11. Эдвард Каллен. Сиэтл
(хронология – июль)


Это оказалось легче, чем я думал: я был одинок, как никогда, но мне никто не был нужен. В этом не было ничего личного: Челси просто выполняла свою работу. Пока я не испытывал ненависти к своей семье, возможно, Челси действовала осторожно, скорее предупреждая меня, чем пытаясь причинить мне вред. Тем не менее, я отлично понимал, что стоит ей использовать свои возможности в полную силу – и я перестану принадлежать себе, бессильный против ее дара.
Еще по дороге в аэропорт мне удалось связаться с Элис и Карлайлом и предупредить их. Я очень верил в их благоразумие, потому что мне совсем не хотелось испытывать возможности Челси на моей семье. Впрочем, не хотелось тогда. А сейчас было все равно. Я впервые был сам по себе. И испытывал благодарность Вольтури за то, что они дали мне такую возможность.
Уже неделю мы находились в Сиэтле. Все ночи я проводил в ночных клубах, надеясь встретить кого-то из диких новорожденных вампиров. Обычно Челси сопровождала меня. Опять же – ничего личного, просто так ей было легче контролировать меня.
Трудно было определить на глазок внешний возраст Челси. Ее лицо было настолько совершенным, что могло бы принадлежать и восхитительно прекрасной женщине, и взрослеющей девочке-подростку. У нее были тонкие черты лица, изящные, как будто полупрозрачный набросок карандашом. Мастерски сделанный набросок – ни одного лишнего штриха, ни одной неточной линии. В нем не было той яркой хищной красоты, которая делает нас такими привлекательными в глазах людей. Но стоило взглянуть на нее, и яркая безупречная красота Хайди начинала казаться балаганной афишей. Слишком кричащей, слишком вульгарной. Незаметность – вот была бы самая меткая характеристика Челси. Она была красивой, пожалуй, самой красивой из всех, кого я знал, но она не любила быть на виду, не любила быть в центре. Ей нравилось стоять чуть в стороне, наблюдать за развитием событий и… И оказывать на них решающее влияние.
Она хорошо разбиралась в живописи и музыке. Именно она недавно тайком слушала мою игру на клавесине - я узнал ее мысленный голос. Но, то ли из скромности, то ли из осторожности она не хотела говорить об этом. Челси была эрудированна и остроумна: ни одной шутки она не произнесла вслух за время нашего путешествия, но ее тонкие и точные мысленные комментарии не могли оставить меня равнодушным. Порою мне нелегко было сдержать улыбку.
Все это я раскопал в ее голове по пути в Сиэтл. Мы почти не разговаривали: в самолетах Челси сразу делала вид, что засыпает. Я был единственным, кто понимал, что это всего лишь притворство. Возможно, она просто хотела избежать разговоров? «Никогда не думай об этом! Будь осторожна, помни, он всегда знает, о чем ты думаешь», - эти прощальные слова Аро как будто закрывали что-то от меня в голове Челси. Вероятно, так она пыталась скрыть от меня инструкции, полученные от Аро в отношении меня. Но, так или иначе, рядом с Челси не доверять Аро становилось все труднее.
В общем, Челси была бы приятным спутником. Если бы не ее дар. И, хотя пока я наслаждался своей независимостью и не испытывал никаких неудобств, меня раздражал сам факт того, что кто-то заставлял меня играть по своим правилам.

Я услышал вибрацию телефона у себя в кармане, но говорить, перекрикивая рокот клубной музыки, было практически бесполезно, даже с моим обостренным слухом. Я торопливо покинул зал, и, вдохнув относительно свежий ночной воздух, ответил на звонок.
- Эдвард, - услышал я взволнованный голос Элис. – Я пока мало, чем могу помочь, видения слишком расплывчатые. Это потому, что ни ты, ни новорожденные не принимаете конкретных решений. У них, похоже, нет никакой цели, нет никакого плана, они живут сегодняшним днем, и решения принимают спонтанно. Охотятся ночью. Днем они прячутся в подвале.
