- Окей, Белла, у нас есть два пути: простой и сложный.
- Не понимаю, - пробормотала Белла, смущенная серьезным выражением лица Элис.
- Белла, ты прекращаешь этот цирк. Я знаю, что ты любишь моего брата, - это была констатация факта.
- Ч-что? Я…я не… Кто вообще сказал, что я люблю твоего брата? Я даже не уверена, что он вообще мне нравится! Э-э…в смысле, он мне нравится, но…это то, что я пытаюсь не… Что??
- Белла, просто признай это. Чем быстрее ты это поймешь, тем быстрее ты сможешь покончить со всем этим, - Элис вела Беллу к машине, пока Эдвард расплачивался за покупки в торговом центре.
- С чем покончить? Ты говоришь слишком неопределенно, Элис. Сначала ты притащила меня сюда и предложила устроить это представление, а теперь еще и эти непонятные намеки! Я ничего не понимаю.
- Успокойся, Белла. Дыши глубже. Заметь, я специально иду медленнее, чтобы ты поспевала.
У Беллы даже рот открылся от возмущения.
- Тебе не придется идти медленнее из-за меня, если ты наконец мне все объяснишь!
- Я уже говорила тебе, что все можно уладить двумя способами: простым и сложным, - Элис вскинула руку, предупреждая следующий вопрос Беллы. – Ты можешь признать, что любишь моего брата, объясняешь ему все и бросаешь эту работу. Или же ты продолжаешь в том же духе, занимаешься самоедством и изобретением издевательств над Эдвардом еще пять дней. Выбор за тобой.
- Я…я… - на лице Беллы отразилось чистое замешательство. Она не знала, что ответить Элис на ее вполне обоснованные доводы.
- Для начала тебе нужно хотя бы признать, что Эдвард тебе нравится, - Элис скрестила руки на груди и начала прохаживаться между колоннами на парковке. Белла стояла и гадала – на самом ли деле это происходит, или она спит и видит сон.
- Тебе совсем не хочется издеваться над Эдвардом, я вижу это по твоим глазам, по твоему отношению к нему…да по всему. У тебя каждая черточка кричит о просьбе прекратить этот сумасшедший дом. Просто выбери: простой или сложный.
Она произнесла это так, словно выбор был между жизнью и смертью.
- Я не могу выбрать. В смысле…мне нужно с этим переспать… - пробормотала Белла.
- Что? В смысле? Уф…если ты не можешь выбрать, то я сделаю выбор за тебя. Я сама все расскажу Эдварду. А вот, кстати, и он идет, - Элис озорно подмигнула.
Эдвард появился нагруженный бессчетным количеством пакетов с покупками.
«Черт. Еще одна причина влюбиться в Эдварда – он запросто таскает тяжелые сумки с покупками, и даже не отдувается и не потеет! Это нечестно», - пронеслось в голове у Беллы, пока Элис мурлыкала под нос глупую детскую песенку про леопарда, заставляя Беллу нервничать.
Она с отчаянием посмотрела на Элис. Она не сможет сделать того, что от нее требуют – вот в чем проблема. Она считала, что Элис поступает неправильно. Однако Белла понимала и то, что выбора у нее нет – Элис в любом случае поступит так, как она решила.
Нравится ли ей Эдвард на самом деле? Она его любит? Да. Но останется ли он с ней после всего того, что она с ним сделала? Она не знала. И именно поэтому простой путь не привлекал Беллу. Такой вариант решения проблемы был самым правильным, но она боялась, что после всех объяснений он просто уйдет. Ведь он с ней встречается только потому, что заключил пари. Общаясь с Эдвардом, Белла обычно играла какую-либо роль, и совершенно не знала, как себя с ним вести без маски. Эх, был бы еще какой-нибудь выход из создавшегося положения….Правда, если бы Белла не сомневалась в том, что Эдвард не бросит ее после всех признаний, она бы выложила ему всю правду здесь и сейчас. Но она сомневалась.
- Эдвард, я хотела тебе кое-что сказать, - Элис ухмыльнулась, а Белла побелела.
- Нет! Я…я выбрала.
Элис медленно обернулась к Белле, бросила на нее сердитый взгляд и надула губы.
- Я…я люблю, когда мне бросают вызов…но мне уже хватит. Я устала и я хочу попробовать…пойти сложным путем, - Белла вспыхнула, а Эдвард с любопытством оглядел девушек.
