Определенность

Эдвард

Мир, казалось, перестал существовать, все замерло и застыло. Я не в силах был смотреть на заплаканное лицо Эсме. Но только я закрыл глаза, как предо мной явился облик Беллы, ее красивые глаза, ее улыбка.

Я находился в шоковой растерянности ибо не представлял, когда и как быстро эта боль от произошедшего пройдет. Чувствуя, как холод взял в плен мое и так хладное тело, я ощущал онемение во всех чреслах, будто меня окатили ушатом ледяной воды и стали растирать замерзшее тело полотенцем, у которого вместо ворса миллионы острых иголок.

Мое сердце постигла подобная участь – оно превратилось в груду осколков, и даже малейшее движение приносило явную физическую боль. Я утопал в горе.

Постепенно мне удалось открыть глаза. Пристальный, сочувствующий взгляд Эсме был прикован к моему лицу и она говорила со мной, однако губы ее были плотно сжаты. До меня дошло, медленно, но верно, что мама пыталась меня успокоить, мысленно.

«Эдвард! Пожалуйста, выслушай меня, сынок! Я вижу, что ты сердишься, но ты должен постараться сохранять спокойствие. Мы сможем вернуть Беллу. Знаю, что ты не причинил вреда Джейкобу, ты не мог этого сделать, потому что ты лучше его! Я верю в тебя! Ты вернешь ее, но для этого необходимо унять волнение и не реагировать так нерационально… »

Стремясь ответить ей, я тщился пошевелить губами, но у меня ничего не получилось – с губ сорвался лишь какой-то шипящий свист. Поднявшись со ступенек, я уставился на свои ноги и побрел в дом.

Нет, это неправда…
Слова Эсме не соответствуют действительности…
Белла в комнате, я уверен в этом…
Белла любит меня всем сердцем, она говорила об этом миллионы раз…
Она не могла оставить меня…
Нет…

Направляясь в свою комнату, я поочередно заглядывал во все комнаты, но нигде не видел моей девочки. Отчаяние было на пределе и таки взорвалось, когда мне бросился в глаза лежащий на нашей постели белый лист бумаги. От Нее.

Присев на краешек кровати, я вовсе перестал дышать и, глядя на вошедших в комнату Эсме, Карлайла, Эл, Джаса, Роуз и Эммета, я в неверии качал головой и дрожащими руками разворачивал сложенный вчетверо лист. Уставившись в написанное неровным почерком письмо, я принялся читать.

«Эдвард, теперь я дома. И, если ты читаешь это, то уже знаешь, что я ушла. Мне так жаль, что ты можешь подумать, будто я лгала тебе все эти месяцы… Но, любовь моя, я так тебя люблю, более всего на свете, мой ангел!

Ты изменил мою жизнь навсегда. Веришь ли ты в это или нет, но это так. Ты показал мне, что значит рисковать в жизни, и как по-настоящему жить счастливо, оберегая свою любовь.

Теперь, думаю, ты хотел бы знать, почему я ушла…

Ушла я потому, что ты намерился убить Джейка. Знаю, что ты злишься на него, но насилие - не ответ насилию. Что за достижение, если кто-то мертв? А?

А раз он мертв, то и меня нет. Случившееся не сотрет воспоминание о нем и не облегчит мою боль ни в коей мере. Он заплатил жизнью за то, что избивал меня. Не хочу, чтобы это прозвучало эгоистично, но я знаю, в душе он любил меня и желал добра, просто не понимал, как выказать свои нежные чувства.

Надеюсь никогда больше не встретиться с тобой. Прости, я попросту не смогу смотреть в твои глаза и видеть в них укор, гнев и ненависть. Понимаю, что это твоя сущность… я не виню тебя…

Но, Эдвард, поверь, я люблю тебя. Конечно, ты можешь сомневаться в моей искренности, но я в самом деле очень сильно тебя люблю. Так сильно, что не сыскать слов, чтобы описать все мои чувства к тебе, а они, разве что, сравнимы лишь с вечностью. Ты навсегда останешься в моей жизни, в моих мыслях, в моем сердце, в моей душе, каждый день и каждый час.

Я люблю тебя. Я люблю тебя. Я люблю тебя. Я люблю тебя. Я люблю тебя.

Береги себя и не делай глупостей. Найди женщину более достойную, кто заслуживает тебя по-настоящему…

Прощай навсегда, твой ангел-хранитель, умерший и ушедший навсегда. Твоя Изабелла Свон…

С силой скомкав письмо, я закрыл глаза и глубоко вдохнул… Ее запах овеял меня, во рту скопился яд, и я тяжело сглотнул.

«Эдвард… », - тихонько позвала меня Эллис.

«Убирайтесь! - решительно прошипел я. - Ни с кем не хочу разговаривать!»

«Эдвард… »

«Убирайтесь! Убирайтесь!» - зарычал я, вскочив с кровати и сбросив лампу с прикроватной тумбы. Грохот разбившегося стекла был точь в точь сродни моей разбитой жизни.

«Эдвард!» - порицательно прикрикнул на меня Карлайл, когда я пробил дыру в стене, перевернул кровать и, выскочив из комнаты, спрыгнул с перил на первый этаж, оставив в полу две огромные дыры от шумного приземления.

«Эдвард, сынок!» - срывающимся голосом взмолилась Эсме, подбежав ко мне и схватив за запястья, отчаянно пытаясь преградить мне дорогу.

Мое сердце разорвано на куски.

Я не смогу жить без Нее, я нуждаюсь в Ней, я хочу только Ее!
Я заслуживаю Ее!
Я принадлежу лишь Ей!

«Отпусти меня, Эсме! Отпусти!» - взревел я, глядя на дверь.

«Эдвард, куда ты собрался?» - встревоженно и испуганно спросила мама. Она подумала, будто бы я собирался убить себя. Это, конечно, могло когда-нибудь и произойти, но только, если бы умерла Белла.

«Эсме, я должен разыскать Беллу. Отпусти меня!» - объяснил я.

Мама неохотно отпустила меня, и я направился к двери.

«Не беспокойся, я буду в порядке», - заверил я ее и выскочил за порог.

Секунду раздумывая, как лучше – идти пешком или ехать на автомобиле, - я решил идти. Так я точно ничего и никого не упущу из поля зрения.

Определившись во всем, я двинулся в путь. Ветер хлестал мне в лицо, посылая сотни запахов человеческих тел, но мне нужен был только один запах, один человек, которого я больше никогда и никуда не отпущу…