43. Леа Клируотер. Взаимопонимание
(хронология – февраль)


Сет все больше времени стал проводить в мастерской Сэма и Джейкоба. Мама ничего не имела против этого, считая, что так Сет может научиться чему-нибудь полезному. Иногда, впрочем, он так заигрывался в эти мужские игрушки, что готов был пропустить школу или дежурство. А сегодня Сет пропал с самого утра, да еще и забыл дома телефон. Больше всего шансов найти его было именно в мастерской. Туда я и направилась.
Мастерской, впрочем, это можно было назвать с большой натяжкой: это был большой заброшенный старый ангар на выезде из Форкса, взятый Сэмом и Джейкобом в аренду.
В центре помещения стояло несколько автомобилей, разной степени разобранности. Из-под одного из них торчали ноги Джейкоба, из-под другого – ноги Сета. Между ними лежала подстилка, на которой были разложены инструменты.
- Привет, мальчики, - поздоровалась я, легонько пнув Сета по подошве. - Эй, братец, когда ты последний раз был в школе?
Из-под машины раздался обреченный стон Сета.
- Ладно-ладно! – пробормотала я, осторожно обходя мастерскую и оглядываясь вокруг.
Я была здесь впервые.
Правый дальний угол ангара занимала свалка из остовов отработавших свое автомобилей. Слева вдоль стены был сооружен большой металлический балкон, на который вела прочная металлическая лестница. Все сооружение имело очень сомнительную эстетическую ценность, но, по всей вероятности, служило кабинетом. По крайней мере, на нем находился обшарпанный письменный стол с антикварным компьютером, и заставленный папками стеллаж.
Из-под ближайшей ко мне машины вытянулась рука Джейкоба и взяла что-то из инструментов с подстилки. И тут же с другой стороны вытянулась рука Сета, подвинув всю подстилку к себе, выбрала на ощупь нужный инструмент и втянулась обратно под свою машину.
Меня не гнали, и я решила, что, если не буду никому мешать, то меня и дальше не прогонят. Я вставила в уши наушники, включила на телефоне музыку и присела на какой-то сомнительный ящик. Мне нравилось здесь. Мне было здесь хорошо, как будто я оказалась дома. Наверное, это из-за Джейкоба.
Джейкоб снова вытянул руку из-под машины, но, не обнаружив инструментов на привычном месте, растеряно похлопал по полу. Я нагнулась и, взяв с подстилки какую-то штуковину, вложила в его ладонь. Я понятия не имела, что это, но была уверена, что это именно то, что ему было нужно. Через некоторое время рука снова вытянулась, но уже не шарила по полу, а требовательно раскрылась ладонью вверх. Я улыбнулась, и, взяв с подстилки следующую штуковину, вложила в протянутую руку. Следом высунулось перепачканное удивленное лицо Джейка, губы его шевелились, он что-то говорил.
Я вытащила наушники из ушей, и сразу же чуть не оглохла от хохота Сета.
- Что? – я чувствовала себя дурой, догадываясь, что смеются они надо мной.
- Так это ты подаешь мне инструменты? – переспросил Джейкоб.
- Ну? – я все еще не понимала, в чем причина смеха, я была уверена, что подала именно те, которые были ему нужны.
- Он думал, что это я! – продолжал хохотать Сет.
- Ну? Что такого-то? – продолжала недоумевать я.
- Как ты узнала, что мне нужно? – удивился Джейкоб.
Я пожала плечами и вставила наушники.
Откуда я знаю – как. Знала, и все.

44. Эдвард Каллен. Пленник
(хронология – февраль)

