14. Белла Свон. Галлюцинация
(хронология - июнь)


Это был тяжелый день.
Мне пришлось выехать из Форкса ранним утром, чтобы добраться на своем пикапе до Сиэтла и вернуться домой до темноты.
Джейкоб скептически осмотрел мой пикап перед дорогой, и покачал головой:
- Не понимаю, почему ты не хочешь, чтобы я отвез тебя? На байке мы бы обернулись до обеда.
- Только не на байке! – замахала я на него руками.
- С каких пор ты стала трусихой? – прищурился он. – Этим летом мы не катались ни разу.
- Чарли. Я не хочу проблем с ним. А ты знаешь, как он относится к мотоциклам, - промямлила я. На самом деле, Чарли был не причем. Просто с некоторых пор я несла ответственность не только за свою жизнь. Но Джейк об этом не знал.
- Хорошо, не хочешь на байке - поехали на моем «Фольксвагене»? Он, конечно, не болид Формулы-1, но все-таки немного порасторопнее твоего пикапа.
- Имей уважение к моему пикапу! – отрезала я.
- Я залил тебе полный бак. Запасная канистра в кузове. Но не забывай заправляться… – начал Джейкоб, и я перебила его, закончив фразу вместо него:
- …в Монтессано, Олимпии и Такоме! Знаю, Джейк. Я большая девочка, и справлюсь с этим. Все будет хорошо! – я рассмеялась и заглянула ему в глаза.
Он улыбнулся мне одними губами.
А мне просто необходимо было побыть одной! Совершенно одной.
Я ехала зачисляться в колледж. Вообще-то поездка была необязательной, я вполне могла уладить все формальности через интернет. Но в Сиэтле я собиралась посетить еще несколько отделов для будущих мам, и купить кое-что из литературы на тему беременности и воспитания младенцев. Мне совсем не хотелось делать такие покупки там, где меня совершенно неожиданно могли встретить знакомые. И уж тем более я не собиралась делать такие покупки в присутствии Джейкоба.

Это был длинный, тяжелый день, половину которого я провела в дороге.

С утра было солнечно. Закончив все формальности с зачислением, я расположилась на лужайке в центре студенческого городка.
Студенты торопились по своим делам, о чем-то горячо спорили, или просто валялись на траве, наслаждаясь хорошей погодой. Пока я бродила по студенческому городку, я думала о том, что вся эта беззаботная студенческая жизнь никогда не станет моей.
Нет, я совсем не сожалела об этом. Больше того, я никогда всерьез не задумывалась о том, чем буду заниматься после окончания школы. Слишком уверена я была в том, что вся моя дальнейшая жизнь будет связана совершенно с другим миром. И сейчас, на лужайке студенческого городка, я снова остро почувствовала утрату своих надежд.
Это была теперь не та безотчетная боль, которая лишала меня жизни весь прошлый год. Это было осознание необратимости принятых решений. Это была горечь оттого, что эти решения были приняты не мной.
Я снова испугалась своего будущего. Так пугаешься на незнакомой дороге, когда понимаешь, что свернула не туда, куда было нужно. Странно, что эти мысли настигли меня здесь, на солнечной лужайке колледжа. Наверное, я все-таки зря не взяла с собой Джейка. Рядом с ним все всегда кажется правильным и однозначным. Рядом с ним меня не мучили бы сомнения.
К вечеру небо заволокло серыми тучами. Пора было возвращаться домой. Пока я шла к пикапу, начался дождь, и я решила переждать его в кафе. Расположившись за столиком у самой витрины, я поежилась, скидывая с себя сырую куртку и разматывая с шеи намокший шарф. В ожидании заказанного салата я листала брошюры, полученные мною в колледже, и смотрела в окно.
В сером мареве разбегались студенты, укрываясь от дождя, кто сумкой, кто папкой с бумагами, а кто-то просто натянув на голову куртку. Вдруг сердце мое сбилось с ритма, и я забыла сделать вдох: в серой дымке дождя я увидела до боли знакомый мужской силуэт. Я не могла рассмотреть лица. Но эта фигура греческого бога, эта грация в каждом движении – я знала только одного столь безупречно-прекрасного человека на земле. Безупречно-прекрасного НЕ человека.
Это мог быть только Эдвард Каллен.
Но это не мог быть Эдвард Каллен!
Конечно, не мог!
Незнакомец стоял неподвижно на площадке недалеко от кафе, и, наверное, единственный во всем Сиэтле совсем не замечал дождя. Возможно, он кого-то ждал. Вдруг мне показалось, что он смотрит прямо на меня. Я понимала, что этого просто не может быть: он стоял слишком далеко, чтобы рассмотреть меня, с этого расстояния я была для не него не больше, чем силуэтом в витрине студенческого кафе.
Должно быть, в силуэте за окном не было ничего мистического: я слишком много думала сегодня об Эдварде, и вот, сердобольное подсознание сжалилось надо мной и послало мне новую галлюцинацию. На этот раз зрительную.
Я крепко зажмурилась: нет. Никаких призраков! Никаких галлюцинаций, никаких приветов из прошлого. Все кончено. Выбор сделан. На этот раз МОЙ выбор: колледж, ребенок, Джейкоб.
Я собрала все свое внимание, чтобы понять, что же написано на странице, на которую я смотрю уже целых десять минут. Я так старалась сосредоточиться, что взяла карандаш и принялась подчеркивать главные мысли. Но мой взгляд, как магнит притягивала фигура за окном. А что, если это действительно Эдвард? Если он сейчас войдет в кафе и поздоровается со мной, как со старой знакомой? Или, еще хуже, – демонстративно не поздоровается? Как я найду в себе силы улыбнуться, как ни в чем не бывало? Как заставлю свой голос не дрогнуть, чтобы сказать дежурное: «Привет, как дела?»
Нет, это за гранью моих возможностей!
Конечно, это просто нервы. Просто истерика. Мое будущее просто и ясно: колледж, ребенок, Джейкоб. Не надо искушать судьбу! Домой. Домой! К Джейку, рядом с которым все всегда становится просто и ясно. Единственно правильно.
Я кое-как запихала брошюры и буклеты в сумку, схватила куртку, и, не дожидаясь заказанного салата, выскочила на улицу. Краем глаза я заметила, что незнакомец разговаривает по сотовому, слегка отвернувшись от кафе. Я так и не увидела его лица.
Что ж, это к лучшему. Будем считать, что это просто студент. Просто обычный студент, приукрашенный моей неуемной фантазией.

