Боулинг. Боулинг?!! Ну и ладно, пусть будет боулинг. Я отвратительно играю в боулинг. Впрочем, это касается любой игры, где требуются физические усилия. Поэтому я сказала:
- Конечно!
Идиотка! Я вполне заслуживаю звания тупой блондинки, которая несет всякий бред. Я чувствовала, что не могу больше играть эту роль. Я никогда не считала себя дурой, это не я! Особенно остро я это ощутила, когда он сознался, что везет меня к себе домой.
- Извини, но мне надо в туалет. Можешь остановить возле ближайшей заправки? – я не отрывала взгляда от своих рук.
- Да, конечно, - произнес он своим бархатным голосом. Ну да, это же Эдвард…

Я быстро заскочила в кабинку туалета и вытащила мобильный.
- Джессика! – зашипела я в трубку – как бы Эдвард не услышал меня.
- Что-то случилось? – похоже, она предвидела что-то подобное.
- Мне нужна помощь. Роль тупой блондинки не сработала.
- В смысле? Ты хочешь сказать, что ему это понравилось? – недоверчиво спросила она
- Черт, нет. Но я не могу продолжать в том же духе – у меня не очень хорошо получается, он не купился на это. По-моему, я сама малость напортачила, - от стыда я опустила голову. – В любом случае, мне нужна помощь. Что мне делать?
- Хм… - и она надолго замолчала.
- Джессика?! С тобой все в порядке? Слушай, пожалуйста, не умирай! С этим я точно сейчас не справлюсь.
- Чего? Я не собираюсь умирать.
- Ладно, хорошо. Но я никогда не слышала, чтобы ты так долго молчала. Это в первый раз.
- Ну, я просто задумалась.
Это тоже было впервые.
- Окей, что ты там придумала? Ты можешь поторопиться, а то предполагается, что я отправилась в туалет, и он подумает, что у меня началась диарея. А через пять минут вообще решит, что я здесь утонула. Мне срочно нужна гениальная идея!
- Перепады настроения.
- Что?
- Измени тактику, придумай что-нибудь другое. Убеди его, что ты притворяешься или психуешь.
- Отлично! Ну что мне теперь делать? Строить из себя скучную особу, как собиралась зав…
- Нет, нет! Я придумала, как тебе действовать, - я прям увидела хитрую ухмылку на ее лице.
О, это наша первая удачная идея! Надеюсь, я все сделаю правильно…

- А, вот ты где. А то я уже начал волноваться о тебе, - произнес Эдвард, оторвав взгляд от радио на приборной панели.
- О, не стоит волноваться, это моя обязанность.
И мы направились к боулингу.
- Тебе нужны влажные салфетки? – поинтересовалась я, с трудом сдерживая смешок.
- Что? Какие салфетки?
- Ну, дезинфицирующие. – я сняла полиэтиленовую накидку, которую пять минут назад купила на заправке.
- Ну, и…. зачем мне это нужно? – похоже, фундамент его спокойствия уже основательно пошатнулся.
- Э-э…у тебя на руках полно бактерий и микробов, и…тебе нужно помыть руки…. Или хотя бы протереть их, - я всунула ему салфетки. – Вот.
Я принялась наблюдать за тем, как он протирает руки салфетками.
- Здесь. Ага…нет, и тут тоже…Ага, теперь все правильно…Да, тебе еще нужно несколько штук, чтобы получше протереть ладони, - и я вытащила еще салфеток.
- О, не надо, у меня еще есть.
- Да? Ох, отлично, - я лучезарно улыбнулась ему. – Ой! Ты слишком быстро ездишь! Медленнее, медленнее…О, красный свет! Ой, извини, это была машина. Ой, ты что, собираешься сбить эту белку?
- Нет, - буркнул он.
- Да, да, ты не хочешь быть таким как…о-о…ты бы не мог…стать посредине дороги? Да, так. Стой, ты немного отклонился в сторону. Вот теперь правильно…
Я вздохнула и откинулась на сиденье. Его способности водителя произвели на меня огромное впечатление. Надеюсь, он об этом не догадывается. Я тихо наслаждалась зрелищем смены эмоций на лице Эдварда. Разве что попкорна не хватало для увлекательного просмотра.
Остановив машину, Эдвард вышел сам и галантно открыл мою дверцу. Он даже протянул мне руку. Я покачала головой.
- Ох, не надо, спасибо. Я в полном порядке. Ты вообще знаешь, сколько микробов на руках у людей? Ужас просто. Ладно, идем.
Я сделала по дорожке несколько шагов, а потом внезапно обернулась к нему.
- А ты захватил с собой влажные салфетки? А то у меня такое ощущение, что руки грязные, - я осторожно потерла руку, словно пыталась стереть несуществующую грязь.
Брови Эдварда недоверчиво взлетели вверх. Я рассмеялась про себя.
