POV Bella
Я ехала домой и поносила себя самыми последними словами: как я могла устроить сцену перед этим… придурком Мейсеном? Еще и с валиумом прокололась. Если он расскажет хотя бы моему отцу – мне конец.
О том, что я принимала этот транквилизатор, знала только я и мой психиатр в Финиксе, который выдал мне перед отъездом пачку рецептов со своей подписью. Наверное, с рождения я была неуравновешенна: могла взорваться по любому, даже самому мелкому поводу. Истерики были неотъемлемой частью моей жизни, пока я не пришла к Джону Фостеру.
Мне было четырнадцать, когда я впервые попала к нему на прием. После нескольких сеансов я забыла весь кошмар, который был в моей жизни до того, как меня нашли Рене и Чарли. Да, мои родители не были даже моими биологическими родственниками, просто однажды они подобрали с улицы двенадцатилетнюю девчонку. Теперь я не знала, что было со мной до этого момента, лишь то, что это сущий ужас, осталось в моем сознании.
Тем не менее проблемы с психикой никуда не делись, и посещения Джона возобновились. Иногда я приходила просто так – поболтать о жизни. У нас были хорошие отношения, и я могла точно сказать, что мы были друзьями до того момента, как он уехал. Он предал меня.
Тогда и начались самые тяжелые мои проблемы.
А потом он просто вернулся. Вернулся как ни в чем ни бывало…
Но тогда я уже испоганила все свои возможности в Финиксе к чертям собачьим. И вот, теперь я в Форксе.
Совсем одна, до единственного моего друга, плевать, что он был моим парнем еще два дня назад, надо было лететь на самолете.
Я закатила мотоцикл в гараж и поднялась к себе.
Упав на кровать, я задумчиво посмотрела на баночки с таблетками, которые стояли на прикроватной тумбочке. У обычных девчонок, вроде, там стоят рамки с фотографиями или салфетки.
Я достала из кармана телефон и набрала номер Фредди – моего бывшего парня. Надеюсь, он уже дома.
- Алло, - сонно пробормотал в трубку хрипловатый голос.
- Ты спишь в пять часов по полудню? – удивилась я.
- Би! – радостно, но не слишком бодро воскликнул он, но потом помрачнел. – Я пришел домой в стельку пьяный в девять утра, поэтому я лежу и сплю.
- Ты еще жив? – усмехнулась я, вспоминая, как это все воспринимал его отец.
- Как видишь. Как ты там?
- Плохо, Фреддс, плохо.
- И насколько?
- Я в полном дерьме, этот гребанный учитель увидел, что я принимаю Валиум. Что мне делать?
- Трахни его…
- Спасибо, блин.
- Я не закончил, Би, - устало вздохнул парень. – Если не будет другого выхода. Твой отец вряд ли одобрит те дозы, в которых ты принимаешь его. И он убьет тебя, если узнает, что у тебя есть пачка рецептов с подписями Фостера. И я бы на твоем месте слился с толпой.
- Я не умею, - прошептала я. – Мне страшно, Фреддс, очень. Если хоть кто-нибудь узнает всю правду обо мне.
В трубке раздался тихий стон.
- Я бы утешил тебя, но это проблематично, когда ты чуть ли не на другом конце страны.
- Ладно, спасибо, что попытался, - сказала я, собираясь повесить трубку.
- Подожди, - сказал вдруг Фредди.
- Что?
- Не твори глупостей, - ответил он и повесил трубку. Я вопросительно посмотрела на экран телефона, будто тот мог ответить мне, что это значило.
Я повернулась на бок и прикрыла глаза.
Наверное, я заснула, потому что в следующий сознательный момент меня обеспокоенно звал Чарли, тряся за плечо.
- Что такое, пап? – спросила я, садясь на кровати.
- Просто ты обычно не спишь днем, вот я и…
- Перенервничал? – подсказала нужное слово.
- Именно, - он опустил глаза. Я почувствовала укол в области сердца
- Пап, ты ведь не думаешь, что я вот так вот возьму и покончу с собой в твоем доме и практически в твоем присутствии, - я виновато улыбнулась.
- Прости, Беллз…
- Не извиняйся, - перебила я его. – Раз уж я сумасшедшая, от меня и надо ожидать подобных поступков.
Последние слова я сказала в шутку, и, слава Богу, Чарли не обиделся.
- Пойдем вниз, я заказал пиццу.
- Это хорошо, - я подмигнула отцу, - потому что я готовлю хуже, чем Рене.
Он как-то страдальчески рассмеялся.
- Я думаю, мы что-нибудь придумаем.

