35. Рождество.
(хронология – декабрь)


Леа Клируотер. Рождество

Но, как оказалось, кухня – это еще не самое страшное…
Гости начали собираться после девяти. Первым прикатил на своей коляске Билли. Сет помог ему забраться на крыльцо, потому что Джейкоб, видимо, патрулировал лес, как и обещал.
Я вышла в гостиную, чтобы пожать Билли руку, и вернулась на кухню. Мамуля накрывала в гостиной стол и то и дело посылала Сэта ко мне на кухню за какой-нибудь ерундой – то за табуретом, то за ложками, то за полотенцем. Я молча выдавала требуемое, и продолжала заниматься своим делом. Пожалуй, эта рождественская вечеринка, действительно, покажется мне вечной.
Вскоре около дома припарковалась полицейская машина, я узнала ее по звуку мотора. Я слышала, как Чарли Свон с дочерью вошли, как радостно здоровались Билли и Чарли.
- Здравствуй, Леа, - услышала я позади себя голос Беллы Свон. – Мы с папой тут гостинцы привезли. Возьми, пожалуйста.
Я обернулась, чтобы взять из ее рук корзину и тут же оперлась на стол позади себя, чтобы не потерять равновесие от неожиданности: это была Белла Свон, но… Ткань джинсового комбинезона была туго натянута на ее круглом животе, пуговицы по бокам уже не застегивались. Вот это да! И эта тихоня беременная! Эта-то как? От кого? Внезапная догадка прострелила мой мозг: Джейкоб Блэк? Джейкоб Блэк станет отцом?! Джейкоб Блэк станет отцом даже раньше Сэма! Ну и новости!
Я что, тут единственная, чей живот навечно останется плоским?!
Белла Свон тем временем неуверенно улыбнулась мне одними уголками рта и показала на стоящую у ее ног корзину с пирогами.
- Спасибо, не стоило, - я приняла корзину и отвернулась к столу. Мои руки шинковали одну неочищенную луковицу за другой, и сверху на них капало что-то горячее…
Свон постояла за моей спиной, но, так и не решившись ничего сказать, ушла в гостиную.
- Может быть уже достаточно лука, дочка? – прохладная мамина рука накрыла сверху мою.
- Да, конечно. Достаточно, – ответила я и вытерла глаза. – Я переоденусь? Ты справишься тут без меня?
- Конечно, дорогая.
Вечеринка была в полном разгаре.
Старшие веселились, как дети! Билли вальсировал с мамой, и, казалось, что ни он, ни она не замечают его инвалидной коляски. Но больше всех меня удивили мама и Чарли, эти вели себя, как настоящие заговорщики. Они то и дело шептались и не сводили друг с друга блестящих глаз. Сет, хоть и был в одиночестве, успел познакомиться с едой, и им было вполне хорошо вдвоем. Но среди веселья и суеты, похоже, скучала здесь не только я одна: на другом конце гостиной нахмурившаяся Свон то и дело поглаживала свой живот. Я сидела на кресле в углу и умирала от скуки, гадая, сколько же все это будет продолжаться. И, казалось, конца этой пытке не будет.
Я ошибалась. Конец наступил внезапно: в тот момент, когда Чарли встал и деловито откашлявшись постучал по бокалу вилкой, приготовившись что-то сказать, Белла Свон пискнула. Все повернули к ней головы, а она смущенно закусила нижнюю губу, переводя взгляд с одного лица на другое, как будто искала помощи.
- Сью, – наконец позвала она, неловко поднимаясь с дивана, – можно вас на минутку?
Белла прошептала матери что-то на ухо.
- Все в порядке, дорогая. Пойдем со мной, - и мама увела ее с собой наверх, в свою спальню.
Чарли согнул в руках стальную вилку и даже не заметил этого.
Кажется, только Сет не понял, что происходит.
А происходило вот что: Белла Свон собралась рожать. В моем доме. Извините, я в этом не участвую. Хватит с меня подвигов, так и крылья за спиной шелестеть начнут. Я выскользнула на крыльцо и, едва за мной захлопнулась дверь, начала стаскивать с себя платье. Не думаю, что кто-нибудь увидит меня этой ночью. Уже на бегу я заметила, что в доме Сэма и Эмили горит свет. Значит, Сэм еще дома, а новоиспеченный отец носится по лесу в волчьей шкуре. Пора поменяться местами!
