31. Белла Свон. Кошмары
(хронология – декабрь)


Как же не хотела я ехать на вечеринку в дом Клируотеров! Джейкоб позвонил мне вчера вечером и предупредил, что первую половину рождественской ночи будет на дежурстве. Без него вечеринка грозила обернуться настоящей каторгой.
Я проворочалась в холодной постели всю ночь, лишь изредка забываясь снами полными кошмаров. Во сне я шла по лесу за огромным красно-коричневым волком. Я касалась его густой шерсти, но Джейкоб не оборачивался. Впереди него почти невидимый в зарослях папоротника бежал белый волчонок. Он был таким умилительно-неуклюжим, переваливаясь с бока на бок на своих коротких лапках! Я протянула руки, чтобы взять это пушистое чудо, но тут откуда-то сверху прямо передо мной прыгнула серая волчица, и загородила от меня и Джейкоба, и белого волчонка. Они уходили от меня все дальше и дальше, а волчица все не пускала меня, всем своим видом демонстрируя агрессию. Вскоре и Джейкоб и волчонок пропали из виду, волчица исчезла, и я осталась совершенно одна. Я, не разбирая дороги, бежала по лесу, пытаясь догнать Джейкоба и того белого волчонка, но вокруг меня был только лес, лес, лес. Пустой лес, и больше ничего. Однажды это уже было со мной: пустота огромного леса, пустота в моем сердце… Этот кошмар затягивал меня, как трясина, лишал меня воли и сил, но проснуться я никак не могла. С трудом освободившись из липкой паутины своего странного сна я, закутавшись в одеяло, открыла окно и вдохнула морозный воздух. Джейкоба не было рядом, и паника не отступала, притаившись где-то в груди.
Я вернулась в постель и снова попыталась заснуть. В этот раз мне снился берег Ла-Пуш. Я снова шла босиком по каменистому берегу, и камни больно царапали мои босые ступни. Я торопилась, пытаясь кого-то догнать. Мне казалось, что стоит вскарабкаться на ближайший валун, и я увижу того, кого догоняю. Но и за ближайшим, и за следующим валуном моим глазам открывался только пустынный берег. И чем дальше я бежала, тем острее понимала, что никогда не найду того, кого ищу. Паника наполняла мое сердце, и я снова проснулась в холодном поту, кусая кулаки, чтобы не закричать. Ко мне словно снова вернулись прошлогодние сны. Но что-то было не так в моем новом кошмаре. Что-то было по-другому.
Совершенно измученная, я решила, что лучше уже больше не пытаться заснуть. За окном стояла непроглядная тьма. Я включила компьютер и открыла последние полученные мною задания, постаравшись полностью погрузиться в них. Но даже это не помогало полностью отвлечься от горечи потери, пережитой в кошмарах.
Вот бы услышать сейчас голос Джейкоба! Но он бегает где-то по лесу в волчьей шкуре, и не сможет ответить на мои телефонные звонки.
В электронной почте оказалось непрочитанное письмо от Элис:
«Привет, Белла! Карлайл и Эсми очень рады за тебя! А Розали просто вне себя от зависти! Конечно, моему пониманию недоступны многие человеческие порывы. Даже учитывая короткий срок человеческой жизни, мне кажется, что ты слишком торопишься: ребенок – это такая ответственность. Но как ты решилась на это? Насколько я помню, ты никогда не была помешана на детях? Почему ты ничего не пишешь о свадьбе? Как все прошло? Как ты была одета? Я сейчас, как никогда я жалею, что не могу увидеть твоего будущего! Пожалуйста, пиши мне чаще. Твоя Элис».
Моя любимая бессмертная подруга с неиссякающим запасом оптимизма! Вот кто был мне нужен сейчас!
Я, не колеблясь, набрала ответ:
«Привет, Элис. Никакой свадьбы не было и не будет. Джейк формально еще несовершеннолетний. Ты права, я никогда не задумывалась раньше о детях. Но теперь, когда малыш уже есть у меня, я понимаю, что хочу его больше всего на свете. Все случилось так стремительно, что у меня просто не оставалось никакого выбора. А сейчас мне кажется, что это просто моя судьба».
Ответ пришел почти моментально:
«Белла, тебя совсем нельзя оставлять без присмотра! Ну и выбор ты всегда делаешь: ребенок вне брака, отношения без свадьбы! Ты не представляешь, как ты меня разочаровываешь!
P.S. Прости! Я, наверное, слишком старомодна».
Я улыбнулась. Элис неисправима. Несомненно, в том, что ее нет сейчас в Форксе, есть и плюсы: удержать ее от организации помпезного торжества не смогла бы даже кровная вражда оборотней и вампиров.
Я набрала ответ:
«Тебя утешит то, что Джейкоб настаивает на совершении Квиллетского обряда? Но мне это кажется совершенно ненужным. Все, что мне нужно – это быть с ним».
На этот раз я ждала долго. Ответа не было. В комнату вползал тусклый серый рассвет.
Я набрала текст нового письма:
«Элис, почему мне так страшно?»
Курсор замер над кнопкой «отправить». Зря я это. Не стоит пугать Элис. Я стерла письмо, и закрыла почту.

