- ЧТО? – заорала я. – Я не собираюсь громить свою школу! У меня с ней связаны приятные воспоминания и ты…мы не можем этого делать!
Он понимающе кивнул.
- Это не моя идея. Это придумали мои брат и сестра. Не парься, это должно быть весело.
- Ты меня не заставишь, - я скрестила руки на груди.
Озорная улыбка мелькнула на его лице.
- Окей. Давай подумаем об этом в таком ключе: может, в школе случилось что-то настолько ужасное, из-за чего ты плакала? Ты же мне так и не рассказывала ничего.
На минуту я представила это. Мысленно я вернулась к тому моменту, когда Лорен дико вопила на меня возле входа в школу, обвиняя в том, что я сплю с Тайлером.
Этого я никогда не забуду. До этого мы с Лорен были друзьями…но не после. Вещи, которые она говорила…да еще и перед всей школой! Пошли отвратительные сплетни, родители Тайлера звонили моим маме и папе. А они все передали мне. Меня вызывали к директору школы. Все ученики шарахались от меня. Хуже всех были буфетчицы. Мне кажется, некоторые плевали в мою тарелку. Самым обидным было то, что я ничего не сделала! Некоторые школьники и персонал никогда не смогут забыть этого. И они никогда не смогут понять, что я ни в чем не виновата. Даже сейчас при воспоминании об этом у меня на глаза наворачивались слезы.
Я кивнула Эдварду, давая ему понять, что да, были малоприятные вещи.
- Ты возвращалась когда-нибудь к этому?
Я отрицательно покачала головой. Он обернулся ко мне и тихо произнес:
- Так ты хочешь..? – я была настолько ослеплена и подавлена его взглядом, что смогла лишь кивнуть. Да. Похоже, я действительно хочу стереть свою школу с лица Земли.

- Окей. Ты не хочешь мне сказать что в этих мешках? – я подозрительно покосилась на мешки на заднем сидении.
Он фыркнул.
- Думаю, ты не захочешь это узнать, по крайней мере, пока мы не подъехали к школе.
Мы остановились в паре сотен футов от школы, приготовившись к вторжению.
- Думаю, стоит начать с кафетерия. Это и есть главный офис всех бед. А потом перейдем к парочке классных комнат, - мои глаза загорелись решимостью.
- Окей, - рассмеялся Эдвард. – А как насчет ученических шкафчиков?
- Ну, и это тоже. Но хотелось бы спросить, что мы конкретно будем делать?
Эдвард вздохнул.
- Ладно. У меня есть краска в баллончиках, яйца, вареная колбаса, туалетная бумага, моющее средство, и вообще все это не моя идея, брат заставил…ага, и еще пачка журналов «Плейбой», - он выглядел сконфуженным, разглядывая свои ботинки.
Я рассмеялась.
- Забавная штука! Вот уж точно повеселимся.
- Это еще не все, - снова вздох.
- Что? Что еще?
Он махнул в сторону заднего сиденья машины:
- Лучше сама посмотри.
Похоже, он уже сам был недоволен, что позволил втянуть в это себя. Я осторожно открыла сумку и закричала.
- Какого черта? – я обернулась к Эдварду. – У тебя мыши и куры…в мешке?!
- Ну, я же говорю, если мы хотим что-то сделать, то стоит начинать прямо сейчас. Ты все еще не против?
- Конечно!
- Ну, если все в порядке, я беру мешки, - он отодвинул меня в сторону и с легкостью поднял мешок.
- Ээ…есть один вопросик.
Эдвард обернулся и устало взглянул на меня.
- Что ты собираешься с этим делать?
- Оставь это мне, - он улыбнулся и отправился легкой походкой со здоровым мешком в руках куда-то налево.

Каким-то образом Эдварду удалось провести нас во внутрь. Быстрота, с которой он все делал, пугала меня. Он напоминал мне то ли черта, то ли ловкого охотника.
- Это будет первым пунктом, - произнес он, протягивая мне баллончик с красной краской.
Он дал мне возможность получше рассмотреть ряды шкафчиков.
- Готова? – спросил он, и я встряхнула свой баллончик, полная решимости вылить его содержимое на эти темно-ржавые шкафчики.
Я натянула на голову черную шляпу, которую нашла на заднем сиденье его машины, для драматического эффекта. Он рассмеялся, а я показала ему язык и нажала на распылитель.
Через несколько минут мы покинули это место, оставив на шкафчиках надпись: «Вандализм – это преступление. Вышивайте крестиком!». А для пущего эффекта оставили в коридоре бродить парочку мышей и нескольких кур.
