Я отчаянно старалась не проваливаться в сон, а уж тем более не потерять свое многострадальное сознание. Мне нужно было многое разузнать у Джаспера, в том числе, куда запропастился Эдвард.
«Адвокат» привез меня домой. Зайдя в прихожую, я вцепилась пальцами в косяк и застонала. В гостиной опять все было перевернуто вверх дном! И когда они уже угомонятся?!
- Ого, - Джаспер, вошедший следом, присвистнул. – Ты не любишь уборку?
- Еще один шутник нашелся, - прошипела я. Злость придала мне сил, и я отправилась наверх, чтобы переодеться и принять душ. В спальне тоже царил хаос. Зато я без лишних проблем нашла в куче вывернутой из шкафа одежды джинсы и майку.
Вид у меня, конечно, был тот еще: очередные начинающие синеть отпечатки пальцев на шее, ободранный локоть, зеленоватого цвета лицо. Нет, правда, мне интересно: когда это закончится уже? У меня такое ощущение, что весь мир ополчился против меня. Человеческий мир. К миру сверхъестественного претензий не было.
После душа я почувствовала себя, как всегда, значительно бодрее, хотя глаза то и дело подло норовили закрыться.
Спустившись вниз, я устроилась с чашкой кофе на диване, а Джаспер с любопытством бродил по дому, изящно переступая через разбросанные вещи.
- А у тебя миленько. Наверное, - заявил он, закончив экскурсию. – Но ремонт и уборка не помешали бы.
- Может, займешься? - засмеялась я, вспоминая Эдварда с пылесосом.
- Нет, это не мое, - заявил Джаспер и сел рядом. – Да и в бардаке есть своя прелесть. Такой себе, - он поэтично взмахнул рукой, - абстракционизм!
- А ты хорошо справился с ролью адвоката.
- Спасибо, это был мой дебют, - улыбающийся Джас нравился мне гораздо больше хмурого буки, которого я помнила по визиту в Форкс.
- Послушай, Джаспер, я знаю, что не нравлюсь тебе, и мне жаль, что…
- Изи, брось, - оборвал меня Хейл. – Ты не нравилась мне, когда собиралась сделать нашу жизнь всенародным достоянием. А так ты ничего. Да и Эдвард беспокоится о тебе. Мне не трудно ему помочь, ну, и тебе тоже заодно. К тому же, для нашей семьи ты уже как родная, учитывая, сколько о нас знаешь, не дать же нам сгнить тебе в тюрьме.
Где-то под диваном заорал мой мобильный. Надо же, не украли при обыске, если этот беспредел можно так назвать. Нашарив телефон рукой, я раскрыла его и тут же услышала возбужденный голос отца:
- Белла, что же ты трубку не берешь?! Ты в порядке?
- Да, папа, все хорошо. Прости, поставила телефон на беззвучный режим и забыла.
- Что у вас там творится? Я слышал, что посадили шефа полиции, и ты оказала живейшую помощь правосудию фотографиями и видео? О тебе в новостях говорили! У тебя точно все хорошо?
- Все отлично, - нарочито бодро отрапортовала я. – Давай я тебе завтра перезвоню и расскажу подробнее? А то сейчас занята немного.
- Конечно, Беллз. Не пропадай, - чуть укоризненно произнес Чарли. Нужно выбрать время и его навестить…
- А ты все-таки странная, - выдал Джаспер. – Не понимаю, почему на тебе спотыкаются все наши способности.
- Имеешь в виду, что у меня мозги набекрень?
- Ха! Да, пожалуй, это отличная теория, - хохотнул он.
- Джас, а где Эдвард?
- Пытается украсть кое-что и при этом не спалиться.
- Оу, и что же?
- Сам расскажет, когда вернется.
- Послушай, Джаспер… Тут Эммет обмолвился, что у вас какие-то проблемы с соседями. Что случилось? – я вяло ворочала языком, изо всех сил стараясь не отключиться.
- Ах, это… Ну да, - Джаспер замялся, словно раздумывая, стоит ли мне рассказывать.
- Судя по твоему лицу, есть два варианта. Или это такая страшная тайна, что вы даже мне не можете ее поведать, а это странно, ведь я почти все о вас знаю. Или же в этих проблемах виновата я, а в таком случае точно должна знать все.
- А в логике тебе не откажешь, - он был серьезен. – Да, отчасти это из-за тебя, хоть ты не виновата. Но… Кстати, ты могла бы нам помочь.