- Где конкретно, Элис?
- Трубы. С труб капает вода. Потолок низкий. Стены шершавые…
- Элис! Где? – перебил я ее.
- Не вижу, Эдвард! – в ее голосе мне послышался всхлип. – Запах морской воды. Берег. Очень близко от океана.
- Спасибо, Элис, - я пытался сдержать растущее раздражение, нажимая кнопку «отбой».
«Что-то новое?» – услышал я за спиной мысленный голос Челси. Вот откуда раздражение!
До сих пор все наши вылазки по ночным клубам в центре Сиэтла не давали результатов. То ли новорожденные стали осторожнее, то ли удача отвернулась от нас. Я решил прекратить бесцельную трату времени и изменить тактику.
Сегодня ночью я решил кардинально изменить стратегию поиска, выбрав для этого восточное побережье Сиэтла, и ждал, что кто-нибудь из новорожденных обнаружит себя. Я был уверен, что рано или поздно жажда окажется сильнее осторожности.

Я почуял их след на Тридцать второй авеню почти на рассвете. Их было двое. Я несколько секунд медлил, решая, в каком направлении начать преследование. Выбрал восток – именно на востоке слышался мерный шум океана, и поэтому шанс найти логово новорожденных мне показался выше. Чтобы не обнаружить себя я крался по крышам Восток Колумбия стрит несколько кварталов. Запах привел меня в парк Мадрона. Здесь в тени деревьев я почувствовал себя в родной стихии, кроны надежно скрывали меня от случайных глаз. Но главное - здесь было легче сосредоточиться, гул человеческих мыслей больше не мешал мне.
«О, даже не один, а двое! Это мы удачно зашли!» - услышал я мысленный голос.
«Кевин совсем чокнулся! Рауль строго-настрого запретил охотиться около дома!» - эти мысли явно рождались в голове вампира.
Кажется, удача наконец-то улыбнулась мне! Я нашел их!
Слабый ветерок донес до меня новые запахи, явно принадлежащие человеку. Точнее – двоим. Запахи двух человеческих тел были так бесстыдно сладки, так напоены удовольствием, что не оставалось сомнений, чем они заняты в этот час в парке. Несколько секунд я боролся с соблазном спасти жизнь двум незадачливым любовникам. Но так я рисковал обнаружить себя и провалить все свои задачи. Едва справляясь с головокружением, я слышал, как острые клыки рвут тонкую теплую кожу, как все медленнее становится влажное биение двух человеческих сердец, как горячая сладкая кровь льется по чужим саднящим глоткам. Меня мутило от жажды и слабости, и только слабый голос рассудка удерживал меня от соблазна попытаться отбить добычу у двух новорожденных: я был слишком слаб, чтобы тягаться с ними.
Наконец, закончив трапезу, и бросив остывающие тела в той откровенной позе, в которой они встретили свою смерть, сытые вампиры двинулись в сторону побережья. Я осторожно проследовал за ними.
Между Рендольф-авеню и Эри-авеню они скрылись в одном из домов. Я решил прекратить преследование: я был слишком голоден и слаб, чтобы ввязываться сейчас в драку. Мне нужна была стратегия. И силы.

Челси не сказала ни слова, когда я на рассвете зашел в ее номер. Прямо около двери валялись туфли на высоком каблуке, видимо, Челси и остаток ночи провела в клубах.
- Как успехи? – спросил я, кивнув на туфли.
- Без изменений, - коротко ответила она, продолжив расчесывать свои светло-пепельные волосы, и они струились между ее пальцев, как жидкое серебро. «С тобой было гораздо лучше, по крайней мере, пьяные мужланы не пытались меня лапать…» - подумала она, и я едва удержался от улыбки.
- А у меня есть новости.