Чтобы чем-то занять себя днем, я задумала испечь пирог по рецепту Роже. Рецепт был очень сложный, и я провозилась с ним почти целый день. Но вечер наступал неумолимо. И вечеринка приближалась.

32. Элис Каллен. Переписка
(хронология – декабрь)

Уже неделю мы гостили у Эдварда в Шотландии. Карлайлу удалось за невообразимые деньги выкупить у изумленного хозяина полуразрушенный дом, который снимал Эдвард. Чтобы в этом доме могла разместиться наша большая семья, первые три дня пришлось потратить на обустройство новых помещений. Внешне дом должен был выглядеть полуразрушенным, в то время как внутри количество жилых комнат предполагалось увеличить. Эсми увлеклась сложной задачей и мобилизовала на ее выполнение Карлайла, Джаспера и Эммета.
Розали с энтузиазмом занялась сценическими костюмами для юного гения. Мы же с Эдвардом все свое время тратили на подготовку концертов Антонио. Предполагалось, что первые свои гастроли Антонио даст в нескольких городах северной Шотландии. После длительных споров маршрут был составлен, и теперь активно велись переговоры об аренде залов, размещении рекламы, организации банкетов и презентаций. Мы с Эдвардом решили, что талант Антонио должен заявить о себе громко, - так у молодого музыканта будет шанс на независимость от Вольтури. Поэтому мы готовили его маленькие гастроли с максимально возможным размахом.
Эдвард был в отъезде со вчерашнего дня – он ехал маршрутом наших гастролей, проверяя, все ли готово.
Я скучала в одиночестве, и собиралась уже присоединиться к Эммету и Джасперу, чтобы помочь в гараже, когда мой ноутбук подал звуковой сигнал полученной почты. Это Белла наконец-то ответила на письмо, которое я отправила ей еще из Норд Каскейдс. Я с любопытством открыла его. Это было так непривычно – НЕ ЗНАТЬ содержимого письма. Как нарочно, интернет в этой глуши едва шевелился. Я буквально сгорала от нетерпения!
«Привет, Элис. Никакой свадьбы не было и не будет. Джейк формально еще несовершеннолетний. Ты права, я никогда не задумывалась раньше о детях. Но теперь, когда малыш уже есть у меня, я понимаю, что хочу его больше всего на свете. Все случилось так стремительно, что у меня просто не оставалось никакого выбора. А сейчас мне кажется, что это просто моя судьба».
Вот в этом – вся Белла! Как же можно? Такой важный момент – соединение двух жизней в одну – пережить как ничего не значащее событие… Ну нельзя же совсем так – по-собачьему! В конце концов, даже этот ее Джейк – он ведь пес только наполовину! Или она все-таки не думает, что это – всерьез? Может быть, этот Джейк не так уж много значит для нее? Может быть, не все еще потеряно?
«Белла, тебя совсем нельзя оставлять без присмотра! Ну и выбор ты всегда делаешь: ребенок вне брака, отношения без свадьбы! Ты не представляешь, как ты меня разочаровываешь!
P.S. Прости! Я, наверное, просто слишком старомодна».
Едва я отправила письмо, как из соседней комнаты раздался голос Антонио:
- Сеньорита Элис! Все пропало! Это катастрофа! Эдвард, все отменяется, я не смогу играть!
Что там такое стряслось? Я выскочила из комнаты, оставив ноутбук с включенной электронной почтой.

33. Эдвард Каллен. Письмо
(хронология – декабрь)

