Утро я встретила хмурой и раздраженной. Как и следовало ожидать, Эдвард сбежал из моей постели на самом интересном месте. Не отношу себя к излишне озабоченным пикантными утехами особам, но так жить нельзя!
Когда я проснулась, Эдвард сидел в кресле в углу комнаты, которая когда-то была тюрьмой, а теперь стала моим пристанищем, и пытливо смотрел на меня золотистыми омутами своих удивительных глаз.
Мне хотелось пронзить его тысячей ядовитых слов, но вид Каллена был столь скорбным, что колкости застряли у меня в горле. Я оперлась на руку и принялась изучать его в ответ. Не стесняясь, откровенно любовалась лицом и телом. Возбуждающе-недоступными. Совершенными.
Как долго мы вот так ласкали друг друга взглядами – неизвестно. Пока глаза были заняты, в голове крутились одни и те же вопросы: какие у нас отношения? что ждет нас в будущем? есть ли оно у нас – будущее?
- Тебе нужно уехать, - мои слова в тишине дома, затерянного в лесной глуши, прозвучали невыносимо громко.
- Да, - глухо ответил он. – Но я все продумал. Ты дождешься меня здесь, в нашем доме. Тут тебя никто не тронет. Эсми уже закупила продуктов, тебе хватит их на несколько дней. Элис оставила в шкафу много своих вещей и настаивает на том, чтобы ты их перемеряла и взяла все, что тебе понравится. А я вернусь, очень скоро.
- И что дальше? – шепнула я, скорее себе, чем ему.
- Я помогу тебе, купишь дом, найдешь работу. Будешь заниматься тем, что любишь. А я буду рядом.
- Эдвард, но мы же все равно не сможем быть вместе, - слова давались мне непросто, но я была полна решимости проговорить вслух все, что засело где-то около сердца.
- Почему же? Тебе не обязательно становиться вампиром, я просто могу быть неподалеку.
- Даже тогда, когда я не смогу обходиться без инвалидного кресла и стану забывать, где живу? – хохотнула я.
- Почему нет?
- Потому что это извращение, Эдвард. Найди себе симпатичную вампиршу, заведите семью…
- Белла, ты очень дорога мне. Пожалуй, я даже… наверное, люблю тебя, - пробормотал Каллен, почему-то потупив глаза.
Я поперхнулась словами, которые собиралась произнести, и закашлялась. Рукой остановила Эдварда, который, кажется, хотел похлопать меня по спине, и через минуту-другую пришла в себя.
- Прости, пока не знаю, что сказать тебе в ответ, - прохрипела я, усаживаясь на кровати и притягивая колени к подбородку.
Отлично, Изабелла. Теперь тебя угораздило влюбить в себя вампира. Да, симпатичного. Да, порядочного до зубовного скрежета. Да, вегетарианца. Но вампира же!
С другой стороны, что поделать, если с нормальными парнями в стране напряженно. Впрочем, возможно, эти самые нормальные парни и крутились около меня, но после некоторых событий в жизни только Каллену удалось пробить мою броню…
- А я и не тороплю тебя, - произнес Эдвард, поднимая на меня взгляд.
- Конечно, у тебя-то время точно есть, - горько усмехнулась я.
Беда в том, что внутри меня до сих пор нет однозначного определения для тех чувств, которые я испытываю к Каллену. А что, если это просто физическая тяга? Или некий подвид стокгольмского синдрома? Или еще какое-нибудь психологическое расстройство…
- Просто дождись меня, мы все обсудим. Я уйду, если ты скажешь. Но только после того, как буду уверен, что у тебя все налаживается, - его голос был сдавленным. А я и вовсе не могла произнести ни слова. Плохо мне даются откровения. Невыносимо больно выворачивать себя наизнанку. Но и спасительный юмор здесь был бы категорически не к месту.
- Окей, дождусь, - выдохнула я, не зная, что еще сказать.
- Отлично, - лицо Каллена озарила улыбка.
- А теперь дай мне одеться, - буркнула я, скрывая неловкость.