- С удовольствием, Джаспер. Только скажи, чем.
- М-м. Думаю, лучше вначале обсудить это с Эдвардом. Он как-то очень уж рьяно печется о твоей безопасности.
- Угу, я заметила. А, может, расскажешь все-таки?
Джаспер помотал белокурой головой.
- Не-а. Нарываться на взбешенного Эда я не хочу.
- Что, поколотить может? – с фальшивым сочувствием спросила я.
- Я сам кого хочешь поколочу, - грустно ухмыльнулся Джас. – Не в этом дело…
Очень хотелось дослушать, в чем же дело, но мозг все же сделал мне подставу и отключился в самый неподходящий момент. Засыпая, я почувствовала, как холодные руки Джаспера достали из моих рук чашку…
Проснулась я в темноте и долго не могла сообразить, где нахожусь и какое время суток. Нащупав рукой спинку дивана, я убедилась, что все еще в гостиной, заботливо накрытая пледом.
Я щелкнула выключателем торшера и заморгала, пытаясь прийти в себя.
- Привет, - прошелестел знакомый голос. Эдвард присел рядом на корточки, а я откинулась на подушку от захлестнувшего меня облегчения. Какая подозрительная реакция…
- Ты в порядке? – обеспокоенно осведомился Каллен. Я кивнула, чувствуя, как к глазам подступают слезы.
- Спасибо, - прошептала я, смаргивая капли с ресниц.
Для меня никто никогда не делал ничего подобного. Если бы не он, то сидеть мне сейчас за решеткой. И еще неизвестно, что сотворили бы со мной те двое…
Гладкая рука провела по щеке, стирая с нее влагу.
- Тише. Все будет хорошо.
Что-то мне уже не верится. Я чувствовала себя бесконечно уставшей и измотанной. Замкнутый круг. И я бегу по нему, все время возвращаясь на одно и то же место. А теперь еще впереди маячит перспектива тюрьмы.
Ладно, черт с ним, разберемся. Я медленно встала, нужно хотя бы поесть, а то совсем обессилею.
- Который час?
- Семь вечера, - ответил Эдвард. – И куда ты собралась?
- Завтракать.
- А где Джаспер? – спросила я, совершая ознакомительную экскурсию по холодильнику.
- Уехал домой. А почему ты не спрашиваешь меня, где я был и что добыл? – удивленно спросил Эдвард.
Я пожала плечами.
- Послушай, ты определенно нездорова, раз не задаешь тысячу вопросов в секунду, - озаботился Эдвард. – Что они с тобой сделали?
Не дождавшись моего ответа, Каллен подошел, обхватил меня руками за плечи и заставил посмотреть ему в глаза.
- Белла, ты плохо выглядишь. Они… Что именно они тебе сделали? – его бархатный голос звенел от напряжения. Он сейчас надумает себе невесть чего.
- Ничего такого, Эдвард. Просто устала.
- Хорошо, что там был Джаспер. Я мог бы убить их за это, - Эдвард легко коснулся прохладными пальцами свежих отметин на шее. От его близости, от аромата его кожи я задышала чаще.
- Тебе нужно поесть, - он отстранился и с интересом заглянул в холодильник, слегка сморщив нос.
- Расскажи лучше о своих успехах, - я достала масло и сыр, собираясь сделать пару бутербродов. Каллен предупредительно включил чайник и сел за стол.
- Теперь им не за что тебя посадить. Вещественные доказательства твоих несуществующих преступлений покоятся на дне озера, - тоном профессионального лектора отчитался Эдвард. – Да, пистолетом пришлось пожертвовать, он тоже утонул. Но теперь в их архиве хранится твое заявление о том, что его украли, датированное еще прошлым годом.
- И как тебе это удалось? – выдохнула я, резко разворачиваясь к нему с ножом в руке.
- Ловкость рук, - улыбнулся Каллен.
- А видеокамеры в участке?
- Наш Джаспер немного хакер, он научил меня кое-каким приемам, - усмехнулся мой персональный спасатель. – Думаю, тебе не стоит знать подробности. В тебе и так слишком много лишней информации.
- Ага, скоро она в могилу меня сведет, - буркнула я, хотя лицо уже расплывалось в улыбке. – Так что с судом?
- Суда не будет из-за отсутствия доказательной базы. Ты можешь смело заявлять, что никакого порошка не было, полицейским показалось. А пистолет у тебя вообще украли очень давно. Джаспер сказал, что все закончится, не начавшись. Но на самый крайний случай …мм… у меня есть еще кое-что.