Я обругала себя последними словами уже через полчаса, когда мой пикап заглох на середине дороги. Погруженная в свои фантазии я совсем забыла заправиться в Сиэтле! Нет, так дело не пойдет! Я не позволю прошлому вторгаться в мою жизнь! Как здорово, что Джейкоб предусмотрительно поставил мне запасную канистру в кузов!
Пока я под дождем заправляла пикап, вся эта дурь окончательно вылетела из моей промокшей головы. Стуча зубами, я еще раз дала себе слово, что буду жить только сегодняшним днем. Только настоящим. Только ради будущего.

15. Элис Каллен. Видения
(хронология – июнь)

Реальная жизнь отступила на второй план. Дни перестали быть скучными и однообразными. Видения настигали меня всюду, даже на охоте. Чтобы дать мне передышку, Джаспер пытался рассеивать мое внимание, но надолго его не хватало: стоило ему ослабить контроль, и я снова начинала чертить наброски в блокноте.
Я видела, как шесть фигур в сумерках крадутся по скрипучей лестнице и покидают подвал. Каждый из них тащит с собой рюкзак или мешок. Так не уходят на охоту. Так уходят навсегда. И сколько бы я не старалась, я так и не видела, как они возвращаются. Возможно, банда собирается покинуть насиженное место. Но когда?
Но чаще всего я видела сцены охоты и боев. Большинство из них проходили без участия Эдварда, и это меня успокаивало. Я видела, как в уже знакомом мне подвале с шершавыми стенами дерутся вампиры, я видела вспыхнувший факелом труп одного из них. Но я не могла понять, был это труп Рауля, или какого-то другого вампира.
Главной проблемой для меня сейчас было выстроить хронологию событий, потому что, если я не могла ответить на вопрос «когда?», то ответ на вопрос «что?» терял всякую актуальность.
Если верить моим видениям, Эдварду удалось расправиться с главарем банды Раулем и изменить будущее Бри. К моей огромной радости, их знакомство имело важные последствия для их обоих: я видела Бри членом нашей семьи. Я видела ее влюбленной в Эдварда.
- Элис, что? Что случилось? Ты вся словно светишься! – Джаспер взял мое лицо в свои ладони и не мог сдержать счастливой улыбки. – Ну, расскажи же!
- Не могу! Это не моя тайна! – смеялась я, покрывая поцелуями каждый шрам на его лице.
- Ах ты, хитрюга! Как что-то хорошее – так сразу: чужая тайна! Я буду тебя пытать! – Джаспер притворился, что собирается перегрызть мне горло, но каждый его укус трепетал поцелуем на моей шее.
- Продолжай! - я буквально таяла от прикосновения его губ.
Мы лежали в траве на нашей любимой полянке в глубине леса, над нами в ярко-голубом небе проплывали облака. Джаспер, отражая солнечный свет миллионами радужных искр, склонился надо мной, и медово-золотой непокорный завиток, упал ему на лоб. Я смотрела в его глаза цвета старого золота, и меня переполняло чувство доверия к нему.
- Так нечестно! Мы манипулируешь мной! – пискнула я и зажала рот обеими руками, так хотелось мне рассказать ему будущее Эдварда.
- Все честно, каждый использует свой дар для достижения своих целей, - рассмеялся Джаспер.
Я, не отрывая рук ото рта, отрицательно покачала головой. Джаспер склонился ко мне и начал целовать меня прямо через мои сомкнутые пальцы. Желание электрическим током прошло по моему телу, и на некоторое время все остальное потеряло для меня значение.

