Начало знакомства

Часть 2.

Эдвард

«Расскажи мне о себе. Твоя фамилия?» - спросил я, когда мы шли по коридору.

«Свон. Изабелла Мария Свон», - спокойно ответила она.

«Мое полное имя Энтони Эдвард Каллен. Мне сто девять лет. Я был изменен Карлайлом, вот почему считаю его своим отцом, - представился я и, обернувшись и взглянув на нее, увидел на ее лице грусть. - Что с тобой?»

Покачав головой, она тем самым отказалась отвечать на мой вопрос.

«Скажи мне», - настоятельно произнес я. Мне захотелось, чтобы она доверилась мне. Не знаю почему, но захотелось.

«Мой отец и моя мать… и я были очень близки. Мы были друзьями, и очень любили друг друга... Отец умер в день моего рождения, а мама несколько месяцев спустя, - пытаясь скрыть слезы, Белла быстро заморгала и продолжила: - Но они умерли. Красивой смертью. Они не боролись».

«Как смерть может быть красивой?» - возмущенно спросил я. Смерть была чем-то чуждым для меня ибо я видел, как умирали люди. В их глазах всегда была горечь и страх.

«Смерть не всегда бывает болезненной, она может быть подобна объятиям... »

Я с изумлением посмотрел на нее.

Весь оставшийся день мы задавали друг другу бесконечные вопросы: где мы родились, кто были наши лучшие друзья, происходило ли в нашей жизни что-то такое, о чем мы жалели; какие наши любимые песни, любимые фильмы, любимые цвета и много других случайных попутных вопросов. Наконец, мы подошли к главному вопросу этого вечера.

Я хотел знать.

«Ты любила кого-то в своей жизни? Ты была влюблена в кого-то больше чем в друга?»

Пристально, как никогда ранее, всматриваясь в ее глаза, я искал подтверждения тому, что она ответит правдиво. Находясь от нее в такой близости, я ощущал на себе теплоту дыхания и панику, нараставшую в ее груди, которые обжигали мои ноздри невероятно приятным ароматом. Ее дыхание пахло яблоками.

«Да, у меня были чувства к одному парню, его звали Джейк, - выпалила она, и прикусила нижнюю губу, дразня меня, хотя, наверное, сама и не осознавала этого. - Но он обманул меня и мы расстались».

Мое естество разразилось гневом, неожиданно навалившимся на меня, подобно снежному кому.

Только слепому не суждено оценить ее необыкновенность. Почему же кто-то обманул ее, обидел так пошло и низко? Что тот Джейк мог найти в любой другой девушке, чего не было в этой? Ведь у нее было все, что могло сделать кого-угодно счастливым.

«Но теперь я даже рада, что он вовремя понял, что я не тот человек, с которым ему хотелось бы прожить бок о бок всю жизнь... - нахмурившись, она отвернулась от меня. - Потому что, если бы осталась с ним, то узнала бы его лживую натуру, возможно, слишком поздно. И потом уйти от него мне было бы гораздо сложнее. Я не видела его десять месяцев, но он до сих пор звонит мне и просит простить его, и вернуться к нему».

Меня это волнует. А я ненавижу то, что меня может волновать!

Мне захотелось найти этого Джейка и уничтожить его, впиться в его горло, разорвать в клочья его тело, и отомстить за ее страдания. Сейчас, именно сейчас, во мне бушевали чувства ярости и страсти одновременно! Теперь я смотрел на Беллу другими глазами. Для меня стало просто необходимым, чтобы она приняла меня таким, каков я есть.

Она сильная, деликатная, решительная, красивая... Бледная, кремовая кожа, наверное, нежная как шелк. А я раньше и не замечал... Губы алого цвета, словно спелая клубника... Густые ресницы обрисовывали идеальный разрез глаз... Лунный свет мягко обволакивал ее лицо, переливаясь тенями, и это выглядело как игра света и тени на фотографиях великих мастеров.

«Что?» - она улыбнулась той удивительно невинной, и в то же время слегка ироничной, но от этого не менее очаровательной улыбкой, которая заставила меня задохнуться от подобной уникальности. Улыбка Беллы была подобна улыбке Киры Найтли в «Гордости и предубеждении».*

«Ничего», - махнув рукой, я дал понять, что не буду отвечать на вопрос.

Мне нравилось и в тоже время удивляло, что мы не спорили, что мне с ней было так легко, и в кои времена, такие два существа, как человек и вампир, находясь в обществе друг друга, спокойно разговаривали и даже улыбались. Это казалось абсурдным и невозможным!

Чувствуя себя... счастливым... Какое забытое состояние!... тонущим в исходящих от нее, словно от огромного опахала, флюидов умиротворенности, теперь я был уверен, что меня интересует все, что она скажет. Прислушиваясь к ее словам так, будто они были первыми и единственными, что имели главнейшую значимость и важность для меня. Если бы кто-то из членов моей семьи оказался рядом и кричал на меня со всей мощью вампирского голоса, я даже и тогда бы не взглянул на него, так как был слишком сосредоточен на ней, на ее улыбке. И я не сдерживал себя, улыбался ей в ответ.

Я улыбался. Это эйфория... Черт, что со мной?

… Я и не заметил, как стемнело и наступила ночь. Белла изо всех сил пыталась не закрывать глаза и поддерживать голову руками, но усталость и сонливость брали свое - она не могла разговаривать со мной всю ночь, как бы мне этого не хотелось. Подняв и взяв ее на руки, прижав к себе, я сразу же почувствовал напряженность в своем теле от прикосновения ее рук на своей шее. А после того, как она положила свою голову на мое плечо, я вновь почувствовал ее обжигающее теплое дыхание, и мне стало восхитительно уютно от этого. Медленно, насколько только был способен, я шел в свою комнату, чтобы уложить Беллу в постель.

Бросив на нее последний взгляд, закрыл дверь и спустился в гостиную, с нетерпением ожидая рассвета.

* «Гордость и предубеждение» (англ. «Pride & Prejudice», 2005) — фильм английского кинорежиссёра Джо Райта, по мотивам одноименного романа Джейн Остин, изданного в 1813 году. За роль Элизабет Беннет в этом фильме Кира Найтли была номинирована на «Оскар» как лучшая актриса.
Keira Christina Knightley (Кира Кристина Найтли) родилась 26.03.1985 в г.Теддингтон, графство Миддлсекс, Англия. Гражданство: Великобритания.)