Сегодня мы были у Калленов. Прошло пять дней с того момента, как мы поцеловались возле моего дома. И, поверьте мне, каждый день рядом с ним был лучше предыдущего. Эдвард — самый невероятный и самый бескорыстный из всех, кого я знала. Невозможно полюбить кого-либо сильнее, чем я любила его. Он словно получил отдельную комнату в моем сердце, и я прописала его там навечно.
Я смогла полюбить и Эсме, и Карлайла, и Элис, Джаспера, Эммета и Розали. Первой встречи с ними я жутко боялась, и совсем не потому, что они вампиры. Я боялась, что они увидят во мне только чокнутую девчонку, которая изводила разными изощренными способами их любимого брата. Но немного пообщавшись и вместе поиграв в «Героев» мы очень подружились.
С Джаспером мы особенно не сблизились, но нам и так было вполне комфортно в обществе друг друга. Он клевый. С Элис вообще никаких проблем не возникло. А вот Розали весьма себе на уме и очень любит себя.
Из Эммета, наверное, вышел бы самый лучший брат в мире. Он забавный, но вполне может довести до бешенства кого угодно. Не всем это нравится, но я почему-то сразу стала воспринимать его как брата.
Эсме и Карлайл самые клевые родители! Хотя, вы и так уже это знаете.
Они были самой лучшей семьей, которую я когда-либо видела, и частью которой я только могла мечтать стать.
Наконец-то я услышала историю с пари целиком. Я никак не могла понять, как люди так могут бояться Эдварда. Кто бы мог подумать, что только его появление может напугать девушку до обмороков и энуреза. Эдварда до сих пор смущает упоминание о той девушке в торговом центре.
Но, похоже, такой неприятный случай был один-единственный. Я прям почувствовала себя особенной. Я никого из Калленов не боялась. Во многом они были куда нормальнее, чем некоторые мои вполне человеческие друзья (как Джесс, например).
А вот Джейкоб перестал общаться со мной. А может, он просто не хотел видеть рядом со мной одного из Калленов, в особенности у меня дома.
Итак, как я уже говорила, сегодня наступил десятый день с момента нашего первого свидания с Эдвардом, и мы были у него дома. Мы сидели за столом для покера в гостиной и собирались сыграть в «Брехню». Я сидела рядом с Эдвардом, а Джаспер тасовал карты и объяснял мне правила игры.
- Кто-то один начинает и откладывает карту на стол, называя количество очков. Следующий кладет вторую, третью, четвертую, пятую и т.д. Когда ты откладываешь карты, кто-то может спросить тебя, сколько очков ты откладываешь. Смысл игры в том, чтобы как можно быстрее избавиться от всех карт. Если ты считаешь, что кто-то врет о своих картах, ты должна сказать: «Брехня». Тогда нужно открывать карты, и если этот товарищ соврал, то он забирает весь отбой со стола. Если ошибся кричавший «брехня!», то забирает карты он.
- Обычно выигрывает Эдвард. Он для нас слишком хорошо жульничает, - усмехнулась Эсме.
- Я не жульничаю, мам. Если некоторые не соображают, какие карты они откладывают, то я ничем им помочь не могу. Пусть все будет так, как будет – я верю в справедливость!
- Но это все равно мухлежка, потому что даже Элис не может увидеть, кто останется в дураках. Вобщем….ну, ты меня понял, Эдвард. Может, тебе лучше сразу уйти? – внесла предложение Розали.
- Ни в коем случае.
- Ага, и мы просто так дадим тебе выиграть в очередной сто двадцать седьмой раз? – совсем по-детски захныкал Эммет.
Я ухмыльнулась, сидя на своем месте. В моей голове уже созрел адский план.
- Давайте уже играть, - произнесла я, и, пока Эдвард не видит, подмигнула Эммету. «Я позабочусь о нем», - попыталась я сказать ему глазами.
На лице Элис застыла странная усмешка.
Мы начали игру. Первым отбросил карту Карлайл, присвоив ей одно очко. Все ему поверили. Следующая очередь была Эммета, но прежде чем он положил карту и назвал количество очков, я прильнула к Эдварду и положила его руки себе на талию. Слегка склонившись, я начала покрывать поцелуями его шею.
Эммет медленно положил на стол карту и назвал количество очков. Я не видела его лица, но могла поклясться, что он был ошарашен моими действиями. Розали действовала быстрее – она поняла, что и зачем я делаю. Она сбросила свои карты за две секунды. Я развернулась спиной к игровому столу, но лицом к Эдварду, и умостилась у него на руках так, что мои ноги сомкнулись у него за спиной. Я услышала, как он резко выдохнул.
Элис и Джаспер, пользуясь моментом, быстренько сбросили свои карты.
Мне было дико неудобно играть в моем нынешнем положении, но я таки исхитрилась сбросить две карты. Конечно, там было совсем не шесть очков, как я заявила, но никто и не подумала мне возразить, пока я отвлекала Эдварда. А у него язык отнялся, когда моя рука начала скользить по его груди. По-моему, он даже забыл как дышать.
Пришлось действовать за него. Я наугад вытащила у него карты и присвоила им три очка.
