39. Леа Клируотер. Освобождение
(хронология – январь)


Все изменилось в моей жизни, с того момента, как я поняла, что запечатлена. Конечно, стая узнала об этом сразу, как только мы приняли волчий облик. Самое большое облегчение я испытала, освободившись от любви к Сэму. Мне даже показалось, что это задело его самолюбие.
В ту ночь у нас выдалось совместное дежурство с Сэмом, он уже был почти в крайней северной точке Большого круга, когда я заступила. Мне не оставалось ничего другого, как пойти по Южной дуге, которая всегда была наименее опасной. И почему они всегда оставляют мне эту скучную Южную Дугу?
Ну, Южная, так Южная, не все ли равно?
Я шла привычным маршрутом, отмечая произошедшие с моего последнего дежурства изменения: вот свежие заячьи следы, чуть дальше проходили охотники. Интересно, зайцу удалось уцелеть? Судя по тому, что я не чувствовала запаха пороха, в этот раз их пути не пересеклись. Там оленье стадо днем проходило к реке. Воздух был чистым. Ничего, кроме запахов хвои, мха, прелых листьев. Очередное спокойное дежурство.
Наполнившая меня новая сила теперь несла меня, и казалось, что мои лапы совсем не касаются земли. Конечно, вопросы оставались, но они больше не мучили меня: я знала, что получу ответы, как только они мне понадобятся. Я знала, что Джейкоб Блэк теперь играет какую-то важную роль в моей жизни. Я не понимала пока – какую. Но у меня не было ни малейшего желания вмешиваться в его жизнь. Но то, что наши с ним судьбы теперь неразрывно переплетены, было для меня очевидно.
Конечно, такое невозможно было скрыть от Альфы.
Сэм прислушивался к моим мыслям с той секунды, как я заступила на дежурство. Он сразу почувствовал перемену. Но вот причину ее понял не сразу. Похоже, что и запечатлилась я не так, как все нормальные оборотни. Впрочем, я не была нормальным оборотнем. С самого начала не была.
- Черт тебя дери, Леа! Почему ты всегда создаешь проблемы? – вдруг взревел он, и начал стремительно сокращать расстояние между нами.
- Почему я всегда создаю проблемы? Обещаю, как только узнаю, почему – тебе я сообщу первому! – огрызнулась я.
- Черт возьми, Леа! Почему Джейкоб?! – в мыслях Сэма было столько ярости, что я порадовалась, что нас все еще разделяют несколько миль.
- Заткнись, Сэм! Откуда я знаю, почему Джейкоб? Или, может быть, ты знаешь, почему Эмили? – осадила я его.
- Леа, ты извела меня, но я научился защищаться от тебя! Джейкоб совсем мальчишка, оставь его в покое! – кипел Сэм.
- Этот мальчишка на днях стал отцом, - съязвила я.
- Именно поэтому! – зарычал Сэм и выскочил из-за деревьев прямо на моем пути. Я уперлась всеми четырьмя лапами в землю, чтобы не врезаться в него со своего разбега.
Я остановилась в недоумении: он что, собрался драться со мной?
- Думаю, внук Эфраима Блэка как-нибудь справится с этим, – подумала я растерянно, но мои мысли, видимо, задели Сэма за живое: он никогда ни на секунду не забывал, чье место занимает.
От Сэма волнами исходила досада и… бессилие. В его мыслях промелькнул страх, страх, что Джейкоб и я – два очень сильных оборотня. Настолько сильных, что вместе мы сможем противостоять целой стае, даже в ее полном составе. Сэм испугался за свою власть. Что же он собрался делать? Убить меня? Изгнать из резервации? Изгнать из резервации Джейка? Это очень просто: достаточно изгнать Беллу Свон…
И тут я разозлилась. Я даже не думала, что я могу так разозлиться на Сэма! Шерсть на моем загривке встала дыбом, я зарычала. Наверное, даже приказ Альфы не остановил бы меня сейчас!