Челси чуть приподняла бровь, и уголок ее тонко очерченных губ чуть дернулся вверх. «И какие же?» - она явно заинтересовалась.
- Я нашел их логово, - ответил я на ее непроизнесенный вопрос.
- Что ты собираешься делать дальше? – осторожно спросила она.
- Дальше? Я… приглашаю тебя на завтрак, - выпалил я неожиданно для самого себя. Она только вопросительно посмотрела на меня своими потемневшими от жажды глазами. С того дня, как мы приехали в Сиэтл мы еще ни разу не охотилась. У меня еще не было возможности покинуть Сиэтл, а Челси опасалась охотиться в городе, чтобы не привлекать внимания банды вампиров, до того, как мы сами найдем их.
- Ты с ума сошел – того гляди солнце встанет! – недоверчиво воскликнула Челси.
- Нам хватит времени, чтобы выбраться из города, - я подмигнул ей. – Охотиться в городе я тебе не позволю – не сейчас, когда я напал на след. Но нам нужны силы, иначе мы провалим все дело. Пойдем. Завтрак будет экзотический. Обещаю, – я протянул ей руку.
На секунду мне показалось, что с Челси упала маска: вместо безупречно-прекрасного портрета на меня бросила озорной взгляд девчонка, готовая к приключениям. Всего секунду Челси была настоящей. Затем она с равнодушным лицом подошла к своим туфлям.
- Не надо. Они тебе не понадобятся, - улыбнулся я, увлекая ее за дверь. «Отлично! Хотя бы босиком!» - с облегчением подумала она. Челси редко приходилось жить среди людей, поэтому необходимость носить обувь доставляла ей дискомфорт.
Чертов Сиэтл, казалось, что у него нет конца! Но через пару часов мы выбрались за пределы города. Конечно, это были не дикие леса Форкса. Но все же это был наилучший сейчас вариант: минимальная вероятность встретить людей и максимальная вероятность найти оленей. Конечно, мне бы хотелось угостить Челси хищниками… Но, в данном случае выбирать не приходилось.
- И ты всю жизнь это ешь? – спустя несколько часов спросила меня Челси.
Ответить я не успел – в кармане завибрировал мобильный. Элис.
- Да? – ответил я, не называя сестру по имени.
- Между Рендольф-авеню и Эри-авеню, заброшенный дом, - торопливо начала Элис.
- Знаю. Еще что-то? – перебил я ее, едва-едва сдерживая раздражение, накатывающее на меня удушливой волной.
- Лучше зайти с северной стороны, этим ходом они не пользуются. Я вижу восьмерых. Но, возможно, их больше. Главный у них латиноамериканец, Рауль, кажется. Сегодня ночью он не пойдет на охоту…
Голос Элис в трубке неожиданно смолк, и его сменил голос Джаспера:
- Действовать открыто бесполезно – новорожденные намного сильнее. Никаких прямых атак – только хитрость. Если Рауль не будет один – даже не пытайся с ним драться – это верная смерть. Но если ты победишь его – банда останется без головы. С остальными будет проще.
- Спасибо, - выдавил я.
- Они вернутся задолго до рассвета. У тебя только ночь, – из трубки снова звучал голос Элис. – Удачи тебе.
Элис отключилась, не дожидаясь моего ответа.
Челси смотрела на меня исподлобья.
- Ты не ответил, - напомнила мне она.
- Что? А, да, я ем это, когда у меня нет возможности поймать пуму.
- Я бы предпочла настоящую охоту, - неуверенно проговорила она.
- Настоящая охота у меня будет сегодня. А еда – это просто дело привычки.
«Как ему удается держаться? Такая верность редко встречается. Зачем ему это?», - мелькнуло в ее голове.
Я быстро взглянул на нее. Челси моментально отвела глаза. «Наверное, пора возвращаться», - тут же подумала она.
