Исправление ошибки

Белла

Я лежала рядом с Эдвардом. Он рукой обвил мою талию, и я не могла ни повернуться, ни встать, даже если бы захотела, поскольку он прижал меня своей рукой и уснул.

Было уже около семи часов, и я надеялась, что он все же проснется в ближайшее время.

… Я едва подавила вздох облегчения, когда он пошевелился. Я попыталась освободиться из его объятий, на что Эдвард еще ближе подтянул меня к своей груди и прижал к себе так сильно, что я почувствовала, как мои ребра заскрипели.

Спустя минуту он отпустил меня. Я сразу же воспользовалась данной мне свободой. Стараясь двигаться, как можно тише, я медленно сползла на край кровати, присела, спустила обе ноги на пол, но, как только собралась встать, Эдвард, резким и быстрым движением своей руки схватил меня за запястье, и я вновь оказалась лежащей рядом с ним. Затаив дыхание, я посмотрела на него - волосы в жутком беспорядке, глаза приоткрыты, ресницы бросают неровные тени на щеки; солнечные лучи отражаются от тела сверкающей алмазной россыпью.

Он просыпался.

Эдвард

Заморгав глазами, я поднял отяжелевшие веки и уставился в потолок. Моему телу после сна необходимо было немного времени для адаптации, а моему сознанию – для воспоминаний.

Перед тем, как уснуть, я видел лицо Беллы, склоненное надо мной, ее внимательный взгляд, полный волнения и грусти. Чувство вины прокатилась во мне. Это случилось вновь, и, так или иначе, мне не суждено изменить это или искоренить.

Я медленно повернул голову. Белла не смотрела на меня. Ее нагое тело было залито солнечным светом, и я предпочел бы наслаждаться теплом ее тела, чем холодным отчуждением ее глаз.

Глядя на обнаженную девушку, лежащую рядом со мной на огромной кровати, я не смог сдержаться, глубоко вдохнул и принялся пристально рассматривать ее тело: тонкие ключицы, упругая грудь, плоский живот, мягкий изгиб талии, округлость стройных бедер… До чего же она восхитительна!

Мой взгляд вернулся к ее лицу, и я увидел, как она закатила глаза, как если бы это задело ее, и выдернула свою руку из моей.

Я не отреагировал на этот жест, а просто наклонился к ее уху и прошептал: «Прости, я не хотел засыпать так быстро. Обычно это не происходило так быстро».

«Это, конечно же, заставляет меня чувствовать себя гораздо лучше, Эдвард. Я изменила тебя. Оу, это прекрасно!» - ироничным тоном изрекла она.

«Нет... я хотел сказать, что раньше... »

Не дав мне договорить, она встала с кровати и подошла к шкафу, а я не мог оторвать глаз от ее сексуальной попки. У меня плохо получалось сосредоточиться над тем, о чем намеревался говорить с ней.

«Белла, - она не ответила. – Белла!»

«Что?» - воскликнула она, резко оборачиваясь и держа в руках мою черную рубашку.

«Я не хотел этого!»

«Ты уже говорил это», - произнесла она, надевая рубашку и застегивая пуговицы. Посмотрела на меня и хмыкнула, когда застала мой взгляд на своем теле, а не на своем лице. Она даже не представляла себе, как сильно я ее захотел…

Белла направилась к двери, а я, как был обнаженный, вскочил с кровати, и оказался у двери прежде нее, заслоняя собой выход из комнаты, спиной опираясь на дверь. Она стояла в нескольких футах от меня, опустив голову и теребя пальцами край рубашки.

«Белла... »

«Что «Белла»?.. Ты же знал, что так случится. И надо было тебе обнять меня, чтобы потом заснуть на мне? Я оказалась зажатой и беспомощной, потому что ты держал меня», - голосом, срывающимся в волнении, произнесла она.

Я не знал, что сказать. Сгримасничав, она взялась за дверную ручку. Отстранив ее руку, я запер дверь, повернув ключ в замке.

«Хм-м-м… » - тяжело вздохнула она.

Неотрывно глядя на нее, я размышлял над тем, каким образом выйти из этой нелепой ситуации.

«Что ты хочешь, чтобы я сделал, Белла?»

«А что ты можешь сделать, Эдвард?.. Просто забудь об этом», - спокойно сказала она, развернулась и направилась к шкафу, открыла его и достала брюки.

Подойдя к ней вплотную, я забрал брюки, взял ее руку, приблизил к себе, пальцами обвил ладонь и запечатлел на ладони поцелуй, нежно коснувшись губами. Она растерянно посмотрела на меня, ее губы приоткрылись, будто она хотела сказать что-то, но передумала и, покачав головой, перевела взгляд в пространство позади меня.

«Бе-е-елла… »

«Ну, что-о-о?.. » - она смерила меня взглядом, полным холодной вежливости.