Эдвард открыл дверь передо мной, и я вошла, старательно избегая дотрагиваться до дверной ручки.
- А ты знаешь, что больше всего вирусов находится на дверных ручках и таких повседневных вещах, как пульт от телевизора и телефон?
- Невероятно, - промямлил он, и провел меня к конторке, где оплачивалась игра.
Парнишка за этой конторкой выглядел лет на семнадцать.
- Привет, - Эдвард взглянул на табличку с именем. – Джеффри. Мы бы хотели оплатить два часа игры, - произнес он обворожительным голосом. Странно, но мне показалось, что глаза Джеффри как-то не так блеснули.
- Одна дорожка или две? – бойко затараторил он.
- Думаю, одной хватит…
- Две, - влезла я.
Джеффри пробил чек, а я повернулась к Эдварду.
- Терпеть не могу делиться. Гораздо лучше, по-моему, когда у тебя своя дорожка, а у меня своя. Все довольны и счастливы. Ты мне потом за это спасибо скажешь.
- Отлично. А теперь назовите размер вашей обуви и вашей, - задавая вопрос, Джеффри не сводил глаз с лица Эдварда.
- Десять, - ответил Эдвард, грациозно снимая обувь.
- Э-э…а зачем вам нужен мой размер?
- Чтобы выдать вам специальную обувь для боулинга.
Эдвард схватил меня за руку.
- Иди и подожди меня возле наших дорожек, я сам все принесу.
Я побрела в зал, где свет горел только над двумя дорожками. Похоже, играть сегодня будем только мы вдвоем. Я вытащила влажную салфетку и протерла скамью – надо же соответствовать выбранной роли. Да уж, прекрасная мысль прикинуться Минздравом…
Через пару минут подошел Эдвард и попытался присесть рядом со мной, но я его остановила:
- Не садись тут!
- Почему нет? – слегка опешил он.
- Я еще не все здесь вытерла. Думаю, ты сам не захочешь садиться сюда, поверь мне. Ты потом мне спасибо скажешь. Садись лучше здесь – я уже протерла это место. Стой! Еще тут…да, теперь садись. Нет! Еще тут чуть-чуть…О, теперь все отлично.
Эдвард вздохнул, но вытерпел все мои причуды и протянул какую-то черно-коричневую обувь.
- Что это? – я ткнула пальцем в обувь, приготовив салфетки.
- Это обувь для боулинга. Не волнуйся, она совершенно новая, никто ее еще не одевал.
Вот гадство! А у меня запланировано незабываемое представление по поводу ношеной обуви…Но моим девизом сегодня было глупость, упрямство и настойчивость.
- А твои тоже новые?
- Нет, но ничего страшного – я же буду носить их совсем недолго.
Я взглянула на его ноги, обутые в похожие ботинки. Ну и старье же ему досталось! Да еще и из разных пар.
- Мне сказали, что они приносят удачу, - пояснил он.
Я молча одевала ботинки, но возилась со шнуровкой целую вечность. Неверное, прошло не менее 30 секунд, прежде чем я зашнуровала первый ботинок, когда наконец Эдвард не выдержал:
- Все и так идеально зашнуровано, посмотри.
Я взглянула на забавный полосатый ботинок, шнуровкой которого я как раз занималась.
- О нет! Я все испортила, придется начать заново, - с этими словами я расшнуровала ботинок, и принялась шнуровать его заново. И улыбнулась Эдварду.
- Окей, теперь второй, - проворчал он.
- Ладно, я схожу за чем-нибудь съестным, - раздраженно произнес он и направился к стойке с продуктами.
Восемь минут спустя вернулся с сырными крекерами и застонал, увидев, что я до сих пор вожусь со шнуровкой ботинка.
- Извини, но тут такая штука случилась. Я уже закончила возиться с этим ботинком, когда увидела грязь на полу. Ты же понимаешь, что я должна была вытереть это, а когда потянулась за салфетками, то выпачкала ботинок. В итоге пришлось все шнуровать заново, но я никак не могла заняться этим грязным пятном, потому что очень неудобно вытирать грязь, когда один ботинок зашнурован, а другой – нет, поэтому я расшнуровала оба ботинка, достала салфетки и занялась грязью на полу. Но это оказалась не грязь, а рисунок на линолеуме. Салфетки нужно было выбросить, но я не могу бегать туда-сюда с расшнурованными ботинками. То есть, мне пришлось сесть и зашнуровать обувь. Но когда я добралась до мусорного ведра, оказалось, что мои салфетки закончились. Я побежала за салфетками, споткнулась и упала. Ты не поверишь, тут такая грязища! Ужас просто! Я чуть не умерла. Пришлось идти к Джеффри, чтобы попросить его убрать. Но его не оказалось на месте. Пока я ждала его, то до меня дошло, что и моя обувь уже необратимо испачкана. Пришлось ковылять обратно к этому пятну, но я не могла сесть на свое место, потому что там еще лежали салфетки, и не могла сесть на твое или какое-то другое, потому что нужно было выбросить салфетки, а это делать очень неудобно с расшнурованным ботинком. Сам видишь, в какой сложной ситуации я оказалась. Но я нашла выход – я шнуровала ботинки стоя! Сам понимаешь, это очень неудобно, и я все сделала очень плохо. В детстве я от папы за такое точно получила бы подзатыльник. В итоге я сняла салфетки со скамьи и присела, чтобы….
