19. Эдвард Каллен. Решающий бой
(хронология – июль)


Я много раз за свою долгую жизнь думал о смерти. Я думал о ней, когда испанка забрала моих родителей в 1918 году; я думал о ней, когда яд Карлайла сжигал мое человеческое тело в огне превращения; я думал о ней, убивая подонков на улицах, я думал о смерти, высасывая яд Джеймса из раны Беллы. Я думал о смерти, когда мне удавалось обмануть ее, и когда сам был ее орудием. Я много раз был готов принять ее в бою или в каменных склепах Вольтерры. Но никогда еще я не был так близок к ней, как сейчас.
Я попал в ловушку.
Тусклый сумеречный свет слегка пробивался через обвалившуюся крышу полуразрушенного производственного корпуса на городской окраине. Сквозь разбитые окна вдалеке виднелись городские огни, неподалеку слышался шум океана и ветер доносил запахи гниющих водорослей и разлагающейся рыбы.
Смерть смотрела на меня четырьмя парами алых глаз. Я знал, что на этот раз у меня не было шанса разминуться с ней.
Я слишком поздно понял, что из охотника превратился в жертву, и теперь отступать было некуда.
Главное — не оставить в живых никого. Надеюсь, Челси найдет нас, и сожжет тела.
После звонка Элис я, рискуя привлечь к себе внимание, сразу бросился к дому новорожденных. До наступления сумерек я слушал крики и ссоры уцелевших членов банды. Как и говорила новорожденная девчонка, их осталось семеро. Вернувшись с охоты, они увидели пепел сожженного вампира и гадали, кому он принадлежал.
- Конечно, это маленькая дрянь! Наконец-то на нее нашлась управа – кричал кто-то.
- Не ори так! Если это она, то где тогда Рауль? В это время он был бы уже здесь, смотри: светает, - ответил ему другой голос.
- Наверняка чертова недотрога спровоцировала Рауля, и он наказал ее! – парировал первый.
- Рауль сделал бы это прилюдно, чтобы остальным было неповадно! – вмешался в разговор кто-то третий.
Сквозь мужские крики мне удалось услышать мысли, которые явно принадлежали женщине, Джен:
«Это как нельзя кстати! Ни этого отморозка, ни чертовой недотроги, от которой эти придурки как с ума посходили. Один из них сдох, будем считать, что Рауль, другая сбежала, будем считать, что малявка. Сейчас начнут искать крайних, потом - нового главаря. Шансов больше всего у Кевина, с ним мало кто рискнет связываться, только вот ума бог ему не дал. А в козлы отпущения лучше им подкинуть Алекса, он в той тройке верховодит, а без него и Чарли, и Шон как шелковые будут…»
- Брехня все! Малявка на такое не способна! Она просто воспользовалась случаем и смылась! А ты, Алекс, где был этой ночью? Ты давно под Рауля копал! Ты та еще крыса, так и ждешь, кто спиной к тебе повернется! - взвизгнула Джен, и остальные голоса тут же подхватили:
- Только и ждешь, чтобы нас по одному прикончить!
- На место Рауля метишь?
Банда в подвале разошлась не на шутку, уже в окнах соседних домов начали показываться встревоженные лица, и вот-вот сюда могла нагрянуть полиция. Сквозь шум драки я услышал треск разрываемой вампирской плоти и вскоре учуял запах горящего вампирского тела. Судьба Алекса была решена. Я слышал, как с легким треском огонь перекидывается на дерево и тряпье в подвале. Под покровом сумерек и едкого дыма шесть фигур выскользнули из дома и рассыпались в разных направлениях по улицам. Мне нужно было делать выбор, за кем следовать, иначе я рисковал упустить всех. Три пары покидали свое логово в разных направлениях. Женская фигура, Джен, удалялась вместе с гигантом, Кевином. С этими мне не справиться, я попытаюсь взять их след позже.
Я наугад двинулся за одной из двух других пар. Вероятно, это были Шон и Чарли, только что потерявшие своего вожака.
С этими двумя все было просто. Они не ждали меня, не прислушивались к моим шагам, не обращали внимания на мой запах. Я следовал за ними на значительном расстоянии, и мне оставалось только дождаться, когда они окажутся в достаточно глухом месте. Я убил их почти без боя: первый меня даже не увидел. Второй собирался убежать, но он слишком медленно принимал решения. Два тела вспыхнули с легким потрескиванием в темноте заброшенного двора. Даже если какой-то случайный свидетель и видел пламя – он предпочел не вмешиваться.
