Внезапное изменение

Белла

«Жестокий он, раз лишил тебя твоего мира, не правда ли?» - послышался голос Джеймса позади меня.

«Я... не хотела этого, но приняла его общество», - обернувшись и робко улыбнувшись, призналась я, отступая к стене под лестницей.

Мой взгляд нашел Эдварда в противоположной стороне зала, он с беспокойством смотрел на меня, что, тем не менее, не мешало ему оживленно разговаривать с Аро. Кивнув, я как бы успокоила его: «Я в порядке, не смотри на меня так, будто я умираю».

«Белла», - голос Джеймса вывел меня из оцепенения, и как раз вовремя. К Эдварду подошла блондинка со сладенькой улыбочкой на красивом лице. Раздражение и напускная вежливость овладели Эдвардом, хотя, скорее всего, это увидела лишь я. Аро и блондинка, казалось, не замечали этого и преспокойно далее вели беседу.

... Она погладила его по щеке. Он не остановил ее...
Тоже мне Клубничка! Эдвард, отвлекись!

Хотелось, чтобы он подошел ко мне и избавил от присутствия Джеймса, но он стоял там и улыбался, натянуто, но все же улыбался.

«Белла!» - Джеймс вновь напомнил о себе, и я уставилась на его «размытое» лицо.

«Прости, что ты сказал?» - рассеянно спросила я.

Вдруг, он толкнул меня в угол и оказался так близко около меня, что я отчетливо смогла рассмотреть его сощуренные красные глаза в ореоле светлых ресниц и губы, сложенные в дразнящую улыбку... Он что пытается очаровать меня?

«Любишь ли ты его?» - мягким голосом, нараспев, спросил Джеймс.

«Нет, я даже не знаю его... »

«А тебе и необязательно знать его... » - улыбнувшись, он провел своим холодным пальцем по моей щеке. Пытаясь увернуться от этой «ласки», я резко повернула голову в сторону.
Неужели никто не видит, и никому нет дела до меня?

«В самом деле, Белла, думала ли ты когда-нибудь, что можешь оказаться рядом с кем-то, кто окажется монстром?»

«Я не думаю, что он монстр, - и более строгим голосом заметила, желая закончить разговор: - А то, что я думаю об Эдварде, не твое дело!»

Освободившись от назойливого присутствия вампира, я пошла по коридору, пока не оказалась в гостиной. Гнев или глупость привели меня в комнату, в которой никого не было, не знаю, но Джеймс, конечно же, последовал за мной.

«Белла, я не хотел расстроить тебя», - торжественно проговорил он, видя, что я намереваюсь уйти.

«Да? Действительно... и что же ты делаешь?»

Зачем я спрашиваю его, зачем говорю с ним? Я ничего не хочу знать! Скажу ему, чтобы оставил меня в покое и катился ко всем... к ним, ну к тем...

«Джеймс, мы знакомы не более часа. Мне не о чем с тобой говорить, поэтому, не будешь ли ты столь любезен оставить меня в покое! Пожалуйста!»

«Белла!» - воскликнул он.

Далее все происходило, будто в тумане. Он схватил меня за запястье... ледяное прикосновение... я прижата к стене... его вытянутые руки по обе стороны около моей головы... его кроваво-красный взгляд впился в меня... тяжело дыша, он водит носом вдоль моей шеи то вверх, то вниз...

Мое сердце стучало так громко и так быстро, что даже я слышала его хаотичное биение. Кровь носилась по телу с предательской скоростью, тем самым еще больше провоцируя Джеймса.

... Его губы касались моей шеи. Он то захватывал кожу, натягивая ее, то отпускал. Я вздрагивала при каждом его движении... Хотела кричать, но не могла, словно что-то парализовало меня...

Если бы это был Эдвард, я бы не возражала... наверное, но даже не в этом дело - мое онемевшее тело не слушалось меня.

... Эдвард... его глаза... его нежная улыбка... его смех... его руки на моей спине... его запах...
Я хочу, чтобы это сделал он?.. И о чем я думаю?!

И тогда я поняла - мне очень нравится Эдвард. Но только ли нравится?
Я думала о нем всегда: и когда мы вместе, и когда он не рядом, мне интересно его прошлое, настоящее прошлое, о котором я не так давно узнала; и сегодня - я даже приревновала его к той девушке, которая улыбалась ему и касалась его...

«Бе-е-ел-л-л-а-а-а... » - Джеймс отстранился от меня, слегка запрокинув голову назад и, не отрывая взгляда от моей шеи, приближался. Еще секунда и он бы укусил меня.

Воспользовавшись ситуацией, я выскользнула из его объятий и побежала, сначала по коридору, потом по лестнице наверх. Остановилась я только перед первой попавшейся мне на пути дверью - она оказалась приоткрытой. Закрыв ее за собой, я, опираясь руками на коленки, пыталась отдышаться, но у меня не получилось. Я вновь стала задыхаться от картины, представшей пред моими глазами.

