Эдвард:
Предыдущий вечер.
После того как я избавился от всего, что выдавало бы мою причастность к погрому в школе, я отправился домой, представляя, какой разбор полетов мне там приготовлен.
Я потер нос и бросил взгляд на часы на приборной панели. 2:21
Я думал о том, что Белла уже, наверное, спала. Я бы хотел полюбоваться, как она выглядит, когда спит. Я бы хотел узнать, что она думала о вчерашней ночи, вернее, уже о сегодняшней. Черт побери, я бы очень хотел, чтобы она была такой же завтра. Я бы очень хотел узнать, почему она так странно ведет себя временами.
Я свернул с дороги, ведущей к отчему дому.
«Эдвард, что ты собирался здесь делать? Ты же понимаешь, что это бессмысленно», - услышал я мысли Элис. Я только пожал плечами и задумался над ответом. Исходя из способностей Элис, она увидела Беллу спящей…обычные охотничьи инстинкты у обычного вампира…
Мне совершенно не хотелось идти домой и сталкиваться с остальными участниками пари в лице моего семейства.
Дурацкое пари. Если бы не гордость, я бы…я думаю, определение «бросил ее» было бы вполне подходящим. И как я позволил себя в это втянуть? Хотелось взвыть. Совершенно неэтичное пари. И ради чего, ради какого-то миллиона долларов? Глупость какая-то. Я же постоянно рискую ее здоровьем. И какого черта я пришел к ней домой? Эта девушка стала для меня чем-то вроде работы…но сегодня…эта ночь была необыкновенной. Белла была такой прелестной. Я спорил с самим собой. Я заботился о ней, как…как о любом другом человеке – так пытался я убедить самого себя. Но это была неправда, я лгал самому себе. Я был в смятении и не знал, что думать.
Я остановился у ее дома и вышел из машины, толком не соображая, что и зачем я делаю.
- Ага! Похоже, наш малыш Эдди втюрился! – громко подумал Эммет, сидя в гостиной.
- Чертова пикси! – простонал я. Элис описывала происходящее всему семейству.
Я захлопнул дверцу и вздрогнул от резкого звука. Убедившись, что я никого не разбудил, я осторожно двинулся в сторону окон спальни Беллы. Что-то захлюпало у меня под ногами, и я отскочил в сторону, чтобы посмотреть что это.
Я почувствовал ее запах раньше, чем увидел ее.
Черт. Это все новые ботинки.
Когда я обернулся назад, то с трудом удержался от смеха, который смог бы разбудить всех обитателей района: на земле валялась выпачканная в нашей ночной выходке одежда. Я поднял ее, она пахла краской и чем-то еще…Беллой. Это был ее запах.
«А это уже чересчур, Эдвард. Хватит. Прекрати сейчас же», - донеслись до меня мысли Розали.
Я застонал. Могу я побыть один хотя бы несколько минут?
«Ха-ха! Эдвар влюбился в человека. Как символично!»
По всей видимости, нет.
Я вздохнул, зашвырнул выпачканную одежду в лес за домом и отправился к своей машине, кляня всю свою семейку. Но пока я ехал домой, я вдруг понял, что это не они виноваты, это я схожу с ума. Что со мной происходит?
Вернувшись домой, я сразу же почувствовал себя лучше. Главным образом из-за того, что возникший из-за двери Джаспер тут же послал мне волну хорошего настроения.
- Окей, народ, что вам нужно? – спросил я, сильно подозревая, что я что-то пропустил.
- Ну… - Элис набрала воздуха в легкие и с энтузиазмом затараторила. – Мы изменили условия пари. Теперь новые стандарты и правила, новые штрафы и поощрения, - она озорно усмехнулась.
Мы все расположились за обеденным столом. Было что-то ненормальное в той серьезности, с которой все относились к этой игре.
- Что конкретно вы изменили и каким образом? – поинтересовался Карлайл.
Заговорил Эммет:
- Ну, ясно, что девушка не собирается бросать Эдварда… - он взглянул на Элис. – Так ведь? – она кивнула. – Поэтому я считаю, что пора выплачивать ставки.
- Кому? – попыталась уточнить Эсме.
- Ну, несмотря на то, что Эдвард должен был встречаться с девушкой 10 дней, он смог держать себя в руках и не попытался бросить ее раньше…Я полагаю, что я кое-что потерял, - бросил Эммет.
- Он слышал, как она сказала Эдварду: «Я тебя люблю», - усмехнулся Джаспер.
И тут меня прорвало:
- Нет! – выкрикнул я и вскочил со стула. – Я больше не могу этим заниматься! Это неправильно. Я все время думаю о том, что будет, когда эти 10 дней закончатся. В каком состоянии будет она? Мне же придется разбить ей сердце! Все, хватит! Я разрываю пари, - я кипел от злости. – Как вы могли даже думать о таком? Вы что, не понимаете, какая это отвратительная идея? Это…это…плохо, - от возмущения я не мог подобрать слов, и, ища поддержки, бросил взгляд на Карлайла.