Чтобы найти остальных, мне пришлось вернуться к месту пожарища. Пожарные и зеваки существенно осложнили мне дело, я едва нашел то, что искал — четыре вампирских следа, уходящих в разные стороны от того места, где раньше было их логово.
Следующий день я провел, выслеживая двух безымянных вампиров — подступиться к Джен и Кевину я еще не решался: они были серьезными противниками, кроме численного перевеса, они обладали физической силой и хитростью.
Парочка безымянных вампиров показалась мне более легкой добычей. И это была моя роковая ошибка: я недооценил противника. Мне стоило бы внимательнее слушать новорожденную девчонку: «...ими помыкают все, кому не лень. Даже я не боялась их. Как им удавалось уцелеть так долго – настоящая загадка...»
Загадки не было. Эти двое просто обладали феноменальной осторожностью. Вероятно, они почуяли меня сразу, как только я взял их след, потому что почти сразу они разделились. И в то время, как я преследовал одного из них, второй разыскал Джен и Кевина. Я думал, что я преследую вампира, а оказалось, что это он вел меня. Вел меня навстречу моей смерти, в этот заброшенный производственный блок.
Только сейчас я понял, в чем состояла моя ошибка: я слишком привык слышать чужие мысли и полагаться на то, что я слышу в чужих головах. Эти двое при жизни были глухонемыми. Недуг обострил до предела их осторожность, а вампирская сущность превратила осторожность в дар. Они не привыкли к человеческой речи и не думали словами. Поэтому я не услышал их. И позволил заманить себя в ловушку.
Помещение, в котором я оказался, было размером со школьный стадион. В нем хаотично было нагромождено проржавевшее от близости с океаном оборудование. В ангаре шел дождь, полуразрушенная крыша не являлась для него препятствием. Справа и слева от меня две массивных лестницы, тоже покрытые ржавчиной, вели на второй уровень, нависавший над основным помещением. Туда уходил остов полуразрушенного подъемного крана.
Четыре против одного. Шансов не было.
Кевин, самый крупный из всех, и с самыми яркими глазами, готовился к атаке слева. Ему интересна была не победа, в ней он был абсолютно уверен, а сам процесс: «Какого черта ты на нашу территорию забрался, желтоглазый? Теперь я тут главный! Я буду решать, кому жить, а кому умирать! А как насчет того, чтобы жить без нескольких конечностей?»
Идея, пришедшая ему в голову, забавляла его, и он издавал хрюкающие звуки, пытаясь сдержать смех.
Глухонемые надвигались на меня справа, обмениваясь едва заметными знаками, вероятно, они обсуждали тактику. Я слышал их мысли как неизвестный мне язык, или как невнятную речь, поэтому не мог понять, о чем они договаривались.
Джен держалась позади всех, пристально разглядывая меня. «Хорош... Непростая птица... Что его сюда занесло? Интересно, откуда он? Наверняка, покруче этой шпаны будет. И шмотки дорогие. Что за вонючая тряпка у него на шее? Похожа на женский шарф. Фетишист, что ли?»
Один из глухонемых занял позицию на верхних ступенях правой лестницы. Я сделал несколько шагов назад, чтобы оказаться под козырьком второго уровня. Теперь даже сверху никто не смог бы зайти мне в тыл незамеченным. Я прикидывал, кто из них четверых для меня наиболее опасен, на кого направить первый удар. Несомненно, это были глухонемые: мой дар был против них бессилен. Значит, начинать нужно с них, чтобы иметь хоть какие-то шансы успеть расправиться с остальными. Джен оставим на последок. Эта самка из тех, что всегда остаются с доминирующим самцом. Она не нападет, если успех будет на моей стороне.
Мое настороженное ухо уловило движение на крыше. Неужели в банде был еще кто-то, кого я упустил из виду?
«Черт возьми, Эдвард, куда тебя занесло! Ну, подай же мне какой-нибудь знак, а то пока я буду искать тебя, все уже кончится!»
Джаспер? Не может быть!
Я толкнул ногой ближайший ко мне станок, он с оглушительным скрежетом полетел в направлении самодовольного крепыша-Кевина и отвлек его на несколько секунд. В эту секунду со второго яруса прямо передо мной спрыгнул Джаспер.
