Что такое любовь?

Белла

«Белла... » - Аро Вольтури, «человек» с черными волосами, улыбаясь, обратился ко мне. Его голос, не низкий, но наполненный обманчивым спокойствием и излишней вежливостью, завибрировал в моей груди. Сверкающие багровые глаза прожигали огнем и сканировали, казалось, до костей. Взгляд излучал то ли неподдельное, то ли извращенное любопытство.
Мда, ощущения не из приятных, если не сказать пожестче.

«Да, Аро».

Он учтиво протянул ко мне обе руки и, склонив голову на бок, жестом попросил позволения пожать мою руку. Когда же он обхватил ладонями мою кисть, впечатление было жутким, будто я коснулась льда, будто еще мгновение и кровь в моих венах застынет. Пытаясь казаться внешне невозмутимой, мне с трудом, но удалось восстановить сбившееся дыхание. Хотя, не думаю, что его заинтриговала интенсивность моих вдохов-выдохов.

«Удивительно, что… » - глубоко вздохнул Аро, на что Эдвард горделиво усмехнулся.

«Что?» - поинтересовалась я.

«Непозволительно… непонятно… непостижимо… неподвластно…Сплошные «не»… Неужели это и есть она?» - вопрос застыл на его и так неподвижном лице.

«В смысле?» - переспросила я.

«Вот и я хотел бы знать – в чем смысл этого… » - медленно проговорил Аро, намеренно ставя ударение на последнем слове, и пристально глядя на меня, будто ожидая мой следующий ход.

Эдвард, сделав шаг, встал немного впереди меня, дабы оградить от назойливых взглядов и очередных вопросов Вольтури. Напускное внешнее спокойствие Эдварда скрывало нарастающий гнев.

… Я сидела за одним из многочисленных празднично-украшенных столов, на каждом из которых из всевозможных яств стояла только ваза с цветами и около нее лежал какой-то гламурный журнал, его я и листала, то и дело обмениваясь взглядами с Эдвардом. Все оставшееся время сегодняшней ночи, он старался не отходить от меня ни на шаг, но если такое случалось, я всегда была в поле его зрения. Так мы безмолвно и общались на протяжении последнего получаса, пока он разговаривал с двумя «гостями». Было уже около пяти часов утра. Усталость и сонливость дали о себе знать, мне хотелось уединиться и осмыслить все случившееся этой ночью. Не обращая внимания на ненавистные взгляды вампирш и похотливые взгляды вампиров, я подошла к Эдварду.

«Вы позволите?! Эдвард, можно тебя?!.. - отступив на несколько шагов в сторону, я продолжила: - Я немного устала. Могу ли я… ты не против, если я пойду отдыхать?.. »

Он смотрел на меня, пытаясь понять что я сказала. Секунду спустя, поняв о чем речь, он, взяв меня под руку, подвел к боковой лестнице. Пропустив меня вперед, стал подниматься следом за мной, ни говоря ни слова. Пройдя по коридору, мы вошли в комнату. Внимательно осмотревшись по сторонам, Эдвард сделал пару шагов ко мне, на мгновение остановился… и, вероятно, передумав, пожелал мне «Спокойной ночи», улыбнулся и вышел, плотно закрыв за собой дверь.

Глянув на кровать, я вспомнила горячую парочку, занимающуюся любовью и, раздраженно покачав головой, подошла к месту Вакхи, сорвала с него простынь, разорвала на столько кусков, на сколько хватило мне сил. Не знаю, что на меня нашло, но меня взбесила та всплывшая картинка. К сожалению, мне не удалось найти другое постельное белье, так что, переодевшись в легкое короткое платьице и выключив свет, подойдя к кровати, я буквально свалилась на нее, и, закрыв глаза, сразу же погрузилась в сон, напрочь забыв об окружающем мире.

Эдвард

«Эдвард, она довольно необыкновенная… хм-м-м, un raro esempio di umana*… невообразимо, Lei perla*…» Чуть слышно произнес Аро, обращаясь ко мне.

«Да, я знаю».

«Тебе очень повезло, что ты нашел ее. Если бы нашел ее я, то немедля изменил бы, лишь только увидев ее прекрасное лицо. Lei e bella e graziosa*!»

Говоря это, Аро мысленно представил Беллу ходящей по комнате в красивом нижнем белье… мягкий свет от торшера освещал ее тело, это было так эротично…
Вот почему мужчины так смотрят на нее - сексапильность Беллы ощущаю не только я.

«Эдвард, думал ли ты об ее изменении?» - продолжал Аро.

«Да», - твердо произнес я.

Улыбка засияла на его лице, он наклонился немного вперед: «И?»

Нахмурившись, и неотрывно глядя в его глаза, я добавил: «Я не стану этого делать».

«Почему не-е-е-т?» - Аро как-то странно сморщился, и зашипел, сжав губы в тонкую полоску.

«Потому что, она - не моя собственность. Она принадлежит мне в том смысле, что находится под моей опекой, но я не являюсь ее хозяином. Белла сама по себе, и я не пойду против ее воли. Почему я должен, так или иначе, изменить ее?»

Понимая, что играю с огнем, я все равно лез на рожон, ибо гнев и язвительность уже поглотили меня, а рассерженное рычание Аро было для меня, скорее, бальзамом.