Разгневанный, но полный решимости, я обхватил ладонями ее лицо, и поцеловал ее силой, не обращая внимания на ее возмущенное «Эй!». Мой натиск возымел результат – я почувствовал ее расслабление, и обвил руками тонкую талию, наслаждаясь теплом и мягкостью ее податливого тела. Дернув рубашку за полы, снял ее с Беллы и отбросил в сторону.

Белла обняла меня за шею и стала целовать не менее пылко, кончиком языка проникая в рот и облизывая мои острые зубы.

… Проводя пальцами по изящному изгибу ее спины, я положил ладони на ее ягодицы, сжал их… резко притянул к своим бедрам и прижался к ней возбужденным членом. Гладя ее, я ощущал на своих ладонях клокочущее журчание крови под кожей. Учащенный пульс в венах и биение сердца эхом заполняли и вибрировали в пространстве, оседая во мне и творя со мной что-то невероятное. Ни одну женщину я так страстно не желал.

Легко подхватив ее на руки, я шагнул к кровати и уложил Беллу на шелковые простыни, сам же склонился над ней. Одной рукой подхватил ее под спину, другой – провел пальцами по плечам, вдоль шеи по ключицам, по ложбинке между грудей. Она задвигала бедрами, требуя большего. Я прижал палец к входу в ее лоно и ввел его в нее, издав еле слышный сдавленный стон.

«Э-Эдвард-ч-то-ты-ы-де-елае-е-ешь?» - прерывисто дыша, молвила она.

«Исправляю свою ошибку», - прошипел я.

«Не… »

«Тс-с-с-с… Белла, дай мне насладиться твоим удовольствием. Я хочу, чтобы ты кончила… » - страстно прошептал я, задыхаясь от напряжения и жажды.

«О, да... М-м-м... Боже мой... » - еле внятно лепетала она. Приподнимаясь и вновь откидываясь на подушки, закусывая губы, она цеплялась за мои плечи, обнимала за шею, взъерошивала волосы и прижимала к себе мою голову, а я тем временем все глубже проникал в ее горячую глубину, чередуя движения: то медленнее, то быстрее, то по спирали… пока не почувствовал, как горячая струйка ее сока увлажнила мой палец.

Встав на колени, и, перевернув Беллу на живот, я приподнял ее бедра, раздвинул ноги и резко вошел в нее, вырвав из ее горла хриплый стон, от чего по мне прокатилась волна приятной дрожи, и я зарычал. Вот я почти вышел из нее, затем одним толчком полностью, до основания, вновь вошел в нее. Она извивалась подо мной, словно кошка, пятками подталкивая к себе еще ближе, негромко произнося мое имя, пока я медленно и глубоко входил в нее.

Наклонившись над Беллой, я стал просовывать обе руки под нее, лаская и сжимая ее груди. Она же, протянув руку, поглаживала мой член и, готовую разорваться от возбуждения, мошонку, распаляя меня и приводя к еще большему восторженному наслаждению.

Откинув в сторону гриву ее темных волос, я целовал спину, покрытую капельками пота, медленно двигался вниз вдоль позвоночника и слизывал эти капельки страсти, захлебываясь самой ароматной амброзией, разбавленной моим ядом.

«Эдвард, пожалуйста, быстрее... » - застонала она.

«Ты действительно этого хочешь, Белла?.. »

«Эдвард, б-б-быстрее... » - умоляла она.

Мне больше не надо было повторять. Одной рукой схватив ее за плечо, другой – придерживая за талию, теперь я продолжал входить в нее быстро и грубо, все увеличивая темп и двигаясь по-разному, буквально насаживая ее на член… то опуская бедра, то поднимая выше, чтобы усилить наслаждение… и в такт движениям, хриплым от возбуждения голосом, повторял: «Люблю тебя, хочу тебя… »

Я чувствовал такую силу, словно мое тело ничем не ограничено; я был близок к безумству, к агонии, мне так нелегко было обуздывать подкрадывающееся свирепое, животное естество, коим было мое «я». Но, наполненное гармонией любви и энергией жизни, оно отступало.

«Белла… девочка, давай вместе… давай, ну же… »

Почувствовав, как по ее телу прошла дрожь, мое собственное тело необратимо устремилось к оргазму. В такт моим резким движениям, она страстно задвигала бедрами. И вот, достигшее пика наше наслаждение и огонь наших тел, распались на миллионы мерцающих искринок удовлетворения. Оргазм охватил, как удар волны, проникновенный и яркий. Все тело напряглось, и, словно, сквозь пелену, я слышал, как Белла выкрикивала мое имя, полностью отдаваясь мне и чувственно одаривая меня.

… Нежно поцеловав меня в щеку, Белла легла рядом, положила свою голову на мою грудь и прижалась ко мне всем телом. Улыбнувшись, я поцеловал ее в висок и, погружаясь в сонное забытье, услышал самые желанные слова.

«Эдвард, я тебя люблю!»