«Вопросы потом, - подумал он, - двое - тебе, двое — мне. Кого предпочитаешь?»
- Бери этих двоих молчаливых, я их не слышу, - ответил я.
«Понятно. Крепышу заходи со спины, в лоб тебе его не одолеть, а девчонка...» - он не успел додумать, я перебил его.
-... Достанется победителю! - крикнул я уже в прыжке.
Один на один Кевин был мне не страшен. Он был силен, но неповоротлив, от летящих в него станков он не успевал уворачиваться: они не причиняли ему вреда, но отвлекали и сбивали с намеченной траектории. Прыжок за прыжком, удар за ударом он промахивался, не прикасаясь ко мне. Несколько секунд мне потребовалось, чтобы дезориентировать его, и всего секунда, чтобы оторвать его прочно прикрепленную к туловищу голову. Еще через мгновение то, что раньше было Кевином, вспыхнуло ярким пламенем. Только после этого я позволил себе оценить обстановку.
На сцене появился еще один персонаж: со второго уровня за схваткой наблюдала Челси. Я слышал ее мысли: «Отлично, Эдвард, все идет по плану, и Каллены, похоже, не остались в стороне. Аро будет доволен. Так, не расслабляйтесь, ребята, почувствуйте, что такое настоящая ненависть!» И тут же волна ярости и азарта накрыла меня.
Джен!
Но Джен не собиралась вступать в бой. «Пожалуй, тут становится слишком жарко. Пора сваливать!» Я услышал ее мысли на долю секунды раньше, чем она успела сделать первый шаг. Я сбил ее с ног, и, уперевшись коленом ей в спину, оторвал ее голову. Щелчок зажигалки - и с Джен было покончено. Я оглянулся в поисках Джаспера.
Джаспер уже расправился с глухонемыми, и, навалив их тела друг на друга, искал в кармане зажигалку. Высокомерный болван! Он что, сунулся сюда без зажигалки?
Джаспер оглянулся на меня и изменился в лице: «О, нет, Эдвард, не поддавайся, это она! Это не твои чувства, это Челси!»
К черту! Чьи бы это ни были чувства! Наконец-то мы с тобой лицом к лицу! И ни Карлайла между нами, ни Элис! Как же ты бесишь меня со своим чопорным высокомерием!
«Эдвард, сопротивляйся!»
В одну секунду Джаспер оказался рядом со мной и посмотрел мне в глаза. Как будто пелена упала с моих глаз, ярость отступила.
- Я хочу убить тебя, Джас, я не могу этому сопротивляться, - прошипел я ему в лицо.
- Можешь. Я помогу. Не отводи взгляд, не слушай ее. Просто смотри мне в глаза. Просто помни о том, что нас ждут дома. Обоих ждут.
Я кивнул, не отрывая взгляда от Джаспера.
«Ты не заставишь нас ненавидеть друг друга. Мы — семья. Наша сила в любви!» - думал Джаспер, и волна умиротворения и доверия горячей волной расходилась от него.
«Каждый сам за себя! Ненависть движет миром! Выживает сильнейший. Убейте друг друга! Сильные правят миром!» - сосредоточенно повторяла Челси, и холодная волна ненависти, исходящей от нее, легкими всплесками пробивалась ко мне сквозь защиту Джаспера.
«Моего брата невозможно не любить, он же просто святой. Ты тоже знаешь это, ты же любишь его, - внушал Джаспер.
«У меня не хватает сил!», - испуганно подумала Челси.
- Она слабеет, сможешь удержаться? - процедил сквозь зубы Джаспер.
Я коротко кивнул.
Джаспер повернулся ко мне спиной и впился взглядом в Челси. Если бы я не слышал их внутренних монологов, я бы решил, что эти двое играют в гляделки.
«Ты веришь нам, мы самые дружелюбные существа на планете, ты хочешь нам только добра, ты любишь нас!» - напирал Джаспер.
«Ненавижу, ненавижу, ненавижу...» - сопротивлялась Челси.
- Все! Хватит! - наконец выкрикнула она, бессильно опустив плечи, и судорожно хватая ртом воздух, как будто после тяжелой физической работы.
Я взбежал по лестнице на второй ярус и положил руку ей на плечо.
