- Ты прав, не все пропасти одинаковы, - произнесла я уже в доме, отправившись в кухню поискать, чем перекусить. - Но это ничего не меняет. Мне пора отвыкать от тебя и искать свое направление для шага вперед.
Когда я захлопнула дверцу холодильника, Каллена в кухне уже не было.

- Белла, ты наверняка захочешь это увидеть, - донеслось из гостиной. Каллен хочет показать мне брачные игры мексиканских тушканчиков? Тем не менее, я, прихватив йогурт и ложку, отправилась к нему.
- Новости? – моему удивлению не было предела. – Ты смотришь новости?!
- Да, на экран смотри!
Я послушно сосредоточилась на картинке. Там показывали сюжет о поимке опаснейшего наркоторговца, снабжавшего дурью весь Сиэтл, – моего старого знакомца Ронни-красавчика. Некто, вещал возбужденный корреспондент, вырубил подлеца и нескольких его подельников прямо возле контейнеров со свежей партией белого порошка, связал и вызвал полицию. И этот некто, сидя на диване рядом со мной, сейчас с видимым удовольствием созерцал последствия своего геройства.
- А Фогг? – шокировано спросила я. Эдвард лишь жестом велел мне смотреть дальше. И действительно, через пару секунд на экране появился слегка растерянный шеф полиции, хвастающийся арестом опасного преступника. По всей видимости, он не успел прикрыть его. Подозреваю, что мой вампир, вызывая полицию, пообещал ей там как минимум десяток трупов, а не наркодилера.
- Я дождался пока Фогг ушел. Решил, что тебе будет интереснее самой с ним разобраться, - улыбнулся Каллен.
«До сих пор неизвестно, кто именно связал преступников и вызвал полицию. Как нам удалось узнать из достоверных источников, сами они утверждают, что их обмотала веревками какая-то тень. Возможно, в городе появился Супермен или Бэтмен?» – со смешком закончил сюжет репортер.
- Выдать тебе черный плащ? – захохотала я.
- Ничего, мне и в пиджаке удобно.
Я вот порой с трудом понимаю, когда он шутит, а когда говорит всерьез.
- Завтра займусь разоблачением Фогга, прямо с утра, - заявила я, доедая йогурт.
- Помощь нужна? – меланхолично осведомился Каллен, переключая на свой любимый канал.
- Сама справлюсь. Но спасибо.
Оставив его наедине с обезьянами, я отправилась наверх. Это были насыщенные сутки, и глаза начинали слипаться. Кстати, по-моему, мне лучше спится при его присутствии в доме… И даже без кошмаров. Наверное, совпало.

Утром я собралась и, прихватив ноутбук и карточку со снимками и видео, отправилась на самый крупный местный телеканал «CBS». Эдвард проводил меня до двери, предложив таки услуги водителя и «мерседес», но я решительно отдала предпочтение своей старой «лошадке».
Прорвавшись к руководителю отдела новостей некоему мистеру Треверсу, мужчине лет сорока, который то и дело нервно ерошил рукой волосы, я показала ему на своем ноуте добытый Эдвардом материал.
- Где вам удалось это достать? – удивленно спросил он.
- Тайна фирмы, - улыбнулась я. – Так вы берете?
- Конечно! – воскликнул Треверс и вдруг внимательно ко мне присмотрелся. – А я вас знаю. Вы Изабелла…ммм… Свон, кажется? Вы работаете в «Seattle Post», и ваши материалы часто становятся резонансными.
- Работала, - автоматически поправила я. – Уже нет. Поэтому и принесла информацию вам.
- Оу, и почему вы ушли из «Seattle Post»?
- Так получилось, - пожала я плечами, не желая вдаваться в подробности. – Вы берете материал или нет?
- Разумеется, берем! Что вы хотите за него?
- Ничего. Главное, чтобы Фогг сел и желательно надолго.
