Черт! Черт! Черт!
Как это могло получиться?! Почему чертов Эдвард не заметил, как мне в машину подбросили наркоту? Его идеальный нюх должен был уловить запах посторонних у моего дома! Кому это понадобилось? Фоггу или его подручным?
Вопросы метались в голове все вместе, не давая сосредоточиться. Спокойно. Я заставила себя глубоко вдохнуть и потерла пальцами виски. В конце концов, меня не в лес закапывать везут. По крайней мере, я на это искренне надеюсь.
Парни спереди весело перешучивались, словно меня и не было на заднем сидении. Спрашивать их о чем-либо бесполезно. Однако очнувшаяся от спячки интуиция подсказывала, что уже скоро я смогу поговорить с теми, кто все это затеял.
Горячая волна паники то и дело подступала к горлу, и я с огромным трудом сдерживала ее. Наручники, которые полицейские застегнули на моих запястьях перед тем, как засунуть в машину, холодили руки, усиливая чувство бессилия.
К счастью, дорога была недолгой. Машина затормозила у входа в полицейский участок, один из парней открыл дверцу и грубо вытащил меня за руку.
- Эй, нежнее, - огрызнулась я. Тот лишь усмехнулся и толкнул меня в сторону входа. У меня закралось подозрение, что насчет обращения со мной они тоже получили «сигнал».
Схватив меня за локоть, он провел меня внутрь и сдал там другому полицейскому, а тот затолкал в камеру, сняв предварительно наручники. Великолепно! Вот уж не ожидала, что мне доведется тут побывать.
Развернувшись, я обнаружила, что нахожусь за решеткой не одна. На скамейках сидело четыре женщины. Две из них – определенно проститутки, одна совсем молоденькая со следами слез на лице, вторая – бывалая, от нее так и веяло спокойствием и презрением к окружающей обстановке и всем нам.
Напротив сидела дама лет пятидесяти, хорошо одетая, очень растерянная и несчастная. Она обхватила голову руками и не двигалась. Рядом с ней была молодая женщина. На теле джинсы и футболка, на лице – спокойствие. Она окинула меня взглядом, ухмыльнулась и похлопала по скамье рядом с собой.
- У нас пополнение, - произнесла она. – Не стой, присаживайся.
Я приняла приглашение. И только сейчас обратила внимание, что сижу в домашних мягких тапках и вечернем платье, потому что не успела переодеться. И переобуться тоже. Комично.
- Давай знакомиться. Я Мэган. Можно Мэг.
- Изабелла, - пробормотала я. – Можно Изи.
- И что тебя привело в нашу теплую компанию? – усмехнулась она, потеребив пальцами неряшливо завязанный хвост из каштановых волос.
Я неопределенно пожала плечами, не собираясь вдаваться в подробности.
- Дай угадаю, - Мэган еще раз внимательно ощупала меня взглядом. – Судя по синякам на твоем теле, он тебя бьет. И что ты ему сделала? Убила сковородкой?
Выдав эту тираду, моя непрошенная собеседница зашлась смехом. Неплохая теория. Только вот попробуй убить вампира, детка.
- Вроде того, - улыбнулась я, не желая накалять обстановку.
- И правильно сделала, - одобрила Мэг. – Все мужики козлы, правда, девочки?
«Девочки» дружно кивнули. Точнее, две их них, дама продолжала сидеть, обхватив голову руками.
- А ты за что? – спросила я, просто чтобы поддержать разговор.
- Да кража из магазина, - махнула рукой она. – Не в первый раз.
Нашу милую беседу прервал полицейский.
- Мисс Свон, не желаете ли позвонить своему адвокату?
- Нет. У меня нет адвоката.
- Вы имеете право на один звонок, - настаивал полисмен. А я задумалась. И кому мне звонить? Адвоката у меня действительно нет, наш семейный поверенный, мистер Браговиц, скончался два года назад, а другим я как-то не обзавелась. Отцу? Нет. Это уж совсем крайний вариант, мне страшно представить, что с ним будет после моего звонка. Веронике? И чем она мне поможет… О Ричарде, который порой выручал меня из разных переделок, можно забыть. Эдвард? Но у меня даже нет его телефона. Если подумать, то в моей жизни остались только вампиры. Это было бы очень смешно, если бы не было так страшно.
- Нет, спасибо, - я помотала головой.