Он положил пакеты и достал ключи от машины. А еще в этот момент ему удалось разрушить все замки, на которые Белла так упорно закрывала свое сердце (но он пока еще об этом не знал). Заурядному или непостоянному парню это никогда не удалось бы.
- А я должен знать это? – осторожно поинтересовался он, открывая дверцу машины.
- Это решаешь не ты…или я, - вздохнула Элис.
- Тогда не хочу допытываться.
Он ласково улыбнулся двум слегка спятившим девчонкам, слегка приподняв идеально очерченные брови.
Белла почувствовала себя намного хуже. «Я мазохист. Мне нужна помощь, при чем профессиональная», - твердила она, мысленно прикладывая себя головой об стенку. «Он бросит меня, как только я во всем признаюсь. А я боюсь этого, очень. Я…я…я люблю его. Даже больше, чем я думала. Намного больше, чем мне это казалось возможным. У меня точно с головой не все в порядке…».
Машина отъехала со стоянки, и Белла уткнулась в стекло.
- С тобой все в порядке, Белла? Тебе не стало лучше? – обеспокоенный голос Эдварда разнес в пух и прах все преграды к ее сердцу. Она слишком устала эмоционально, чтобы пытаться их возвести снова.
- Со мной все нормально, Эдвард. Все будет хорошо. Снова голова болит (зевок). День чересчур насыщенный.
- Серьезно?
Белла прижалась ближе к стеклу и потерла руки. Заметив это, Эдвард тот час же включил обогрев.
Белла снова зевнула.
- Прости меня, Эдвард. Мне очень жаль, - ее веки смежились.
- Что тебе жаль? – устало спросил он.
Белла не успела ответить, погрузившись в сон. Элис на заднем сидении улыбнулась своим мыслям.
Эдвард бросил страдальческий взгляд на Беллу.
- Это не правильно, - сказал он шепотом, чтобы девушка не проснулась.
- Что не правильно? – мысленно отозвалась она.
- Я …я думаю… - он не закончил, покачав головой.
- Ты думаешь, что любишь ее? – просияла она и внешне, и мысленно.
- Я не знаю, что я думаю, - раздраженно прошептал он, прижавшись лбом к рулю.
Если у вампиров может быть мигрень, то Эдвард будет первым вампиром, которого настигла эта вполне человеческая напасть.
- Она была такой….жестокой сегодня. И совершенно невыносимой а другие дни. То, что я все еще способен думать о Белле с теплотой в сердце, поражает меня самого. Я был дураком, когда сказал, что она не заслуживает моего прощения. Она чокнутая, ненормальная, неуправляемая, непредсказуемая, нелогичная, неразумная, эксцентричная, нелепая, смешная, съехавшая с катушек, больная на всю голову, совершенно безбашенная и полностью сумасшедшая. Нет, она не заслужила моего терпения, но все же какая-то часть меня кричит о том, что она заслужила все, что я только смогу ей предложить. Я не знаю, что мне делать.
Он покачал головой, пытаясь справиться с нахлынувшими эмоциями.
- Ее светлый образ вернул мое сердце к жизни. Ее голос…ее настоящий голос звучит музыкой для моего слуха и затмевает все звуки вокруг. Одно только упоминание ее имени заставляет мое сердце пускаться вскачь от радости; звук ее шагов заставляет меня улыбаться и подпевать движению в такт; воспоминания о ней заставляют меня смеяться так, как я не смеялся уже много лет. Я не могу перестать думать о том, что девушка, которую мы увидели сегодня днем, была той самой настоящей Беллой, такой непрактичной и испуганной….Ох, Элис. Что, черт возьми, со мной происходит? У меня все перевернулась с ног на голову: я перестал верить в разумные вещи и начал верить в то, что лишено всякой логики, - Эдвард поднял руки вверх, изобразив капитуляцию перед здравым смыслом.
- Любовь сама по себе нерациональна, - заметила Элис.