«Просто потому, что ты хочешь использовать ее в качестве угрозы, этакого сдерживающего звена для вампиров, осмелившихся бросить вызов твоим приказам и отказавшимся повиноваться тебе, о «Ваше величество»?.. Или ты хочешь отобрать ее у меня и воспользоваться ею?.. А она пусть и дальше живет в этом теле и плевать, что это уже не она? Но ведь она будет жить и ненавидеть время! Ты этого хочешь? Да?.. Сознайся!.. »

Спокойствие окончательно покинуло меня - я уже рычал с каким-то остервенелым возмущением, захлебываясь злостью и яростью.

Аро посмотрел на меня и тихим, злым, но ровным голосом спросил: «Ты так заботишься и беспокоишься о ней?»

«Представь!»

«Ты любишь ее?» - приподняв бровь, он с пристальным вниманием вглядывался в мои глаза, будто ища намек на саркастическую шутку (обычное для меня дело, когда я находился в обществе Аро). Но ничего такого не узрев, он оскалил зубы и зашипел.

Я молчал, не желая отвечать на этот вопрос.
Да, конечно, я люблю ее.
Но не хочу говорить об этом с ним.

Однако было уже слишком поздно, этот Deviant* уже все понял.

«Ты же знаешь, что не можешь жениться на человеческой девушке, если, конечно, таковы твои намерения. Но, если ты все же осмелишься на подобное, то будет война… и она умрет. Тебе ли не знать, La legge e la legge* . А все, что противоречит нашим законам, должно быть уничтожено. Все просто!» - Аро ехидно усмехнулся, прекрасно понимая, как повлияли на меня его слова.

«Да, мне известно это. Но я также знаю, что укусить человека и оставить его изменяться, а затем убить во время трансформации, - это мучительный и жестокий способ, и он тоже противоречит закону, и влечет за собой наказание. Тебе, как никому другому, это известно, ведь ты сам это придумал и вписал в Книгу», - съязвил я, от чего Аро весь затрясся и зарычал.

Сейчас этого достаточно. Подумал я и сжал кулаки, пытаясь контролировать свой гнев, неотрывно смотря в глаза Вольтури.

«Это не конец!» - прошипел Аро и пошел прочь.

...

Попрощавшись с семьей и со всеми гостями, пожелав им безопасного возвращения домой, я сидел на ступеньках своего особняка, вдыхая свежесть ночного воздуха, наслаждаясь тишиной, и размышляя над словами Аро.

А я в самом деле люблю Беллу или говорю это просто потому, что меня вводит в заблуждение похоть, жажда и увлечение? Или может это тривиальное желание?

Но я люблю… Нет… Я ее люблю! Она заставила меня почувствовать себя человеком, мужественным и верящим в то, что можно добиться желаемого. Может, это мой эгоистичный порыв или желание сделать наперекор кое-кому, или это стремление к справедливости? Или, может, поскольку она слабее, во мне просто восстает обязанность защищать ее?.. Да, она слаба физически и не сравнится с нами, с вампирами, но когда речь заходит о моральной и духовной силе, она превосходит не только меня.

Ее глаза и пленительная улыбка дорогого стоят.

Белла честна и логична в своих поступках. Бывает совершенно не кроткой, даже жесткой, но не переходит черту. Она может постоять за себя, по крайней мере, с равными себе так уж точно, я в этом уверен. Она рассудительна, ведь, если бы она злилась и кричала, сопротивлялась и тому подобное, мне, возможно, пришлось бы применить физическое насилие над ней, но такого не случилось.

А еще меня покоряет состояние, такое тонкое, эйфорическое на грани безумия... Когда узел страсти, сковывающий низ живота, этот пик, к которому я, сломя голову, мчусь на бешеной скорости и, как изголодавшийся, жду следующего рывка к этому состоянию влечения, блаженства и неги одновременно.

Так что такое любовь?

Чувство, что твое сердце неистово бьется, когда оно уже давно мертвое? Чувство страстного желания обладать от простого взгляда? Ощущение того, что весь мир в размытых красках, в миллионах безликих пустых глаз, за исключением одних, и тебе нужен одобрительный взгляд только этих глаз?

Или это нечто более глубокое, та любовь, что за такое короткое время переросла и преобразилась из страданий, терзаний, одержимости? Конечно, это должно быть нечто более глубокое, чем это, конечно же!

Как же ее можно не любить? Она необыкновенная, удивительная и такая непостижимая… Ее речь, ее взгляд, ее походка. Все в Изабелле Марии Свон было ошеломляющим, трудно было представить, что она реально существует, живет и, мало того, еще и живет в моем доме, что она человек... Человек, которому свойственно совершать ошибки и быть несовершенным. Но это не про нее!

Она была живым подтверждением того, что есть такое понятие, как совершенство, что живут такие существа, как ангелы. Так неужели я откажусь от этого?

Улыбка осветила мое лицо, когда облик Беллы возник в сознании, и я уже знал, что мой мозг на вопрос «Влюблен ли я в нее?», шепотом ответит торжественным и уверенным голосом «Да».

* Un raro esempio di umana (пер. с итальян.яз.) - редкий образец человека.
* Lei perla (пер. с итальян.яз.) – она жемчужина.
* Lei e bella e graziosa (пер. с итальян.яз.) - она красива и изящна.
* La legge e la legge (пер. с итальян.яз.) – закон есть закон.
* Deviant - (от англ. deviation — отклонение) — социальное поведение, отклоняющееся от принятого, социально приемлемого поведения в обществе. К основным видам девиантного поведения относятся прежде всего преступность, алкоголизм и наркомания, а также самоубийства, проституция, сексуальные извращения.