Я приехал из Хантли, где завтра у Антонио должен был состояться первый концерт. Меня распирало от удовольствия: афиши висели по всему городу, зал был готов, билеты распроданы. Все было просто чудесно. Перед тем, как вернуться домой, я проехал через Кит и Фочаберс, чтобы убедиться, что там тоже все готово к концерту. Но в Фочаберсе меня ждал сюрприз: зал, на который мы рассчитывали, был занят, но взамен нам предложили другой, на мой взгляд, значительно более удобный. Я торопился, чтобы поделиться новостями с Элис, поэтому сразу прошел в ее комнату. Но, к своему удивлению, никого там не застал.
В пустой комнате на тахте лежал ноутбук с открытой электронной почтой. Я хотел уже развернуться и выйти, когда мой цепкий взгляд выхватил имя адресата: Белла Свон. Я остановился, как вкопанный, и все, кроме этого имени, стало вдруг абсолютно незначительным. Я, как начинающий воришка, затаив дыхание, протянул руку к ноутбуку, чтобы открыть письмо. Какие-то отголоски разума в моей голове кричали мне: «Нет, нет, остановись! Не смей, ты пожалеешь!». Но мое каменное сердце стучало, казалось, прямо в висках: «Тебе не будет покоя никогда, если ты не узнаешь, что там… Что там… Что там…».
Я открыл письмо сестры к Белле:
«Привет, Белла! Карлайл и Эсми очень рады за тебя! А Розали просто вне себя от зависти! Конечно, моему пониманию недоступны многие человеческие порывы. Даже учитывая короткий срок человеческой жизни, мне кажется, что ты слишком торопишься: ребенок – это такая ответственность. Но как ты решилась на это? Насколько я помню, ты никогда не была помешана на детях? Почему ты ничего не пишешь о свадьбе? Как все прошло? Как ты была одета? Я сейчас, как никогда я жалею, что не могу увидеть твоего будущего! Пожалуйста, пиши мне чаще. Твоя Элис».
Перед моими глазами встала картинка из моих прошлых фантазий, насквозь пропитанных ревностью: моя любимая в белом платье уходит прочь… К кому-то теплому и человеческому… К кому-то слишком горячему и НЕ человеческому! Ревность снова наполнила мое сердце. «Разве не для этого ты оставил ее?» - осадил я себя, и открыл ответ Беллы. Мне показалось, что в комнате со старинными каменными стенами раздался ее голос:
«Привет, Элис. Никакой свадьбы не было и не будет. Джейк формально еще несовершеннолетний. Ты права, я никогда не задумывалась раньше о детях. Но теперь, когда малыш уже есть у меня, я понимаю, что хочу его больше всего на свете. Все случилось так стремительно, что у меня просто не оставалось никакого выбора. А сейчас мне кажется, что это просто моя судьба».
Именно в эту секунду я все понял. Все в моей голове вдруг встало на свои места: «…Почему ты думаешь, Эдвард, что ты можешь вмешиваться в чужие судьбы?.. То, чему суждено случиться – все равно случается. Сопротивляясь Судьбе, ты только усложняешь свою жизнь, наполняя ее ошибками, и нет ничего печальнее, чем пройти мимо своей Судьбы …» - так сказала мне Сульпиция. Только сейчас я понял, о чем она мне говорила. Я вмешался в жизнь Беллы, и все в ней усложнил, подтолкнув Беллу к неправильному выбору. Если бы я не разбил Белле сердце – оборотень не занял бы такое важное место в ее жизни. Джейкоб Блэк – это не судьба твоя, это твоя ошибка, Белла! Такая же ошибка, как и я…
Тем временем любопытство мое только усилилось, руки мои почти дрожали, когда я открыл возмущенное письмо сестры, отправленное всего несколько минут назад:
«Белла, тебя совсем нельзя оставлять без присмотра! Ну и выбор ты всегда делаешь: ребенок вне брака, отношения без свадьбы! Ты не представляешь, как ты меня разочаровываешь!
P.S. Прости! Я, наверное, чересчур старомодна».
Вдруг на экране появился значок входящего письма. Именно в эту минуту Белла отправляла письмо моей сестре!
Я замер, позволяя безумной фантазии овладеть моим разумом: это МНЕ пишет Белла. Смутно осознавая, что делаю что-то непозволительное, я открыл письмо:
«Тебя утешит то, что Джейкоб настаивает на совершении Квиллетского обряда? Но мне это кажется совершенно ненужным. Все, что мне нужно – это быть с ним».
Закружилась голова, предметы потеряли четкость, я видел перед собой только буквы, буквы, которые секунду назад набирали на клавиатуре ее руки. Как будто это мне, как лучшему другу, она доверяла сейчас свои тайны!
Я не мог понять, почему я не подумал об этом раньше? Почему я не сделал этого сразу? Быть друзьями по переписке! Как все было бы просто! Мне бы не пришлось разбивать ее сердце, и Белла бы ничем не рисковала, продолжая общаться со мной. Постепенно ее любовь угасла бы, не причиняя ей боли. А я… Я продолжал бы получать наркотик, без которого уже не мыслю своего существования!
Прошел почти целый год без нее. И вдруг – так близко, всего в несколько касаний пальцев, - возможность сказать ей то, что я носил в своем каменном сердце целый год. Разум как будто замер, уступив место каким-то древним могучим инстинктам. Совершенно не осознавая, что совершаю что-то запретное, я набрал текст:
«Белла, не было ни дня в моей жизни, чтобы я не повторял твое имя, не было ни дня, чтобы я не вспоминал твой голос. Будь счастлива с тем, кого ты выбрала. Я только хочу, чтобы ты знала, я никогда не перестану любить тебя. И если тебе когда-нибудь будет нужна моя помощь – только дай знать – я буду рядом».
Курсор лишь на секунду замер над кнопкой «отправить».
– Эдвард! Где ты? Спаси меня от них! – раздался крик Антонио, и я словно вынырнул из параллельной реальности, в которую погрузили меня мои мечты. Я тряхнул головой, как будто это могло поставить на место мои перепутанные мысли, и бросился в комнату Антонио.

