Как я мог доверять тебе?

Белла

Светлые волосы, бледное лицо… Я смотрела в холодные багровые глаза… Джеймса. От неожиданности я даже замерла. Леденящий холод, исходящий от него, окутал и сковал мое тело. Меня бросило в дрожь от мысли о том, что с Эдвардом может случиться что-нибудь нехорошее. О себе я вспомнила, что еще на балу моя здравая способность сопротивляться, странным образом испарялась в присутствии этого вампира.

Улыбаясь, он забрал свою руку.

«Джеймс, что ты здесь делаешь?» - спросила я, задыхаясь от собственной беспомощности и злясь от того, что мое сердце так сильно реагировало на происходящее. Мне было страшно, но еще больше я боялась появления Эдварда.

«Я не могу без тебя, Белла, - страстно прошептал он, проводя своими руками по моим волосам. – Белла, ты такая особенная, мне необходимо познать тебя. Он не заслуживает тебя, он – чудовище… Я бы никогда насильно не удерживал тебя… Белла, клянусь! Хотел бы я познакомиться с тобой до… всего этого!»

«Джеймс, ты… »

«Белла, - он приблизился ко мне вплотную, схватил мое лицо обеими руками, и, глядя на меня печальными глазами, сверкающими в лунном свете, продолжил: - Не знаю, что мне делать. Ты украла мое сердце. Пожалуйста, позволь мне увести тебя отсюда, я должен познакомиться с тобой поближе, должен быть с тобой!»

«Джеймс, ты не имеешь… »

«Белла! Пожалуйста, мы можем быть вместе, - нервно прошептал он, смотря на меня безумными глазами. – Мы можем уехать в любое, выбранное тобою, место… Я могу дать тебе все деньги в мире, я могу изменить тебя, если захочешь… Я сделаю все. Только будь со мной, пожалуйста!»

«Нет!» - резко оборвала я его.

«Почему? - с каким-то отчаянным остервенением выкрикнул Джеймс, а я тем временем тщетно пыталась отстраниться от него. - Он держит тебя за самку, тебе известно это? Хм? Он же делал тебе больно, Белла, или ты уже забыла?»

«Позволь мне уйти, прошу!» - собравшись с силами, вымолвила я, не желая продолжать разговор.

«Нет!» - вновь закричал вампир и вожделенно прижался своими губами к моим.

Я стала отталкивать его от себя, а он, нисколько не обращая внимания на движения моих рук, все притискивал меня к своему телу, вжимаясь бедрами, недвусмысленно намекая на свое желание. Но когда он обхватил рукой мою шею и прислонился ко мне, пылко целуя, я осознала, что перестала дышать, не зная, что еще мне предпринять.

Он прервал поцелуй и, тяжело и прерывисто дыша, отстранился от меня и хрипло прошептал: «Поцелуй меня, Белла, ты же видишь, как я тебя хочу. Ты не можешь отказать мне в этом, - и, соблазнительно застонав, зарычал мне в ухо: - Я добьюсь… Ты сама отдашься мне, ты не сможешь сдержаться… вот увидишь… »

«Джеймс, пожалуйста, прекрати», - его напор возымел результат - я почувствовала брешь в своих оборонительных стенах. Все, что я так упорно воздвигала, стало рушиться к моим ногам. Я оцепенела и не в состоянии была сопротивляться, а его умелые нежные движения окончательно подчиняли меня ему. Внезапно я услышала, как в моей голове пронесся шепот: «Давай, Белла… отдайся… »

Клянусь, я слышала это!

«Стоп!.. » - ахнув, я попыталась отстраниться от него, опустив голову, но он продолжал целовать меня снова и снова. Упираясь ладонями в его грудь, я откинула голову назад и, казалось, совсем забыла об окружающем мире, теряясь в его ласках, тонула в этом… Удовольствии?

Но вдруг все прервалось.

«Белла!» - сдавленным голосом Эдвард разорвал тишину ночи.

