3. Эдвард Каллен. Вольтерра
(хронология – конец мая)


Прибыв в Вольтерру, я, не мешкая, отправился в замок Вольтури.
Я понятия не имел, как попасть внутрь. Точнее, как попасть в самое его сердце. Потому что замок Вольтури в дневное время был одним из самых посещаемых музеев, и вряд ли кто-нибудь из туристов мог предположить, что он является домом для самого могущественного клана вампиров на земле. Мне повезло, что я достиг цели глубокой ночью. Я надеялся, что ночь поможет мне отыскать путь внутрь.
Я прогуливался вокруг замка уже пару часов в полном одиночестве. Я не делал ничего такого, чего не мог бы делать обычный турист. За исключением того, что обычный турист в три часа ночи не гуляет в таком месте, как Вольтерра. По крайней мере, гуляет очень не долго… Я все еще был один, и, тем не менее, был уверен, что меня заметили, и все это время я нахожусь под пристальным наблюдением. Наконец я начал различать обрывки мыслей: «Человек?... Вампир?... Лучше бы человек, тогда просто еда… Нечего по ночам шататься, где попало … Или вампир? Какого черта ему здесь нужно… Точно, вампир… Запах… Глаза странные… Может быть, все-таки человек?»
Значит, Вольтури послали за мной кого-то. И этот кто-то очень осторожен.
Я вышел на середину площади и, не поворачиваясь к посланнику лицом, поднял вверх руки, демонстрируя свои миролюбивые намерения.
«Вампир, но чокнутый! – подумал мой преследователь с досадой. - Худшая комбинация!»
Она стояла на краю площади, скрываясь в тени от зданий. Человеческий глаз не заметил бы ее. Но моим глазам тень не помеха. Она была высокой и стройной. Темные красно-каштановые волосы были собраны в высокий хвост, откровенное платье казалось неуместным на ее совершенном теле. Мысли на мгновение спутались в моей голове: нашелся бы хоть один смертный или бессмертный, который бы устоял против такой совершенной красоты? Кто не бросил бы свою жизнь, или свое бессмертие к этим босым ногам?
Но это было мгновенное помрачение рассудка. В следующую секунду я вспомнил свою сестру. Пожалуй, Розали была бы единственной, кто мог бы соперничать с этой женщиной.
Красавица не приближалась. «Что ему нужно?» – думала она.
Видимо, настало время начать диалог, поскольку ночь уже была на исходе.
- Я – Эдвард Каллен, у меня есть письмо для Аро, – сказал я вполголоса. Я знал, что красавица меня услышит. Медленно я вытащил из внутреннего кармана пиджака конверт и поднял его над головой.
«Почтальон?» – мысленно усмехнулась красавица, приближаясь ко мне. Я не смог удержать улыбку. Красавица вынула из моей руки письмо и, не снижая скорости, направилась в замок.
- Эй! – окликнул я ее, - я хотел бы получить ответ!
- Жди здесь, - откликнулась она, и я невольно восхитился мелодичностью ее голоса.
Перспектива была мрачная: на востоке уже начало светлеть небо, и того гляди на улицы выйдут рабочие, чтобы подготовить город для восхищенных взглядов туристов. Я не был уверен, что буду дожидаться этого часа. В любом случае, мне нужно убежище к утру. Не пойти ли мне на поиск гостиницы, пока не рассвело? Но не успел я подумать об этом, как услышал шаги, вместе с легкими женскими ко мне приближались еще одни, явно принадлежащие мужчине. Я обернулся: красавица вернулась не одна, ее сопровождал здоровенный парень, который вполне был способен составить конкуренцию Эммету.
- Иди за мной, Эдвард Каллен. Аро ждет тебя, - пропела красавица и с едва заметным кивком головы обратилась верзиле: - Феликс?
Феликс встал позади меня, а красавица, не оборачиваясь, направилась к замку.
- Вообще-то, стоило бы тебе завязать глаза, - произнесла она, а я едва мог вникнуть в смысл сказанных ею слов, таким чарующим показался мне ее голос. – Но Аро считает, что это лишнее. Аро считает тебя своим гостем. Похоже, ты важная птица, Эдвард Каллен?
- Всего лишь сын его старого знакомого, - уклончиво ответил я. Под прицелом взгляда Феликса мне было не по себе. Если я такая уж важная птица, зачем же такой усиленный конвой?