Парень медленно расстегивал рубашку... Девушка, как кошка, извивалась и стонала ему в шею, не отрывая взгляда от его глаз, опускалась к его груди, целуя и облизывая... Схватив его за шею, притянула к себе и впилась губами в его губы, он застонал... Задрав подол платья, парень, подтянув за колено одну ее ногу, поставил на кровать... Другой рукой схватил девушку за волосы, от чего она страстно зашипела, и, намотав на руку, оттянул назад... вжался в нее бедрами и зарычал. Их оголенные тела сверкали в лунном свете, обжигая меня своей похотью и необузданным желанием. Они выглядели такой гармоничной парой: красивые и обольстительные, как дьявол и дьяволица... искусители.

Эта сцена меня раздавила. В груди образовалась пустота, сердце замерло, боль сформировала комок, который пропутешествовал по всему телу. Стоя спиной к двери, я наощупь нашла ручку, приоткрыла дверь и вышла из комнаты. Не знаю, сколько времени я простояла в коридоре, пока чей-то голос не вывел меня из сомнамбулистического состояния: «Белла, почему ты здесь одна?»

Очнувшись, я заморгала глазами, будто сбросила с себя пелену, закрыла лицо руками и стояла, не в силах вымолвить ни слова. Почему я так реагирую?.. Он не любит меня, я не люблю его. Меня не должно интересовать, кто эти двое.

Сделав шаг, я наткнулась на твердую грудь кого-то, вероятно того, кто мне задал вопрос. Подняв голову, я ахнула, увидев лицо Джеймса. От холодности его темных глаз не осталось и следа. Взяв мою руку, он потянул меня в другую комнату. Я была ошеломлена, но мне было наплевать... прежде... чем вернулось ощущение реальности. Джеймс окружил меня собой – я вновь оказалась в леденящем плену. Он уткнулся носом в мои волосы, глубоко вздыхая, дрожа и прижимаясь ко мне, шаря руками по моей спине, бедрам. Я вздрогнула, почувствовав его возбуждение.

Невообразимо, но от происшедшего мгновением позже, я была в потрясении. Дверь с грохотом распахнулась, и яростное рычание Эдварда разорвало тишину комнаты миллионами «осколков».

«Белла!.. Ты?!.. Руки прочь от нее!» - взревел Эдвард, гневно сверкнув глазами, и вонзился испепеляющим, полным ненависти, взглядом в Джеймса.

Тот медленно отстранился от меня, улыбнулся, поправил ворот рубашки, осмотрелся, в порядке ли у него фрак, и, не поворачиваясь к нам спиной, вышел из комнаты, напоследок бросив слова: «Она – не мы-ы-ы... »

Досада буквально сдавила меня, наказывая за бездействие. Гнусность! Мерзость! Какая нелепая ситуация!

Смотря на Эдварда, будто не видела его вечность, я жадно разглядывала его лоб, глаза, губы, скулы, волевой подбородок, идеальный хаотичный беспорядок его волос; то, как он стоял с опущенными руками, сжатыми в кулак. Пылкость и гнев делали его сексуальным и опасным одновременно.

«Что. Это. Было. Объясни... » - грубо проговорил он, чеканя каждое слово.

«Я должна объяснить? Зачем?» - спросила я, пожимая плечами. В голове пронеслась наивная сцена из дешевого романа – без вины виноватая и оправдывающаяся ни в чем.

«За тем, что ты живешь в моем доме!» - прошипел Эдвард так громко, что я услышала скрежет его зубов.

«Это то, что ты называешь жизнью?» - отчаянно прошептала я.

Секунда, и он уже стоял передо мной. Одну руку положив на мое плечо, другой - забрав волосы с шеи, стал внимательно осматривать меня. И вот, грудь его стала вздыматься, словно он пытался набрать побольше воздуха в легкие, глаза сначала расширились, затем сузились, брови сошлись на переносице, лицо накрыла маска еще большей бледности (не думала, что такое возможно), гримаса неверия и непостижимости исказила взгляд вопросом.

«Что, черт возьми, здесь произошло? Ты разрешила ему прикасаться к себе?»

«Не-нет... »

«Не лги!» - кричал он и тряс меня. Моя голова, словно на шарнирах, выписывала беспорядочные круги. Все вокруг кружилось, плечи онемели, будто он тисками, а не руками, впился в них.

«Ты разрешила ему… не мне… ему… прикасаться к себе?» - это был риторический вопрос, и все, что я могла делать, так это только смотреть на Эдварда.

«Почему тебя так беспокоит, трогал он меня или не трогал? Что ты сделал, чтобы помешать ему? Мы, я и ты, – никто друг для друга, я сама по себе… у тебя другая компания… » - с трудом вымолвила я. Слезы стояли в глазах и ждали сигнала, чтобы вырваться на свободу.

Эдвард

Я молча смотрел на нее, не веря своим ушам. Сказанные ею слова сжигали мой ум.
Мы никто друг для друга? Но я хочу, чтобы мы были друг для друга кем-то!

Всеми фибрами своей темной души я отрицал, что меня злят ее слова, но, на самом деле, мне ненавистно было то, что она разрешила ему прикоснуться к себе.
А ведь она моя, м-о-о-я-я-я! Она принадлежит мне!