На этот раз в Вольтерру я входил пленником.
Плотным конвоем Джейн, Алек и Феликс провели меня с бесчувственным телом Антонио в Северную башню, и, не говоря ни слова, оставили одних. Как только Алек скрылся из виду, Антонио неловко дернулся на моем плече, и я вынужден был опустить его на ноги.
- Где мы? – пробормотал он, приходя в себя.
- В замке Вольтури, - ответил я.
- Мы пленники?
- Надеюсь, что ты – нет.
Я действительно на это надеялся.
- А ты? – настороженно спросил Антонио.
- Не знаю, - честно ответил я.
- Что будет дальше?
- Думаю, что дальше у каждого из нас свой путь, - ответил я.
Антонио сдвинул брови и несколько раз недоуменно моргнул.
- Не бойся, с тобой не случится ничего неожиданного: ты был создан для музыки. Ей и служи. Это твое призвание.
- А ты? Что будешь делать ты?
Ответить я не успел, раздались знакомые легкие шаги, и в башню вошла Хайди.
- Привет, почтальон, - мелодичным голосом поздоровалась она. Я неопределенно кивнул.
Мягкой походкой, слегка покачивая бедрами, она прошла мимо меня близко-близко, изящным поворотом головы откинув волосы так, что они коснулись моего лица. Каким бесчувственным бревном надо быть, чтобы остаться равнодушным к ее красоте? Я едва сдержал улыбку: ее уловки были так очевидны, мысли так прямолинейны, что произвести впечатление могли разве что на неискушенного Антонио. А мне, к счастью, было с чем сравнивать.
Хайди слегка наклонилась к Антонио, демонстрируя безупречно-соблазнительное декольте:
- Аро ждет тебя, Антонио! Заставил же ты нас поволноваться! - проворковала она, бросив на меня быстрый взгляд: «Ну что, почтальон, твое воздержание не сделало тебя сговорчивее?»
Я отвел глаза.
- Только меня? – растерянно пробормотал Антонио. Его щуплое тело содрогалось от исходивших от Хайди чувственных импульсов.
- Конечно, тебя, - проворковала Хайди, увлекая музыканта прочь из башни.
«А тебя, почтальон, Аро больше не ждет!», - с нотками ехидства подумала Хайди и снова бросила на меня быстрый взгляд.
Как бы мне хотелось расценить ее слова, как освобождение от любых обязательств перед Аро! Но мне нужно было услышать это от самого Аро. И не в мыслях, а вслух. И, желательно, при свидетелях.
Я остался в Северной башне, но что-то подсказывало мне, что одиночество мое обманчиво. Я поднялся по выступающим из стены балкам на смотровую площадку. Стая голубей, обосновавшаяся на ней, истерично хлопая крыльями и сбивая друг друга с курса, уступила мне место. В Вольтерре шел серый нудный дождь, и делал ее похожей на Форкс, давно покинутый мною. Я чувствовал себя пленником, хотя ни двери, ни стены не были для меня преградой: я мог покинуть башню в любой момент, мне даже не нужно было ждать наступления ночи. Но неизвестность на коротком поводке держала меня у ног Аро. По всей вероятности, Аро не считал меня больше персоной, достойной своего внимания. Или пытался мне это продемонстрировать. Но зачем в этом случае ему понадобилась Белла? Я не мог покинуть Вольтерру, пока не получу ответ на этот вопрос. И времени у меня было мало, учитывая тот факт, что Деметрий уже начал ее поиски в Сиэтле.
Недооценивать Деметрия было бы глупо: Вольтури не держат у себя на службе посредственностей. Наверняка, Деметрий не будет полагаться только на свои обостренные чувства, он постарается сделать так, чтобы Белла сама нашла его. Так же, как это сделал однажды Джеймс. Догадка пронзила мой мозг: Деметрий не будет искать Беллу ни в Форксе, ни в резервации Квиллетов, там, где она была под защитой оборотней. Он найдет способ выманить ее в Сиэтл.
При таком раскладе времени у меня не было совсем.
Элис! Как мне тебя не хватает! Забудь свои обиды, посмотри в мое будущее: я должен быть в Сиэтле, я должен защитить Беллу! Подстрахуй меня! Позаботься о ней до моего приезда!
Я собрался было уже спрыгнуть вниз и по покатым крышам выбраться за пределы города, как услышал внизу, в зале Северной башни, легкое движение и оглянулся назад. В следующую секунду невыносимая боль пронзила меня, и я полетел вниз.
- Тебя никто не отпускал, - услышал я сквозь пелену боли тонкий голосок Джейн над собой.
Вот она – моя сторожевая собака! Не зря я чувствовал себя пленником: Джейн все это время была рядом, я просто не обратил внимания на ее мысли.
- Ты становишься слишком навязчивой, - процедил я сквозь стиснутые зубы.
- Мне надоело быть твоей нянькой, Эдвард Каллен, - прошипела она мне в ответ.
- Не смею тебя больше задерживать! Иди и сядь у ног Аро, вдруг ему понадобятся тапочки, - прохрипел я, потому что воздуха в моих легких не осталось, а вдохнуть я не мог от боли.
- Если Аро понадобятся тапочки, придурок, то ТЫ принесешь их ему, - детское личико Джейн исказила гримаса ярости, а меня оглушила новая волна адской боли.
Маленькая садистка явно получала удовольствие от того, что делала. Сознание мое начало путаться – эта боль могла лишить меня рассудка. Я схватил Джейн за ногу и опрокинул на каменный пол, подмяв под себя ее маленькое тело. От неожиданности она прекратила свое воздействие, и я слегка ошалел от отсутствия боли. Терять мне было уже нечего – мне нужно было срочно попасть в Сиэтл, и маленькая дрянь была мне в этом досадной помехой. Я ухватил Джейн поудобнее за голову, намереваясь одним движением покончить с мерзкой девчонкой, но…
…Внезапно тело мое перестало мне подчиняться: руки ослабли и опустились, ватная тишина заложила уши, и, последнее, что я увидел перед тем, как серая пелена заволокла мне глаза, - стремительно приближающиеся серые камни пола. По всей вероятности, Алек снова пришел на помощь своей сестре, отдавая мое бесчувственное тело вро ее полное распоряжение.

