9. Сет Клируотер. Скука смертная
(хронология - июнь)


Вот это номер отколола моя сестрица! Перекинулась прямо на свадьбе Сэма! Конечно, все ожидали от нее какой-нибудь пакости, но такое! Никто не знал, что делать!
Парни – это одно. Но девчонка-оборотень! Да еще кто – моя сестрица Леа! Она и в человеческом-то облике не подарок! Сэм, самый опытный, самый сильный, был совершенно беспомощен. Во-первых, он не мог на глазах у всех оставить Эмили. Во-вторых… Во-вторых, Леа для него и в человеческом облике была сущей пыткой.
Сэм разрешил пойти мне одному. Ну, я все-таки брат ей. Как только я пробрался через терновник, на котором голубыми клочьями повисло платье Леа, я начал скидывать одежду. Чертов костюм – уйма пуговиц, застежек… Тряпье валялось за мной, обозначая направление, в котором я побежал. Ребята подберут потом, чтобы не было лишних вопросов.
Мне пришлось уйти достаточно далеко, прежде чем я смог перекинуться. И сразу меня накрыла волна ярости и отчаяния. Как будто вечная ночь опустилась на меня. Как же она жила в этом мраке? Я не решался позвать ее, но как еще я мог понять, куда она двигалась? Я продвигался буквально ощупью: она ни о чем не думала, не замечала ничего вокруг – не давала мне никаких ориентиров. И только беспросветный мрак ее души подсказывал мне, что она все еще не человек. Она почуяла меня, и несколько раз мысленно огрызнулась, прогоняя. Так я получил направление. Она таскала меня по лесу два дня и только на третий позволила подойти.
Леа не была удивлена или испугана, как это было, например, со мной. Могло даже показаться, что она была довольна произошедшим с ней превращением.
- Спроси меня, если хочешь, - попытался я начать разговор.
- Пошел ты,- ответила она. Что ж, очень в ее стиле.
- Леа, это не навсегда, - попробовал я утешить ее, - ты можешь перекинуться обратно!
- Но не хочу. Отвали.
- Хочешь, я позову стаю? – похоже, я не справлюсь без Сэма.
- Пошел ты…
Серая волчица, гораздо меньше, чем любой из нас, с невероятно длинной шерстью, делавшей ее похожей на доисторического мамонта. Так вот ты какая, Леа! Я изо всех сил пытался быть серьезным.
- Я очень страшная, Сэт? – спросила она меня, как будто это было сейчас самым важным.
- Нет, почти не страшная. Только лохматая. Придется постричься, когда вернешься.
- Я не вернусь.
- Ну, не сейчас. Когда-нибудь. Когда-нибудь все возвращаются.
- Не я. Уходи, Сэт. Мне не нужна нянька. Я справлюсь.
Она вскочила на лапы и понеслась прочь. Наверное, ей просто нужно время. Сэм ведь тоже не сразу смирился.

Леа не было больше недели. Сэм решил дать ей время, вспоминая шок своего первого перевоплощения. Перекидываясь, мы сразу чувствовали ее присутствие, как будто окунаясь в омут обиды и ярости. Леа редко думала словами, а если такое случалось – то чаще всего это был вопрос «почему?», и иногда ругательства в наш адрес.
Никто не знал, как себя вести с ней, она не просила помощи, не делала глупостей, поэтому, мы просто не лезли больше к ней, наблюдая издалека. Правда, теперь мы не оставляли ее одну – кто-то из стаи всегда дежурил волчьей шкуре. И чаще всего это был я.
В резервации тем временем тоже все изменилось. Каллены не появлялись. Чужих кровососов тоже не было. Одним словом – скука смертная. Перекидывались мы все реже и реже, и даже в волчьем облике не знали, чем занять себя. Сэма, похоже, наша бессмысленная возня утомляла. Он, казалось, устал выдумывать для нас задания.
Однажды мы от безделья решили понырять с утеса. Мне удалось разыскать почти неприступную площадку, на которую взбираться приходилось, карабкаясь по отвесной скале, а на самой площадке едва-едва можно было уместиться обеими ногами. Сложнее всего приходилось Джейкобу, у него оказались самые большие ноги, и пальцы свешивались, мешая ему сохранять равновесие перед прыжком. Прыгать было жутко: острые выступы скалы проносились, казалось, в миллиметре от моего тела. Но и это, в конце концов, надоело.
В тот вечер мы, усталые и разморенные бездельем, лежали на мелкой гальке и смотрели в бледно-голубое небо, когда вдруг Джейкоб сказал:
- Сэм, я хочу попросить тебя о помощи.
- Валяй, - лениво произнес Сэм, не открывая глаз.
