Гнев и ярость

Эдвард

«Что бы ты хотела на завтрак?» - спросил я Беллу, надевая джинсы и наблюдая за тем, как она, завернувшись в одеяло, потягивалась после сна.

«Не знаю, - призналась она, прикрывая глаза и игриво улыбаясь. - Думаю, что яичница с тостом будет, как нельзя, кстати».

Поднявшись с постели, она осмотрелась: «Эдвард, а где моя рубашка?»

Я осторожно бросил ей рубашку, а Белла, поймав ее, быстренько надела и застегнула на все пуговицы. И правильно сделала. Потому что, если бы я еще несколько секунд посмотрел на ее обнаженное тело, то вновь бы раздевался.

«Спускайся вниз, когда будешь готова», - бросил я, выходя из комнаты, и тут же услышал в ответ ее нежное «Хорошо!».

За то время, что готовил завтрак, я все думал, она сознательно сказала, что любит меня, или просто от того, что была в прострации, в состоянии полусна? Я не знал, и, если честно, то и не хотел знать, чтобы не утратить позитивный настрой между нами.

«Хм, отлично пахнет», - с радостным возгласом Белла вбежала на кухню, как раз в тот момент, когда я ставил тарелку с едой на стол. Нежно поцеловав меня в щеку, она буквально свалилась на стул, подмигнула мне, улыбаясь, и принялась есть.

«Белла, отчего ты так счастлива?» - спросил я, удивляясь ее гиперактивности.

«Потому что, - сказала она, после того как прожевала кусочек тоста. – Я все поняла… »

Я внимательно смотрел на нее, анализируя мимику ее лица.

«Хм, - покраснела она, - первое – это то, что… ты меня любишь!»

«Да, действительно, Белла. Все в мире меняется. Никто ранее так не понимал меня, а может никто и не знает меня так, как ты. Возможно, даже я сам… » - задумчиво произнес я.

Она улыбнулась, и глаза ее заблестели.

«И второе, - откашлялась она, - я люблю тебя!»

Мое лицо, казалось, засветилось от охватившего меня состояния умиления и счастья.

«Я догадался об этом, - подмигивая, я подыгрывал ей, - когда ты сказала это вслух во сне ночью. Или ты не осознавала, что говоришь?»

«Нет, не осознавала, - опустив взгляд, пробормотала она. - Я думала, что говорила не вслух… »

«Мы должны поговорить», - прошептал я.

«Мы уже говорим!» - задорно протараторила Белла.

«Мы говорим совсем не о том, о чем бы я хотел поговорить», - скрестив руки на груди, заметил я.

Она улыбнулась еще шире, кивнула в знак согласия, и, сложив руки, как я, с пристальным вниманием посмотрела мне в глаза, ожидая продолжения разговора.

«Я должен кое-что знать… »

Она одобрительно кивнула еще раз.

«Белла, каковы шансы, что ты захочешь вернуться домой? Я должен знать!»

В воздухе повисла пауза. Поглощенный своими мыслями, я и не заметил, как она встала, обняла меня, нежно поцеловала в шею, заставляя меня задрожать.

«Эдвард, я, конечно же, скучаю по дому. Но, думаю, что сейчас поздновато идти домой. Уже совсем стемнело, не правда ли?»

«Я понимаю, о чем ты, но я серьезно... Не хочу давить на тебя. Сейчас для меня… твое счастье – самая главная вещь!»

Она усмехнулась, и зашептала мне прямо в ухо: «Ты позволишь мне остаться?»

«Нет. Наверное-е-е, нет… » - ответил я, стараясь как можно правдивей изобразить неуступчивость.

«Точно?! Так что, мой вопрос не имеет никакого смысла. В общем, считай, я тебя не спрашивала ни о чем, впрочем, как и ты меня!»

Она вернулась за стол, показала мне язык и принялась заканчивать утреннюю трапезу. Глядя, как она пережевывала пищу, я поймал себя на том, что скривился, и манерно добавил: «Как ты можешь это есть? Это же так противно!»