- В таком случае вам будет назначен общественный защитник, скоро вас вызовут на допрос, - добавил полицейский и ушел.
- О, не жди, что их «скоро» наступит раньше утра, - засмеялась Мэг. А женщина рядом с ней вдруг отчаянно зарыдала. Я кинулась к ней и присела на корточки рядом.
- Мэм, вам помочь? – она так горько плакала, что мне хотелось сделать хоть что-то.
- Я убийца, - всхлипывала дама. – Я убила его!
- Кого? – сочувствующе спросила я. Может быть, ей поможет возможность выговориться. Сквозь слезы и рыдания мне удалось разобрать, что она сбила человека. Причем, будучи за рулем в нетрезвом состоянии.
- Но раз его увезли на «скорой», возможно он жив, - я села рядом и погладила ее по голове.
- Думаете? – ее рыдания стали глуше.
- Конечно, - я старалась говорить максимально убедительно, хотя сердце отчаянно щемило. Да, она сама виновата, безусловно. Но как жить дальше, зная, что ты убил человека? Смешно. Мне подумалось, что, хоть я и таскала с собой пистолет, не уверена, что смогла бы воспользоваться им по прямому назначению. Даже убить последнего мерзавца, наверное, не смогла бы. Хотя, будь у меня оружие там, у кинотеатра, то… Не знаю. Черт, я просто очень хотела бы, чтобы этот сбитый парень остался жив.
- Скажи, а перед тем, как ты прихлопнула своего парня, вы в ресторан ходили, да? – весело спросила Мэг чуть позже, когда виновница ДТП успокоилась.
- Ага, - улыбнулась я. – Рыба была вкусная…
- Так ты что, действительно его прихлопнула? – расширила глаза моя собеседница, чуть отодвигаясь от меня.
- Его убьешь, - вздохнула я и чуть не рассмеялась, представив, как расколачиваю об каменную голову Каллена тарелку за тарелкой. А ему хоть бы что.
- Ну и ладно, - улыбнулась Мэг. – А проучить стоило. Да ничего, он приползет еще завтра и скажет, что без претензий, вот увидишь…
За разговорами остаток ночи пролетел незаметно, все равно о сне не могло быть и речи. За несколько часов «ночные бабочки» успели посвятить меня в тонкости своей профессии. А что, неплохая статья получилась бы…
Рано утром нас прервал лязг открывающейся решетки.
- Изабелла Свон, - позвал полицейский.
- О, да ты важная птица, что ли, раз тебя так быстро выдернули? - усмехнулась Мэг.
Боюсь, радоваться мне рановато. Холодок нехорошего предчувствия проник прямо в сердце, заставляя его быстрее разгонять кровь по венам.
- А наручники обязательно? - без надежды на успех спросила я у мужчины в форме.
- Такой порядок, - буркнул он и провел меня в конец коридора. За распахнутой дверью я увидела пустой пока кабинет. Стол и два стула – вот и вся обстановка. Здесь даже окон нет. Я начала чувствовать себя героиней третьесортного боевика. Для полноты ощущения классики жанра не хватало только тусклой лампочки на потолке. Сейчас по логике вещей здесь должны появиться хороший и плохой полицейский. Один будет на меня давить, а второй – уговаривать.
Я села на стул, поставила локти на стол и, зарывшись руками в волосы, принялась размышлять. Не скрою, внутри теплился огонек надежды, что Эдвард не развернется и не уедет в Форкс просто так, а сделает хоть что-нибудь. С другой стороны, я слабо представляла себе, чем он может мне помочь так, чтобы не выдать свою истинную сущность. Безусловно, если бы он захотел, то мог бы расшвырять полицейских еще у моего дома, как щенков, в разные стороны. Но убийство, как я успела уяснить, претит Калленам, несмотря на их природную жажду человеческой крови. А оставить парней в живых – было бы нехорошо с точки зрения конспирации. Да и если у моего дома обнаружились бы трупы полицейских или их избитые тела, или даже если бы они просто пропали без вести, не вернувшись с этого вызова, то мне пришлось бы уйти в бега до конца жизни. А как-то не хочется. Впрочем, за решетку, откровенно говоря, тоже не хочется. Поэтому я продолжала тихо надеяться, что Каллен включит свой вампирский мозг на полную мощность и что-нибудь придумает. Сейчас я была готова принять помощь даже от него. Впрочем, почему «даже»? Он уже не раз не на словах, а на деле доказывал, на что способен. Сплетать слова в красивые обманы мы все горазды, а вот сделать что-то… Я вздрогнула, подумав, что было бы, не явись он вовремя в тот вечер, когда Роберт слетел с катушек. А следом ощутила, как к щекам прилила кровь при воспоминаниях о вечере, когда я на него набросилась с поцелуями. Высокие отношения, мать их… Закрутить роман с вампиром – что может быть романтичнее? Брэм Стокер удавился бы от зависти, что не придумал сделать Дракулу вампиром-вегетарианцем, который красиво сияет в лучах солнца и помогает людям. Это свежо. Напиши кто-нибудь книгу о Калленах – сорвал бы куш. Из груди вырвался нервный смешок, типичная реакция на стресс.
