Обманутые

Эдвард

Белла думала, что я не догадывался о ее маленьком секрете, связанном с Джейком и их прошлыми отношениями, о насилии, которое он позволял себе в отношении Беллы. Но я знал это еще с того момента, у моего дома, когда Эллис увидела эти издевательства в воспоминаниях самого Джейкоба. Так что, даже сестра пребывала в неведении относительно того, что мне все известно.

Я проснулся и уже с полчаса смотрел на мирно спящую Беллу. Мною овладело чувство нежности, и я гладил пряди ее мягких волос и ее щеку, на которой… зиял синяк, так умело вчера скрытый макияжем.

Мне сложно было понять, а тем более принять тот факт, что кто-то мог преднамеренно причинить боль моей Белле. Я вздрогнул, припомнив, как сам некогда толкнул ее наземь, да и еще много чего такого, от чего мне стало не по себе.

Глубоко вдохнув, я зарылся носом в ее роскошные волосы и, закрыв глаза, вспоминал, как пил ее кровь… Слаще этой крови в жизни ничего не вкушал. Однако у меня хватило сил и самообладания, чтобы остановиться и оторваться от моей девочки. Я контролировал поступления яда в ее кровь. Его было мало для обращения Беллы, но вполне достаточно для небольших изменений во внешности.

Цвет ее кожи немного изменился, а в остальном, она была прекрасна так же, как и всегда. Ее щеки тронул более яркий румянец, особенно в месте ушиба и кожа переливалась перламутром, почти как у меня на свету. Но постепенно это свечение стало блекнуть… Видимо, действие яда ослабевало, а вскоре и вовсе исчезло.

«Эдвард», - прошептала она и повернулась во сне на другой бок. А я, вдохнув вкус ее дыхания, смаковал его на своих губах.

Тихонько поднявшись с постели, я подошел к окну и глянул в темноту ночи. В мыслях пронеслось воспоминание о нашей первой встрече… Как она, хрупкая человеческая девушка, бесстрашно и дерзко смотрела на меня. Но теперь, когда я уже узнал ее, то мог с уверенностью сказать, что она не совсем такая. Она… мягкая, заботливая, чересчур справедливая и слишком ранимая. И… о, да, теперь-то есть кому ее защитить.

Обернувшись, я посмотрел на Беллу. Ее грудь равномерно вздымалась от спокойного, размеренного сна. Интересно, он ей снился?.. Или я?.. Счастливые моменты в ее жизни связаны с ним или со мной?..

Рассмеявшись над своими размышлениями, я вновь повернулся к окну и стал вглядываться в облака на ночном небе.

… Конечно же, она больше не мечтала о нем, она любила меня. Я знал об этом наверняка и уже не сомневался, ведь каждое ее движение, каждая улыбка, каждый взгляд – все отдавалось мне без остатка.

«Эдвард… » - нежно позвала она меня и я обернулся. Глядя на ее приоткрытые глаза и взлохмаченные волосы, я словил себя на мысли, что любуюсь очаровательному выражению ее сонного личика.

«Да, любовь моя?» - спросил я и подошел к ней.

Она присела на кровати, протерла глаза и посмотрела на меня своими шоколадными озерами. Взгляд ее был вначале дезориентирован, но постепенно стал целенаправленным. Собравшись с мыслями, она поинтересовалась: «Почему ты был у окна?»

«Я думал», - сказал я, вдыхая теплоту, исходящую от Беллы, и аромат ее тела. Этот аромат давно уже прочно осел в моем сердце, и я был несказанно рад этому.

«О чем ты думал?»

«О тебе. Я больше ни о ком другом не могу, да и не хочу, думать», - правдиво ответил я.

«Тогда возвращайся ко мне, пожалуйста. Я скучаю по тебе и чувствую себя одинокой, когда ты не со мной», - печально произнесла она и покраснела.