- Можешь попытаться убить меня, если хочешь. Можешь изгнать меня. Но ты не сунешься в жизнь Джейкоба Блэка! – мы стояли нос к носу, и меня не останавливало то, что он был почти на полкорпуса выше меня. Во мне было столько силы сейчас, что, случись нам драться, я не поставила бы на него свой последний доллар.
И Сэм чувствовал мою силу и не спешил нападать.
- Сэм, я не выбирала свою судьбу. Но сейчас я первый раз в жизни принимаю ее. Ты - Альфа. Решай. Я могу покинуть резервацию. Я теперь все могу. Ты не представляешь, какая я теперь сильная. Но ты не тронешь Джейкоба Блэка! – подумала я уже спокойнее, и, не поворачиваясь больше к Сэму спиной, пошла привычным маршрутом по Южной Дуге на север.
Это была наша единственная открытая стычка с Сэмом. С тех пор мы старались держать дистанцию, понимая, что прежняя любовь в любую секунду может превратиться в ненависть. Сэм очень хорошо умел владеть собой, и никто в стае больше не чувствовал нашей вражды, но я не доверяла больше Сэму.
Легче всего мне теперь было с Джейкобом. Он вдруг стал мне, больше, чем брат. Больше, чем друг. Больше, чем любимый. Он стал словно продолжением меня самой. Если выпадало совместное дежурство, то я чувствовала его, как саму себя. Не нужно больше было спорить и договариваться: любое решение принималось моментально нами обоими. Как пальцы сжимаются в кулак одновременно и безмолвно, так и наши действия с Джейкобом были моментальными и синхронными, чем бы нам ни приходилось заниматься: патрулировать лес, охотиться, или выслеживать вампиров.
Я по-прежнему почти не встречалась с Джейком в человеческом облике – меньше всего мне теперь хотелось вмешиваться в его жизнь, в которой он, судя по всему, был счастлив.

40. Белла Свон. Новая жизнь
(хронология – январь)

- Белла! Где твое сострадание? Пожалуйста, только не алгебра! – взмолился Джейк после ужина.
- Хорошо, - согласилась я. - Английская литература?
В правой руке у меня был учебник алгебры, в левой - Шекспир.
- О! – застонал Джейкоб, закатив глаза. – Лукас! Что случилось с твоей милой, доброй мамой? И откуда здесь эта жестокая женщина?
Лукас лежал в колыбельке и наблюдал всю сцену широко распахнутыми глазами.
- Гы, - прокряхтел он, словно выражая свое отношение к происходящему.
- О, да, конечно, Лукас, папочка не хочет заканчивать школу! Это же отличная новость! Скоро вы будете сидеть с ним за одной партой!
- Гы! – отозвалась уменьшенная копия Джейкоба с молочно-белой кожей.
- Белла! Это запрещенный прием! – взревел Джейк. – Давай сюда!
- Нет! – заявила я и спрятала учебники за спиной. Джейкобу пришлось обнять меня, чтобы их получить. На несколько минут нас отвлек поцелуй.
- Ну, как? Алгебра? Или Шекспир? – наконец смогла я прошептать в его губы.
- Ты.
- Нет, мы так не договаривались! – я уже была готова к сопротивлению.
- Тогда сначала алгебра, а потом ты? – настойчивые горячие губы не давали мне ответить.
- О*кей! И давай закончим с алгеброй поскорее… - я приготовилась ответить на поцелуй, но Джейкоб отстранился с лукавой улыбкой:
- Тебе придется быть терпеливой, - лицо его словно окаменело. Он вынул из моей руки алгебру.
Чтобы справиться с кипящим внутри меня пламенем, я взяла на руки Лукаса. Его упругое тельце радостно встрепенулось мне навстречу и внутри меня словно разлилось теплое молоко с медом. Лукас прильнул розовым круглым ртом к моей груди, и мир окончательно обрел совершенство. Разве может у одного человека быть столько счастья? Как мне вместить его все?
