Так мрачно

Белла

«Белла, ты же знаешь, что Эдвард любит тебя, потому он и решился на это», - старалась успокоить меня Эллис, глядя на мои красные, зареванные глаза. Я чувствовала себя прескверно от предательства Эдварда. Но вскоре все мои эмоции переросли в гнев. Вспомнив нравоучения родителей о том, чтобы не показывать кому бы то ни было своих слабостей, я поняла, к моему великому сожалению, что ошиблась в Эдварде. Я показала ему свои слабости, свою мягкость, а он предал и меня, и мое доверие.

Я всегда была сильной, независимой девушкой, но появился Эдвард, и я позволила ему вести себя, напрочь потеряв бдительность. И чем это для меня обернулось теперь, когда любовь к вампиру заполнила мое сердце? Как он мог? Ведь он знал, как я отреагирую… Не так ли?

«Белла, послушай меня, - взволнованно произнесла Розали, чего я от нее вообще не ожидала, впрочем, как и участливого присутствия Эсме, Карлайла, Джаспера и Эммета, которые тоже стремились меня успокоить. - Эдвард делает это потому, что не хочет, чтобы впредь кто-либо тебя обидел. Понимаешь?»

«Эдвард хочет, чтобы я была счастлива… Эдвард хочет сделать все для этого… Как будто я не в состоянии сделать это сама. Думаю, иногда он забывает, что я достаточно взрослая и не нуждаюсь в помощи кого бы то ни было… будь то человек или вампир. Не стоит так опекаться мною и вместо меня решать мои проблемы. Я - не ребенок, я - сильная женщина, и не боюсь заявить об этом! В своем желании якобы помочь мне, Эдвард не задумывается о том, чего хочу я!» - возмущенно выпалила я на одном дыхании.

«Белла… » - растерянно произнесла Эсме.

«Нет, - закричала я, чувствуя, как ярость, разбавленная грустью и болью, одолевала меня. - Эдвард разбил мое сердце. Смерть Джейкоба будет на моей совести всегда. Мне больно от этой мысли».

Я устала от разговоров и, почувствовав себя совершенно одинокой, поняла, что никому не могу довериться – ни Эллис, ни Эсме, никому из семейства Калленов. Ведь Эллис не могла не знать о том, что Эдвард собирался сделать. Она же, наверное, видела все это и не предупредила ни его, ни меня.

«Когда он вернется, я… уйду… » - отстраненно заявила я.

«Белла!.. » - прервала меня Эллис.

«Я уйду, - прошептала я, оборачиваясь и глядя на Эллис глазами, полными слез. - Я устала от его лжи. Мне надоело быть в неведении, и… когда я покину этот дом, никто из вас никогда не посмеет больше вмешиваться в мою жизнь. Это понятно?»

«Белла, - грустно начал Эммет, доселе молчавший, - я знаю Эдварда уже достаточно длительное время. Я точно знаю, что он любит тебя, обожает тебя, как никого и никогда в своей жизни, поверь мне. А еще, думаю, ты тоже любишь Эдварда. Но отношения редко бывают совершенными, а уж вампиры подавно далеки от совершенства… и… Эдвард не исключение, он - не идеал».

Слушая Эммета, я переводила взгляд с одного члена семьи вампиров на другого, среди которых находилась одна-одиношенька. Эсме стояла в углу комнату, склонив голову, медленно и глубоко дыша. Карлайл сидел на стуле, обхватив голову руками. Эллис стояла около меня, неотрывно смотря на меня своими янтарно-золотистыми глазами. Джаспер сидел в кресле, как бывало, сиживал Эдвард, – положив руки на подлокотники, и молчал. Розали стояла у окна и глядела на меня с укором.

«Знаешь что, Эммет, ты, конечно, прав касательно отношений. Но, когда они причиняют боль, это разве счастье? Однажды, по этой причине я отказалась от любви и теперь это сделаю снова», - ответила я и, выйдя из гостиной, прошла в свою комнату и заперлась там на ключ. С разбегу шлепнувшись на кровать, я уткнулась в подушку и разрыдалась, мысленно сочиняя прощальное письмо Эдварду.