Не успела я перекинуться, как услышала тревожные мысли Джейка:
- В чем дело, Леа?
- Джейк, возвращайся, а то пропустишь самое интересное – ты становишься отцом. Прямо сейчас.
Еще несколько минут я слышала его сбивающееся с ритма сердце.
- Как тебе удалось скрывать так долго? – попыталась спросить я, пока еще слышала его дыхание.
Но ответа я не дождалась: он перекинулся.

Белла Свон. Рождение

Как только я переступила порог дома Клируотеров, я поняла, почему так не хотела приезжать сюда. Дело было в Леа. От нее исходила почти осязаемая агрессия, когда она повернулась ко мне, чтобы забрать пироги.
За полгода она изменилась так, что узнать ее было почти не возможно. Вместо каскада шелковистых длинных волос она носила теперь обычную для оборотней короткую, почти мужскую, стрижку, но длинная небрежная челка делала ее лицо дерзким и ослепительно красивым. Было в ее красоте теперь что-то хищное. Казалось, что она стала выше, движения ее были уверенными и грациозными. Ее грация напоминала мне серую волчицу из моих кошмаров. Неужели я вижу во сне Леа? Надо будет спросить у Джейкоба, какого цвета ее шерсть в волчьем облике.
Леа взяла мою корзину, и продолжила свои занятия. Я хотела предложить свою помощь, но продолжать общение с молчаливой спиной трудно. Практически невозможно. Я неуверенно вернулась в гостиную. В гостиной собрались все, кроме Джейкоба. Скорее бы уж закончилось его дежурство!
Я покорно вытерпела, как Билли потрепал меня щеке, а Сью, положив руку мне на живот, довольно улыбнулась.
- Мальчик! – сказала она утвердительно.
Мне, почему-то захотелось защитить свой живот от их внимания, хотя разумом я понимала, что мой ребенок не может принадлежать только мне одной. Слишком необычная судьба его ждет, слишком крепки будут его связи с необъяснимым, чтобы я одна, обычный человек, могла научить его жить в этом мире.
Но все это будет позже. А сейчас мой малыш был только моим. Сегодня он вел себя беспокойнее, чем обычно, и я чувствовала тянущую боль в животе. Возможно, виной всему ночные кошмары и кулинарные подвиги? Я отошла в дальний угол гостиной и села в угол дивана, наблюдая, как дурачатся старшие: Билли вальсировал со Сью, и инвалидная коляска не мешала ни тому, ни другому. Чарли фотографировал, и все трое хохотали во весь голос.
- Привет! – ломающимся баском поздоровался со мной Сэт. Он перепрыгнул через спинку дивана и сел рядом со мной. Удивительно, как он умудрился ничего не зацепить и не сломать при этом! Он заметно вырос, почти не уступая телосложением другим оборотням, но во всех его движениях чувствовалась подростковая угловатость. Мне всегда нравился Сэт.
- Привет, - ответила я. – Ну ты и гигант!
- Ага, - довольно улыбнулся он. – Я еще расту! Спорим, я буду больше Джейкоба?
Я рассмеялась:
- Куда же больше?
- Принести тебе чего-нибудь? – без перехода спросил он меня.
Мне ничего не хотелось, но Сэт был явно голоден и искал повод подобраться к еще не накрытому столу.
- А нам с тобой не попадет от Сью?
- С тобой? Нет! С тобой – точно не попадет! – заверил меня Сэт.
- Ну, тащи, - согласилась я.
Сэт покинул диван, кувыркнувшись назад себя через спинку дивана. И опять это удалось ему с удивительной легкостью. Я осталась в одиночестве.
Время тянулось невыносимо медленно. Оглянувшись в поисках часов, я увидела Леа. Она сидела в кресле в противоположном углу комнаты, лицо ее было непроницаемой маской, а сама она напоминала вылепленную из глины статую.