- Ты можешь остаться до наступления темноты. Я уйду сейчас по воде. Я должен быть готов к наступлению ночи.

12. Элис Каллен. Путеводная нить
(хронология – июль)

Сколько я ни пыталась, я не могла разглядеть ничего, что могло бы помочь Эдварду в Сиэтле. Банда новорожденных, по всей вероятности, ничего не планировала, решения принимала спонтанно, и все их решения были окрашены в кровавый цвет человеческой смерти. Все, что я видела – вспышки стремительных нападений, испуганные глаза жертв, трезвеющих в последний миг от осознания неотвратимого конца. Меня измучили эти бесконечные видения чужих смертей.
- Элис, так дальше нельзя. Изводя себя, ты ничем не поможешь Эдварду. Твое состояние становится критичным, это я тебе говорю, как врач, – голос Карлайла был непривычно категоричным.
Уже неделю я почти не сходила с места, напряженно просматривая вероятности и переживая чужие смерти. Джаспер не отходил от меня ни на шаг, не сводя с меня почерневшего от жажды взгляда. Он молчал, но каждой клеточкой своего изможденного тела я чувствовала, что он полностью поддерживает Карлайла. Еще немного, и он унесет меня на охоту силой.
- Тебе нужен отдых, и еда, - продолжал Карлайл, не давая мне открыть рта для возражений. – Один день ничего не изменит, убийства в Сиэтле не прекратятся.
- Но Эдвард… - попыталась возразить я.
- За Эдварда не беспокойся. Он большой мальчик и один день без тебя справится, – отрезал Карлайл. Не помню, чтобы я когда-нибудь видела Карлайла таким бескомпромиссным.
- Нет смысла тянуть время, Элис. Отправимся прямо сейчас, - Джаспер протянул мне руку.
Моя тактика не давала результатов: я была абсолютно бесполезна, доведя себя до нервного и физического истощения. Мне нужен был перерыв. Возможно, у меня лучше будет получаться после охоты? Подавив колебания, я взяла Джаспера за руку:
- Идем!
Воздух едва-едва начал густеть в наступающих сумерках. Едва мы выскочили из дома, мое обостренное голодом обоняние уловило тяжелый запах небольшого оленьего стада. Я отпустила руку Джаспера: охота – это не шутка, здесь каждый сам за себя.
Все мое сознание сконцентрировалось на этом горячем запахе, на тяжелом влажном биении оленьего сердца. У оленя не было шансов – его жизнь должна была дать мне силы, чтобы я могла защитить своего брата. И жизнь Эдварда была для меня сейчас дороже любой другой жизни.
Стадо оленей в немом ужасе бросилось от меня в лес, ломая кусты и сшибая рогами ветки. Джаспер мгновенным броском настиг молодую самку, вонзая клыки ей в шею, туда, где оленья жизнь пульсировала под шелковистой шерстью. Мы были слишком голодны, слишком одержимы, чтобы думать о чем-то кроме этой живой горячей крови.
Стадо ушло. Но среди деревьев остался стоять олененок-подросток. Парализованный страхом он замер среди деревьев и смотрел на смерть своих родителей. В его широко распахнутых глазах застыло выражение безысходности и страха. Я уже видела это выражение. Совсем недавно. Что-то дрогнуло у меня внутри. Или это галлюцинации, спровоцированные нервным и физическим истощением? У вампиров вообще бывают галлюцинации? Джаспер сделал резкий прыжок в сторону олененка, прогоняя его. И в ту секунду, когда олененок скрылся в чаще, я вспомнила, где я видела этот взгляд. Крыша на окраине Сиэтла. Девчонка-новорожденный. Бри.
Я словно нащупала путеводную нить!
И, застилая серым мороком зелень реальности, перед моими глазами поплыли видения.