- Брехня! – дружно завопили все.
Гора карт на столе перекочевала под руки Эдварду. Вернее, на тот маленький участок под его руками, который еще не успела занять я.
Я заглянула Эдварду в глаза. Похоже, он был слегка раздражен. Я решила, что хватит мне на него пялиться, и, закрыв глаза, прижалась своими губами к его губам. Его руки тот час же сжали меня в объятиях, прижимая к нему еще крепче. Когда я наконец отстранилась от него, в его глазах вспыхнул голодный блеск. Нет, он не собирался меня съесть, это был голод несколько иного рода. Хотя, мне, наверное, стоило его бояться…
К сожалению, игра все еще продолжалась. Да и вся семья, рассевшаяся вокруг, никуда не делась. Я сбросила три карты. Гробовая тишина. Эдвард даже двигаться не мог, не то что играть. Он решил, что на стол ушли два джокера, но, по-моему, я вытащила двойку и семерку.
- Брехня! – раздался дружный вопль.
Эдвард подтянул к себе еще одну гору карт, но его руки тут же переключились на мои волосы.
А остальные члены семьи были заняты игрой. Кажется, это Эммет отбросил шесть очков. Они действовали так быстро, что я не всегда умудрялась их расслышать.
Я в очередной раз в полной тишине отбросила четыре карты. Эдварду опять достался весь отбой.
Наконец я расслышала, как Розали объявила две пятерки.
- Брехня! – объявила я.
Теперь Розали получила гору карт.
А я все еще верю в торжество справедливости. Правда, для этого мне все еще приходилось прижимать Эдварда к его стулу таким необычным способом.
Калены играли так быстро, что я, в очередной раз обернувшись к своим картам, обнаружила, что они закончились.
- Урра! Я выиграла! – от радости я аж подскочила на месте.
Все рассмеялись, а Элис зааплодировала.
- Брехня! – произнес глубокий, бархатный голос.
Я весело взглянула на Эдварда и показала ему язык. Следующее, что я помню – он сжал меня в объятиях как удав кролика, его пальцы запутались в моих волосах, а его холодные губы с яростью впились в мои….
Смех вокруг стал еще громче. А я почувствовала, что начинаю задыхаться. В попытке вырваться из его стальной хватки я вцепилась в стол, и, кажется, что-то со стола сбросила.
Наконец он разомкнул свои объятия и позволил мне вдохнуть немного воздуха. Я обернулась посмотреть, что же сбросила со стола. Эдвард улыбнулся.
На полу лежал журнал «Makeshift», раскрытый на странице со статьей:

«Как избавиться от парня за 10 дней. Автор: И.М. Свон

Я хочу избавиться от парня, но не знаю почему. В чем моя ошибка? Для написания этой статьи я решила поэксперементировать над самым обычным парнем на самом банальном свидании. И это была моя самая большая ошибка… Я оказалась слишком слабой для таких жестоких экспериментов.
Парни не любят, когда ты виснешь у них на шее. Но они приходят в замешательство, а потом и вовсе опускают руки, если их слишком долго держат на расстоянии. Cегодня ты можешь быть милой и заботливой, а завтра – совершенно невыносимой. Такое поведение сильно его озадачит и заставит серьезно задуматься о том, чтобы порвать с тобой отношения.
Я начала с того, что вела себя очень естественно в баре. Поэтому парень, на котором мне совсем не хотелось проводить свои исследования, практически меня заставил пойти на свидание с ним.
Что бы на моем месте сделала любая девушка?
На первом свидании мы отправились в пиццерию. Он был очень мил и внимателен, я же вела себя как весьма надоедливая особа с резкими перепадами настроения. Я почти вынудила его бросить меня, но он переборол это искушение. Так что я решила повременить с исполнением своего плана немного…. Как раз до вечера. Я приехала к нему домой (вернее, вломилась без приглашения), вела себя как окончательно спятившая истеричка, и сама порвала с ним. Но ему удалось вернуть меня еще до того, как покинула его дом. Получается, что я дважды обвела его вокруг своего изящного пальчика.
На третий день я примерила на себя образ тупой блондинки. Это плохо сработало, потому что в таком виде я сама себя раздражала. Поэтому я ретировалась в туалет и оттуда уже вышла в качестве ходячей пропаганды чистоты, стерильности и занудства. Мало того, что это было намного веселее, так еще и эффект от этого представления превзошел все мои ожидания: он быстро выпал в осадок и единственное, чего он захотел – так это оказаться подальше от меня. Но и это не сподвигло его разорвать со мной отношения.
Поэтому наиболее успешным в моей акции можно назвать четвертый день. Я вела себя эгоистично и грубо, самодовольно и даже стервозно; меня бесило все вокруг, и даже он. Вот и пожалуйста, я могла легко получить его, а вместо этого черт-те чем занималась…
Весь остаток недели я посвятила изобретению новых идей о том, как избавиться от парня. Я отталкивала его снова и снова. А он снова и снова возвращался.
И, наконец, когда наступил на десятый день, я вдруг поняла, что по уши влюбилась в него….."