Я оглядела гостиную. Сет не возвращался, он возился с гирляндой над дверью и совершенно безнаказанно таскал один за другим бутерброды со стола. Пока ему везло, и Сью не замечала стремительно пустеющей тарелки. Она шепталась с Чарли, и папины глаза блестели так, как блестели только на старой свадебной фотографии. Я вдруг поняла, почему мама потеряла голову двадцать лет назад. Похоже, сейчас потерять голову рисковала Сью. Я не смогла удержать улыбку: пожалуй, папа заслужил немного счастья. Наконец Чарли поднялся и постучал вилкой по бокалу, привлекая внимание. Папа собрался сказать речь?!
Вдруг тиски боли так стиснули мой живот, что я не смогла удержать испуганного вскрика. «Боже мой! – подумала я, - неужели началось?», но едва только боль отпустила меня, мне стало неловко за мою слабость.
Все лица в комнате были обращены ко мне.
- Сью… – пролепетала я, – можно вас на минутку?
- Сью, я, кажется, рожаю, - прошептала я ей на ухо.
- Все в порядке, дорогая. Пойдем со мной, - и Сью повела меня на второй этаж.
- Может быть, мне стоит поехать в больницу?
- В рождественскую ночь? Не лучшая идея. Поверь, ты вполне справишься сама. Я помогу. Твой малыш – не первый, кому я помогла увидеть свет. Все будет хорошо.
Я остановилась, вцепившись в перила лестницы.
- Сью. Пожалуйста. Скажите мне правду. Мой ребенок, он родится человеком? Сэт, Леа, они родились… людьми?
Паника не давала моему сердцу биться. Я ждала ответа, как приговора.
Сью погладила меня по волосам и поцеловала в лоб. Совершенно по-матерински.
- Гарри так хотел сына. Когда родилась Леа… Она была такой крошечной. Родилась раньше срока. Мы так боялись за ее жизнь. Но уже тогда она была редкой красоткой, с длинными-длинными ресницами…
Вдруг, будто очнувшись от воспоминаний, она сказала:
- Не бойся, Белла, ген оборотней проявляется далеко не всегда. Предыдущее поколение почти не испытало этих трансформаций, перекидывались разве что Гарри, да Билли, отец Джейкоба. Во всяком случае, почти до совершеннолетия твой ребенок будет абсолютно нормальным. Располагайся в моей спальне, здесь тебе никто не будет мешать. Времени у тебя еще много. Можешь даже поспать, если получится, – тебе нужно набраться сил. Если что-нибудь понадобится – зови.

Время потеряло для меня значение. Теперь у него было два состояния: период схватки, когда тело мое скручивала боль, и состояние покоя. Во время схватки сознание мое удерживало только одну мысль: если так больно мне, как же это терпит мой малыш, стискиваемый моим телом. И мысль эта действовала, как обезболивающее – я просто переставала обращать внимание на боль.
Между схватками я радовалась передышке, которая была необходима не только мне, но и малышу. Ходить оказалось легче, чем сидеть, или лежать. Я мерила шагами небольшое пространство комнаты: дверь, комод, торшер, кровать, торшер, комод, дверь….
Сколько времени прошло, я не знала. Внизу, в гостиной раздавались голоса и напряженный нервный смех. Вдруг за дверью спальни послышалась какая-то возня, затем дверь резко открылась, и в комнату ворвался Джейкоб:
- Белла!
В волосах его все еще оставались запутавшиеся хвоинки, лицо было умыто наспех – на шее и груди остались грязные полосы.
- Джейк! Закончилось твое дежурство? – я совершенно искренне обрадовалась, и пересохшие губы треснули от улыбки.
- Как ты? – Джейк улыбнулся одними губами. Взгляд его оставался настороженным.
- Все хорошо. Наверное, выгляжу ужасно? – я попыталась пригладить растрепанные волосы.
Джейк погладил меня по щеке:
- Не говори ерунды, Беллз. Позвать Сью?
- Нет, что ты, ей пока тут совсем нечего делать. Ты что-нибудь поел?
- Что? А. Да, конечно, - автоматически соврал Джейк. Я покачала головой, но ничего не сказала.
- Как там Чарли?
- Нервничает. Позвать его?
- Ни в коем случае! Да и тебе лучше здесь не оставаться.
- Ты опять гонишь меня? – насторожился Джейк.