- Эдвард прав, ребята. Это плохая мысль. Она человек, и все это будет неправильно по отношению к ней.
Из-за стола послышались разочарованные стоны, а больше всего была расстроена Элис. Она надулась и скривила губы – эдакое воплощение сосредоточенности и уныния.
Мне тут же захотелось сменить тему, чтобы она прекратила строить из себя такую расстроенную. По ее виду можно было подумать, что умер кто-то из близких родственников. Я ляпнул первое, что пришло в голову:
- Так что ты говорила насчет штрафов и поощрений?
Глаза Элис просияли.
- Итак, если ты, Эдвард, проиграешь, то, поскольку все держали пари против тебя, ты должен будешь… - она выдержала театральную паузу. – Ты должен будешь поехать в Антарктиду и прожить с пингвинами 2 недели!
Я вздрогнул. Пингвины. Чудненько. Вообще-то я имел ввиду…нет, я слишком хорошо воспитан, чтобы такое даже подумать.
- А если я выиграю? – я вздрогнул от мысли, что придется питаться кровью пингвинов.
- Ну…хм…я даже не знаю. Все что захочешь…О! Ты заставишь проигравших исполнять твои желания!
Я подмигнул Эммету. Он бы побледнел еще сильнее, если бы мог. Эммет быстро повернулся к Элис.
- Она все еще собирается вести себя как ненормальная, так ведь?
- Да, но…как-то по-другому…все так запутанно… Все выглядит так, будто она выбирает варианты поведения, - она пожала плечами. – Но в любом случае, поладить с ней будет трудно. Тебе еще придется разобраться, почему она так себя ведет.
Элис тряхнула головой – что ж, как бы ей это не нравилось, но ее способности тоже ограничены.
- Извини, Эдвард, мне действительно жаль.
О чем это ты? За что тебя извинять?

Вечер.
Подъезжая к их дому, я знал, что Белла все еще спит. Собственно говоря, я на это и рассчитывал. Я просто хотел увидеть ее перед тем как она начнет... пусть творит все, что угодно.
- Отлично, миссис Свон, я разбужу ее.
Миссис Свон лишь таращилась на меня, ее просто оглушила моя вампирская привлекательность.
«Боже мой, какой парень! Как Белле удается противостоять ему? Да уж, ей придется основательно потрудиться. Бедняга. Белла просто сумашедшая!»
Я улыбнулся. Похоже, одобрение мамы получено.

Мысли миссис Свон постоянно звучали в моей голове где-то на заднем плане. Удивительно, но мне не удалось блокировать их поток. Я все время пытался сконцентрироваться, чтобы услышать что думает Белла, но мысли Рене постоянно перебивали меня. Увы, но услышать, что думает Белла мне так и не удалось.
Это было странно. Сначала она разозлилась на меня, но, думаю, это было из-за того, что я ее разбудил, а она была к этому не готова. Странно. Я успел только услышать, как Рене произнесла: «…твои волосы кажутся такими светлыми, ты прям блондинка сегодня. Надеюсь, это не на весь день».
Ерунда какая-то. Я повнимательнее вслушался в мысли Рене.
«Уф, надеюсь, она поняла меня. Выглядело, конечно, очень странно и неуклюже…Хорошо, что я успела предупредить ее, прежде чем…В любом случае, надеюсь, у нее все получится. Не могу поверить, что она сделает это…»
– А что мы собираемся сегодня делать?
- Хм…а чем бы ты хотела заняться? – я немного разозлился на нее за то, что прервала мыслительный процесс Рене.
- Я хочу спать, - я рассмеялся про себя. Может, она все-таки будет вести себя вполне разумно. Хотя мысли ее мамы говорили совсем о другом…
Я немного развернулся, чтобы было удобнее слушать мысли Рене, но теперь она думала только лишь о том, как мы будем вместе смотреться в кинотеатре. Мысли в ее голове проносились с такой лихорадочной скоростью, что было очень трудно разобрать что-то конкретное.
– А где мой лист с…проектом?
Я обернулся к Белле. Снова возникло ощущение, что я чего-то не улавливаю. И это мне сильно не нравилось. Я-то привык думать, что знаю все!
Черт, почему я не могу читать мысли Беллы?

Белла:
- Итак, - я говорила высоким голосом и старательно имитировала французское произношение «в нос». – Какое же кино мы пойдем смотреть? Скажи еще раз.
- Тридцать дней ночи, - спокойно ответил он. Я была приятно удивлена его терпением. А он милый…
Я мысленно дала себе подзатыльник за такие издевательства над невинным человеком. Но что поделаешь – это моя работа. Это даже весело…очень весело…в некотором роде.
- Но…это же невозможно. Ну не может быть 30 дней ночи…в смысле, ночь – это же не день. Бред какой-то. Получается, что 30 дней ночи, даже если такое возможно, будет равно…неделе? – сердито бурчала я.