Это было странно: в реальную картинку сквозь серую дымку врывались разрозненными пазлами обрывки видений. Так бывает, когда человек сомневается в принятых решениях, тогда я вижу не будущее, а только вероятности. Это было обычным делом. Странно было другое: в этих обрывках я видела Беллу, вероятности принадлежали ее судьбе.
Вот это было действительно странно!
С тех пор, как Белла решила связать свое будущее с оборотнем, она исчезла из моих видений. И, как бы я ни пыталась – я никогда не видела ничего, что было бы как-то связанно с ее жизнью. Ни будущего, ни настоящего, ни прошлого. Если бы не электронные письма, которыми мы иногда обменивались, я бы начала сомневаться, в том, что эта человеческая девушка когда-либо существовала в реальности.
И вдруг – эти неясные видения. Что могло случиться с Беллой, что могло поколебать ее решения и сделать ее будущее доступным для моего дара? Особенно странно это было сейчас, когда беременность должна была крепче, чем что-либо другое связать ее с оборотнями.
Я удивленно села в траве, настраиваясь на свою подругу. Но видения по-прежнему были смутными, рваными и нестойкими: я видела ее, словно сквозь грязное тусклое стекло, и изображение все время уплывало, как в телевизоре без антенны. В конце концов, я разозлилась и запретила себе думать о Белле. Если что-то изменится в ее судьбе – картинка станет четкой без моих усилий.
И, как только я об этом подумала, как путанные неясные картинки сменились детально-четкими, однозначными видениями: шесть обезображенных злобой лиц, освещенных неверным пламенем костра, одно за другим растворяются в синих сумерках. Растворяются навсегда. Сегодня ночью. Я знала это. Я видела охваченный пламенем пожара дом. Я видела освещенное заревом лицо Эдварда. Только бы он не опоздал! Только бы он не потерял их след сегодня ночью!
Я шарила в траве в поисках своего телефона, как вдруг другая картинка ослепила меня, заставив вздрогнуть: Эдвард и Белла за плотной завесой дождя. Его губы так близко к ее нежной коже… К тонкой шее, где голубоватой жилкой влажно бьется пульс… Эдвард в шаге от непоправимого решения! Нет! Нет! Не разрушай ее жизнь, не заставляй ее подвергать сомнению решения, которые уже приняты! Ты не знаешь всего! Уходи! Уходи! Тебе лучше этого не знать!
- О! Нет! Нет! Уходи же оттуда! – сорвалось с моих губ, и я почувствовала, как Джаспер вложил в мою руку телефон, с уже набранным номером Эдварда.
Еще до того, как я поднесла телефон к уху, я услышала шорох капель воды – в Сиэтле шел дождь, который я только что видела в своем видении.
- Эдвард, они не вернуться больше в этот дом. Они уйдут на охоту в сумерках, и в этот дом больше не вернутся. Тебе снова придется искать их, если ты упустишь их сегодня, - торопливо проговорила я.
- Спасибо, Элис, - голос брата мягко прошелестел мне в ответ. Такой знакомый, такой родной голос!
- Эдвард, я позабочусь о Бри до твоего возвращения, - вдруг торопливо добавила я, стараясь изменить его судьбу. Именно сейчас, под этим дождем в Сиэтле.
- О ком? – переспросил Эдвард. Конечно, для него в эту секунду Белла снова заслонила собой целый мир!
- О девочке, которая найдет нас послезавтра, - объяснила я.
- Элис, это опасно. Предоставь ей самой выбирать свою судьбу.
- Она уже выбрала, Эдвард. И ты тоже.
«В тот миг, когда сохранил ей жизнь», - хотела добавить я, но промолчала.
- Передавай от меня привет всем. Я очень скучаю, - столько боли и любви было в его голосе! Как давно я не слышала его таким!
Я поняла, что теряю самообладание.
- Не упусти их сегодня! И уходи подальше от этого кафе! – повторила я и отключилась.
Белла оставалась моей подругой несмотря ни на что, и я чувствовала, что должна защитить ее выбор, пусть даже от собственного брата. Тем более, тогда, когда в будущем Эдварда начал появляться новый сюжет.