- Что ты! Нет, конечно. Просто не хочу, чтобы ты это видел, – лучше бы он ушел до того, как начнется схватка.
- Что мне сделать для тебя? – в глазах Джейка была тревога.
- Ничего не нужно, Джейк, правда.
Ему нужно было что-то делать, чтобы не впасть в панику. Я чувствовала, что вот-вот меня снова скрутит от боли, и собиралась отправить его подальше.
– Мокрое полотенце, Джейк. Холодное мокрое полотенце. Найдешь? - я держала улыбку.
- Да, конечно. Сейчас, - Джейк посмотрел на меня недоверчиво, но, поколебавшись, все-таки выскочил из комнаты.
Не успела за ним захлопнуться дверь, как в глазах потемнело. Я вцепилась в столешницу комода так, что сломались ногти. Едва боль начала отпускать меня, я начала различать звуки. В гостиной тихо переговаривались, скрипела под чьими-то тяжелыми шагами лестница. В следующую секунду дверь распахнулась, и на пороге появился Джейкоб с мокрым полотенцем в руках. Он одним широким шагом пересек комнату и оказался рядом со мной. Я медленно разогнулась, опираясь на его руку, и перевела дыхание.
- Тебе очень больно?
- Нет, не очень, – соврала я.
- Ты плохая врунья, - вздохнул Джейкоб и вытер испарину с моего лба мокрым полотенцем.
- Как прошло дежурство? Сэм сменил тебя? – спросила я, чтобы отвлечься.
- Нет, не Сэм. Леа.
- Леа?
- Да, она сказала, что я становлюсь отцом. Прямо сейчас, – губы Джейкоба расползлись в довольной улыбке.
- Так и сказала? – удивилась я.
- Ага. И я побежал прямо сюда, так что извини, что не во фраке! – дурашливо поклонился он.
- Ты вполне можешь принять душ и отдохнуть, – я вытащила из его волос несколько еловых иголок. – Поверь, я никуда отсюда не денусь.
А новая схватка приближалась, я чувствовала это.
- Джейк, пожалуйста, спустись вниз. Отдохни, поешь. Я позову тебя потом, попозже, – сказала я торопливо. Попозже он уже уснет мертвецким сном, после двух бессонных ночей, проведенных на дежурстве. Лучший вариант. Впрочем, любой вариант лучший, только бы он не видел, как я корчусь от боли.
- Ага. Сейчас, – Джейк сел на кровать. Никуда он не собирался уходить. И у меня не было времени, чтобы злиться, или спорить – живот сводило судорогой боли.
- Не смотри! – процедила я сквозь зубы, хватаясь за ручку двери, прежде чем в глазах у меня потемнело.
Когда серый сумрак боли начал распадаться на свет, цвет, звуки и ощущения, первое, что я заметила – это холодное полотенце у себя на лбу. Как хорошо! Я открыла глаза: Джейкоб поддерживал меня, прижимая холодное полотенце к моему лбу.
- Белла, пожалуйста, прости меня, - прошептал он.
- Что ты такое говоришь? – из моего горла вырвался не голос, а хрип.
- Господи, что я наделал, Белла! Если бы я знал, как все будет… Клянусь, никогда, больше никогда… - шепот его срывался.
- Не говори ерунды, Джейк. Не я первая, не я последняя, – я разозлилась, и сразу почувствовала себя сильнее. – Все будет хорошо.
- Помочь тебе добраться до кровати?
- Нет! - запротестовала я. – Только не кровать! Ходить. Так легче.
- Ну, ходить, так ходить,
Джейк обхватил меня за спину, и мы двинулись привычным уже маршрутом: дверь, комод, торшер, кровать, торшер, комод, дверь…. Первая стоянка получилась у двери. Пережить ее мне помогла дверная ручка. Вторая – у комода. Столешница снова меня не подвела. Снова дверь. Спинка кровати. Опять комод… Сколько их было, этих мучительных остановок? Я сбилась со счета.
Следующая схватка настигла меня у торшера. Последняя мысль, перед тем, как я соскользнула с поверхности сознания, была о том, что мне не за что ухватиться. И первое, что я почувствовала, как только начала приходить в себя – это что-то горячее в моих руках. Оказалось, что от боли я стиснула руки Джейка.