Обхватив мою шею кольцом своих рук, Белла потянула меня на себя и, обернув свои ноги вокруг моих бедер, прижалась ко мне, нежно поцеловав в губы, выказывая свою нежность и любовь.

«Эдвард, могу я рассказать тебе кое-что, но пообещай, что не разозлишься?» - осторожно спросила она. Я знал, что именно она хотела мне сказать, поэтому остановил ее, прежде чем она продолжила.

«Белла, если речь пойдет о Джейкобе и его отвратительной привычке поднимать на тебя руку, то об этом я уже знаю, - разъяснил я и, поцеловав ее в лоб, отметил про себя, что ритм ее сердца слишком уж ускорился. – Конечно, я злюсь, но более не допущу ни единой вашей встречи. Не хочу, чтобы он причинял тебе боль».

«Эдвард, что это значит?.. Ты же говорил, что не причинишь вреда ему», - в изумлении открыв рот, она удивленно посмотрела на меня.

«Это значит, что, когда мне доведется повстречаться с ним, то я его убью. Уж прости… »

Глянув на меня взглядом разгневанной женщины, которых я перевидал немало на своем пути, она закричала изо всех сил: «Эдвард, нет! Ты не сделаешь этого! Ты не сможешь!»

«Я могу и сделаю это всенепременно, - совершенно спокойно заверил я Беллу. – Он не заслуживает того, чтобы ходить по земле, чтобы жить… »

«Это не тебе решать… »

«Не защищай его, Белла, - рассерженно прервал я ее. - Не забывай, что он сделал с тобой… »

«Я никогда не забуду этого, - напряженным голосом, проговорила она. - Но насилие и убийство – не есть достойный ответ. Ты хочешь начать войну, Эдвард? Так, что ли? Я не стою смерти кого бы то ни было!»

«Твое право думать, что пожелаешь, - вздохнув, я взял ее руки в свои. – Ты стоишь гораздо больше… »

«Нет! – крикнула она, оттолкнув меня от себя. - Это не то, что я имела в виду… »

«Знаю, что «это не то», ведь ты думаешь, что все должны быть смиренными!» – говоря это, я наблюдал за Беллой. Слушая меня, она одевалась и решительным шагом вознамерилась выйти из комнаты.

«Белла, что ты делаешь?» - остановил я у порога.

«Собираюсь предупредить Джейка… »

«Нет!» - яростно зарычал я и, схватив ее за запястье, развернул к себе, глядя ей в глаза, не в силах найти более-менее спокойные и убедительные слова, чтобы остановить ее.

«Эдвард, ты же понимаешь, что я не могу спокойно воспринимать вероятность возможного насилия?» - спросила она и взглянула на меня молящим взглядом. Я понимал, к чему Белла клонит, но от этого мое желание разорвать Джейка пополам, а потом отделить его поганый череп от его поганого позвоночника и… слушать, как он скулит, почему-то нисколько не исчезало.

«Да… - прошептал я, целуя тонкое запястье моей девочки. - Я сожалею… »

Потянувшись ко мне, она поцеловала меня в нос и нежно проговорила: « Только не причиняй ему вреда».

«Угу… »

Без лишних слов вернув Беллу в комнату, я ее успокоил и уложил в кровать, и сам прилег рядом с ней. Всю ночь чудовище в глубине моего сознания, напоминавшее о своих намерениях, возвращало меня к утвержденному ним решению. Независимо от того, насколько я хотел сдержать данное Белле обещание, я чувствовал, как сердце мое разрывается на части при взгляде на нее, любимую… спящую, обнявшую меня и прижавшуюся ко мне.

Я вынужден убить этого пса, и, полагаю, она все поймет. Аккуратно поднявшись с постели, я оделся и написал Белле письмецо, в котором объяснил то, что собирался сделать, обосновав мотивы и последствия. Поцеловав любимую в губы, я тихо выбрался из дома и двинулся в темный путь, надеясь, что Эллис не увидит того, что произойдет.