- Не надо, Челси. Я знаю, что ты не хочешь этого. Это просто твоя работа. Ты молодец, ты честно выполнила ее. Просто... Просто в этот раз не получилось, - тихо прошептал я ей в лицо.
Безупречно-прекрасные черты исказила гримаса досады.
«Джаспер! Как ты мог так поступить со мной!» - услышал я мысленный голос Элис.
Как, и она здесь?
В следующий миг маленький ураган по имени Элис ворвался в ангар через крышу.
- Прости меня, Элис, детка, прости, - смущенно оправдывался Джаспер, гладя по растрепанным волосам повисшую у него на шее Элис.
- Я убью тебя! - всхлипывала Элис, уткнувшись в его плечо.
Челси удивленно посмотрела на меня. Я усмехнулся и пожал плечами:
- Это просто фигура речи, не обольщайся. Тебе повезло. Если бы победа была за тобой, тебе бы пришлось иметь дело с Элис.
«Похоже, на этот раз чистое поражение, - подумала Челси. - И численный перевес на их стороне».
- Просто прими это. Джаспер — сильный противник, проиграть ему не стыдно, - попытался я утешить ее.
- Я оставлю вас, - сказала Челси. - Надеюсь, ты еще не забыл, кому служишь? Я буду ждать тебя в гостинице. Нам пора в Вольтерру. Попрощайся с ними. И не забудь сжечь ту парочку, - указала она пальцем туда, где бесформенной кучей валялись останки двух глухонемых.
Челси разбежалась, и выпрыгнула в разбитое окно.

- Джаспер, как ты мог? - повторяла Элис, не отрывая взгляда от Джаспера.
- Я боялся, что Эдварду не справиться с таким количеством новорожденных в одиночку. Ты бы не пережила его гибели.
- Но ты мог погибнуть сам! - возмутилась Элис.
- Я? Это маловероятно, - рассмеялся Джаспер.
- Самонадеянный болван! - ругала его Элис, но на губах ее блуждала счастливая улыбка. - Но как ты смог обмануть меня? Я не видела твоих решений!
- Повезло, - усмехнулся Джаспер. - Я ничего не решал, до того момента, когда ты потащила диван на второй этаж. Тогда я понял, что у тебя есть какое-то важное дело, и рванул в Сиэтл. Я думал только о том, чтобы попасть туда как можно быстрее, и не принимал никаких решений.
- Но как ты нашел меня? - не удержался я.
- Повезло, - усмехнулся Джаспер. - весь прошлый день ты провел в этом районе, и я почти сразу наткнулся на твой след.
Я подошел к нему и легонько ткнул его кулаком в плечо:
- Спасибо, брат! Без тебя я бы сегодня не справился.
Джаспер похлопал меня по плечу.
- Я так и подумал, - безо всякого самодовольства ответил Джаспер, - С того момента, как мы узнали, кто такая Челси, я понял, что я единственный из всей семьи мог бы попытаться помочь тебе и не подвергнуть риску остальных.
- Но я сам был опасен! - воскликнул я.
- Для всех, кроме меня! - возразил Джаспер. - Эй, вы тут поболтайте немного без телефонов и чужого контроля, а я закончу кое-что, - Джаспер кивнул на останки глухонемых. - Зажигалку не одолжишь?
- Лови, - бросил я ему зажигалку.
Элис посмотрела на меня широко открытыми глазами и обняла.
- Я так соскучилась, Эдвард!
- Я тоже.
- Я так боялась, что ты не вернешься.
- Не говори ерунды. Вы — самое дорогое, что у меня есть.
- Эдвард, откуда это у тебя? - Элис принюхалась, и вытащила из-под лохмотьев рубашки шарф Беллы.
- Ты же знаешь, откуда. Из кафе.
- Ты чуть было не совершил ужасную ошибку, Эдвард. Ты не представляешь, какой опасности ты подвергал Беллу! – покачала она головой.
- Я не...- начал я, и слова застряли у меня во рту.
«Не думать о ее беременности!» - отчаянная мысль мелькнула в голове сестры.
- Что? Элис, что?
- Ничего. Ты мог заставить ее сомневаться!
- Элис, что ты подумала о беременности?
- О какой беременности, Эдвард? Тебе показалось.
- Элис! Не темни!
- Ох! - Элис страдальчески подняла глаза. - Да, Эдвард. Белла беременна.
Новость ударила меня, словно плетью. Я попытался сглотнуть комок, застрявший у меня в горле.