Все стало намного проще с тех пор, как мы стали жить вместе в доме Блэков. Правда, дом был совсем маленький, и нам втроем пришлось разместиться в комнате Джейкоба, которая, по правде говоря, была тесновата даже для него одного. Но нам это совсем не мешало, наоборот, постоянно сталкиваясь в самых узких местах, мы получали повод прикоснуться друг к другу, а прикосновения почти всегда заканчивались поцелуями. Я никогда еще не была счастливее, чем в эти дни.
Днем Джейкоб пропадал в школе и мастерской, и мы управлялись по дому вдвоем с Билли. Он оказался не таким беспомощным, как мне казалось раньше. Тем не менее, всеми Блэками были безоговорочно признаны мои исключительные кулинарные таланты, и кухня стала моим владением. Впрочем, чистить овощи или разделывать рыбу у Билли получалось намного виртуознее, чем у меня, и эти полномочия были мною ему с удовольствием делегированы. Маленького Лукаса мы почти не спускали с рук, и даже спал он чаще на руках у деда, чем в колыбели.
Чарли заезжал к нам почти ежедневно после работы, и пока деды с внуком развлекались своей мужской компанией, я получала возможность выполнять свои задания из колледжа.
Если у Джейкоба не было дневного дежурства, он забегал днем домой на обед, и до позднего вечера пропадал потом в мастерской. Я старалась сделать днем хотя бы часть его домашних заданий, чтобы оставить ему несколько лишних часов на сон. Впрочем, принимать мою помощь Джейкобу не позволяла гордость. Исключение составляли только эссе по английской литературе. Единственное, на что он согласился – это воспользоваться моими прошлогодними файлами, максимально упростив и сократив их. Я сопротивлялась – мои эссе казались мне безупречными, и высшие баллы, полученные за них, подтверждали мою уверенность.
- Иначе никто не поверит, что это сделал я, – объяснял Джейкоб, безжалостно коверкая мои сочинения. Но в отношении остальных предметов он был непреклонен, и каждый вечер ему приходилось стиснуть зубы и засесть за учебники. Как сегодня.
- Ты ошиблась, Беллз! – крикнул Джейк, сверяя свое решение с моим.
- Не может быть! – я не могла сдержать досады: математика никогда не была моей сильной стороной.
- Может! Смотри! - Он с торжествующим видом протянул мне тетрадь, и переложил спящего Лукаса из моих рук в колыбель. – Порядок действий! Вот где ты ошиблась! Ну как? Я закончил с алгеброй, теперь хочу получить свой приз!
Его горячие губы двигались по моей ноге и мешали мне сосредоточиться на решении. Мурашки бежали у меня по спине, тетрадь выскользнула из рук.
Впрочем, алгебра не имела уже никакого значения. В мире остались только мы двое. По крайней мере, на те несколько минут, которые оставались у нас друг для друга до ночного дежурства Джейкоба.

Моя голова лежала на горячем плече Джейка, я водила пальцем по тонким шрамам на его коричневой коже. Я растягивала секунды, оставшиеся до того момента, как ему нужно будет покинуть меня и уйти в холод ночного леса.
- Джейк, когда ты работаешь в мастерской, что ты слушаешь?
- Треп Сэта. Иногда радио. А что?
- Я придумала, как тебе подготовиться к тесту по литературе! – я приподнялась на локте, чтобы видеть его лицо. – Понимаешь, эссе – это не решение проблемы. Тебе не сдать тест, если ты не прочтешь Шекспира.
Джейк закатил глаза:
- Знаешь, Белла, у Шекспира практически нет шансов.
- Есть! Я запишу тебе аудиокниги!

41. Эдвард Каллен. Итак, Вольтерра.
(хронология – январь)

Мы продолжали движение под конвоем всю ночь, обходя стороной населенные пункты. По-прежнему Джейн и Алек двигались перед нами, Деметрий и Феликс замыкали процессию. Деметрию приходилось периодически толкать в спину Антонио. По тому, как напряжены были его плечи, как судорожно сжаты кулаки, я понимал, что Антонио мучила жажда. Ночь подходила к концу.
«Горло горит, - думал Антонио, - мне нужно на охоту».