34. Элис Каллен. Сто пятьдесят лет молчания
(хронология – декабрь)

- Сеньорита Элис! Все пропало! Это катастрофа! Все отменяется, я не смогу играть!
Антонио носился по холлу, отшвыривая со своего пути мебель, и бормотал ругательства на итальянском языке. Столкновения были критичными для мебели – стол уже возвышался грудой щепок на полу, кресло лежало перевернутое, из него торчали пружины. Я бросилась между пианино и Антонио: без кресла мы обойдемся, без пианино нам с новорожденным вампиром придется туго.
- Что случилось, Антонио? – осторожно спросила я.
- Катастрофа! Катастрофа случилась, сеньорита Элис! Линзы, черт бы их побрал! Они растворились!
- Линзы? – я облегченно выдохнула. – Антонио, успокойся, ты ведешь себя, как истеричка! Это нормально, что линзы растворились – твой яд растворил их. И это не последние линзы в мире! На сколько их хватило?
- Всего лишь на час! – Антонио размахивал руками от негодования. – А играть мне нужно два часа!
- Просто отлично! После первого часа сделаем антракт с шампанским! А ты в это время наденешь новые линзы.
- Ты так считаешь? – Антонио замер в задумчивости.
- Конечно! Не забывай, что люди гораздо менее выносливы, чем мы, и после первого часа у них начнут затекать зады, они захотят пить, курить, и все это будет отвлекать их от твоей игры. Дадим им отдых! А ты поменяешь линзы. Не переживай, проблема красных глаз решится со временем, и тебе не нужно будет прятаться вечно. Если, конечно, ты будешь продолжать придерживаться диеты.
- О, сеньорита Элис! Ты мой ангел, мой добрый гений! – Антонио принялся в порыве благодарности целовать мои руки.
- Ну, Антонио! Это лишнее! Мне надо заказать шампанское! – я собралась было вернуться в свою комнату, но тут на пороге появилась Розали, в руках она держала несколько чехлов со сценическими костюмами для Антонио.
- Последняя примерка! – улыбнулась она. – Элис, ты уже уходишь? Останься, пожалуйста, посмотри критическим взглядом – не понадобится ли что-нибудь переделать?
Розали подготовила два костюма: один – пышный костюм в стиле рококо, богато украшенный вышивкой и кружевом, второй - классический фрак белого цвета. По всей вероятности, Розали приложила все усилия, чтобы отвлечь внимание слушателей от неестественной бледности Антонио. Возможно, при создании первого костюма ей пришлось пользоваться консультациями Карлайла.
Не смотря на яростные протесты Антонио, нам удалось заставить его примерить оба.
- Ну что я вам, кукла что ли? Что это такое? – с обреченным видом поднял он вверх руки и потрясал в воздухе кружевными манжетами. – Эдвард! Где ты? Спаси меня от них!
Брат появился через секунду в дверном проеме, по лицу его было заметно, что все его мысли находятся крайне далеко от этой комнаты.
Я насторожилась: кажется, я слишком увлеклась и что-то пропустила…
- Эдвард? – прищурилась я. – Сам сознаешься? Или мне придется привлекать свой дар?
Эдвард поднял на меня глаза, полные вины и надежды.
Догадка пронзила меня.
Ноутбук. Почта. Белла!
- Эдвард, я убью тебя, если это правда! – я бросилась в свою комнату.
Ничего непоправимого, к счастью, не произошло: сигнал, и так слабый в этой глуши, прервался в нужную секунду, и письмо застряло в буфере. Я готова была расцеловать неуклюжий модем, недрогнувшей рукой удаляя написанное Эдвардом письмо, так и не открыв его.
- Я не буду с тобой разговаривать ближайшие сто лет, за то, что ты сунул свой нос в мою частную переписку! – крикнула я Эдварду. - И еще пятьдесят лет не буду с тобой разговаривать за то, что ты позволяешь себе исключительно ради своей прихоти вмешиваться в жизнь моей подруги! Ты услышал меня, Эдвард Каллен?! Учти, это было последнее, что ты услышал от меня!