…Темный подвал. С труб, проходящих под низким потолком, капля по капле сочится вода. Крысы в ужасе бегут, едва учуяв запах самого совершенного хищника на земле. В углу на куче тряпья, поджав ноги, сидит маленькая фигурка. Голова низко опущена, спутанные волосы упали на лицо. Фигурка знакома мне. Бри. Девчонка из банды новорожденных вампиров. Еще одна фигура появляется в подвале. Бри пятится от вошедшего, почти вжимаясь спиной в шершавую серую стену…
- Джас! Джас! Я вижу! Мне срочно нужно позвонить! Я возвращаюсь!
- Это необязательно, - Джаспер вынул из кармана мой телефон. – Попробуем подняться выше и поймать сигнал?
- О Джас! Ты чудо!
- Ты преувеличиваешь, - рассмеялся Джаспер, - просто второй раз у меня может не получиться вытащить тебя на охоту. Кто быстрее вот на тот уступ? – и, не дожидаясь меня, рванул в гору, петляя между деревьями.
На уступ я взобралась первая. Конечно, Джаспер поддался - он хотел дать мне возможность поговорить с Эдвардом.
Как только я набрала номер Эдварда, я поняла, что на самом деле мне просто нужен был повод услышать голос брата.
- Эдвард, - я торопилась говорить, чтобы он не прервал меня. – Я пока мало, чем могу помочь, видения слишком расплывчатые. Это потому, что ни ты, ни новорожденные не принимают конкретных решений. У них, похоже, нет никакой цели, нет никакого плана, они живут сегодняшним днем, и решения принимают спонтанно. Охотятся ночью. Днем они прячутся в подвале.
- Где конкретно, Элис? – голос его был чужим и бесцветным.
У меня все внутри сжалось, мои новости вдруг показались мне такими ничтожными…
- Трубы. С труб капает вода. Потолок низкий. Стены шершавые…
- Элис! Где? – нетерпеливо перебил меня он.
Как не похоже на Эдварда!
- Не вижу, Эдвард! – я искала способ удержать его внимание. – Запах морской воды. Берег. Очень близко от океана.
- Спасибо, Элис, - коротко ответил Эдвард и отключился.
И это – все? Это цена моих жертв? От досады я швырнула свой телефон о камни.
Джаспер появился, как будто ниоткуда, и сразу же окутал меня волнами легкости и умиротворения.
- Не обижайся на него. Он предупреждал, что так будет. – Джаспер гладил меня по щеке. Будь мы людьми – наверняка вытирал бы сейчас слезы с моего лица.
- Джас, иногда мне кажется, что он уже не вернется.
- Согласись, что это его право, - мягко ответил Джаспер.
Я прерывисто втянула воздух:
- Джас, это и наша жизнь тоже, разве нет?
- Он делает сейчас все, чтобы она у нас была, - прошептал он, и поцеловал меня в лоб.
Я собиралась продолжить охоту, и потянула Джаспера вглубь леса, но он неожиданно высвободил свою руку:
- Я согласен, что твой телефон морально устарел. Но номер, думаю, тебе еще пригодится! – не прошло и минуты, как он вернулся ко мне, убирая в карман сим-карту из моего разбитого телефона.

Весь следующий день я не переставала думать о дикой девушке-вампире. Она была, как антенна – через нее мне удавалось настроиться на всю банду.
…Ветхая скрипучая лестница ведет вверх, туда, где за ржавеющим железом скрывается темно-синий прямоугольник ночного неба. Тяжелые двери с протяжным скрипом отворяются, впуская в сырой подвал воздух, напоенный сладостью ночных ароматов. Восемь теней беззвучно выскальзывают в сумрак июльской ночи. Стремительные, беспощадные, как сама Смерть. Разбившись на пары и тройки, скользят они по улицам ночного города…
- Что ты видишь, Элис? – встрепенулся Джаспер.
- Они идут на охоту. Их восемь. Карандаш, - попросила я, и Джаспер мгновенно вложил мне в руку карандаш и блокнот.