45. Элис Каллен. Предупреждение
(хронология – февраль)

Весь обратный путь в Норт-Каскейдс я крутила в руках флайер, исписанный каллиграфическим почерком Эдварда. «Мне нужно срочно уехать. Я люблю вас. Прости, Элис. Мне будет не хватать тебя в ближайшие сто пятьдесят лет». Меня не покидало чувство, что брат написал меньше, чем имел в виду.
Я была абсолютно уверена, что Эдвард и Антонио так торопливо покинули нас не по своей воле. Хуже было другое: теперь с Эдвардом не было никакой связи, и поэтому у меня не было никакой возможности помириться с ним. Оставалось только ждать, что он выйдет на связь сам. Но он не звонил, не читал отправленные мною письма. Даже в видениях он появился только один раз: я видела его лежащим ничком на серых камнях с перекошенным от боли лицом. Губы его безмолвно шевелились, повторяя одни и те же слова. Я прокручивала картинку в памяти раз за разом, пытаясь понять, что же именно говорит брат, но могла разобрать только три слова: «защити Беллу в Сиэтле». Для меня его слова были полной бессмыслицей: я знала наверняка, что Белла живет в резервации Квиллетов, а там я была последним существом, чья помощь могла бы ей потребоваться. Причем здесь Сиэтл? Какая опасность может угрожать там Белле?
Вопросов было бесконечно много. Гораздо больше, чем была способна обработать моя фантазия. Я ждала какой-нибудь дополнительной информации от Эдварда. Но Эдвард как будто перестал существовать: не было ни писем, ни звонков, ни видений. Успокаивало только то, что смерти его я тоже не видела. И продолжала ждать.
В тревожной неопределенности прошло две недели. Наконец, Джаспер не выдержал:
- Элис, мы живем в двадцать первом веке. Просто позвони Белле, - Джаспер протянул мне мобильный.
- Но я знаю только номер домашнего телефона Свонов, - пробормотала я.
- Ну, это лучше, чем ничего, верно? К тому же я уверен, что Чарли будет рад услышать тебя, - Джаспер подмигнул мне.
Дозвониться до Чарли оказалось непросто, я потратила на это целый вечер – автоответчик Свонов терпеливо предлагал мне оставить им сообщение. И, когда в половине одиннадцатого Эсми укоризненно покачала головой, я решила сдаться, и поговорить с автоответчиком. Вопреки моим ожиданиям, трубка ответила голосом шефа полиции Чарли Свона:
- Да?
- О, Чарли, здравствуйте! Это Элис Каллен. Я не разбудила Вас? Мы сейчас в Европе, и я никак не могу привыкнуть к смене часовых поясов, простите меня за поздний звонок.
- Что случилось, Элис? – голос Чарли напрягся.
- Чарли, мне очень неловко, но я хочу попросить Вас об услуге, - проворковала я, зная, что Чарли не сможет мне отказать. – Дело в том, что я потеряла свой сотовый, а там были все номера телефонов, и я не могу теперь позвонить Белле. Я такая глупая, что не записала ее номер! Вы не могли бы выручить меня?
- Какой разговор, конечно, – я слышала, как облегченно выдохнул Чарли. - Ты готова записывать?
- Да, да, конечно, диктуйте! – я медленно повторяла за Чарли цифры, так, как будто записывала их. – О Чарли, вы так меня выручили!
- Только не звони ей сейчас, ладно? У нас почти ночь, и Лукас уже спит.
- О, да! Конечно! Я позвоню ей завтра! Спокойной ночи!
Джаспер зажимал себе рот ладонью, чтобы не расхохотаться:
- Да, Элис! С памятью у тебя совсем плохо! Гораздо хуже, чем с фантазией!
- Надеюсь, Элис, ты не будешь звонить Белле сейчас? Действительно, уже поздно, Белла – молодая мать, ей нужен отдых, - мягко упрекнула меня Эсми.
- Пожалуй, ты права. Придется подождать до утра, - нехотя согласилась я.