Эдвард покорно вышел из комнаты, а я забралась в горячий душ, пытаясь побороть с его помощью озноб, колотивший меня изнутри. Пришло время принимать решения. Обычно эта необходимость не вызывала у меня особого протеста. Но не сейчас. Обнуление. Именно оно вызывало потребность решать, как именно зарабатывать первые баллы. И желательно все же в плюс, а не в минус.
Когда я, погруженная в свои мысли, со скоростью черепахи выбралась из душа, оделась, расчесалась и добрела до гостиной, там меня уже поджидала Эсми с завтраком. Пользуясь своей сверхъестественной скоростью, семья успела собраться. В просторной прихожей стояли чемоданы и несколько коробок.
- Вы уезжаете уже сегодня? – и с чего бы это сердце кольнула тоска?
- Да, решили не откладывать, - ответил Карлайл. - У нас есть еще три дома в разных городах США. В один из них и переедем, в тех местах мы еще не бывали.
- А как же ваша работа?
- Вчера уволился. Уверен, что и на новом месте не останусь без работы. С моей-то квалификацией.
- А вы опять пойдете в школу? – улыбнулась я, обращаясь к остальным.
- Мы с Эмметом вначале отправимся в очередной медовый месяц, давно хотела снова побывать в Ирландии, - неожиданно тепло произнесла Розали. А здоровяк Эммет привлек ее к себе за талию и поцеловал в макушку.
- Изабелла, пользуйся здесь всем, что тебе необходимо, - обняла меня Эсми. – Мы оставляем в доме почти все. Возможно, когда-нибудь вернемся…
- Лет через сто, - с улыбкой произнес Джаспер.
Я вздрогнула. Лет через сто меня уже точно не будет. Если, конечно, я не хочу побить мировой рекорд долгожительства. Но, пожалуй, с моим образом жизни мне это не светит.
- Мне будет вас не хватать, - искренне произнесла я. Успела все-таки привыкнуть к этим маньякам, как не крути.
- Не стоит так пессимистично, Белла, - обхватил меня за плечи руками Карлайл. – Уверен, мы еще увидимся. Наш дом всегда открыт для тебя. Где бы он не находился.
- Договорились, - ответила я, не очень-то веря в его слова. Впрочем, чем черт не шутит… С моей непредсказуемой жизнью вряд ли я могу строить хоть сколько-нибудь достоверные планы на будущее.

Пока остальные бодро растаскивали чемоданы по машинам и носились по дому в поисках забытых вещей, я отправилась в лес прогуляться. Нога за ночь болеть, к счастью, перестала, и ничто не мешало мне наслаждаться прогулкой среди влажных деревьев. Эдвард, разумеется, увязался следом, побоявшись, что я непременно найду единственную на весь лес волчью яму или одинокий медвежий капкан и угожу в них.
Мне отчего-то было грустно и тяжело на душе. Заканчивается еще один отрезок моей жизни, не самый лучший, конечно, но и совсем провальным не назовешь. А что впереди? Кто знает…
- Не гуляй по лесу, пока меня не будет, ладно? – произнес Эдвард, который до того тихо шел рядом, не мешая думать.
- Почему это?
- Мало ли. Лучше не нужно, - очень понятно ответил Каллен.
- Боишься, что встречу мускулистых индейцев? – развеселилась я.
Он скрипнул зубами и промолчал. А я поняла, что попала в точку. Ревнует? Эта мысль меня раззадорила.
- Не бойся, хоть тебе и не интересно мое тело, отдавать его первому встречному я не собираюсь, - успокаивающе отметила я.
В следующую секунду Эдвард обхватил меня за талию и развернул к себе.
- Ты ничего не понимаешь. Я бы прямо здесь… - он оборвал сам себя, но я поняла, что имелось в виду. – Но если ты забеременеешь от меня, то погибнешь.
- А средства контрацепции вампирам неизвестны? – от такого напора у меня сбилось дыхание.
- Боюсь, они бессильны против… - Эдвард вновь не договорил, а я отчего-то покраснела до кончиков ушей от таких откровенностей. – В любом случае, экспериментировать на тебе я не собираюсь.