- Знаешь, Антонио, мне кажется конец второго этюда у тебя чересчур пафосный, - обратился я к нему.
- Это не помогает больше, Эдвард. Мне нужна кровь, - обреченно ответил Антонио.
- Джейн, - обратился я к своей маленькой конвоирше. – Антонио необходимо охотиться. Тебе же не нужен неуправляемый вампир в центре Европы?
Джейн резко остановилась. Я замедлил шаг, чтобы не налететь на нее, только потому, что успел прочитать ее мысли. А вот Феликс буквально смял меня сзади всей своей могучей тушей. Антонио со своими конвойными пролетели далеко вперед и вынуждены были вернуться.
Несколько секунд Джейн стояла, размышляя, как решить проблему жажды Антонио, не теряя контроля над ситуацией. Она собиралась приблизиться к ближайшему населенному пункту, но сомневалась, успеем ли мы сделать это до рассвета. В большом городе было проще найти случайного прохожего, но и вероятность наткнуться на случайного свидетеля была значительно выше. Тем более, шесть фигур в шелковых плащах в середине января в Англии поразительно напоминали пациентов психушки.
- Я пойду с тобой, - наконец сказала она Антонио, и, многозначительно посмотрев на брата, добавила: – Остальные остаются здесь.
- Сестра, это опасно, - лениво проговорил Алек.
- Опасно для кого? – Джейн скривила свои пухлые губки. Она была абсолютно уверена в своей неуязвимости.
С запада, от небольшой фермы, ветер донес сложный запах навоза, дыма, свежеиспеченного хлеба с доминирующими нотами тяжелого запаха горячей бычьей крови. Запах этот был совершенно неаппетитным, но это был запах жизни.
Антонио до сих пор был самым невинным вегетарианцем, которого мне когда-либо приходилось видеть, после Карлайла, разумеется. Но стоило ему хоть раз попробовать вкус настоящей человеческой крови, и… Не знаю, выдержали бы его убеждения такое испытание…
- Антонио, - почти одними губами прошептал я. - Коровы.
«Какие коровы? Эдвард, ты бредишь?» – раздраженно подумал Антонио.
- Твоя жизнь – твой выбор. Тебе жить с твоим выбором, - так же тихо прошептал я.
«Коровы! Точно, коровы!» - догадался Антонио, улавливая трепещущими ноздрями густой тяжелый запах и концентрируясь на медленном влажном биении коровьего сердца. Он был уже весь во власти инстинкта, тело его было напряжено и готово к броску. Джейн метнула на него недовольный взгляд, но ничего сказать не успела: Феликс взял ее за руку:
- Поздно, не вмешивайся.
Джейн вырвала руку и бросилась за Антонио, который уже преодолел половину расстояния до фермы. К счастью, у нее в планах не было останавливать его. Мне очень хотелось последовать за ними: на ферме могли оказаться люди, но раздражать Джейн неповиновением я не рискнул.
Они вернулись через несколько минут: Антонио впереди, Джейн чуть сзади. Ее губы были плотно сжаты, глаза сощурены, весь вид ее не обещал ничего хорошего. Антонио растеряно вытирал полой серого плаща перепачканные кровью руки и лицо.
Как только они поравнялись с нами, Джейн обошла Антонио и встала прямо перед ним:
- Никогда больше не делай так, - сквозь зубы проговорила она, и тут же лицо Антонио исказила гримаса боли, он дернулся всем телом и упал на колени.
В эту минуту он был так жалок: худой, сгорбившийся от боли, перепачканный кровью… Я почти инстинктивно сделал шаг, чтобы оказаться между ним и Джейн. Я ожидал, что боль ударит меня, но ничего не почувствовал – Джейн умела мучить избирательно, именно того, кого хотела.
- Не лезь, Эдвард! – огрызнулась она на меня, ослабив в эту секунду контроль над Антонио.