16. Эдвард Каллен. Мираж
(хронология – июнь)

Когда я вернулся в Сиэтл, солнце уже почти взошло. Я не мог свободно перемещаться по городу, не привлекая внимания. Я решил провести день с пользой в какой-нибудь библиотеке, изучив тщательнейшим образом местные газеты. Именно этим я и занимался всю первую половину дня.
Мне удалось по криминальным сводкам убедиться, что девчонка-вампир мне не врала, и мои догадки были близки к истине: первые исчезновения людей начались еще год назад, вскоре после того, как мы расправились с Джеймсом и упустили Викторию. Среди первых пропавших был восемнадцатилетний Райли Бирс, что тоже соответствовало рассказу девчонки. Первый пик исчезновений пришелся на прошлое лето, когда, вероятно, Виктория и начала создавать свою армию. Второй пик, но уже не просто исчезновений, а совершенно очевидных убийств, пришелся на март и апрель этого года. И это соответствовало рассказу новообращенной девчонки: именно в это время была убита Виктория, и пропал Райли, а армия новорожденных, никем более не контролируемая, пустилась во все тяжкие.
Во второй половине дня небо затянулось тучами и начался дождь.
Я с облегчением покинул библиотеку и собирался направиться в свою гостиницу, но вдруг в воздухе, наполненном запахами травы и намокшей городской пыли я почуял едва заметный, но такой знакомый запах. Я весь обратился в обоняние. Тонкий и такой соблазнительный аромат самой сладкой на земле крови мог принадлежать только одному человеку. Девушке, которую я всеми силами пытался забыть. Свет померк в моих глазах. Я не мог сопротивляться своим инстинктам и взял след. Я проследовал за ним через студенческий городок, и остановился перед витриной студенческого кафе.
Она сидела одна за столиком у окна, и я мог видеть ее всю: и небрежно собранные на затылке волосы, и тонкую складку между бровей, и ногу в кроссовке, нетерпеливо отбивающую ритм. На ней был мешковатый джинсовый комбинезон, зато под ним была надета моя любимая темно-синяя рубашка, которая делала цвет ее кожи похожим на взбитые сливки. Белла листала какие-то брошюры и сосредоточенно делала пометки на полях. Моя Белла. Она была так близко, меня отделяли от нее всего несколько секунд: войти в кафе, сесть за ее столик. «Здравствуй, Белла!». Касаться ее кожи. Вдыхать ее аромат. Держать ее за руку. Тонуть в ее глазах. Слышать ее голос.
Вернуть ее себе.
Вернуть смысл своей жизни.
Это все, что имело значение сейчас.
Я почти сделал шаг на крыльцо кафе, как вдруг в кармане джинсов зазвонил мобильный. Голос Элис вернул меня к реальности:
- Эдвард, они не вернуться больше в этот дом. Они уйдут на охоту в сумерках, и в этот дом больше не вернутся. Тебе снова придется искать их, если ты упустишь их сегодня ночью.
- Спасибо, Элис.
- Эдвард, я позабочусь о Бри до твоего возвращения, - вдруг торопливо добавила Элис.
- О ком? – переспросил я. Тяжело говорить с сестрой, когда не можешь увидеть в ее голове то, что она считает очевидным.
- О девочке, которая найдет нас послезавтра.
- Элис, это опасно. Предоставь ей самой выбирать свою судьбу.
- Она уже выбрала, Эдвард. И ты тоже, – голос Элис был мягкий и теплый. Она улыбалась, я слышал это по ее голосу.
Рядом не было Челси, и я чувствовал, как любовь к моей семье наполняет мое сердце и дает мне силы.
- Передавай от меня привет всем. Я очень скучаю, - я хотел и не мог сказать больше.
- Не упусти их сегодня! И уходи подальше от этого кафе! – повторила Элис и отключилась.
Я поднял глаза на витрину кафе: столик, за которым только что сидела Белла, был пуст. Исчезла. Растаяла, как мираж. И только забытый в спешке шарф, который еще хранил на себе самый восхитительный аромат на свете, был подтверждением того, что реальная Белла несколько минут назад действительно сидела за этим столиком. Я зашел в кафе и, воровато оглянувшись, поднял его. Жажда ободрала мне горло. Я задержал дыхание, стараясь успокоить захлестнувшие меня эмоции.
Не имело смысла обманывать себя: несмотря на все мои усилия, Белла была и оставалась моей единственной любовью.
Белла. Девушка, как магнит притягивающая неприятности, которая находилась сейчас в городе, перенаселенном неуправляемыми вампирами.
Мне придется кое-что сделать для того, чтобы моя любимая была в безопасности на этих улицах. Я завязал шелковый шарф Беллы у себя на шее и спрятал его под рубашкой. Вдыхая маленькими глоточками пьянящий аромат, я направился на Рендольф-авеню.
Начиналось самое интересное.