты у нас почему-то всегда самая виноватая, особенно когда ты вообще непричастна к произошедшему.
Я фыркнула.
- Прости, привычка такая.
- Кстати, Линда передавала тебе привет от себя и Аманды, прибавив в конце, что скучает. Не просветишь меня, что это значит.
- Ни при Рене, Фреддс.
- Хорошо, не думай, что я забуду это до вечера.
Я рассмеялась, попутно покраснев.
- Я спала с ними обеими одновременно, - выпалила я, когда Фредди уже собрался попрощаться, - а теперь отдай трубку моей матери.
Пока я отвечала на простые вопросы Рене, на фоне красноречиво давился воздухом мой друг, а мама параллельно стучала ему по спине и смеялась. Наконец, Фреддс ушел, и тон Рене перестал быть шутливым.
- Ты ведь не в порядке, милая.
- У меня в голове всплывают отрывки воспоминаний, - сказала я, понизив голос. Не хватало Мейсену услышать еще какой-нибудь лишней для его головы информации.
- Доктор говорил, что это рано или поздно произойдет, - вздохнула Рене. – Главное, не бойся: это всего лишь воспоминания. Никто больше не причинит тебе такого вреда и такой боли.
- Спасибо, - шепнула я.
- Мне пор идти, до свиданья, Белла, - с улыбкой в голосе сказала мама и повесила трубку.
Я встала с пола и обнаружила, что все это время Мейсен сидел на диване позади меня. Демонстративно не проявляя эмоций, я села рядом, стянув резинку с хвоста, соорудила из нее и пальцев подобие рогатки и, не жалея сил и чувств, саданула ей по ноге учителя.
- И что? – он посмотрел на меня с каменным выражением лица.
- Не знаю, - я пожала плечами, - вы слишком неэмоциональный.
- Просто уравновешенный.
- Правда? – я ухмыльнулась. – Давайте проверим.
- И как же?
Я фыркнула и задрала толстовку Фредди.
- Нравится? – поинтересовалась я, изучая такое же каменное выражение лица Мейсена, как и минуту назад. Как будто и не на женскую грудь смотрит…
- Весьма неплохо, - без капли смущения сказал он.
- Вы овощ, - сказала я, поправляя кофту.
- А ты не думала, что я просто привык?
- Я не видела, чтобы на уроках у вас ученицы ходили топлес.
- Раньше почти так и ходили, - фыркнул Мейсен.
Я застонала, откидываясь на спинку дивана. Почему же он такой скучный?
Нет, не поймите меня неправильно, обычно я не веду себя как последняя сука, но вот когда кто-то меня раздражает, я просто не могу не поддаться соблазну. Интересно, а мне удастся довести его? Надо попробовать.
- А как вам родинка над правым соском? – чрезвычайно глупым голосом спросила я.
Мейсен вздохну и резким движением прижал меня к дивану своим телом. Прищурившись, я посмотрела ему в глаза.
- Ну, и зачем ты изображаешь из себя идиотку, думаешь, я забуду, что ты вменяема, и буду отвечать теми же глупыми фразочками?
Я закусила нижнюю губу. Похоже, он не так прост.
- Убери свои руки, - шепнула я.
- Поняла, что я тебе не по зубам? Что слишком уж открылась передо мной раньше?
- Убрал свои руки, - не без угрозы отчеканила я.
- Почему? – он криво улыбнулся.
- Потому что ты гребанный ублюдок, - прошипела я. – Сначала ты поспорил со «своим другом», что узнаешь к концу недели мое прошлое, а теперь что? Стало интересно? Или просто пожалел несчастную маленькую девочку? Валяй, расскажи всем, чтобы меня жалели! Только вот куда мне придется дальше бежать? В Канаду? Или сразу на Аляску?
Мейсен смотрел на меня с недоумением и все еще удерживал в горизонтальном положении.
- Я ведь могу сказать, что ты домогался до меня. И поверят мне. А тебя уволят.
К моему величайшему удивлению, он рассмеялся и, оставив меня, поднялся на ноги, смотря на меня снизу вверх с каким-то пренебрежением.
Я схватила подушку и бросила в него. На миг на бледном лице появилось выражение, будто это самой подушкой он меня сейчас придушит.
За окном я услышала… не что иное, как рев двигателя мотоцикла. Подскочив на ноги, я подошла к окну.
Интересно, а ему не страшно ездить без шлема по мокрым дорогам штата Вашингтон? – подумала я, наблюдая за парнем, остановившему повидавший жизнь мотоцикл на подъездной дорожке нашего дома.
Стоп, а я его знаю!
Джейкоб Блэк был младше на один год, но это не мешало нам быть хорошими друзьями несколько лет назад, прежде чем Рене решила увести меня из Форкса. Он жил в резервации Квилетов со своим отцом-инвалидом. На самом деле, я все время удивлялась, как им удается выжить только на государственные пособия.
Джейкоб оставил свой потрепанный мотоцикл и направился к крыльцу.
Я подбежала к двери и, открыв, оказалась в захвате по-медвежьи сильных и горячих рук.

***

POV Edward
Я молча стоял и смотрел, как ее обнимает чертов пес. Да-да, именно пес, каким бы волком он ни был в своем истинном обличие. Мне пришлось сдерживать свои рефлексы, чтобы не набросится на него прямо здесь и сейчас.
А, Белла… Ей самой-то не противно?