Нет, погибать в данный конкретный отрезок жизни мне определенно не хочется. Но что же за несправедливость такая, а? Даже слезы на глаза навернулись. Однако воли им я не дала, решительно развернувшись и направившись обратно к дому.

И вот я уже одна в огромном доме Калленов. Эдвард поцеловал меня напоследок и попросил провести два-три дня, не покидая дом. Такой себе подвид домашнего ареста. Довольно комфортного, впрочем, учитывая полный холодильник еды, плазменный телевизор и даже спутниковый интернет. Ноутбук, заботливо забытый кем-то из семейства на тумбочке, прилагался.
Рискуя заблудиться до скончания веков в лабиринтах особняка, я все же отправилась на разведку в гардеробную Элис, поскольку две пары джинсов и пара блузок из первого попавшегося супермаркета не удовлетворяли даже мой непритязательный вкус. И, к тому же, рисковали вылинять от первой же стирки до состояния половой тряпки.
Преодолевая топографический кретинизм, я с успехом добралась до одежного зала. И, не удержавшись, присвистнула. Боюсь, увидев такой выбор одежды, от жестокой зависти могла бы скончаться любая среднестатистическая супруга миллионера. Элис – точно маньячка. Но мне это было на руку. Несмотря на то, что у нас слегка не совпадали размеры, среди всего этого радужного многообразия я смогла подобрать себе пару комплектов одежды на каждый день. «Недели моды в Форксе. Лесной шик. Осень-зима», - пробормотала я, крутясь перед зеркалом. Заниматься такой ерундой я могла только от отупляющего безделья, которое свалилось на меня.
Потом от скуки поела и завалилась на диван перед телевизором. Я уже успела позабыть, когда в последний раз смотрела развлекательные шоу. Еще и смеясь при этом. Ужас.
К вечеру я с удивлением обнаружила, что еще не впала в истерику от вынужденных одиночества и бездеятельности. А ведь еще месяц-другой назад уже на стенку лезла бы.
Все-таки я изменилась. Сильнее, чем могло показаться на первый взгляд. Эдвард сломал ледяную стену, которую я выстроила в застенках своего внутреннего мира. И я стала сильнее.
Эдвард… Как только я вспоминала о нем, сердце сжималось, пропуская удар-другой. В отсутствии его манящего запаха и притягательного тела мне думалось легче. И с каждым часом я все отчетливее понимала, что общего будущего у нас нет. Нет и быть не может. И что разорвать эти сюрреалистические узы необходимо как можно быстрее. Иначе потом будет еще больнее.
Он решил, что влюблен в меня. Но вряд ли это любовь, скорее, влюбленность. Наверняка за сотню-то лет он встречал и кого-то поинтереснее да покрасивее меня. И встретит еще. А мне нужно жить дальше. Тоже найти себе кого-нибудь.
Следующим утром я сидела в кухне и завтракала чем-то, все равно не чувствуя вкуса. Глаза смотрели за окно, а мысли метались всполошенной стайкой колибри. Красочный бесцельный хоровод.
Что будет, когда он вернется? Смогу ли я потом выбраться из тупика наших странных отношений? Сможет ли уйти он? Или мы так и будем год за годом бродить по кругу, как ослики по цирковой арене? Без будущего, без надежд, без физической близости, в конце концов… Тошно.
Неожиданно в окне мелькнула какая-то тень, которую я смогла заметить лишь краем глаза. С такой скоростью могут носиться только вампиры. Неужели вернулись? Я бросила вилку и выбежала на крыльцо. В нескольких метрах от меня сидел здоровенный рыжий волк. Джейкоб, я узнала его.
Сидел и смотрел на меня грустными человеческими глазами.
- Чего тебе, собачка? – грустно пошутила я.
Волк в ответ свесил на бок язык, словно усмехаясь.
- В дом не позову, ты в дверь не пролезешь, - сообщила я пришельцу. – Хочешь поболтать – перевоплощайся.
С этими словами я захлопнула дверь, не став запирать ее на замок, и вернулась в кухню. Пожалуй, я была даже рада гостям. Нужно с кем-то поговорить. А не то такими темпами я бы быстро довела себя мыслительным процессом до истерики.