Эдвард закрыл мне рот рукой.
- Стоп, пожалуйста. Давай я сам зашнурую твою обувь. Теперь ты довольна?
- Я никогда не довольна, - я наконец встала с этой лавки.
- Окей, давай теперь поиграем этими мячами. Вернее, шарами…с тремя дырками.
Эдвард подхватил один шар для боулинга и передал его мне.
- Ой, подожди минутку, - я схватила салфетки и принялась тщательно вытирать ими шар.
Эдвард был ангельски терпелив. Я, улыбаясь ему, вытерла шар и даже дырки.
- О, теперь все в порядке, - и передала ему салфетки.
- И что мне с этим делать?
- Бросать, конечно.
Шутник. Я молча уставилась на шар для боулинга. Его предложение для меня звучало весьма глупо. Я никогда не была в боулинге, и не имела ни малейшего представления о том, что здесь нужно делать.
- Хочешь, я помогу тебе? – произнес его голос за моей спиной.
- Уф…я сама смогу разобраться. Я справлюсь.
Я направилась к белой линии, от которой, как я предполагала, нужно было бросать шар, но у самой линии я обернулась:
- Слушай, все этот шар…он такого странного болотного цвета…будто бы он жутко грязный! Да, этот шар какой-то грязный и липкий, что ли…Нет, это неправильно, мне это не нравится, я не хочу им играть.
- Хорошо, я дам тебе другой шар, - Эдвард забрал у меня мой болотный шар и дал, вернее, подтолкнул мне чистый шар.
- Спасибо. Ты сам мне позже за это спасибо скажешь.
После пары раундов игры, нескольких упавших шаров и ног, прибитых упавшими шарами, некоторых моих диких выходок согласно выбранной роли, Эдвард предложил перекусить. Мы отправились туда, где Эдвард оставил купленные раньше припасы.
Я посмотрела на сырные крекеры, потом перевела взгляд на Эдварда. Он вздохнул.
- Ты не будешь их есть?
Я отрицательно покачала головой.
- Да я…я даже смотреть на них не могу! Лучше выбрось их. Это же просто кошмар какой-то! Где хоть какая-то посуда? Даже во имя любви к «Пегги Льюис» я не буду есть это руками! – я вздрогнула.
Он снова вздохнул.
- Понимаешь, все, что нам здесь могут предложить из еды, придется есть только руками.
- Какая гадость! – вознегодовала я. – Это нужно признать незаконным! Мне сейчас стошнит. Извини, но мне необходимо в туалет.
Я прошествовала мимо него, подошла к дамской комнате, отсчитала десять секунд и заорала во всю мощь своих легких:
- А-а-а-а!!!!!!
Эдварду даже не пришлось меня искать. Бедный парень.
- Эдвард, - прошептала я, спотыкаясь на пути к нему. – Я не смогу играть дальше. У меня ментальный шок.
- Могу я узнать почему? – скучающим тоном поинтересовался он.
- У меня такое ощущение, словно здесь кто-то умер…и этим испортил здесь всю атмосферу!
- Прекрасно, - Эдвард в очередной раз вздохнул, а затем сделал то, чего я от него уж никак не ожидала.
Он улыбнулся, взял мое лицо в свои руки и посмотрел в мои глаза так, словно хотел заглянуть в самый укромный уголок моей души. Он улыбался, а я чувствовала, что краска заливает лицо и предательски подгибаются колени. Удивительный взгляд его золотисто-карих глаз поразил меня до глубины души. Я почувствовала, что мое сердце тает по этим взглядом, поэтому быстренько включила морозильную камеру в голове.
- Я отвезу тебя домой, - прошептал он.
Как, черт возьми, он еще может делать это???? Это же несправедливо! Я так отвратительно веду себя по отношению к нему последний 4 дня… И после всего этого он так ослепительно великолепен… Нет, это не правильно.
Я шумно вдохнула и отступила на шаг, как только его глаза отпустили меня.
- Что-то не так? – он так и стоял в шаге от меня.
Каким-то чудом мне удалось собраться с мыслями.
- Я, между прочим, совершенно не представляю, за что ты хватался своими руками. И салфеток у меня нет. Как у тебя вообще хватило совести прикасаться своими руками к моему лицу? Это же просто отвратительно!
Мы вышли на улицу и оказались прямо возле его машины. Он снова улыбнулся мне и произнес:
- Ты потом мне спасибо скажешь.