- Откуда... - язык не слушался меня, - откуда ты знаешь? Ты же не можешь видеть ее? Или... Или это не ребенок оборотня?
- Эдвард! Это не имеет никакого значения! Белла в прошлом. У нее другая жизнь.
- Она счастлива? - спросил я с надеждой.
Я сам не знал, какой ответ я хотел получить на свой вопрос. Если бы Белла была несчастна, я плюнул бы на все обязательства и помчался к ней. Я был бы тенью у ее постели, я стал бы ее невидимым ангелом-хранителем, но я больше никогда бы не покинул ее.
Но если Белла была счастлива, то мне оставалось только одно: гордиться своей прозорливостью и убраться подальше от тех мест, где мое присутствие могло бы помешать ее счастью.
- Она счастлива, Элис? - повторил я.
- Да! - Элис ответила резче, чем я ожидал. - Она счастлива. И не будем об этом. Ты тоже будешь счастлив. И совсем скоро! Ты не представляешь, как рада будет Эсми! Пойдем! Нужно выйти из города до рассвета, сегодня будет солнечно.
- Элис. Я не могу. Я должен вернуться в Вольтерру. Слишком многое изменилось. Устранить угрозу, которую представляли новорожденные — это половина дела. Я должен вернуть Карлайлу доверие Аро. Мы все остаемся в опасности, пока я этого не сделаю.
- Ну, хоть ненадолго! Хоть на денек!
- Пойми, Элис, я не могу. По многим причинам. Но главная из них — я не хочу давать Аро лишней информации о нас. Все, что знаю я — будет знать он. Ничего невозможно утаить, понимаешь? Я не хочу, чтобы Аро знал, где мы живем, и как. Будь осторожна, и не говори мне лишнего. Ладно?
«И про Бри?» - подумала Элис.
- Тем более про нее. Это еще одна причина, по которой мне не стоит пока возвращаться домой.
- Ну, что ж. Ты был достаточно убедителен. К сожалению, - грустно согласилась она.
- Вам пора, Элис. Скоро рассвет, - я сжал ее маленькие ладони.
- Пока, Эдвард. Не задерживайся долго. И... береги себя! - она пожала мне руки в ответ и, быстро отвернувшись, выпрыгнула в окно.
Джаспер подошел ко мне:
- Слышал, что она сказала? Береги себя. А то в плохом настроении она невыносима.
- Я все слышу! - раздался снаружи мелодичный голосок сестры.
Мы с Джаспером рассмеялись.
- Спасибо, брат. Береги ее, - я пожал ему руку, и он, не прощаясь, выпрыгнул в окно вслед за Элис.

Как только я перестал слышать их удаляющиеся мысли, я понял, что снова не один. В подтверждение моей догадки я сразу же услышал легкие торопливые шаги и мысленный голос Челси:
«Ну, все, спектакль окончен. Пора опускать занавес. Самое время — он один. Аро дал недвусмысленный приказ: Эдвард должен погибнуть, как герой».
- Подожди еще немного. Элис увидит твои решения. Дай им уйти подальше, чтобы они не успели вернуться и помешать тебе, - ответил я ей, не оборачиваясь.
Челси замерла за моей спиной.
Что ж, разве не этого я хотел, когда ехал в Вольтерру? Я получил все, чего желал: я хотел опасностей — я получил их, я искал смерти — вот она, совсем рядом. Я хотел человеческого счастья Белле — она счастлива, и в ее жизни больше никогда не будет вампиров. Достойный итог. Самое время ставить точку.
Проходили минуты. Я не оборачивался. Челси по-прежнему стояла у меня за спиной, но ее решимость слабела.
«Кажется, я не смогу. Это убийство», - думала она.
-Не глупи. Это не единственное убийство в твоей жизни, - усмехнулся я почти без горечи.
- Но... Это не охота! Это казнь!
- А что ты хотела? Служить Вольтури и оставаться невинной?
- Вольтури — это закон! Это основа порядка! - горячо возразила Челси.
- Отлично, что ты в это веришь. Так тебе будет легче выполнять свою работу. Можешь начинать. Они достаточно далеко. Ты успеешь уйти.
Челси медлила. Она не была воином. Она не была палачом. За многие столетия ей ни разу не приходилось убивать своими руками: она виртуозно делала это чужими.