Теперь я чувствовала себя намного лучше…смелее и гораздо опаснее! Очень хотелось зло расхохотаться (прям как злой герой мультика), но интуиция подсказывала, что это не самая лучшая идея.
Пританцовывая, я неслась из класса в класс, размахивая своим баллончиком с краской, оставляя с его помощью на стенах цветы и надписи в роде «Вася-дурак».
Эдвард руководил этим странным процессом. Мы даже подрались из-за второго баллончика краски.
- Я победила! Он мой! – зло заорала я. Наверное, мне пора обследоваться у психиатра.
- Никогда! – вопил Эдвард, рисуя полосы на моем лице этим баллончиком. Да уж, удачная шутка среди всех наших безумств. Спасибо, что умудрился не закрасить мне рот и глаза.
Я решила, что ему пора сменить прическу. Он выглядел так, словно над его волосами долго колдовал парикмахер, но основным укладочным средством был клей. Что же касалось меня, то меня ни капельки не волновали полосы, намалеванные им на моем лице.
- Нет! Только не волосы! – заорал он с притворным ужасом. А мы все хохотали и хохотали…
Самый грустный момент наступил тогда, когда мы наконец-то осознали, что этими глупостями мы занимаемся уже очень долго. Но от этой мысли мы снова покатились с хохоту, да так, что попадали на пол.
- Ты все равно это заработал, - я с самым серьезным видом указала на его лицо, и мы оба захохотали.
Я откинула голову и уставилась на потолок.
- Мы кое-что пропустили, - я подняла руку со спреем, и принялась художествовать.
Эдвард просто стоял и наблюдал за моими попытками разрисовать воздух.
- Упс, - я закашлялась, поскольку брызги краски намного охотнее падали вниз, чем летели вверх. Обернувшись, я увидела, что Эдвард смеется. И не удивительно – я вся была уже покрыта мелкими капельками розовой краски. Я сердито взглянула на него, когда наконец до меня дошло, что безопаснее было бы отойти в сторону. Но моя сердитость быстро куда-то ушла, и я поймала себя на том, что просто стою, уставившись на него. Он тоже смотрел на меня. А я все никак не могла унять свое сердце, оно решительно отказывалось биться тише.
Я пыталась остановиться, но мои руки почему-то сами потянулись к его лицу. И тут…
- Ой! – взвизгнула я, шарахнувшись в сторону. – У тебя же мышь на плече!
Он лишь усмехнулся и подхватил меня, пока я не упала. По правде говоря, я была очень благодарна этой мышке – если бы она не появилась, я бы точно потеряла контроль над собой.
- Да ладно тебе, - Эдвард аккуратно ссадил мышь на пол. – Нам еще многое предстоит сделать.
И мы отправились по ступенькам вниз творить и там великие дела.
- Подожди, я не буду этим заниматься, - произнес Эдвард, прежде чем я принялась за создание очередного произведения искусства.
- Ну ладно, придумай себе что-нибудь другое, - пожала плечами я.
- Я разбросаю здесь «Плэйбой», - ухмыльнулся он.
- О, нет, - мягко произнесла я. - Ты возьмешь вареную колбасу и моющее средство. Мы все это рассыплем здесь и прикроем «Плейбоем».
- Отличная мысль!
Это оказалось так весело, что мы решили устроить такой же погром в других классах.
- Ай! – пискнула я, когда Эдвард запустил в меня куском колбасы. - А ну не трожь меня!
Со смехом мы начали наматывать туалетную бумагу на стулья, раскладывая на каждую парту горячий журнальчик. Эдвард старательно разбрасывал вокруг куски колбасы. Да уж, с уборкой здесь придется повозиться. А нам приходилось отступать, потому что моющее средство уже плескалось вокруг и норовило залить обувь.
- Эй! – возмущенно завопил Эдвард, когда я начала обматывать его туалетной бумагой, пытаясь превратить в мумию. Но я не обратила ни малейшего внимания на его возмущения, и, схватив прекрасно послуживший мне спрей с краской, принялась его раскрашивать.
- Ты заплатишь за это! – предупредил он, изо всех сил пытаясь придать голосу убийственные нотки.
- Ох! – только и успела выдохнуть я, когда он в клочья разорвал мое творенье и погнался за мной.
Спасаясь бегством, я умудрилась вытащить из-за угла цыпленка (они уже давно разбрелись из мешка) и швырнуть им в Эдварда
- Вот тебе!
- Что за…?
Я расхохоталась, увидев как задела его.