- Но, боюсь, они все равно тебя не оставят в покое, - Эдвард озвучил мысль, шипом засевшую у меня в голове еще с сегодняшней ночи. Разумеется, не оставят. Они придумают еще что-нибудь, но все равно отомстят
- Эти двое заместителей Фогга считают, что у меня есть компромат на них. Думаю, они попытаются еще до суда заставить меня отдать им несуществующие материалы.
- Пусть пытаются, в ближайшее время я никуда не собираюсь, - сердито заявил Каллен.
Вот именно, в ближайшее время. Но как долго я могу пользоваться вампирской охраной? Без поддержки редакции, которая прикрывает своих журналистов, мои шансы остаться в целости и сохранности и вовсе были призрачными. Единственный вариант… Уехать из Сиэтла? Мысль больно кольнула в сердце, хотя разум и подсказывал – это единственно возможный выход, если я хочу сохранить голову на плечах.
- Эдвард, Джаспер сказал, что вам может понадобиться моя помощь в войне с таинственными соседями, - произнесла я, стряхивая с себя наваждение дурных мыслей. – И что ты сам посвятишь меня в подробности.
- У Джаса язык без костей, - буркнул он.
- И все-таки? – я вопросительно посмотрела на него. – Я хочу помочь, если это в моих силах.
- Белла, давай обсудим это позже, когда тебя окончательно оправдают.
- Ладно, но учти, я все равно добьюсь правды!
- О, в этом я не сомневаюсь, - ухмыльнулся Каллен. – Ты ешь давай, а я пойду уничтожу последствия…
Он не договорил и умчался. Я, поедая бутерброды с чаем, расположилась так, чтобы второй раз в жизни с удобством наблюдать за уборкой в исполнении вампира. Несколько минут – и гостиная сияла чистотой. Вот, правда, вещей у меня с каждым разом становится все меньше и меньше. Но и к лучшему, кому нужен весь этот хлам.
Эдвард успел метнуться в спальню и сложить мои вещи обратно в шкаф. Я восприняла это как должное. Хочет убирать – пусть убирает! У меня в доме демократия, никакого давления на личность!
- Послушай, а ведь вампиры могли бы с легкостью сделать карьеру в любой области, - сообщила я Каллену, когда он вернулся в кухню. – Разве что президентом быть неудобно, придется регулярно давиться на публике человеческой едой.
- Мы стараемся вести закрытый образ жизни, - серьезно ответил он. – Да и солнце, знаешь ли, мешает.
- Ну, сияете вы даже красиво, - задумчиво произнесла я. – А что, президент-вампир – это мысль… Только выбирать лучше не на пять лет, а на пять веков…
- Белла, по-моему, ты бредишь, иди-ка лучше спать, - с ухмылкой заявил Каллен.
- Да? – на самом деле, в ясности своего ума я сейчас была не вполне уверена. Поэтому послушалась его совета, совершенно не боясь, что ночью кто-нибудь ворвется в дом. Пусть врывается, если жизнь не дорога.
Утро началось со звонка мобильного. По голосу я узнала отморозка, который чуть было не позволил нервному «ежику» задушить меня.
- Изабелла, не вздумай обнародовать свои материалы, я предупреждаю в последний раз. В противном случае не доживешь до своего освобождения из тюрьмы, - он угрожал вкрадчиво и тихо.
Не дослушав, я захлопнула телефон. Объяснять им что-либо все равно бесполезно. Пусть боятся меня, если им так нравится.
Первое слушание суда, которое, как обещал Джаспер, должно стать и последним, было назначено на послезавтра. Эти два дня мы с Эдвардом провели довольно приятно, в основном, за разговорами. Ах, да, еще сходили прогуляться по окрестностям, воспользовавшись днем без дождя. Одну меня телохранитель, разумеется, не отпустил, опасаясь, видимо, что под каждым кустом может прятаться кучка головорезов.
С поцелуями мы больше друг к другу не приставали. Хотя мне порой и хотелось, ведь запах Эдварда действовал на мой организм самым причудливым образом, заставляя терять голову и здравый смысл. Но после предыдущих наших поцелуев мне угрожали то пьяный Роб, то тюрьма. Может, плохая примета?