Спустя коротких тридцать секунд в кухню вошел Джейк. Он смешно втягивал носом воздух и морщился, как от ужасной вони.
- Ну и несет тут, - буркнул он недовольно.
- Чем это?
- Вампирским отродьем, - фыркнул индеец. – Может, на улице поговорим?
- Там дождь, - сообщила я. – Есть желание пообщаться – садись здесь.
Я гостеприимно указала ему на свободный стул. Боюсь, Эдвард бы меня за это прибил на месте. Но его же все равно нет…
Преодолевая отвращение, Джейк сел на краешек стула и зажал все-таки нос пальцами.
- Они смылись все, да? – прогундосил он. А я расхохоталась – до того нелепо это прозвучало.
- Раз ты явился сюда, то и сам догадался, правда?
- Мы видели их машины, выезжающие из Форкса. Сэм послал узнать, на самом ли деле все уехали.
- Вам привалило счастье, ребята, уехали все, - с непроизвольным вздохом доложила я.
- А ты чего здесь?
- Жду возвращения одного из них, потом уеду. С ним вместе, - договорив эти слова, я поняла, насколько неправильно они звучат.
- То есть не все уехали, - огорченно выдохнул Джейк и разжал большой и указательный пальцы. Тут же вновь поморщился и подскочил со стула.
- Жду тебя на улице, - крикнул он уже из прихожей.
Черт, ну что же так сложно все у моих мифических приятелей!
Набросив куртку, я снова вышла на крыльцо. Джейк сидел прямо на сырой земле и глубоко дышал.
- Извини, действительно не могу, воняет, - слегка виновато произнес он.
- Понимаю, - я присела на крыльцо, постаравшись остаться под козырьком, чтобы дождь не забирался за пазуху.
- Изи, зачем они тебе? – вдруг серьезно спросил он.
- Не знаю, - честно ответила я.
- Ты же не собираешься становиться такой, как они?
- Нет.
- Тогда беги отсюда, пользуясь случаем! – горячо воскликнул Джейк.
- Пешком через лес? Один раз пробовала, чуть не околела.
- Могу отвезти тебя в Форкс. Или даже в Порт-Анджелес. У меня есть отличный пикап. Ну, как отличный… Но есть же!
Я задумалась. Вот она – возможность покинуть Форкс, пока не вернулся Эдвард. Так будет лучше, я чувствовала. Но если не решусь прямо сейчас – не решусь никогда. Подскочив с сырого крыльца, я крикнула Джейку:
- Гони пикап!
И побежала собираться. Прямо сейчас, сию секунду. Пока мой здравый смысл не был сломлен.
Сборы не заняли много времени. Из одежды – только то, что на мне, и сумка с документами и кредитками. Больше ничего и не нужно. Выйдя из дома, я аккуратно закрыла его на ключ и положила его на полочку над дверью. Думаю, догадаются. Или по запаху поймут.
В последнюю секунду импульсивно достала из сумочки клочок бумаги и написала записку Эдварду. Все.
Через секунду послышался рев. Обернувшись, я увидела, как к дому подъезжает «отличный» пикап Джейка. Грязно-красного цвета, ржавый и тарахтящий с громкостью сверхзвукового самолета. Великолепно.
Но в сущности – какая разница. Я запрыгнула в это чудо раннего американского автопрома.
- Это все твои вещи? – удивился мой шофер, одетый по-прежнему лишь в старые джинсовые шорты.
- Ага. Поехали уже, - не очень вежливо буркнула я. Было не до сантиментов. Я чувствовала, что в любую секунду могу передумать, а значит – прочь отсюда. Немедленно.
Джейк надавил на газ – и пикап, рискуя развалиться на ходу, довольно бодро, как для автомобиля его возраста, покатил вперед.
- Куда?
- В Порт-Анджелес, в аэропорт, раз ты уже предложил.
Джейк кивнул и вырулил на шоссе.
Я знала, куда отправлюсь. В Сиэтле меня больше ничего не держит. Я буду искать свое новое будущее в новом городе. Так будет правильно.