- Ну и силища у тебя, Беллз! – попробовал пошутить он. - Ты едва не сломала мне кости!
Я разжала занемевшие пальцы – на запястьях Джейкоба остались белые отпечатки.
- Черт. Прости… – смутилась я.
- Ломай, сколько хочешь. Они быстро срастаются, – успокоил он меня.
- Горло саднит. Я что, кричала? – прохрипела я.
Джейк попытался улыбнуться:
- Кричала – не то слово!
До этого мне удавалось терпеть молча. И я надеялась, что смогу продержаться молча до конца.
- Черт! Чарли, наверное, с ума сходит, - расстроилась я.
- Переживет, - нахмурился Джейк.
В комнату вошла Сью.
- Белла, мне нужно осмотреть тебя, - сказала она. – Надо убедиться, что все идет правильно.
Джейкоб с тревогой посмотрел сначала на Сью, а потом на меня.
- Джейк, все будет хорошо. Только не смотри. Пожалуйста.
Пока Сью осматривала меня, Джейкоб стоял, послушно отвернувшись к окну.
- Белла, ты молодец! – наконец сказала Сью, - по тебе учебники можно писать. Джейкоб, все очень хорошо. Поводов для волнения пока нет. Думаю, осталось еще пара часов. Не больше.
Я ужаснулась: пара часов! Сколько же уже прошло? Додумать до конца я не успела, схватка застала меня прямо на кровати. Освобождаясь из морока боли, я почувствовала прохладу на моем лице. Это Джейк вытирал мне лицо полотенцем.
- Как ты? – спросил он.
-Опять я орала, да? Горло саднит, – прохрипела я.
- Я принесу тебе попить – голос Джейка был еще здесь, а самого его уже не было.
Я откинулась на подушки. И сложила руки на животе:
- Потерпи, маленький. Скоро все кончится. Осталось немного.
Джейк вернулся со стаканом теплой воды и свежим полотенцем.
Я схватила стакан, но едва я успела сделать пару глотков, как Джейкоб его отобрал:
- Не пей много.
Он вытер прохладным полотенцем мне лицо, шею и грудь.
Я попыталась встать.
- Куда ты? – вскинулся Джейкоб.
- Ну… Джейк! – я посмотрела на него укоризненно. – Мне надо в туалет.
- Нет! Подожди, я позову Сью! Сью!!! – крикнул он во весь голос. В гостиной невозможно было его не услышать.
- Не смеши меня! Я могу сама, – я сделала несколько неловких шагов к двери, но Сью уже стояла на пороге.
- Началось? – спросила она меня.
- Мне просто в туалет… – промямлила я.
- Началось! – утвердительно кивнула Сью. - Пойдем Белла, я провожу тебя и помогу принять душ.

Когда через несколько минут, пережив еще одну схватку прямо в душе, мы со Сью вернулись в спальню, комната уже была подготовлена – лишняя мебель была отодвинута, кровать была освобождена. Неужели Джейкоб это сделал?
- Джейк, тебе лучше посидеть в гостиной, - строго сказала Сью.
- Угу, - буркнул Джейкоб и встал в самый дальний угол комнаты, всем видом показывая, что выдворить его можно только силой. Правда, среди нас не было человека, способного с ним справиться.
- Джейк, я не хочу, чтобы ты видел, - начала я.
- Не волнуйся. Я зажмурюсь, - пробормотал Джейкоб и не сдвинулся с места.
Сью помогла мне устроиться на кровати и подложила мне под спину и поясницу подушки.
Джейкоб посмотрел на меня, затем решительно отодвинул изголовье кровати от стены и встал за моей спиной.
- Белла, ты готова? – спросила Сью. – Все идет хорошо. Осталось совсем немного. Просто слушай меня.
Я кивнула ей. Сью положила руки мне на живот.
- Дыши. Пока просто дыши. Береги силы. Как только почувствуешь схватку – толкай малыша. Он уже входит в родовые пути, чем четче ты сейчас будешь действовать, тем легче ему будет. Ты поняла меня?
Я снова кивнула.
- Давай, Белла, слушай себя!