Если же говорить начистоту, то причиной моей сдержанности было твердое убеждение не приставать больше к вампиру, пока он сам не начнет. Второго облома я не переживу. Был и еще один фактор, мешавший дать губам волю, - непонимание сути наших отношений. Происходившее между нами и отношениями назвать нельзя было. У меня – подозрительная тяга к его телу, у него – восхитительная заботливость. Я хочу вампира, а он хочет не дать меня убить. Остросюжетная мелодрама «Любовь и кровь». Смотрите во всех кинотеатрах США!
Когда эта мысль пришла мне в голову, я с трудом подавила смешок. Эдвард, сидевший напротив, посмотрел вопросительно. Вечером накануне судного дня мы засели в гостиной, беседуя о литературе и других высоких материях. Одень меня в платье с кружевами, а его - в сюртук, добавь свечей - и получится классический вечер в стиле девятнадцатого века в какой-нибудь старой Англии. Господи, какая чушь лезет в голову! Хотя почему чушь… Благородное лицо Каллена вполне подошло бы под тот антураж. Залюбовавшись его тонкими чертами, я перевела взгляд ниже, потом еще ниже… И опять почувствовала возбуждение. Черт!
- Эдвард, меня к тебе тянет, - я выпалила то, что давно крутилось в уме.
- Меня к тебе тоже, - он в ответ почему-то радостно заулыбался.
- И чему ты радуешься?
- Приятно, если чувства взаимны, - продолжал улыбаться мерзавец.
- Какие чувства, Эдвард?! – я соскочила с дивана. – Мое тело в присутствии тебя сходит с ума. И мне кажется, что чем дольше ты рядом – тем сильнее. Это все твои вампирские штучки?
- Возможно, - он чуть помрачнел. – Красота точно оттуда.
- А ты не можешь как-то не делать этого? – я неопределенно взмахнула рукой, обозначая то самое «это», продолжая нервно расхаживать по комнате.
- Увы, я не властен над своей натурой, - вздохнул Каллен. – Но, может, это и к лучшему?
- Издеваешься? Да что между нами может быть, если ты вампир, который ко всему же по неясным пока мне причинам даже не может заняться… ну, ты понимаешь.
- Белла, сядь, пожалуйста, если хочешь поговорить серьезно, - спокойно произнес Эдвард, наблюдая за моей беготней.
Я рухнула в кресло и уставилась на него. Говорить серьезно мне не хотелось. Страшно. Но обсудить нужно, страусом быть не хочу и прятать голову не буду.
- Окей, давай серьезно, - произнесла я, утопая в золоте глаз.
- Так вот, - он чуть наклонился ко мне, - мне не хочется покидать тебя, и я уже не могу этого отрицать. Но вначале необходимо узнать, что по этому поводу думаешь ты.
- Эдвард, ты никогда не станешь человеком, а я не собираюсь становиться вампиром. И это проблема, - мой голос был ровным, но внутри все перевернулось. – У нас нет будущего.
- Я бы никогда не стал заставлять тебя становиться такой, как мы…
- Скажи, а какой выбор сделал бы ты, если бы тебе дали такую возможность?
- Я не знаю, Белла. Сейчас уже не знаю… - спустя несколько секунд задумчиво ответил Каллен.
- Ты приспособился к тому существованию, которое у тебя есть. И даже находишь в нем свои прелести. Но для меня они выглядят очень сомнительными… - я заговорила тихо и быстро, выплескивая наружу то, что давно сидело в мыслях. – Я хочу иметь возможность меняться. Чувствовать холод и радоваться теплу. Не хочу испытывать жажду и класть все силы на то, чтобы не съесть кого-нибудь ненароком. Хочу иметь право умереть, в конце концов…

- Впервые слышу от человека, что он хочет умереть, - горько усмехнулся Эдвард. – Обычно все грезят о бессмертии.
- Уверена, что не все, не ориентируйся на любовные романы, - я потерла рукой лоб, ощущая усталость. – Я не мечтаю о смерти, тем более, в ближайшее время. Но вечность пугает меня. И вообще я католичка, а в библии ничего о бессмертии для людей не сказано.
- Ты веришь в рай? – медленно уточнил Эдвард.
- Знаешь, в вампиров я раньше тоже не верила, - нервно засмеялась я. – Так что теперь ничего не могу исключать.
- Белла, думаю, у нас еще будет возможность провести парочку теологических диспутов, - улыбнулся Каллен. – А завтра суд, тебе лучше отдохнуть.
Он свернул разговор, а я не настояла на том, чтобы продолжить его.