Открыв глаза, я осмотрелась и обнаружила, что лежу на полу, Джеймс надо мной и между моими ногами. И я, и Джеймс будто застыли и смотрели на Эдварда, который в свою очередь разглядывал нас глазами, в коих плескались шок и неверие, постепенно превращаясь в ненависть. Он медленно направился к нам, на что Джеймс тут же отреагировал, оторвавшись от меня и резко вскочив на ноги.

«Э-Э-Эдвард?!.. » - промямлил Джеймс.

«Заткнись!» - гневно зашипел Эдвард и, схватив меня за руку, дернул и поднял, да так, что я в одно мгновение очутилась стоящей перед ним - глаза в глаза. Почувствовав, как слезы застлали пеленой мой взгляд, я с обреченностью поняла, что все испортила.

Эдвард

Как я мог доверять ей, поверить, что она любит меня? Наверное, это сродни глупости, наивности и безответственности с моей стороны. Как я мог так опрометчиво думать, что кто-то по-настоящему сможет полюбить чудовище, коим я являюсь? Как я мог отдать свое сердце, пусть и мертвое, в руки, что раздавили его и опошлили, словно таковое есть нормальным? Мда, так бывает, но только у падших женщин.

«Эдвард, мне очень жаль! - с надеждой в голосе произнесла Белла и заплакала, когда я бросил ее на край кровати, а она, стоя на коленях, пристально смотрела на меня, растирая слезы по щекам. – Эдвард, клянусь, я не хотела. Не знаю, что на меня нашло, почему так случилось, но я люблю тебя, поверь мне! Я люблю тебя!»

Я молчал, глядя на ее заплаканное лицо и вдыхая ее запах, а она рыдала, обнимая меня за шею.

«Знаю, я не могла ранее показать тебе всю силу своей любви, но я люблю тебя, Эдвард! Верь мне!.. Любимый, пожалуйста, я люблю тебя, не сердись, прошу… Я сделаю все, что угодно, я докажу, пожалуйста!»

Она хваталась за мои руки, плечи, гладила меня по щекам, целовала, а я, вспоминая их переплетенные тела, весь сжался, и гнев с новой силой взорвался во мне. Ярость, злость и ожесточение поглотили меня окончательно и, судя по всему, бесповоротно.

«Перестань! - едва сдерживаясь и сглатывая накопившийся яд, я зашипел на нее сквозь зубы, выдавив из себя единственное слово, и с надменным укором добавил: - Могла… хотя бы для приличия, посопротивляться ему!»

«Знаю, могла бы. Эдвард, поверь мне, я все понимаю и не хочу никого, кроме тебя! - ее большие карие глаза умоляюще смотрели на меня, пытаясь убедить взглядом в истинности и правдивости слов. Ее лицо пылало, было красным и мокрым, губы дрожали, и она, не переставая кричала мне в грудь: - Я хочу быть с тобой, Эдвард, только с тобой! Только ты!»

Я слушал и размышлял.

«Знаю... - прошептала она вдруг, обняла меня и стала целовать мою шею, на что я никак не отреагировал. – Эдвард, ты не хочешь меня, дорогой?.. Пожалуйста, возьми меня, я сделаю... »

«Белла! - прервал я ее и, глядя, как она кусает свои губы от волнения, отвел ее руки от себя и тихо произнес: - Я был неправ по отношению к самому себе, доверяя тебе».

«Нет, Эдвард… »

Прижав указательный палец к ее губам, тем самым не дав ей закончить, я продолжил: «Собери все свои вещи, Белла, я отвезу тебя домой. Завтра!»

Резко развернувшись, я вышел из комнаты, закрыв дверь на замок, чтобы она не могла выйти. Джеймса уже не было, да он мне и не нужен. Спустившись в кабинет, я взял стул, поставил его ближе к окну, присел и, уткнувшись лицом в ладони, обдумывал случившееся, иногда поглядывая на луну.