***

Проглотив пару таблеток золпидема (прим. автора – сильное снотворное, при продолжительном приеме вызывающее привыкание), я тихо заснула в своей комнате.
Обычно я не видела сны, но сегодняшний день, видимо, исключением.
Я видела тощую девочку лет одиннадцати, пробирающуюся сквозь равнодушную толпу людей. На ней была изрядно потрепанная одежда, которая была ей не по размеру, ее сальные длинные волосы свисали вокруг лица, будто она хотела закрыться ими.
Не задумываясь, я устремилась за ней.
Свернув в грязный зловонный тупик, девочка остановилась.
- Зачем ты идешь за мной? – хриплым писклявым голосом спросила она.
- Не знаю, - выдохнула я в ответ. – Наверное, потому что это мой сон.
- А если это совсем не сон, - она повернулась и посмотрела на меня. Я вздрогнула, встретив взгляд ее белесых глаз.
- Проснись, проснись, - начала шептать я. Я должна проснуться. Если я этого не сделаю, все то, чего я так боюсь, всплывет в моей памяти. Я должна проснуться!
- Не избегай своего прошлого, Белла, - девочка улыбнулась, обнажая мелкие желтые зубы.
- Нет! – вскрикнула я и побежала прочь от этого страшного создания, но чьи-то руки схватили меня и бросили в грязную лужу. Я увидела белых личинок, ползущих по моим рукам.
Нет! Нет! Нет!
Я завопила и тут же проснулась в своей постели, уткнувшись лицом в подушку.
Сердце гулко билось почти в горле, длинная челка прилипла ко лбу от холодного пота, а пальцы вцепились в простыню.
Тяжело дыша, я села и схватилась за голову руками. Когда потрясение прошло, я вытащила из-под подушки Валиум. Я долго смотрела на таблетки и в итоге убрала их обратно.
Что бы ни случилось в моей детстве, я не хочу вспоминать этого.
Внизу раздавались звуки бейсбольного матча, значит, Чарли еще не спит, а я не кричала. Я укуталась в плед, решив не смущать отца полупрозрачной ночной сорочкой, и спустилась вниз.
- Пап, - позвала я мужчину, спокойно смотрящего бейсбол, развалившись на диване.
- В чем дело, Беллз? – он уменьшил звук и обернулся ко мне. – Снова кошмары?
Я кивнула.
- Иди сюда.
Шаркая босыми ногами по холодному полу, я добрела до дивана и села рядом с отцом, положив голову на его плечо. Мои родители были единственными, с кем я шла на какой-либо физический контакт.
- Мне страшно, - выдохнула я. Чарли знал меня лучше, чем Рене, что всех удивляло: девочки обычно более близки с матерями.
- Чего ты боишься? – спросил он, обнимая меня и успокаивающе гладя по плечу.
- Мое прошлое хочет снова вырваться, а я… я боюсь вспоминать этот кошмар. Я просто не выдержу и загремлю в дурдом!
- Никуда ты не загремишь, Беллз, - он добродушно посмотрел на меня. – Я не думаю, что все те препараты, которые ты принимаешь, так необходимы.
- Но мне прописан Валиум.
- Ты же не пользуешься им как наркотиком, - Чарли попытался успокоить меня. – Я никогда не поверю, что ты плохой человек.
- И зря…
В тот вечер я уснула без снов на коленях у отца.