Утром Эдвард отвез меня на место «казни», которая по плану должна была сорваться. Туда же приехал из Форкса Джаспер. Он вновь с успехом разыграл роль адвоката, заверив суд в том, что никакого белого порошка у меня в машине не было, а пистолет и вовсе украли уже давным-давно, о чем говорится в заявлении, покоящемся в полицейском архиве. Я тоже настаивала на том, что бравые молодцы надели мне наручники незаконно, потому что им что-то померещилось в темноте. Судья объявил перерыв на час, требуя предоставить вещественные доказательства, которых, разумеется, не обнаружилось.
Мои старые знакомые, подручные Фогга, сидели в зале. «Ежик» ужасно огорчился, что меня оправдали ввиду отсутствия состава преступления. А вот второй посмотрел на меня с кривой ухмылкой, показавшейся мне слегка самодовольной. Интуиция услужливо заверещала, предупреждая об опасности, но из здания суда мы вышли без проблем. Эдвард дожидался нас около машины на стоянке, не рискнув войти внутрь, чтобы не подержаться за горло тем, кто подержался за мое.
- Поздравляю, Изабелла, ты чиста перед обществом, - бодро пожал мне руку Джаспер и обернулся к Каллену. – Эдвард, думаю, нам все же стоит пригласить Изи в гости.
Он нахмурился, а я вмешалась.
- Да-да, я еду к вам в гости, прямо сегодня! Спасибо за приглашение, Джас, - я фыркнула в ответ за возмущенное бормотание Эдварда и забралась в машину «адвоката». Его автомобиль рванул вперед, «мерседес» Каллена пристроился сзади.
- Только вначале домой, ладно? А то с собой у меня только документы и пара кредиток, а хочется прихватить хотя бы зубную щетку, - попросила я Джаспера.
Всю дорогу меня мучили приступы тревоги, переходящие в легкую панику. И выяснилось, что не без оснований. Мой дом уже догорал, когда мы подъехали. Джаспер и Эдвард, резко остановив машины, стремительно выскочили из них. Я выбралась следом и замерла на несколько секунд, а затем опустилась на землю и молча наблюдала за тем, как языки пламени пожирают остатки моей прежней жизни. Я прожила в этом доме почти четыре года и была привязана не так к этим стенам, как к воспоминаниям, которые они хранили.
Совершенно резонно, что мои недруги решили уничтожить дом. Если они подозревали, что у меня были какие-либо материалы на них, которые не смогли найти при обыске несколько дней назад, то самое надежное – сжечь все улики дотла. И время выбрали удачное – точно знали, что никого дома не будет, поскольку время суда не являлось для них тайной.
Что же, в этом есть и плюс: теперь они должны отстать от меня, веря в то, что материалы уничтожены.
Мозг работал четко, но я не могла отвести глаз от красно-оранжевых сполохов, ощущая онемение, сковавшее все внутри.
Эдвард примчался первым. Он поднял меня с земли и прижал к себе.
- Прости, я должен был предусмотреть, - пробормотал он. – Их было трое, я понял по запаху. Уехали совсем недавно. Я постараюсь найти их.
Я выбралась из его рук, не в силах оторваться от вида огня.
- Это все уже неважно, - хрипло произнесла я.
- Я вызвал «911», - отчитался появившийся рядом Джаспер. – Изи, дом застрахован?
- Застрахован.
- Хорошо, пожарные уже едут. Я, пожалуй, не буду маячить у них на глазах, долго объясняться. Увидимся в Форксе, - откланялся Джас.
Когда рухнули балки, я вздрогнула. Вот и все.
Моя жизнь обнулилась.
После объяснений со спасателями и страховой я чувствовала себя измотанной. Хорошо хоть документы при себе остались, это значительно облегчило общение. Специалисты сразу предположили поджог и обещали передать дело в полицию. Мысль о том, что придется явиться туда в качестве свидетеля, меня, откровенно говоря, не обрадовала.
- Теперь у тебя нет другого выхода, кроме как пригласить меня в гости, - мрачно усмехнулась я, когда все разъехались, напоследок окидывая взглядом пепелище.
- Поехали, - Эдвард распахнул дверцу «мерседеса». По дороге мы заехали в супермаркет, где я купила одежду и зубную щетку.
Прикрывая глаза, я по-прежнему видела лишь вспышки пламени на темном фоне.
Но лить слезы бессмысленно.
Дорога до Форкса оказалась недолгой. И вот уже опять склонились над дорогой влажные еловые лапы.
Вот помогу Калленам в том, что им нужно – и начну какую-нибудь новую жизнь. Когда на табло ноль, даже легче: все новое идет в плюс.