Эдвард

Уже прошло два дня, как я оставил Беллу. Она мне пыталась дозвониться, но я не отвечал на ее звонки, зная, что именно она стала бы говорить и в чем именно переубеждать. Видимо отчаявшись переговорить со мной, она написала мне пару сообщений на телефон. Но и их я не стал читать, так как заранее знал, что буду терзаться из-за принятых мною решений. А это совсем не то, что мне было необходимо.

… Уже несколько часов, как я отслеживал запах… Кого бы Вы думали? Джеймса.

Я уловил его мысли и его запах, совсем не ожидая встречи с ним, но не мог не радоваться этой счастливой случайности расквитаться и с ним. Он находился в приподнятом настроении, потому и не почуял моего приближения, а все из-за того, что разящий от него запах человеческого пота, вещал о том, что Джеймс спал с человеческими женщинами. Я сразу же вспомнил о его непозволительных вольностях в отношении Беллы. Ярость застлала мне взор и, зашипев, я вышел из машины.

«Привет, Эдвард! - улыбнувшись, слащавым тоном поздоровался Джеймс, дразня и раззадоривая меня, скептически разглядывая мое лицо своими черными, как смоль, глазами. Насвистывая, он задал глупый до невозможности вопрос: - Ты искал меня, чтобы убить?.. Или я ошибаюсь?»

«Ты абсолютно прав!» - взревел я.

«Хм… неужели ты думаешь одолеть меня без боя?» - все так же нагло продолжал Джеймс.

«Нет, но предупреждаю тебя, что, невзирая на то, что ты собираешься предпринять, ты все равно умрешь», - заверил я его, сделав шаг навстречу.

Разорвав на себя рубашку, он напряг свои долбанные мышцы, видимо, надеясь произвести на меня некое впечатление. Я лишь закатил глаза такому самонадеянному проявлению его эга.

«Ну, Эдвард, - низким голосом произнес он. – Я так полагаю, что это из-за Беллы? А ведь я чуть было не овладел ею в момент обоюдной страсти, если бы ты… нахальным образом не прервал нас…»

Мое терпение закончилось, и я бросился на него. В отличие от меня, его движения были не такими изощренно-изящными и просчитанными, а наоборот, будто в противовес мне, – хаотичными, нервными, словно варварскими, без намека на вампирскую грациозность.

Рухнув наземь под резкостью и напором моего прыжка, он не перестал улыбаться. Дебил!

«Это было та-а-ак приятно, Эдвард! Жаль… мало и быстро. Ах, да, позволь сказать еще кое-что… - оскалившись, этот эйфорический урод попытался уколоть побольнее: - Белла – классная сучка… »

Бедному Джеймсу так и не удалось договорить, поскольку я вырубил его мощным ударом в челюсть, треск и хруст от которого облаком повис в окружавшей нас тишине и затерялся где-то в кроне деревьев.

Я усмехнулся удивленному выражению его округлившихся глаз и прошептал:
«Я быстрее и сильнее тебя, потому что во мне течет ее кровь, которой ты, увы, уже никогда не испробуешь. Потому я справлюсь с тобой, словно с мизинцем ребенка».

«Это то, что ты думаешь, но это не означает, что так и будет», - злобно зарычав, он стал подниматься. Но пока он это проделывал, я уже был за его спиной. Схватив ладонями голову вампира, я стал сжимать ее и резко рванул на себя, оторвав от тела, тем самым умертвив Джеймса быстро и наверняка, да так, что он не успел издать ни единого предсмертного крика.

Наспех разведя огонь, я вырвал руки из плеч ненавистного мне вампира, переломал ноги, разделив их пополам, и сбросил голову и останки его тела в огонь.

Мрачно глядя на полыхающее пламя, и понимая, что останков Джеймса теперь уж никто не сыщет, я подумал:
«Жаль. Я не хотел этого, но ты не оставил мне иного выбора».

Подойдя к машине, я уселся в нее, но еще долго смотрел на догорающий костер и думал о Белле… Она бы поблагодарила меня за эту услугу, безусловно… она будет благодарить меня за это… я так думаю.

Тяжело вздохнув и покачав головой, я помчался туда, где, я точно знал, жил Джейкоб.