Новорожденный вампир, против моих ожиданий, урок Джейн усвоил по-своему: оскалив зубы и издав утробный рык, он бросился на свою мучительницу. В первую секунду я восхитился его бесстрашием – я не ожидал такой безрассудной смелости от маленького музыканта. Но Антонио не знал того, что знал я: в команде Джейн собрались такие таланты, с которыми нам не справиться. Даже вдвоем. Даже, если один из нас обладает силой и скоростью новорожденного.
Все эти мысли промелькнули в моей голове буквально в одно мгновение, в следующий миг тело Антонио обмякло, и он начал заваливаться на бок, как сорвавшаяся с нитей марионетка – это Алек пустил в ход свой дар. Я слышал, как Антонио покидают все чувства и желания, и подхватил его прежде, чем он распластался на мерзлой земле.
- Вот так-то лучше, - резюмировала Джейн. – Так и понесешь его. Надеюсь, ты будешь разумнее своего питомца? – обратилась она ко мне.
Я коротко кивнул, перекинув тело Антонио через плечо.
«Как же они мне надоели!» - с отчаянием подумала Джейн.
- Деметрий, - обратилась Джейн, - ты мне больше не нужен. Ты знаешь, что делать.
«Знаю, знаю, - раздраженно подумал Деметрий. – Искать чертову девчонку в Сиэтле!»
Я напрягся: кого они имеют в виду? Бри Таннер, уцелевшую новорожденную? Или…?
«Легко сказать – найди. Каллен помнит ее голос, ее запах, знает, как она выглядит. Аро знает все это из его мыслей. А я как все это получу? И кроме имени – ничего! Белла Свон! Подумаешь, эксклюзив! Сколько их в Сиэтле? Несколько десятков? Сотен? И всех их в Вольтерру тащить? Аро велел доставить живую. В крайнем случае – обратить».
Первобытный страх пронзил мой позвоночник. Кажется, я никогда в жизни так не боялся. Даже когда шел по следу Джеймса. Конечно, тогда я боялся опоздать. Но ярость была сильнее, и она не давала страху взять надо мной верх. Мне пришлось опустить глаза, чтобы Джейн или Алек не заметили моего страха. Теперь все иначе: я должен защищать Беллу не в бою. Я вообще не должен дать шанс Вольтури приблизиться к девушке, чья жизнь значила для меня больше, чем весь остальной мир. Любой мой необдуманный поступок мог теперь стать роковым для Беллы. Нет. Я не поддамся на провокации, я буду осторожнее, чем когда-либо.
- Что еще? – высокомерно спросила Джейн Деметрия, который все еще топтался в нерешительности.
- Аро обещал, что желтоглазый даст мне недостающие данные! - раздраженно ответил Деметрий.
Вот как! Может быть, стоит направить его прямо в лапы Квиллетской стаи? Идея была более чем соблазнительная! Я всерьез думал об этом несколько секунд. Нет, не стоит рисковать: оборотни – серьезные противники, особенно для тех, кто их недооценивает. Но Белла… Она всегда оказывается в самом неподходящем месте. С ее везением, даже оборотни могут не успеть. Пусть лучше Деметрий потратит несколько месяцев, прочесывая Сиэтл, пока наткнется на какой-нибудь след Беллы. А за это время я найду способ покинуть Вольтерру.
- Тебе придется довольствоваться тем, что у тебя есть, – огрызнулся я вслух. – Или мы отправимся вместе, как только Аро отпустит меня.
Мысль показалась Деметрию удачной, он вопросительно посмотрел на Джейн.
- Я второй раз повторять не люблю, – она сощурила свои глаза, цвета бургундского вина.
Деметрий понял ее, и не стал дожидаться повторного приказа. Он молча развернулся и двинулся прочь.
Мне такой поворот событий совсем не нравился: я не мог быть уверенным в безопасности Беллы, находясь в Европе.
Как некстати наша ссора с Элис! Только она одна могла бы мне сейчас помочь! Только она одна могла найти способ защитить Беллу! Если бы я мог связаться со своей семьей! Но мой сотовый с уже заряженной батареей остался где-то в Кинторе. И выкручиваться мне теперь придется одному.
Итак, Вольтерра. И как можно быстрее!