Торопливыми небрежными линиями я набрасывала фасады домов, вывески кафе, силуэты остановочных комплексов.
Стоп! Стоп! Какая улица? Указатель? Ну же!
- Это же вывеска! Это уже что-то! – воскликнул Джаспер, складывая мои наброски один к одному. - Ты молодчина, Элис! Нужна спутниковая карта! – бормотал он, открывая в компьютере спутниковую карту Сиэтла.
- Восток Колумбия стрит! Звони Эдварду! – восклицал он, нетерпеливо переставляя в свой телефон мою сим-карту
Но для звонка Эдварду было слишком мало информации.
Зловещие тени расползлись по ночному Сиэтлу и не оставили мне больше ничего. Я погрузилась в серый туман чужих непринятых решений. Теперь картинка изменится, только для того, чтобы показать мне человеческую смерть. Нет, нет, не то!
Я попыталась мысленно отыскать Бри, чтобы рассмотреть что-нибудь вокруг нее. Но говорить про Бри почему-то никому не хотелось. Даже Джасперу.
…Темный подвал. В углу на куче тряпья поджав ноги, сидит Бри. Голова низко опущена, спутанные волосы упали на лицо. Она одна. Она напугана. Еще одна фигура появляется в подвале: стройное гибкое тело готового к броску животного, хищная ухмылка на тонких губах. Его намерения очевидны – он пришел сюда не убивать, он пришел сюда получить удовольствие. Плотское удовольствие, щедро приправленное насилием. Бри пятится от вошедшего, почти вжимаясь спиной в шершавую серую стену. «Рауль? Почему ты не на охоте? Нет! Не надо! Нет!» Загнанный зверек, попавший в капкан бессмертия. В черных от жажды глазах отчаяние. Беги, Бри, беги! Спасайся!..
Я не могла понять, почему судьба этой девочки так волновала меня. Но мне хотелось вмешаться. Вмешаться, чтобы изменить ее. И единственный, кто мог это сделать – это мой брат. И в ту секунду, когда я подумала об Эдварде, в сером подвале в моих видениях появился еще один персонаж. Я моментально узнала его кошачью походку. Два хищника, приготовившись к нападению, стоят друг против друга.
- Джаспер! Вот теперь пора! Давай телефон!
- Я нашел квартал, который ты рисовала! – обрадовано воскликнул Джаспер и развернул ноутбук экраном ко мне: - Смотри!
Я целую вечность ждала соединения.
- Да? – наконец прервал гудки голос Эдварда.
- Между Рендольф-авеню и Эри-авеню, заброшенный дом, - я торопливо читала названия улиц, узнавая их в своих видениях.
- Знаю. Еще что-то? – перебил Эдвард, и я снова услышала в его голосе раздраженные нотки.
- Лучше зайти с северной стороны, этим ходом они не пользуются. Я вижу восьмерых. Но, возможно, их больше. Главный у них латиноамериканец, Рауль, кажется. Сегодня ночью он не пойдет на охоту… – торопливо говорила я.
Вдруг Джаспер решительно взял у меня телефон:
- Действовать открыто бесполезно – новорожденные намного сильнее. Никаких прямых атак – только хитрость. Если Рауль не будет один – даже не пытайся с ним драться – это верная смерть. Но если ты победишь его – банда останется без головы. С остальными будет проще.
- Спасибо, - услышала я ответ Эдварда и выхватила трубку:
- Они вернутся задолго до рассвета. У тебя только ночь. Удачи тебе.
И отключилась, не дожидаясь его ответа.
- Так быстро? – удивился Джаспер.
- Я вспомнила, как он просил не слушать его. Мне не хотелось слышать его таким чужим, - попыталась объяснить я.
- Это Челси. Ее воздействие заставляет нас ненавидеть друг друга даже на расстоянии, - задумчиво ответил Джаспер. – Даже я успел почувствовать это.