Красавица и Чудовища

Эдвард

Белла выглядела прекраснее, чем кто-либо, кого я видел в своей жизни, чем любое другое живое существо. Я был в этом уверен, и задыхался от этих ощущений. То, как она спускалась по лестнице, каждый ее шаг, - это шаг королевы, грациозный и величественный. Эллис была права - Белла выглядела великолепно!

Внезапной волной меня наполнили восхищение, радость, гордость, самодовольство. Белла была здесь и была не с кем-то, а со мной! Мое лицо, наверное, выдавало все мои эмоции.

Но вдруг сознание заполнили чужие мысли, заставившие меня осечься.
Слишком пошло. Слишком грязно. Слишком жестоко. И это я жестокий извращенец?.. Бред.

... Вот я снова смотрел на Беллу, и не смог удержаться от улыбки...

Черное облегающее платье, цвет которого подчеркивал бледность ее кожи, а силуэт – ее соблазнительные формы. Низкий вырез на спине, тонкий ремешок с металлической пряжкой плотно прилегал к телу. Темные волосы мягкими волнами ниспадали на плечи, на спину. Глаза, выразительно очерченные темными тенями, и алые губы завершали ее образ, который был восторженно принят не только мной. Ее запах ароматной волной окутал весь зал. Сотни глаз смотрели на нее с восторгом, яростью и вожделением. Она была похожа на Вампирессу.
Платье Беллы.

Я почувствовал, как мой рот наполнился ядом.

... Белла лишь ступила на последнюю ступень лестницы, как я уже стоял перед ней. Наши взгляды были прикованы друг к другу. Мне захотелось оттеснить всех и остаться с ней наедине, обнять и прижать к себе, почувствовать ее, сделать все, чтобы она захотела меня так же страстно, как я ее сейчас желал. Возбуждение уже рисовало в сознании моменты обладания ею... ее влажное тело... прерывистое дыхание...

С сожалением отпуская видения моего распаленного желанием мозга, я прошептал: «Белла, ты выглядишь восхитительно!»

Как только мои губы расстались с этими словами, она улыбнулась и опустила глаза, смотря вниз, на свои туфельки.

«Нет, правда, - ответил я на ее скромность. - Слышала бы ты мысли некоторых из собравшихся здесь... - и, склонившись к ней, с беспокойством в голосе, как можно тише прошептал, будто предупреждая: - Они эротические, сексуальные, есть и извращенные вампирские фантазии».

Мне не надо было смотреть на лица Вольтури, достаточно того, что я слышал их мысли – они оживленно размышляли.

«Будем танцевать?!» - мелодичным голосом пропела Эллис, тем самым спасая нас от пристального внимания вампиров. Почувствовала ли она мою нарастающую агрессию или увидела какое-то видение, но то, что она парой слов прервала поток мыслей, это было однозначно.

Зазвучали первые музыкальные аккорды.

«Позволь», - я взял руку Беллы в свою, становясь в танцевальное па, но она почему-то выдернула ее. В недоумении глядя на нее, я почувствовал, как гнев нарастал во мне. Почему она отказала мне? Я сделал что-нибудь не так?

«Что это, Белла?» - спросил я, стараясь внешне оставаться спокойным.

«Я-я не могу танцевать, Эдвард. Я не умею. Не при всех... »

Мне показалось, что я даже вздохнул от облегчения, ведь думал, что это нечто другое. И тут же рассмеялся, не рассчитав с громкостью. Белла отпрянула от меня, как от рупора.

«О, Изабелла, не смеши меня, иди сюда!»

Сделав шаг, она оказалась в моих объятиях: одной рукой придерживая ее руку на уровне плеча, второй - скользнув по ее обнаженной спине, я прижал ее к своему телу так сильно, дабы ни один дюйм не разделял нас, чтобы я мог чувствовать ее тело и понимать ее настроение.

Кружась в танце среди немалого количества танцующих пар, я смотрел только на нее и не обращал внимания на ее неуклюжесть:
«О чем ты думаешь?»

Она вздохнула, и проговорила: «Думаю о том, что я - полная дура».

Нахмурившись, я посмотрел на нее с застывшей во взгляде просьбой, - объяснить последние слова.

«Дура от того, что согласилась танцевать с тобой. Я не умею танцевать, и это должно быть выглядит просто ужасно со стороны!» - пояснила она, смущаясь.

Ничего не отвечая, я улыбнулся, продолжая танцевать и наслаждаться исходящим от нее теплом, наполнявшим меня радостью. Если бы у меня было сердце, оно бы сейчас очень быстро билось. Я понимал, что попадаю в зависимость, что это недопустимо, но мне не хотелось отпускать эту зависимость, я нуждался в ней.

... Такая красивая... должна быть моей... бери то, что хочешь... всегда бери то, что хочешь...

Услышав поток обрывочных мыслей одного из вампиров, не останавливаясь, я осмотрелся и попытался найти источник этих мыслей, прекрасно понимая, что и кого имели в виду. Но у меня никак не получалось сконцентрироваться.

«Эдвард, - голос Беллы заполнил мой слух, - с тобой все хорошо?»

«Да, Белла, благодарю», - ответил я со спокойным выражением лица, и только крепче захватил ее в кольцо своих объятий.

«Э-э-э-два-а-ард», - вкрадчивый счастливый голос заставил меня внутренне сжаться. Внешне не показывая этого, я обернулся и встретился с сияющей улыбкой и ослепляющими белоснежностью острыми зубами говорившего. Даже меня это зрелище заставило вздрогнуть, не говоря уже про Беллу. Хотя, меня - от негодования, а вот ее – от страха.

«Привет, Аро. Это Белла. Белла, это Аро Вольтури».

«Приятно познакомиться, Белла», - улыбаясь, проговорил Аро. Его улыбка оставила меня равнодушным, чего нельзя было сказать о его мыслях. Они всегда были опасными и лицемерными.

Приятная.

Что это означает? О чем это он?

«Приятно познакомиться, Аро», - проговорила Белла, с честью выдержав тяжелый, пристальный взгляд вампира.

«Я хотел бы переговорить с тобой наедине, Эдвард», - задумчиво произнес Вольтури.

«Да, конечно», - учтиво ответил я, и в этот же момент к нам подошел Джеймс. Его лукавые красные глаза и изнеженная ухмылочка, составлявшие неизменный образ негодяя, как всегда были при нем.

«Джеймс, привет!» - я будто выплюнул на него приветствие.

«Эдвард!» - поздоровавшись со мной, он неотрывно смотрел на Беллу, шаря по ее телу взглядом и мысленно раздевая ее. Ревность уколола меня разом миллионом иголок. Я готов был указать этому Джеймсу, куда ему следовало бы идти, но Аро, грациозно взяв меня под руку, уже уводил в сторону, к столу в углу зала.

Белла, постояв еще некоторое время на месте, развернулась и направилась к лестнице. Джеймс последовал за ней.