«Как ты можешь пить кровь, это же так отвратительно?!» - улыбаясь, ответила она мне с еще большей манерностью.

... Белла стала тихонько напевать какую-то песенку, а я, глядя в окно, размышлял. Когда все потекло в подобном русле? Я даже не мог вспомнить, все произошло так быстро. Я знал, что она была предназначена для меня… помнил, как «вырвал» ее из привычной жизни, пытаясь соблазнить, а потом полюбил ее.

«Эдвард, - Белла вернула меня обратно в реальность. Я посмотрел на нее, а она кивком головы указала на входную дверь. – Звонят в дверь!»

Я был недоволен тем, что кто-то позволил себе навестить меня без приглашения. Поморщившись, я застыл, когда услышал мысли существа, стоявшего по ту сторону двери. Одно я понял тот час же – я убью его, если он попытается обидеть Беллу. Жестоко, но, клянусь Богом, это будет так!

Сдерживая нараставший в груди рык, я открыл дверь.

Этот парень… его запах… он – оборотень: смуглый; с темными, почти черными, глазами, полными ненависти; губами, сжатыми в линию; руками, сложенными в кулаки и заведенными за спину.

Внешне мы выглядели полными противоположностями друг другу: я – бледный, он – темный; я – худощавый, он – чересчур мускулистый; я – высокий, он – почти такого же роста, как Белла. Но была в нас одна неоспоримая схожесть – наши глаза источали взаимную неприязнь и ненависть.

«Привет, - сказал он твердым голосом, - ты видел эту девушку?»
Спрашивая, он приблизил какую-то фотографию к моему лицу, а я, не обращая внимания на его жест, затаил дыхание, стараясь не вдыхать его отвратительный запах. Я буквально закипел от гнева, ну и конечно, сразу же возникло еле сдерживаемое желание убить его. Почувствовав прилив яда, я вдруг отчетливо ощутил вкус гнили во рту из-за этого оборотня.
Тьфу, черт бы его побрал. Мерзость какая.

Посмотрев на фотографию, я сразу же узнал в той девушке Беллу, улыбающуюся, с прищуренными глазами и с распущенными волосами.

«Почему ты думаешь, что я знаю кто она и где она?» - почти прошипел я, изо всех сил стараясь сдерживаться.

Он глубоко вдохнул, сверля меня взглядом.

«Да-да, я видел ее», - стараясь не поднимать голос, так, чтобы Белла не услышала, ответил я ему как можно спокойнее.

Он слегка улыбнулся: «Ты знаешь, где она?!.. »

«Да!» - оборвал я его, возмущенный его упрямством и наглостью.

Он уставился на меня и зарычал: «Где она?»

«Эдвард, кто та... - Белла не сумела закончить фразу, так как ее голос был поглощен испугом. Она попятилась назад, глядя то на меня, то на фотографию, то на «гостя». Ее глаза округлились, и она с удивлением произнесла: - Джейк?»

Ну, все. Гнев вспыхнул во мне с чудовищной силой.

«Белла... Боже, Белла, ты в порядке?» - воскликнул он, поддавшись вперед и схватив ее за руки, прижал к себе, держа крепко и бережно, будто защищая от меня.

«Джейк, отпусти, мне дышать трудно!» - Белла попыталась освободиться из его объятий, но не сумела.

Немного ослабив хватку, он принялся внимательно рассматривать ее.

«Ты в порядке, Белла? Ты не больна? Тебе никто не навредил? Как же долго я искал тебя!»

«Джейк, я в порядке, - улыбаясь, заверяла она его. - Я цела и здорова!»

«О, Боже, Белла!.. Ты не представляешь, как я переживал!» - он гладил ее по волосам, а я, вконец разозленный вопиющей дерзостью «гостя», приблизился к Белле, взял ее за руку, подтянув к себе, обнял за талию, наклонил к ней голову, но тут же запрокинул голову назад, поскольку на ней был запах оборотня, что рассердило меня еще больше.
Хотя куда уж более.