В этот раз я не позволила схватке затуманить мой мозг. Единственное, что я помнила – ребенку еще хуже. Не с первой попытки, но мне удалось направить правильно потуги. Я вцепилась руками в края кровати. Крик вырвался из моих легких, но это был не просто крик боли – это был крик направленной энергии.
- Молодец, - услышала я голос Сью, - хорошо. Все, не трать силы, дыши!
- Ребенок… - выдохнула я, - он задохнется… Дальше, надо дальше…
- Ребенок лучше тебя знает, что делать! Не трать силы, дыши, - отрезала Сью.
Джейкоб сзади наклонился ко мне и вытер мокрым полотенцем мой лоб:
- Возьми мои руки, Белла, - он вложил свои запястья в мои ладони.
- Давай, Белла, - скомандовала Сью.
Я собрала все свои силы, и перестала замечать боль, теперь я чувствовала только распирающее движение внутри себя.
- Так, Белла, так! Еще! Еще! Давай, давай, давай! – слышала я откуда-то издалека.
Малыш продвигался на свет, я чувствовала это, и это давало мне сил.
Схватка кончилась, я откинулась на подушки и перевела дыхание. Джейкоб вытер мне лицо и шею полотенцем.
- Все хорошо, Белла. Ты молодец! Еще немного, - приговаривала Сью.
Снова схватка свернула мое тело, я снова вцепилась в запястья Джейкоба, вложив всю свою силу в потуги. Снова крик вырвался из моей груди, но я слышала его, как какой-то посторонний звук, рождающийся независимо от моей воли.
- Еще немного, Белла, я вижу головку! – крикнула Сью. - Не останавливайся, только не останавливайся сейчас!
И хотя сил у меня почти не осталось, я сделала максимально глубокий вдох и из последних сил продолжала выталкивать из себя малыша.
- Стой! Расслабься. Дыши.
- Не могу, - всхлипнула я. Одна единственная мысль билась в моей голове: у меня не хватает сил, я убиваю его, я не могу вытолкнуть его на волю.
- Не отвлекайся, дыши! Раз, - Сью шумно вдохнула, задавая мне ритм, - два, ДАВАЙ!
Я вцепилась в запястья Джейкоба, собрала последние свои силы и вложила их в толчок. Долгожданное облегчение!
Когда я снова смогла вдохнуть, я услышала всхлип и испугалась: почему он не кричит? И тут же густой басовитый крик разорвал тишину. Я облегченно откинулась на подушки:
- Дайте, дайте мне…
- Сын! Вылитый ты, Джейк! Только кожа белая! – Сью показала Джейкобу младенца и уложила его к моей груди.
Я ничего не видела от слез, застилающих мне глаза.
- Первый в истории индеец-альбинос? – попыталась я пошутить сквозь слезы.
- Ага. Альбинос в третьем поколении, - подхватил шутку Джейкоб.
- Вы уже думали, как назовете его? – спросила Сью.
- Вообще-то, да, - неуверенно сказала я, вытирая слезы, чтобы рассмотреть своего сына. – Джейк, когда-то ты стал для меня солнцем здесь, в Форксе, городе дождей. Пусть нашего сына зовут Лукасом. Лукас – светлый.
- Сью, можно мне… э-э-э… подержать? – хриплым голосом спросил Джейкоб.
Сью завернула малыша в чистую простыню и уложила на руки к Джейку.
- Привет… Сын… – тихо сказал молодой отец.

Невыносимая усталость навалилась на меня. Я не могла справиться с закрывающимися веками. Последнее, что я слышала: это голос Джейкоба в гостиной:
- Белла и Лукас – это моя семья. Моя семья будет жить со мной.
Чарли, наверное, в бешенстве…
Но волноваться об этом у меня уже не было сил.

Леа Клируотер. Возрождение

Я вновь и вновь бежала по большому кругу. Когти с легким шорохом вонзались в каменистую землю, влажный холодный воздух врывался в мои легкие. Не сразу, но мне почти удалось не думать о своей никчемной жизни.
Сколько пройдет времени, прежде чем я научусь не желать себе другой судьбы, кроме той, которую имею?