- Ну, же. Смелее. Я встану на колени, чтобы тебе легче было дотянуться. Подойдешь справа. Правую руку положишь мне на левое ухо. Левую — на правое. Резко повернешь по часовой стрелке. Только приложи все свои силы, потому, что если ты не сделаешь все с первого раза, я могу обезуметь от боли, и тебе уже будет не уйти от меня. Ты все запомнила? Правую руку - на левое ухо. Левую — на правое. По часовой стрелке. Резко.
Я, как и обещал, опустился на колени. Что в таких случаях положено делать? Молиться? Карлайл бы молился. Просить прощенья? К счастью, та, у кого его нужно было просить, далеко отсюда. Я мысленно попрощался с Эсми. Надеюсь, Элис сумеет подольше скрывать свои видения от нее.
«Нет, нет, нет!» - услышал я чей-то мысленный голос, полный паники. Это не был голос Челси.
«Она не посмеет! Нет, нет!»
Черт возьми! Это еще кто? Проходной двор какой-то! Превращают мою смерть в дешевый фарс!
- Чего ты ждешь, Челси! Или своя голова тебе надоела? Ждешь, когда Аро открутит тебе ее за неповиновение? - заорал я, теряя терпение.
И в эту секунду словно ураган пронесся мимо меня, сбивая с ног Челси. На один миг я подумал, что это вернулась Элис. Но это была не Элис. Что-то маленькое и ярко-красное кружило вокруг Челси, швыряя ее из стороны в сторону.
«Не! Смей! Трогать! Его!» - мысленно вопила нападавшая, а это была девушка, сомнений не оставлял ее ярко-красный наряд.
«На кого ты руку подняла, мерзавка!» - зверела Челси. Злость придала ей сил, и в следующий миг я увидел, что ее правая рука лежит на левом ухе Бри, а левая — на правом. Все, как я учил. Только голова другая.
И глаза Бри — широко распахнутые, испуганные.
Ну, уж нет!
Инстинкты сработали раньше, чем мозг. В один прыжок я оказался за спиной Челси и одним стремительным движением лишил ее головы.
- Ты что здесь делаешь? - строго спросил я Бри, испуганно трущую свою шею.
- За тебя испугалась, - тихо пролепетала она.
- Ну, все. Мы квиты: жизнь за жизнь. Ты мне больше ничего не должна. Уходи.
Бри улыбнулась одним уголком губ и отрицательно покачала головой.
«Только не прогоняй меня!» - мысленно просила она. Мне стало стыдно за свою грубость. Я подошел, и погладил ее по голове.
Она больше не была такой замарашкой, какой я запомнил ее. У нее оказались нежные черты лица, по-детски пухлые губы и длинные черные ресницы. Когда она закрывала глаза, казалось, что ресницы закрывают ее щеки почти до половины. Ярко-алое платье подчеркивало цвет глаз. Бри была такой яркой и свежей, что казалась мне похожей на спелую ягоду. Милый ребенок. Отчаянно-смелый ребенок.
- Возьми меня с собой. Я не буду тебе обузой, - она порывисто обняла меня, но тут же, смутившись, отстранилась.
- Ты не знаешь, о чем просишь. Там, куда я иду, нет места маленьким храбрым девочкам.
- Я давно не маленькая девочка. Я вампир.
- И все же, маленький храбрый вампир достоин лучшей жизни. Торопись. Ты еще догонишь Элис и Джаспера.
- Я буду ждать тебя, - строго сказала она.
- Ну, если все так серьезно, мне придется вернуться, - улыбнулся я.
- Обещаешь? - она вскинула глаза с надеждой, словно не услышав иронии в моих словах.
- Обещаю. Спеши, уже рассветает.
Бри сделала шаг прочь, но, вдруг передумав, бросилась ко мне и неловко поцеловала меня в щеку. И сразу же убежала, не прощаясь.
Я растеряно потер место, куда она меня поцеловала. Более, чем неожиданно…

Глядя на горящее тело Челси, я прикоснулся губами к шарфу Беллы и последний раз вдохнул аромат моей любимой. Незачем нести ее запах в Вольтерру.
- Прощай, Белла, - прошептал я и бросил шарф в огонь.
Однако, являться к Аро без подарка нехорошо.
Я подобрал с пола голову Челси и завернул ее в остатки своей рубашки.
Пора.
Небо на востоке порозовело.