Миновав несколько коридоров и дверей, которые моей спутнице приходилось открывать ключами, мы оказались в низком сводчатом зале. Стены зала были сделаны из грубого камня, вдоль стен стояли каменные скамьи. Зал был похож на приемную. в который вели сразу несколько дверей. Красавица и гигант Феликс скрылись за одной из них.
Я остался один и оглянулся. В сводчатом низком потолке было несколько отверстий, сквозь которые сочился тусклый рассеянный свет, который проникал сюда, несомненно, из освещенного помещения. В стенах были закреплены факелы, которые сейчас были потушены, но копоть над ними говорила о том, что потушены они бывают не всегда. Все помещение было пропитано театральной жутью – антураж средневекового замка здесь тщательно поддерживался, и ни одна деталь не намекала на то, что за стенами этого места – двадцать первый век: ни скрытой электропроводки, ни сигнализации, ни забытой шариковой ручки или туристического флаера… Забавно. Абсолютно стерильное средневековое подземелье. Похоже, Вольтури серьезно относятся к туристическому бизнесу.
Вдруг одна из дверей с едва слышимым скрипом отворилась (какая жалость, я не заметил, какая именно, кажется, одна из двух в восточной стене приемной), и в комнату вошел некто, театрально закутанный в черный шелковый плащ. Я узнал его моментально: это был Аро, вампир из воспоминаний Карлайла. Он совсем не изменился за прошедшее столетие, он был точно таким, каким его помнил Карлайл: по отдельности черты его лица были совершенными…. Его кожа была прозрачно-белой, подобно луковой кожице, она смотрелась такой же тонкой.… Его глаза были красными, как у всех, … но цвет был омрачен молочной пеленой….( С.Майер, Новолуние, гл. 21)- Здравствуй, Эдвард, - поприветствовал он меня своим певучим высоким голосом.
- Здравствуй, Аро, - я почтительно склонил голову.
Аро заглянул мне в глаза и покачал головой:
- Я удовлетворен успехом Карлайла и удивлен тем, что … мне нравится его успех на том пути, который он выбрал. Я ожидал, что его решимость пройдет, со временем ослабится. Я смеялся над его планом найти других, которые разделят его нестандартные взгляды. Все же, так или иначе, я счастлив, что ошибался ( С.Майер, Новолуние, гл. 21), - проговорил Аро, протягивая мне руку.
«Что ж, возможно, ты, мальчик, будешь разумнее», - мелькнула в его голове мысль, противоположная его словам.
Я сдержал ухмылку, но не ответить на протянутую мне руку не мог.
Едва моя рука коснулась его бумажной кожи, как я услышал свои мысли в его голове. Аро ухмыльнулся, прочитав в моем мозгу свою последнюю мысль. Я ожидал чего-то подобного, но… Но то, что происходило, превзошло все мои ожидания: все тайны, вольно или невольно доверенные мне когда-то, все мои мысли и желания – все было доступным Аро. Я видел в его мыслях всю свою семью. Но самое ужасное – я видел в его мыслях Беллу.
- Кто это – Белла Свон? – мутные глаза Аро прищурились. – Ты оставил ее в живых?
- Да, Аро, - ответил я.
- Почему? Ты же знаешь правила! – строго спросил Аро.
- Она… - я запнулся, подбирая нужные слова, и понимая, что никакие слова не скроют от Аро правду. – Она выбрала другую судьбу. И теперь под защитой другого клана.
- Оборотни? Я не думал, что эти легенды – правда, – задумчиво пропел Аро. - И тем не менее. Ты нарушил закон.
- Да, Аро, - сейчас я был гораздо ближе к смерти, чем планировал.
Аро выпустил мою руку.
- Что ж, Эдвард, - проговорил он своим медовым голосом, - ты хочешь быть полезен нам?
Я кивнул.
- Я подумаю об этом, - он развернулся, чтобы уйти.
Проклятье! Белла снова была в опасности из-за меня. Теперь я не мог выпустить ситуацию из-под контроля, но мертвый я ничем не смог бы ей помочь.
- Аро! - окликнул я его. – Девушка ни в чем не виновата. Она будет молчать. Пожалуйста, не трогай ее!
- И об этом я тоже подумаю, - не оборачиваясь, на ходу проговорил Аро. «Вот твое слабое место, мальчик!» - была его последняя мысль, прежде чем он скрылся за дверью.
Я опустился на пол и в отчаянии обхватил голову. Я сбегал в Вольтерру, чтобы перестать думать о Белле. А надо было сделать все наоборот: сначала перестать думать о Белле, а потом уже появляться в Вольтерре.