- Сэм, я хочу открыть автомастерскую.
- Тебе что, мое благословение нужно? С твоими-то руками!
- С руками у меня все в порядке. А вот с деньгами – не слишком. И с возрастом тоже так себе.
Сем приподнялся на локте и пристально посмотрел на Джейкоба.
- Пожалуй, с головой у тебя тоже неплохо. Дай мне время подумать.
Видимо, думал Сэм не слишком долго. Потому что через неделю эти двое почти перестали появляться на утесе. Мне стало совсем скучно. Одно только и радовало – сестрица домой так и не возвращалась.

10. Элис Каллен. Семейный совет
(хронология – июнь)

- Элис! Что ты видишь? – голос Джаспера доносился до меня словно со дна колодца.
Поверх основной картинки я видела каменный мозаичный пол старинного замка и Эдварда, распростертого на нем с перекошенным от боли лицом. Я слышала звук, с которым его пальцы оставляли борозды на древней мозаике. Я непроизвольно вскинула руки, как будто пыталась оттолкнуть кого-то, кто был способен причинять такую боль моему брату.
Эсме взяла меня за руку.
Я сделала жест рукой, чтобы они не отвлекали меня.
Картинки мелькали, одна страшнее другой: Эдвард, обезглавленный на каменном мозаичном полу, фигуры в пепельных плащах на пороге нашего дома… Эдвард, ведущий неравный бой с бандой новорожденных… Вся наша семья, сражающаяся с новорожденными и теряющая одного бойца за другим… И неизбежный финал: Вольтури на пороге нашего разоренного дома…
- Они не верят ему! Карлайл! Они не верят ему! Они считают, что мы нарушили закон! Все это – варианты расправы. Расправы над нами!
- Элис, я с тобой! Все хорошо, все будет хорошо! Ты дома… - Джаспер прижимал мою голову к груди и гладил мои волосы. Как будто я испуганный ребенок… Я не ребенок. Но я чертовски испугана!
- О, нет, Джас!
- Это только вероятности, Элис! Они трагичны, только потому, что мы не приняли ответного решения! Но мы найдем выход, Элис! Мы всегда его находили, найдем и теперь! Я с тобой. Я не дам случиться ничему плохому.
Джаспер говорил, а я едва разбирала слова, но его спокойный тон, его уверенность, позволяли в моей душе родиться надежде…
- Элис, мы должны знать, - неуверенно начал Карлайл. – Мы должны понимать, откуда нам грозит опасность.
Я подняла голову от груди Джаспера:
- Вольтури не верят Эдварду. Аро думает, что новорожденных в Сиэтле создал ты, Карлайл. Вольтури считают, что ты пытаешься посягнуть на власть Вольтури. А Эдвард – твой шпион. Ему удалось избежать мгновенной смерти. Теперь он отправляется в Сиэтл. Один. Нет, почти один.
- Он не один! – воскликнул Эммет. – Мы! Мы с ним!
- Он не хочет нашей помощи. Я не могу понять, почему. Я не вижу! Он один в Сиэтле! Нас нет там!
- Это потому, что мы еще не приняли этого решения! – горячился Эммет.
- Нет, – возразила я. – Это потому, что Эдвард принял такое решение.
- Но наше решение за нами! И оно изменит будущее! – не унимался Эммет.
- Эдвард обещал выйти на связь этой ночью. Нужно выслушать его. Нельзя путать его планы, не согласовав наши действия. Сколько сейчас времени в Италии? – я оглянулась в поисках часов, во время видений я всегда теряла ощущение реальности.
- У нас почти полдень. В Вольтерре вечер. Солнце скоро сядет. – Джасперу не нужно было смотреть на часы.
- Уже скоро. Дождемся его звонка. Где мой ноутбук?
- Я принесу, - услышала я уже с лестницы голос Джаспера.
- Я считаю, что мы должны принять бой в Сиэтле, - упрямо повторил Эммет. – Уж во всяком случае, мы не должны оставлять Эдварда одного!
- Так-то оно так. По крайней мере, у Эдварда должны быть серьезные причины, чтобы держать нас в стороне, - задумчиво проговорил Карлайл.
- Что может заставить его сторониться нас? – подхватила Эсми.
- Ясно, что: опасность! – ответил Эммет.
- Нет, думаю, тут не все так очевидно….- задумалась Эсми. – Это был бы не первый наш бой, и каждый из нас прекрасно понимает, что вместе у нас гораздо больше шансов на победу. Эдвард понимает это не хуже нас. Он опасается чего-то другого. Что может быть страшнее, чем бой с новорожденными?
- Бой нечестный? – предположила Розали.