- О Боже, ты видел того парня? Симпатяжечка… - я махнула рукой в сторону воображаемого парня. – В смысле, отлично выглядит по сравнению с тобой, - протянула я, старательно гнусавя и пытаясь придать своему голосу соблазнительный тон.
Думаю, он уже в бешенстве. Бедный парень. Почему он до сих пор не бросил меня и не забыл все это как страшный сон?
- Что? – я хихикнула, пощекотав пальцем его ладонь. Фу, ненавижу себя. – О чем ты думаешь?
- Я как раз хотел тебя спросить об этом, - процедил он.
Я не нашла, что ответить, поэтому глупо захихикала.
Тут мне пришло в голову, что ни одно из близлежащих зданий не похоже на кинотеатр.
- Так куда мы направляемся? – моя техника говорить в нос была весьма впечатляющая.
- В кино, - уныло ответил он.
- Но…я что-то не припомню, чтобы где-то поблизости был хоть один кинотеатр и какие-то 16 дней ночи.
- Тридцать.
- Какая разница? В любом случае, я что-то не припомню, чтобы объявляли премьеру этого фильма.
Я начинала нервничать. В памяти всплыло, что этот фильм шел в кино аж в ноябре, да и сейчас не было похоже, чтобы мы направлялись в кинотеатр. Очень хотелось задать ему этот вопрос, но тогда бы пришлось выйти из образа тупой блондинки.
- Вообще-то, мы едем ко мне домой смотреть этот фильм, - нехотя сказал он.
- Что?!! – завопила я, от беспокойства совсем позабыв о своем гнусавом произношении.
- Мы едем смотреть кино ко мне домой.
- Нет! Я к тебе домой не поеду! Ни за что! – снова забыла о своем образе.
Эдвард взглянул на меня, слегка наклонив голову. На его лице промелькнула победная улыбка.
- Чего это ты так улыбаешься? – произнесла я тоном глупой блондинки, цепенея внутри.
Он нахмурился.
- Да ничего.
- Окей. Ладно. Но все равно не желаю ехать к тебе домой и…и встречаться с твоей семьей! – отрезала я. Властность в голосе несколько пострадала от моей раздраженности, но слова возымели свое действие.
- Хорошо, мы не едем ко мне домой, - похоже, он даже обрадовался тому, что я заставила его повернуть машину.
- Урраааа! – завопила я и кинулась к нему обниматься. Почувствовав, что он напрягся, я хихикнула, но выпустила его из объятий

Итак, мы оказались в кинотеатре, не имея ни малейшего понятия о том, какие фильмы там идут и в какое время. Чистый экспромт.
- Ох, - выдохнул Эдвард, как только мы подъехали ко входу.
- Что? – протянула я самым раздражающим голосом. Эта интонация должна раздражать всех без исключения.
- Кинотеатр закрыт, - кажется, он с трудом сдерживался, чтобы не накинуться на меня.
Что ж, не буду его разочаровывать.
- Как? Он не должен быть закрыт! После всего, через что мы прошли он просто не имеет права быть закрытым! Ты, наверное, не то прочитал. Вот смотри, написано «открыто», - я ткнула пальцем в надпись на двери, даже не удосужившись ее прочитать. Не могу поверить, что веду себя как полная дура.
- Белла, закрыто, - Эдвардр потер переносицу и глубоко вздохнул.
Я надула губы и прижала ладони к щекам.
Эдвард вздохнул.
- Белла, ты невозможна. Твои действия лишены всякого смысла, - мягко сказал он, опасаясь вызвать вспышку придурковатости у меня. Он посмотрел мне в глаза так, словно пытался заглянуть мне в душу. – Зачем ты так себя ведешь? Ты была такой замечательной вчера, - сказал он скорее самому себе, уставившись на руль.
Все замки, на которые я закрыла свое сердце, разбились в одно мгновенье, как только я увидела, какие чувства отражаются в его прекрасных глазах. Не человек – передо мной был ангел в его обличье.
Мои руки мимо воли протянулись к нему…С огромным усилием мне удалось себя сдержать. Он слаб сейчас. Добей его.
Но я не могла. Я не могла ничего сказать, даже если бы очень захотела. На ум не приходило ничего грубого или доброго, даже слов для извинения не находилось. Я просто сидела, уставившись на приборную панель. Я не хотела делать ему больно, но и позволять ему бередить свои душевные раны я тоже не могла.
Противно зазвонил мобильный. Эдвард извлек из своего кармана серебристый аппарат.
- Алло? Да, я в порядке. Давай, говори, что ты хотел. Что? Куда? Ох, ладно, отлично. Нет, я же сказал нет! Ха-ха…очень смешно. Заткнись, Эммет.
Эдвард бросил мобильный обратно в карман и медленно повернулся ко мне.
- Как насчет боулинга?