«Я - не твоя собственность, Эдвард Каллен», - сказала Белла, опровергая слова, мысленно произнесенные мною, и медленно направилась к столу, в центре комнаты, оперлась руками на его гладкую поверхность, опустила голову вниз, и, постепенно повышая голос, продолжила говорить.

«Эдвард, почему ты не отпустишь меня домой? Мне здесь не место, и ты это знаешь! Мы чужие... Кто я и кто ты? Мы разные!.. Так почему мы должны оставаться вместе? Скажи!»

«Это очевидно. Мы можем быть вместе», - спокойно произнес я.

«Ты ведешь себя так, как будто есть мы! - она повернулась ко мне, а я, увидев слезы на ее щеках, шагнул к ней. - Я устала от этого! Я - не вампир! Я - не богиня! Я - человек и мне нельзя быть слабой в твоем доме, в твоем мире! Мне не хватает моих друзей, я скучаю по своей жизни!»

Сам от себя не ожидая того, что делал, я, как начинающий гончар, образовал из своих ладоней чашу, и, с несвойственной мне нежностью, подставил руки к лицу Беллы.

Это милое лицо, мокрое от слез. Глаза, такие дивные, их глубина скрывает ее характер. Ее уста, сейчас плотно сжатые в строгости и серьезности, но когда она улыбается, то понимаю, что означает сладость соблазна. Ее запах – пьянящий аромат и одурманивающий омут, в который я погружаюсь, не могу надышаться и не хочу спасаться от него.

Я долго смотрел на нее, созерцая и обдумывая. Упущу ли я шанс и потеряю ее? Разве я могу отпустить ее? Смогу ли я существовать и не видеть ее глаз, не иметь возможности обнять ее и дышать ею?

Нет.

Теперь, она – моя вечность!

«Я не отступлю и не оставлю тебя, ты не покинешь меня. Белла, ты не знаешь, что значишь для меня. Я не смогу существовать в мире, не имея возможности видеть и слышать тебя. Я... думаю, что люблю тебя... »

Ее растерянный взгляд замер - она смотрела на меня, как на привидение. Лишь удары ее сердца зашкаливали все возможные и допустимые нормы, отдаваясь эхом в моей голове.

«Что-о-о?» - простонала она.

«Я люблю тебя, не могу перестать думать о тебе, ты нужна мне. Белла, я не могу отпустить тебя, не могу расстаться с тобой».

«Ты не можешь любить меня, - наконец-то вымолвила она после долгой и мучительной минуты молчания. - Я видела тебя с ней! Если ты меня любишь, ты бы не был с ней! - воскликнула Белла, отталкивая меня от себя. - Я тебе не игрушка, Эдвард! Не собираюсь проходить через ложь опять!»

«Я не вру! О чем ты говоришь? С кем я был?.. А-а-а, Таня... Так она перебросилась с нами парой фраз и ушла куда-то со своим новым дружком!» - взревел я, вновь приближаясь к Белле. Она же, быстро отступая, наткнулась на стол и, не рассчитав с координацией, стукнувшись о него бедрами, откинулась назад и оказалась лежащей на нем спиной, оказавшись предо мной в ловушке.

Я склонился над ней, удерживая свое тело на весу, провел носом по ее щеке, едва касаясь губами, наслаждаясь теплотой и упиваясь ароматом ее тела. Яд наполнял мой рот и обжигал горло.

«Что мне нужно сделать, Белла?» - с трудом сдерживаясь, спросил я.

Близость ее губ застигла меня врасплох, перегружая желаниями мое сознание. Мне хотелось гладить ее тело… чувствовать ее естество вокруг себя… хотелось размазать эту ненужную красную помаду по щекам, чтобы вкусить естественную алость ее приоткрытых губ… языком очертить линию этих уст… видеть одобрение моих действий в ее глазах…

Хочу, чтобы она сказала, что хочет меня. Надеюсь, так случится.

«Скажи мне!» - настойчивым, низким, хриплым от возбуждения голосом, прошептал я.

Припав лбом к ее плечу, зубами стянул с него легко поддавшуюся ткань платья, одной рукой сжал ее попку, ладонью другой руки сгреб платье, и, слегка надавив коленями, развел в стороны ее ноги и прижался к ней своим возбужденным членом. Всеми силами стараясь сдерживаться, я вжался в нее… толчок… еще один… Чувствуя наступающую волну желания обладания, жадно вдыхая ее аромат, я ощутил ответное движение ее бедер, ощутил дрожь и услышал ее стон.

«Что мне нужно сделать, чтобы ты убедилась, как сильно я тебя люблю?»

Молчание. Быстрое биение ее сердца и пульс в венах, словно клокочущий вулкан...

Я в ней нуждался, я так сильно желал ее, я знал, как ею обладать… Но сейчас, я сделал самое невинное, на что был способен и что мог придумать в этот момент, – накрыл ее губы своими, целуя так нежно, насколько был способен.