- Ты хочешь сказать, Эдвард ведет нечестную игру? Только не Эдвард! На него это не похоже! – возмутился Эммет.
- На него это было не похоже, пока он не служил у Вольтури… – Джаспер замер на полпути с моим ноутбуком в руках.
- Что ты имеешь в виду? - подняла на него глаза Эсми.
- Только то, что Эдвард – не единственный, кто может вести нечестную игру.
- Вольтури? – одновременно выдохнули Эсми, Эммет и Розали. Карлайл стоял, не поднимая глаз, сложив руки на груди.
12:06
Я вынула из рук Джаспера свой ноутбук и устроилась с ним прямо на лестнице:
- Перестаньте гадать! Так вы черт знает, до чего договоритесь! Просто дождемся его звонка.
Пять фигур замерли в холле. Я села на лестнице, и принялась напряженно прощупывать вероятности развития событий в Сиэтле. Но сцены боев были смазанными, мне не удавалось разобрать лиц.
Шесть сотовых телефонов лежали рядом со мной на ступеньке. Ноутбук, как чуткий зверь, тихо урчал у меня на коленях. Серые размытые картинки мелькали поверх лиц моей семьи:
…Сумерки над Сиэтлом расцветают неоновыми огнями. Улицы наполнены людьми, ищущими приключений после унылого дня. Улицы полны опасностей. По фасадам зданий скользят тени, подстерегая одиноких прохожих. Им не ведома жалость. Им неведом страх. Их повелитель – Жажда. По крышам зданий, по переулкам, по темным аллеям и пустынным набережным с кошачьей грацией крадется за ними желтоглазый преследователь, бесшумный, стремительный и осторожный. Неотвратимый, как Судьба…
Жужжание сотового вернуло меня к реальности.
12:35
Сотовый Карлайла вибрировал, высвечивая номер Эдварда. Карлайл моментально оказался рядом со мной на лестнице:
- Сообщение, - пробормотал он.
Пять пар глаз настороженно впились ему в спину.
- Ну? – нетерпеливо выдохнули все.
- Он едет в Сиэтл вместе с Челси. И просит нас ни в коем случае не появляться там.
- И никаких объяснений? – не выдержал Эммет.
- Кто это – Челси? Это как-то связано с тем, что мы не должны появляться в Сиэтле? – пробормотала Розали.
Карлайл уже стоял на пороге своего кабинета:
- Попробую связаться с Денали, может быть, там кто-то знает что-нибудь о Челси? – сказал он.
Четыре неподвижных фигуры замерли в ожидании.
Я снова села на ступеньку, и продолжила гипнотизировать свой ноутбук.
12:47
Тянулись бесконечно-длинные минуты. Я начала считать свои вдохи. На шестьсот пятнадцатом мой телефон зазвонил.
- Элис, слушай меня внимательно, и не перебивай. Можешь? – непривычно-сдавленным голосом быстро проговорил Эдвард.
Я кивнула, как будто он мог это видеть.
- Элис, у меня мало времени, просто поверь мне. Вам нельзя в Сиэтл. Но мне не справиться без твоей помощи. Следи внимательно за той бандой, с которой вы столкнулись, и предупреждай меня об опасности. Сотовый всегда со мной. Моих звонков не жди. Если позвоню – не слушай, что бы я ни сказал, знай - я этого не думаю. Я под воздействием. Я объясню тебе, когда все закончится. Просто поверь мне. И сделай все, чтобы никто из вас не оказался в Сиэтле. Я люблю вас. Я все исправлю.
Короткие гудки оборвали его голос.
- Что он сказал? – четыре пары глаз нетерпеливо смотрели на меня.
Я повторила его монолог слово в слово. Потом еще раз. Набор слов, который я произносила, мало что объяснял.
- Я знаю, кто такая Челси, - вдруг раздался с третьего этажа голос Карлайла. – Челси состоит на службе у Волтури. У нее есть дар, немного похожий на твой, Джаспер. Челси способна разобщить или сплотить окружающих. Она не боец, поэтому очевидно, что Вольтури послали ее в Сиэтл, чтобы разобщить банду новорожденных.
- Эдвард сказал, что он под воздействием… - пробормотала я.
- Значит, Челси воздействует и на него тоже? Зачем? – удивилась Эсми.
- Разобщить! – внезапная догадка пронзила меня. – Вот в чем расчет Вольтури! Мы придем на помощь Эдварду, и попадем под воздействие Челси. Вот почему все исходы так трагичны: мы перестанем быть семьей, и перебьем друг друга. Вот чего боится Эдвард! Вот почему он решил действовать в одиночку.
Ответом мне было молчание.