В моих взъерошенных мозгах успела прокрутиться тысяча мыслей, пока распахнулась дверь, и вошел статный мужчина лет сорока пяти. Черный костюм, на голове – ежик из жестких седых волос, в его манере двигаться было что-то опасно-кошачье. Это не простой следователь. Следом за ним вошел и аккуратно запер за собой дверь второй мужчина – чуть старше и грузнее, одет проще, общий вид мягче. Наверное, он и будет играть роль хорошего следователя.
«Ежик» молча сел напротив и цепко впился в меня холодными зелеными глазами. Второй расположился рядом.
- Парни, а где мой адвокат? – я выпрямилась на стуле, чувствуя, что начинаю дрожать от холода в идиотском открытом платье, совершенно неуместном в этой обстановке.
- Обойдешься, - осклабился «плохой полицейский», давая понять, что правила игры соблюдать никто не намерен.
- Кто вы такие? – резко спросила я, давая понять, что намеки усвоены.
- Я – заместитель так нелюбимого тобой мистера Фогга, - ухмыльнулся «ежик». – Можешь называть меня для удобства мистер Смит.
- Надень темные очки – буду называть агентом Смитом, - в тон ему ответила я.
- Не хами, крошка, - нахмурился он. – А всего лишь правдиво ответь на несколько вопросов. И тогда… Тогда тебе будет лучше, поверь мне на слово.
- А где сам Фогг?
- О, он очень хотел пообщаться лично, но вчера вечером его, к сожалению, замели, - зло бросил недоделанный агент Смит.
Я заулыбалась. Одним меньше. Пока счет в мою пользу.
- Рано радоваться, крошка. Ты расскажешь мне, что у тебя еще есть на нас, а иначе, обещаю, тебе не поздоровится в тюрьме.
Судя по его «на нас», в связях с наркомафией был замешан не один шеф полиции… Эти двое – определенно тоже по уши в белом порошке. И они подозревают, что у меня есть материалы и на них. Увы… Впрочем, им знать об этом не обязательно. Тем более, в правду они все равно не поверят.
- Это вы подбросили мне наркоту? И когда? – без особой надежды на ответ спросила я.
- К сожалению, мы не успели помешать тебе войти в телецентр, - выплюнул Смит. Ага, значит, в моем багажнике покопались, пока я была на телеканале. А это говорит о том, что слежка за моей машиной не прекращалась. Вот только благодаря тому, что Фогга с Ронни отснял Эдвард, они не сразу поняли, что у меня есть материалы с той памятной встречи…
- Давай так, Свон: ты отдаешь нам все, что у тебя есть на нас, а я попробую помочь тебе, - нагло заявила продажная полицейская крыса. – Кстати, ты можешь сесть не только за наркотики. Твой пистолет был замешан в нападении на одного добропорядочного господина, так что тебе придется долго доказывать существование алиби.
Я нервно сглотнула, стараясь сделать это незаметно. А я влипла гораздо серьезнее, чем думала. Интересно, когда они успели спереть у меня оружие?
- Парни, но вы тоже попали по-крупному, - мой голос звучал твердо. – У меня достаточно материалов, чтобы посадить вас всех. Так что давайте меняться.
Я блефовала, совершенно не понимая, что из всего этого получится. Но другого выхода все равно не было.
- Поскольку из тюрьмы ты все равно не сможешь нам ничем навредить, то вначале скажешь нам, где фото или что там у тебя еще есть, а уж потом я подумаю, как можно облегчить твою участь, - говорил один Смит, второй сидел молча и, кажется, даже скучал.