Я так и мчалась с хохотом и визгом, пока не почувствовала, как холодные руки сомкнулись вокруг меня. Я шумно выдохнула и хихикнула.
- Ты поймал меня!
Я обернулась, чтобы увидеть его выражение лица, и мою улыбку как ветром сдуло.
- Что не…?
- Ш-ш, - Эдвард прикрыл ладонью мне рот, прижимая другой рукой меня к себе. – Кто-то идет сюда.
Я кое-как повернула голову и услышала, как заскрипела входная дверь. У меня перехватило дыхание. У нас будут просто невероятно огромные проблемы, если нас поймают. Мне даже думать об этом не хотелось.
Эдвард отнял руку от моего рта и прижал палец к губам, сигналя мне, что нужно соблюдать тишину. Затем он подхватил меня на руки и заскользил в направлении прямо противоположном тому, где открылась дверь.
- Святой… - услышала я мужской голос совсем недалеко позади нас.
Хотелось заорать. Я ненавижу прятаться, это так действует на нервы. Я никогда не умела играть в прятки – я не выдерживала и выдавала сама себя. Ждать, пока тебя найдут, по-моему, не самый удачный план. Но мы не ждали, пока нас найдут, мы прятались.
- Ш-ш, - прошипел Эдвард у самого моего уха, беззвучно открывая дверь.
Дверь в другое крыло здания быстро открылась и так же быстро закрылась за нами. Мы очутились в другом коридоре. Когда мы попытались использовать его в качестве пути к отступлению, то оказалось, что мы уже побывали здесь – всюду было разлито моющее средство. Я беззвучно застонала.
- Сюда, - Эдвард потянул меня за руку в соседнюю комнату. В другом конце холла послышались шаги нашего преследователя.
Мы оказались в лаборатории, и спрятаться было негде. Я обернулась к Эдварду узнать, что он думает делать дальше. Похоже, перспектива быть пойманным его совсем не пугала – для него это было игрой….даже больше – это была очень забавная игра. Он указал мне на маленький шкаф, в котором хранилась одежда для работы в лаборатории.
Я бросила на него красноречивый взгляд в котором читалось: «Ты псих?». Но он только подтолкнул меня к шкафчику. Я решила сопротивляться, но когда услышала голос за дверью, то сама прыгнула внутрь шкафчика и чуть было не закричала, но Эдвард схватил меня в охапку и, зажав ладонью мне рот, шагнул поглубже. Мне вдруг захотелось его треснуть посильнее.
Дверь в лабораторию открылась. Я бы точно начала судорожно глотать воздух, если бы Эдвард все еще не зажимал мне рот. От него так прекрасно пахло, и этот запах действовал на меня успокаивающе. Если бы я не была так взвинчена, я бы точно уснула.
- Нет, здесь их тоже нет, - произнес очень знакомый голос.
Я мысленно ахнула. Это же мой отец! Если бы я не ощущала холодное дыхание Эдварда на своей шее, я бы упала в обморок.
В конце концов наши преследователи ушли.
Я не знаю, как долго мы оставались в шкафчике. Мне казалось, что прошло много часов, но в действительности, наверное, через несколько секунд Эдвард разжал руки.
- Они ушли, - спокойно произнес он, не боясь быть услышанным, и ловким маневром оказался у двери, чтобы распахнуть ее передо мной.
Мы вышли из комнаты, держась за руки. Пришлось изрядно побродить по зданию, пока наконец мы не добрались к заднему выходу, где была припаркована его машина.
Взяв в руки 3 яйца, Эдвард повернулся к зданию школы.
- Это, - начал он, - это тебе за все те гадости, которые ты сделала Белле в прошлом, - первое яйцо полетело в стену.
- Это за то, что Белла испугалась сегодня, - второе яйцо последовало за первым и треснуло с хлюпающим звуком.
- А это за то, что нас чуть не поймали! – последнее яйцо попало аккурат посреди вывески «Добро пожаловать в среднюю школу Форкса «Дом Спартанцев».
Я захихикала и в следующий момент оказалась на спине у Эдварда, за которой я продолжала благополучно прятаться всю обратную дорогу в машине.

Прежде чем покинуть его машину, я обернулась к нему с улыбкой:
- Знаешь, это была, наверное, самая классная и самая отвратительная ночь в моей жизни.
- Я рад это слышать, - он вернул мне улыбку.
Я же почти выбралась из машины, как он умоляюще произнес:
- Пожалуйста, скажи, что ты завтра не будешь изображать из себя чокнутую, как вчера.
Я лишь ухмыльнулась.
- Я ничего не могу обещать, - и двинулась к дому даже не оглянувшись.