***

Следующий день начался не лучше, чем предыдущий: на стоянке я встретила Мейсена. Какое проклятье висит над моей головой, что он никак не отвалит?
- Здравствуйте, - улыбнулась я ему и пошла к школе, но он пошел за мной.
- Какого черта вам от меня надо? – огрызнулась я, оборачиваясь после нескольких метров преследований.
- Я просто иду на работу, - как ни в чем ни бывало заявил Мейсен и пошел дальше.
Я застонала и вытащила из рюкзака расписание, пока он заходил в здание.
- Привет, - окликнул меня уже знакомый голос.
- Привет, Лорен, - откликнулась я.
- Что у тебя по расписанию.
Я снова застонала.
- Физкультура, я так понимаю, - усмехнулась девушка и, подождав, пока я запихну обратно бумажку, пошла рядом со мной в школу. – Форму тебе выдадут.
- Какой смысл, черт возьми? – пробормотала я.
- Никакого, у меня порой создается такое чувство, что эта школа выдается только симпатичными учителями, - фыркнула Лорен.
- Что-то ты ими не интересуешься.
- Не хочу.
Я подняла взгляд, глядя на залившуюся румянцем новую знакомую.
- Понятно, - улыбнулась я.
- Что понятно? – она взглянула на меня, склонив на бок голову. Ее светлые волосы рассыпались по тощим плечам.
- Именно то, отчего ты краснеешь, - я ей подмигнула.
- Бесстыдная ты, - ухмыльнулась она в ответ.
- Это точно, - пробормотала я себе под нос.
Когда мы пришли в спортзал, я в первую очередь задумалась над тем, что вряд ли ученики, особенно девочки будут обращать внимание на предмет, когда его ведет симпатичный парень с фигурой бодибилдера. Я поежилась, увидев внушительные мышцы, выпирающие из-под белой футболки. Сверившись с фамилией, написанной на бумажке с расписанием, я подошла к нему.
- Мистер Каллен, я…
- Изабелла Свон, я уже знаю, - улыбнулся он какой-то немного устрашающей улыбкой.
- Замечательно, - пробормотала я.
- Возьмите комплект формы своего размера и идите к классу.
Формой оказались серые брюки, белая футболка и странного качества кеды. Надо будет принести свою форму, я так думаю.

***

Гребаный урод, - думала я на третьей минуте бега по залу. До этого было еще пять минут бега и разминка.
Не выдержав удушающего чувства в горле и колкости в боку, я остановилась и уперлась руками в колени, пытаясь отдышаться.
- Вы в порядке, мисс Свон? – поинтересовался учитель, подходя ко мне.
- В полном, - огрызнулась я и собралась побежать дальше, однако через пару метров меня настиг обморок.
Открыв глаза, я увидела белый потолок и мятно-зеленые стены.
- Ну, вот ты и очнулась, - раздался высокий женский голос.
Я поморщилась и села на твердой кушетке, на которой до этого лежала.
- Я Розали Хейл, - приветливо улыбнулась мне бледноватая блондинка в белом халате. – Я недавно окончила университет и подрабатываю здесь медсестрой.
Черт возьми, здесь школа или модельное агентство? - подумала я, оценивая внешность медсестры.
- Ты ведь не знаешь из-за чего потеряла сознание? – поинтересовалась девушка.
Я покачала головой.
- Ты принимаешь какие-нибудь препараты?
Я вопросительно взглянула на нее.
- Нет-нет, я никому ничего не собираюсь рассказывать. Мне надо заполнить твою карту.
- Откуда я могу знать, что вы потом не отдадите это кому-нибудь? – хрипло спросила я.
- Изабелла…
- Белла, - поправила я.
- Белла, врачебная тайна для меня закон.
- Простите, но вы немного наивны, - сказала я, беря со стула свою нормальную одежду – сегодня это было платье, короткая кожанка и ботильоны.
- Я знаю, - ослепительно улыбнулась Хейл. – И все же.
- Прозак, Золофт и золпидем, - пробормотала я.
- У вас?..
- Небольшое обсессивно-компульсивное расстройство, депрессия и полгода назад я страдала от анорексии, из-за которой все это дерьмо и началось, - довольно грубо сказала я. – Довольны?
Не стесняясь, я стащила с себя форму и натянула свою одежду. Черт, моя кожа такая липкая.
- Можно я поеду домой?
И приму нормальный душ.
- Хорошо, я напишу тебе освобождение.