- И какие у меня гарантии? - я скрестила руки на груди, скорее, чтобы унять дрожь, нежели для чего-то иного.
- Крошка, ну какие у тебя могут быть гарантии, - заржал противный тип напротив. – Тебе придется мне довериться.
- Ага, сейчас, - я улыбнулась. – Неужели вы думаете, что я настолько наивна? Лучше уж тогда я отсижу положенный срок, а потом посажу вас всех. И вы тоже отбудете в тюрьме столько, сколько вам впаяют. Да, и не пытайтесь обыскивать мой дом, я не дура, чтобы хранить материалы там. Один раз ведь уже обыскивали, правда? Помогло?
Судя по вытянувшемуся лицу Смита, он был отлично осведомлен о том обыске, который не спас прокурора.
Похоже, перспектива побыть с десяток лет за решеткой моего визави не обрадовала. Он резко вскочил со стула, подскочил ко мне и, схватив за волосы, потянул их вниз, заставляя поднять голову.
- Ты отдашь нам все, иначе не доживешь даже до суда, понятно? – зарычал он мне в лицо.
- Пусти, - процедила я сквозь зубы. – Все свое имущество и хранящиеся в банке вещи я завещала отцу. Так что в случае моей смерти он получит и ваши фото. А учитывая, что он из ФБР, то вы все равно сядете!
Жаль, что долбанному агенту Смиту не понравилась моя красивая легенда. Он, издав очередной рык, сильнее сгреб мои волосы в охапку и, сдернув меня со стула, швырнул на пол. Я зашипела, больно ударившись локтем, и тут же вскочила на ноги, сбросив мешающие тапки. Черт, а он здоровый лось! Потирая локоть, я отошла на пару шагов, соображая, что делать. Краем глаза я покосилась на второго, но он, похоже, в доброго полицейского играть не намерен. Да и вообще отмороженный какой-то.
А вот Смит окончательно потерял контроль над собой. Злобно сверкая глазами, он медленно приближался ко мне, а потом резким рывком преодолел оставшееся расстояние и схватил за шею. Да что за мода пошла меня душить! Я попыталась повторить маневр «коленкой в пах», но гребанное платье совершенно не оставляло поля деятельности, и Смит смог прижать меня к стене. Хватая ртом воздух, я вдруг не к месту подумала, что зря, совершенно зря я считала хищниками вампиров, а то и невинных, как агнцы, медведей и волков. Настоящие хищники именно такие – лощеные, в дорогих костюмах. Они считают себя повелителями мира и готовы растерзать любого, кто осмелится оспорить это мнение.
Мысли пронеслись в голове за долю секунды, пока ногтями я все-таки успела оставить симпатичные борозды на шее у припадочного Смита. Он взревел и сильнее сжал руку на горле.
- Ты отдашь нам все! – рычал он.
Интересно, как он себе это представляет, если всерьез вознамерился меня придушить? Перед глазами уже появились звездочки от нехватки кислорода, когда отморозок ожил.
- Боб, отпусти ее. Убьешь же, - донеслось от стола флегматичное.
Рука разжалась, я рухнула под стенку, хрипло наполняя легкие воздухом. Тело трясло, как в лихорадке, голова безбожно кружилась, но дышать было определенно приятно. Слегка отдышавшись, я села, прислонившись спиной о стену и подтянув колени к подбородку. Такими темпами живой мне отсюда не выбраться.
- Изабелла, - отморозок встал из-за стола, подошел и присел рядом на корточки, - давай не будем ссориться.
О, значит, я не ошиблась, и он таки решил сыграть роль добродетеля.
- Я так поняла, ты тут главный? А это твой цепной пес, что ли? – с трудом проталкивая слова в горло, произнесла я. Судя по тому, что Смит устыдился и отошел в конец кабинета, потирая пальцами переносицу, я недалека от истины. Нервный пес попался, правда. Услышав мои слова, он встрепенулся и окатил меня злобным взглядом.
- Нет, ну что ты, - мягко сказал отморозок. – Просто он хочет решить нашу щекотливую ситуацию.
- Интересные методы у него, - хрипло засмеялась я.
- А что ты предлагаешь? – осведомился добряк, почти нежно глядя карими глазами, в глубине которых отчетливо виднелся стальной блеск. Он главный, несомненно.