Джаспер потащил меня на охоту, не столько для того, чтобы утолить жажду, сколько для того, чтобы занять чем-нибудь время. Но вопреки всем стараниям Джаспера охота этой ночью тоже не удалась: я не была голодна, и мысли мои были где угодно, но только не со мной. Джаспер, отдавшись инстинктам, продолжил преследование горного льва, а я прекратила бессмысленное движение по лесу и взобралась на огромное дерево. Покачиваясь на ветру вместе со стволом, я принялась ждать рассвета, полностью погрузившись в свои невеселые мысли.
Утро не наступало мучительно долго. Кажется, время никогда еще не двигалось так медленно: растущая луна как будто приклеилась к ночному небу, заливая холодным голубоватым светом окрестности Норт-Каскейдс.
Мне трудно было определить, за кого я тревожилась больше – за брата, который как в воду канул в Вольтерре, или за Беллу, которой грозила неведомая опасность. Я одинаково не видела будущего ни того, ни другого, поэтому чувствовала себя беспомощной. Сколько не пыталась я прощупывать вероятности – будущее обоих было скрыто от меня плотной пеленой, так, как будто его не было совсем ни у Эдварда, ни у Беллы. Я как будто ослепла, потеряв стразу двух дорогих мне людей.
Я услышала шорох веток под собой – это Джаспер возвращался с охоты. Он взобрался на соседнюю ветку так, что его лицо было чуть ниже моего.
- Знаешь, Элис, я никогда раньше не говорил тебе об этом. Эта охота, она имеет свои плюсы.
Он явно пытался отвлечь меня, и я поддалась на его бесхитростную уловку:
- Да? И какие же? – для меня-то плюсы были очевидны, в отличие от него.
- Конечно, кровь животных ни в какое сравнение не идет с человеческой кровью. Но такая охота – честнее. Лев, медведь, или пума – они сильнее и быстрее чем человек. Им не внушишь симпатию, их не обманешь словами или ласковой улыбкой. Конечно, и животные слабее нас, но у них есть когти, копыта, рога, в общем, хоть какие-то шансы.
Забавно. Никогда я не думала о нашем образе жизни с этой точки зрения.
- Как твоя охота? У кого ты выиграл сегодня почти честный поединок?
- У парочки львов. Я и тебе оставил. Догоним?
- Не сегодня. Сначала дела. Скоро рассвет. Нужно позвонить Белле. Возможно, разговор с ней даст нам недостающую информацию.
Я готова была начать набирать номер Беллы сразу же, как только порозовело небо на востоке, но Джаспер заставил меня дождаться восхода, и только тогда вернул мне заблаговременно вынутую из телефона батарею.

- Элис? Бог мой, Элис! Не могу поверить, что это ты! Я так давно не слышала твой голос!
- Я тоже рада тебя слышать! Белла, мне тут пришла в голову безумная идея. Но сначала ответь мне, ты часто бываешь в Сиэтле?
Джаспер посмотрел на меня с нескрываемым возмущением. Я бы даже сказала – с преувеличенным возмущением. В самом деле, не мог же он всерьез думать, что я буду такой прямолинейной!
- Что ты! Совсем не бываю! Зачем, если есть интернет? – удивилась Белла. – Да и времени на такие поездки совсем нет.
- Как жаль, - мое огорчение было таким натуральным, что Джасперу снова пришлось закрыть себе рот рукой, чтобы не испортить мне всю игру. – Дело в том, что я на некоторое время поселилась в Маунт-Верноне, и очень рассчитывала увидеться с тобой в Сиэтле, раз уж в гости к тебе я приехать теперь не могу.
- Очень жаль, но боюсь, что поездка в Сиэтл для меня сейчас невозможна. Лукас слишком мал для такого путешествия. Но ведь это не последний твой приезд?
- Конечно, нет! Ты можешь пообещать мне, что, если вдруг соберешься в Сиэтл , то обязательно мне позвонишь?
- Разумеется, позвоню! Ты надолго приехала?
- Пока не знаю, возможно, недели на две-три. Может быть, останусь подольше… - уклончиво ответила я.
- Ты… одна? – осторожно спросила Белла.
- Нет, с Джаспером, - ответила я. Если уж придется от чего-то защищать Беллу, Джаспер ни за что не отпустит меня одну, так что лучше сразу включить его в легенду.
- Передавай ему привет от меня. И всем остальным тоже, - попросила Белла, и я услышала в трубке басовитый детский плач.
- Непременно. Не буду тебя отвлекать. Не забудь: обязательно позвони, если соберешься в Сиэтл.
Я отключилась.
Итак, Белла не собиралась в Сиэтл, а в резервации она была под защитой оборотней.
К счастью, непосредственной угрозы пока не было.
Пока.