***

Съежившись под холодным моросящим дождем, я брела по стоянке к своему мотоциклу.
- Мисс Свон, вы прогуливаете?
Я застонала.
- Идите за разъяснениями к медсестре, мистер Мейсен.
- Она не сказала ничего, кроме того, что вы упали в обморок на физкультуре.
- А зачем вы вообще про меня спрашивали у нее? – холодно поинтересовалась я. – И вы уже не избежите обвинения в том, что следите за мной.
Я перешла на бег и остановилась только у своего Harley Heritage.
- Бегать от меня бесполезно, - пропел Мейсен, быстрым шагом приближаясь ко мне.
- Не думаю, что вам стоит покушаться на мою жизнь на школьной стоянке, - улыбнулась я, облокачиваясь о мотоцикл.
- Эта самая глупая вещь, которую я когда-либо слышал, - вздохнул учитель, подходя ко мне почти вплотную.
Я соблазнительно улыбнулась и закусила нижнюю губу, расправляя плечи так, что моя грудь приподнялась, привлекая к себе внимание.
- А зачем же вам тогда за мной следовать в то время, как уроки в самом разгаре? – пропела я и дотронулась кончиками пальцев груди Мейсена.
- Скажем так, я поспорил со своим другом на шесть с половиной тысяч, что вытяну из тебя твое прошлое к концу этой недели.
Какую-то секунду я прифигевши смотрела на него. Да откуда в людях столько наглости и самоуверенности.
А затем я просто дала ему пощечину. Конечно, я не знала, могу ли я врезать учителю за то, что он такая задница.
Но он не начал кричать, он не ушел, он…
Не знаю, что не дало мне упереться руками в крепкую грудь, когда Эдвард Мейсен – мой учитель – наклонился и, неприлично приблизившись к моему лицу, поцеловал меня в губы.
Такой холодной, - было моей единственной мыслью, когда гладкие ледяные губы ласкали теплую плоть моих. Я приоткрыла рот, давая нашему поцелую неприлично продолжиться. Холодный язык скользнул меж моих губ и встретился с моим в нелепом нежном танце. Я подняла руки и обняла сильную шею.
Закончился этот поцелуй также быстро, как и начался.
- Надеюсь, это останется между нами? – шепнул Мейсен.
- Да, - еле слышно выдохнула я.
Холодные губы коснулись моего лба, и учитель пошел обратно к школе, оставляя меня одну под холодным дождем с громко и быстро бьющимся сердцем.

***

POV Edward
Я несся к учительской с единственным чувством – ощущением ее горячих губ.
Но в своих мыслях я был занят тем, что повторял, что это всего лишь игра, долбанная игра.
Вспыхнувшие во мне эмоции – лишь реакция на температуру ее тела, так непривычную мне.
Я просто хочу эту девочку, не более того.
- Эдвард, - позвал меня тихий вкрадчивый голос Розали за спиной. Я обернулся.
- Что?
- Я, например, многое за сегодня выяснила о ней, а ты, видимо, решил соблазнить ни в чем неповинную девочку, чтобы выиграть спор, - она посмотрела на меня с осуждением.
- Издеваешься? – фыркнул я, хотя и задумался всерьез над этой идеей раньше.
- Можем увеличить сроки до Хэллоуина и вдвое увеличить ставки, - Роуз подмигнула мне.
- По рукам, - ухмыльнулся я, строя план, как мне затащить ее в постель.
- А вот если бы ты не согласился, я бы рассказала пару фактов о нашей малышке.
- Какая жалость, - фыркнул я. – А то сам я не смогу.
- Пока не смог, но учти, милый мой братик, - она модельной походкой подошла ко мне и, схватив за галстук, заставила наклониться. – Если эта девочка пострадает из-за твоих игр, я своими же руками надеру тебе зад.
- Страшно, - прошептал я, улыбаясь ей в лицо.
Роуз фыркнула и резко оттолкнула меня.
- Эммету тоже, а также всем, кто будет в этом участвовать. Люди достаточно хрупки, знаешь ли.
Что бы она ни выпытала сегодня из Изабеллы Свон, это явно выстроило защиту вокруг предмета нашего спора в виде Розали. И это сильно осложнило мне задачу.