- То есть, все самые безрассудные мысли и действия правильны, а благоразумные заняли свое место в разделе фантастики? Не похоже, чтобы мир изменился, но вот я уже воспринимаю его по-другому. Я уже не вижу вещи такими, какие они были раньше. Да, розы по-прежнему красные, а листва зеленая, и в то же время они уже совершенно другие для меня. Они стали намного прекраснее. И даже эта разделительная полоса на дороге уже не просто полоса. Она словно говорит мне о том, как долго я могу ехать и как много всего я могу увидеть вдоль дороги. Эту полосу провел здесь рабочий для того, чтобы нам было легче ехать, и она прекрасно справляется с этой задачей вплоть до настоящего момента. И эта птица в небе уже не просто какое-то пернатое – она парит в небесах так, как ей того хочется. Она свободна от всех пут и оков нашего мира. Небо – ее родной дом, и она свободна в выборе дерева, на котором сможет заночевать. Ветер – это ее крылья и ее дыхание.
И люди не понимают, что мы пытаемся защитить их от самих себя. Ведь каждый из них – вершина творения. У каждого из них есть своя история, есть свое прошлое, настоящее и будущее. Они ведь не просто люди или смертные, они и есть жизнь, и без них ничего бы не было. Без Беллы, без моей Беллы мое существование лишено смысла. Почти через сто лет своего существования я осознаю это. Я никогда не думал, что она сможет открыть ту заветную дверцу в моем сердце и заполнить каждый дюйм этого пространства. Даже если она ускользнет от меня, все равно в моем сердце навсегда останется место для нее. Пусть даже там останется пустота, которая сведет меня с ума! Мое сердце вынесло многое, вынесет и это. Но зато теперь я знаю, что в этом мире есть надежда и чистая, настоящая красота!
Эдвард вздохнул, и с улыбкой оглянулся на спящую Беллу. Он осторожно погладил ее раскрасневшееся от тепла и сна лицо своими белыми, холодными пальцами. В этот момент он был счастлив. Но в следующий момент печальная решительность проступила в его чертах.
- Она нашла ключик к моему сердцу, хоть я и старался быть осторожным, - он снова вздохнул. – И она никогда не должна об этом узнать.
- Почему? – подскочила Элис. Если бы она была человеком, то уже б давно расплакалась, слушая его признание.
- Из-за меня. Из-за того, кем мы являемся. Я знаю, что неразумно оставаться рядом с человеком надолго, и я слишком люблю Беллу, чтобы подвергать ее такому риску, - произнес он глядя на дорогу.
- Но…но что если и она тебя любит? – почти выкрикнула Элис, но Эдвард приложил палец к губам, сигнализируя о том, что нужно соблюдать тишину. Он кивнул в сторону Беллы, которая заворочалась во сне.
- Это невозможно, - прошептал он. – Вся ее странная игра лишь доказывает, что она хочет избавиться от меня. И она правильно делает, пусть даже и не осознавая этого. Я никогда не смогу быть рядом с ней из-за того, кем я являюсь. Мне опасно даже находиться с ней в одной машине. Я должен ее оставить, потому что я люблю ее. В любом случае, это именно то, чего она хочет, - скорее, он убеждал самого себя.

Осторожно, пытаясь не разбудить Беллу, Эдвард отнес ее в дом, прямо в ее комнату, и позаботился доставить туда же ее пакеты с покупками. В одном из этих пакетов он оставил ей записку, в которой он сообщал о разрыве их отношений. Вернувшись домой, он с головой ушел в свое любимое занятие – игру на фортепиано. Но и это его не спасало – слишком печальным было у всех настроение по возвращению.

Но Элис вернулась домой не с Эдвардом, она вышла из машины еще до того, как добрались к дому Свонов. Она решила действовать и рассказать ему все. Она постоянно прокручивала в голове слова, которые ему скажет: «Белла не хотела тебя бросать, это…это было что-то вроде…все было не так. Это была ее работа. Ой, все так запутанно…Она хотела, чтобы ты ее бросил, но она не чокнутая, у нее были на то причины. О, Эдвард, почему ты так поступаешь с собой и с Беллой?»
Она приехала домой раньше Эдварда. Так только она переступила порог, Джаспер тотчас же оказался рядом.
- Что случилось? – он излучал участие и постарался передать его Элис.
- Эдвард.
- Что с ним? Он ранен? Белла в порядке? С ней что-то случилось?
Элис отрицательно покачала головой в ответ на все вопросы. Джаспер крепко обнял ее. Он очень хотел узнать, что случилось с Эдвардом, и не только он – за считанные минуты в гостиной собралась вся семья.
Элис набрала воздуха в легкие.
- Эдвард влюбился. Но он запрещает себе любить. Однако я видела будущее, и оно совсем не такое, каким его видит Эдвард.