Я молчала, придумывая, что бы такое соврать, чтобы он поверил. Внутри нарастало отчаянье. Это какая-то мышеловка! Куда не кинь – всюду клин.
- Молчишь? – ласково осведомился отморозок. – Что ж, в таком случае мы продолжим разговор в другой раз. А пока посидишь у нас, подумаешь. Адвоката же у тебя все равно нет? Нет. А общественный, видишь ли, приболел немного.
Закончив монолог, он мерзко рассмеялся, с посвистыванием и похрюкиванием. Вдоволь насладиться своим превосходством ему помешал нетерпеливый стук в дверь.
Отморозок кивнул Смиту, который послушно потрусил к двери. Сам он тем временем вернулся на исходную позицию у стола.
На пороге стоял… Джаспер. Что он, мать его, здесь делает?!
Выглядел он, должна отметить, сногсшибательно. Кучерявые светлые волосы тщательно причесаны, одет в дорогой костюм, могу поспорить, что «Brioni» - все, что дешевле, Каллены презирают.
Он нашел меня глазами на полу у стены, и медовые глаза прищурились.
- У меня два вопроса. Первый – почему вы проводили допрос без адвоката? И второй – почему в результате допроса моя подзащитная оказалась на полу? – переведя глаза на полицейских, ледяным тоном спросил Хейл.
- Вы ее адвокат? – удивленно спросил Смит. – У нее же нет адвоката.
- Как видите, есть, – резко бросил Джаспер. – Так что тут произошло?
- Ваша подзащитная, - едко заговорил Смит, - попыталась на меня напасть. Вот, видите? – он продемонстрировал царапины на шее. – Поэтому мне пришлось ее…м-м-м… обезвредить.
- Сомневаюсь, что все было именно так, - отчеканил Джаспер. – И буду принимать участие в допросе. Или он уже окончен?
Подлецы как-то слегка сонно кивнули.
- Вот и славно, - кивнул «адвокат». – В таком случае сейчас мы переместимся к судье для решения вопроса с залогом. Никто не против?
Мои мучители промолчали.
Я с трудом оторвала свое тело от пола, опираясь об стену, и встала на ноги, преодолевая жуткую слабость.
Джаспер ждал меня у двери. И полицейский с наручниками тоже. Удобно, что суд был с обратной стороны здания. Я в слегка сомнамбулическом состоянии после бессонной ночи и очередного удушенич прошла процедуры сдачи отпечатков пальцев и фотографирования. А что было у судьи – и вовсе плохо помню. Но, кажется, Джаспер ловко всех убедил в том, что я не опасна для общества и внес залог.
- Ты действительно напала на полицейского? – смешливо спросил он, когда мы отправились на выход.
- Конечно, - буркнула я.
- Скажи, у тебя действительно талант находить на свою голову неприятности или мне кажется? – уточнил Джаспер, пока мы шли по коридору.
Я промолчала, чувствуя, что сил остается только на то, чтобы не упасть прямо тут. Видимо, я слегка пошатнулась, потому что «адвокат» обхватил меня рукой за талию и довел до машины. Я забралась на заднее сиденье с ногами, растирая замерзшие босые ноги. Джаспер включил печку и завел двигатель.
- Ты как вообще? – спросил он уже не таким издевательским тоном.
- Жить буду, - ответила я и на всякий случай прилегла на сиденье. – А где Эдвард?
- Вытаскивает твою задницу из очередного дерьма, в которое ты влипла, - весело сообщил он.
- Джаспер, ты прости, что и тебя в это все втянули, - пробормотала я. – Да, и спасибо тебе.
- Ладно, чего уж там. Не зря же у меня три диплома по юриспруденции. К тому же в случае возникновения каких-либо осложнений, я смог бы их, хм, уговорить…
Ах, да, Джаспер же у нас гипнотизер.
- А что они с тобой делали? – покосился на меня в зеркало «адвокат».
- Придушить пытались, - закрывая глаза, чтобы унять головокружение, ответила я.
Он пробормотал себе под нос глухое ругательство и не стал приставать с вопросами. Черт, как же я рада его видеть! И мне решительно все равно, что при первой нашей встрече он пытался меня съесть. Даже если и съел бы, то быстро и ради пропитания. А не ради забавы или денег, как это делают люди…