Я слышала, как заступил на дежурство Сэм. Но не ушла: меньше всего я хотела быть сейчас дома.
- Сэм, ты знал? – спросила я его.
- Да. Почти сразу, как только узнал Джейк. Это была его идея – дежурить в одиночку. Белла хотела сохранить все в тайне. А потом он научился закрывать свои мысли.
- Получается, знали все, кроме меня?
- Не совсем. Сет был не в курсе. Сью тоже узнала только сегодня.
- Сэм, иди к Эмили. Я подежурю за тебя. Что угодно, только не домой.
Он помедлил немного, и его сознание исчезло. Я осталась одна.
Волчица, обреченная на одиночество. Волчица, которую никто не ждет.

Домой я возвращалась ближе к полудню: усталость валила меня с ног, глаза слипались: сказывался недостаток сна. Надеюсь, Свон закончила…
В доме было тихо. Прямо за домом я нашла в кустах свое платье, оглянулась по сторонам, перекинулась и оделась. Осторожно открыла дверь в собственный дом…
…И следующий шаг изменил всю мою жизнь.
Я сделала шаг, и…
…На секунду я потеряла все земные ориентиры: не было ни земли, ни неба. Неведомая сила словно оторвала меня от моей прежней жизни. И больше не было ни боли, ни зависти, ни одиночества, ни отчаяния. Не было больше неразделенной любви. Не было больше мучительных вопросов. Не было унижения. Было так, как будто я перестала пробираться в темноте наощупь, как будто я наконец-то открыла глаза. Как будто я перестала бороться за жизнь в бушующем океане и ощутила твердую почву под ногами. Не просто почву – путь. И с этого пути невозможно больше свернуть. Все стало просто и ясно в моей жизни. В ней все стало правильно. В ней появился смысл. Правда, я пока не понимала, какой. Но он уже был. Это было похоже на… запечатление?
Я закончила шаг, и оказалась в своей гостиной. Первое, что я увидела - Джейкоба Блэка, он неловко держал на руках белый сверток. Выражение лица у него было в высшей степени… глупое, если не сказать больше. Он изменился. Или мне это только кажется? Сколько времени я не видела его в человеческом теле? Кажется, со свадьбы Сэма?
Неведомая сила продолжала удерживать меня, наполняя смыслом мое существование. Я действительно была запечатлена. Запечатлена на младенца Беллы и Джейка? Это… забавно. Ну, запечатлился же Квил на двухлетнюю девочку. Почему бы и мне не запечатлиться на младенца?
Я подошла к Джейку и заглянула в сверток – маленькое сморщенное личико едва ли не разочаровало меня: я думала, дети рождаются ангелочками. Но даже этот сморщенный гномик был точной копией Джейкоба. Разве что кожа была бледная, воспаленно-розового цвета.
- У него уже есть имя? – спросила я Джейка.
- Лукас. Белла придумала.
- Как все прошло?
- Сью говорит, что все в порядке. Ну и видок у тебя! Тебе нужен отдых. Белла уснула пару часов назад. Как только она будет в состоянии, мы уйдем.
Я подняла на него глаза. И в эту секунду с тихим щелчком совпали пазлы. Я была запечатлена, но не на младенца. Я была запечатлена на его отца.
Что за хрень?
Я всю жизнь буду западать на недоступных парней?
Но я не чувствовала ничего похожего на любовь: не трепетало, сбиваясь с ритма сердце, не было ревности. Уж в чем другом, а в ревности я спец, второго такого поискать… Не было больше никакой любви, только покой и уверенность.
Запечатление – это не любовь, которая удавкой затягивается на твоей шее. Запечатление – это стальные нервы, которые связывают тебя с объектом запечатления в одно целое. И тот, кто составляет теперь с тобой единое существо, не может этого не чувствовать. Особенно, если этот второй – тоже волк.
И в эту секунду Джейк тоже все понял. Первый раз я видела испуг в глазах Джейкоба Блэка.
Я покачала головой.
- О, нет, Джейкоб. Это не то, что ты думаешь. Вернее, это именно то, но тебе бояться нечего. Я не влюблена в тебя. Живи спокойно.
Я направилась в душ. Главное, что мне сейчас было нужно – это сон. Остальное у меня уже было.