«Она в порядке. Она была здесь. Она была со мной!» - процедил я, почти не раскрывая губ.

«Ага, значит, она была здесь все это время? Теперь я точно знаю, что она не в порядке!» - возмущенно прокричал он.

«Джейк! – прикрикнула она на него. - Прекрати так неуважительно высказываться!»

«Это он, Белла? Это тот, кто вырвал тебя из твоей жизни?» - не унимаясь, продолжал кричать оборотень.

«Джейк, у меня не было жизни, - спокойно парировала она. – Ту жизнь невозможно назвать жизнью, теперь я это точно знаю!»

«Лучше жить в человеческом обществе, чем с монстром! Он не тот, за кого ты его принимаешь, Белла! Пойми!.. »

Я был зол, очень зол. Гнев клокотал во мне, словно лава в жерле вулкана. Но всеми виданными-невиданными силами я сдерживал себя и не вмешивался в разговор, пока не вмешивался, давая Белле шанс разобраться со своим прошлым, тем более, ситуация была под моим пристальным контролем.

«Я верила тебе! Ты помнишь, что я любила тебя?.. А теперь ты пришел ко мне, в чужой дом и требуешь объяснений, как будто я твоя жена?»

«Ну, ты же знаешь… я извинялся, я оступился… то была моя ошибка. Белла, прошу тебя… » - он виновато смотрел на нее и шептал так, чтобы я не слышал его слов.
Наивный он.

«Нет, это ты - моя ошибка! – сурово проговорила она. – Джейк, я не вернусь. Скажи всем, что я уехала, что я в отпуске, придумай что-то на свое усмотрение. Ты же мастер в этом деле!»

Он качал головой, не веря услышанному.

«Ты никогда не понимал и не знал меня, Джейк, - саркастически усмехаясь, рассуждала Белла. – Ты думал, что я настолько глупа, что не увижу помады на твоих рубашках, чьих-то трусиков в твоем кармане, презервативов в твоем кейсе и еще кучу мелочей твоего мерзкого обмана?.. »

«Белла, хватит! – остановил он ее. - Я люблю тебя, и ты это знаешь, я сознался тогда и признаюсь сейчас, что поступил неправильно! Но всегда любил тебя! А он… он манипулирует тобой. Опомнись, Белла! – и переводя взгляд на меня, ни на секунду не останавливаясь, продолжил: – А ты... Я знаю, кто ты!.. »

«Ты в своем уме? - прошипел я. – Зато я не знаю тебя, в отличие от Беллы, которая, вероятно, очень хорошо знает и тебя, и на что ты способен!»

«Он - просто чудовище и грязный кровопийца!» - все не унимался этот… эта собака.

«А ты, Джейк, ты - никто, разве что подонок в обличии собаки!» - будто читая мои мысли, процедила сквозь зубы Белла.

Это моя Белла?! И уж чего я совсем не ожидал от нее, так это категоричности и быстроты в принятии жесткого решения. Направившись к двери и схватив дверную ручку, она изо всех сил потянула дверь на себя, едва не сорвав ее с петель.

Джейк рассерженно смотрел на меня. Его глаза сверкали собранной, наверное, со всего мира ненавистью и яростью. Он такой потешный в своей злости.

«Джейкоб, для тебя пришло время уйти навсегда!» - жестко произнесла Белла.

Пустив еще один отравленный взгляд в мою сторону, он прошептал, прежде чем выйти из дома: «Я вернусь!»

Закрыв за оборотнем дверь, Белла стояла и глубоко вдыхала, ноздри двигались с непривычной для человека скоростью.

«Я собираюсь пойти принять душ, - и, сморщив нос и подмигнув мне, добавила: - От меня плохо пахнет… собакой».