- Впервые вижу журналиста, который отказывается от гонорара, - засмеялся Треверс. – Кстати, не хотите ли пойти к нам репортером?
- Забесплатно нет, - улыбнулась я.
- Ну что вы. Мы можем предложить неплохую зарплату за ваш талант находить горяченькое.
Я пообещала подумать, и Треверс вручил мне визитку.
Выходя из офиса телеканала, я никак не могла сообразить, почему не прыгаю от радости. Мне предложили очень неплохую работу, но вот ожидаемого ажиотажа этот факт во мне не вызвал. А что если… Может быть, отдохнуть месяц-другой, а уже потом рвануть в бой? Ох. Неужели, я действительно только что это подумала?! Я положила визитку в сумку и отправилась домой.
- Эй, Каллен! – заорала я с порога. – А мне работу предложили!
- Я рад, - вырулил Эдвард из кухни.
- Да, и твое видео им очень понравилось. А ты тут чем занимался? – спросила я, снимая туфли на шпильке и привычно забрасывая их куда-то в гостиную. Каллен покосился неодобрительно.
- Только без нравоучений! – предостерегла я.
- Ничем особенным, - ответил он. – Может быть, пойдем куда-то пообедаем?
- В смысле в лес за белками или в ресторан? – наткнувшись на его укоризненный взгляд, я быстро добавила: - Ладно, не рычи. Почему бы и не сходить, отметить наш успех. Форма одежды парадная?
- А у тебя есть что-то, кроме джинсов? – ехидно осведомился Каллен.
- Конечно! Еще одни джинсы, - ослепительно улыбнулась я и ушла в спальню. Вот сейчас назло ему найду в шкафу что-нибудь. Кроме джинсов.
Я принялась перебирать вешалки с вещами. Строгое черное платье, его я последний раз надевала на похороны дядюшки Томаса… Три офисных костюма… Не пойдет. В дальнем углу притаилось короткое платье насыщенного изумрудного оттенка с открытой спиной и интересным декольте, которое давным-давно заставила меня купить Вероника. Ха! Хочешь игру в свидание? Будет.
В честь такого события я, испытывая странное чувство злорадства, я тщательно уложила волосы и даже не поленилась накраситься.
Осмотрев себя в зеркале, я пришла к выводу, что вот это – точно сенсация! И в первую очередь для меня самой. Глаза, правда, то и дело тоскливо косились на джинсы и блузки, но я категорически поборола минутную слабость.
Эдвард внимательно осмотрел меня с ног до головы, пока я спускалась по лестнице. Сам он был одет в тот самый серый костюм, на котором я настояла в прошлый раз. Ну нет, так не пойдет.
- Под все это, - я красноречиво показала на себя пальцем и поставила руку на талию, - подойдет только «Brioni».
Каллен удивленно моргнул, а потом усмехнулся и растворился в воздухе. Ох уж эти вампирские штучки. Явившись через полминуты, он демонстративно застегнул последнюю запонку, не сводя с меня глаз. Интересно, где он переодевался?
Я, поморщившись, натянула все же туфли на высоком каблуке. Дождя пока не было, на улице чуть больше десяти градусов тепла. Глядишь, не замерзну.
Прихватив пальто, я вышла в галантно придерживаемую Эдвардом дверь. Мне начинает нравиться эта игра.
- И куда? – спросила я уже в машине.
- К океану.
Нижний район Сиэтла, выходивший к тихоокеанскому заливу – мой любимый. Там всегда много туристов, привлеченных огромным рынком морепродуктов и не только. Но чуть дальше от суматохи есть и укромные места. Именно в том портовом районе и был тот злополучный кинотеатр. Но я все равно любила побережье океана, вот только не была там довольно давно. И совершенно зря.
Эдвард выбрал для обеда уютный ресторан, окна его выходили на океан. Не помню, бывала ли я здесь, но мне понравилась в меру роскошная обстановка. Заказав, разумеется, рыбу, которую в этом районе готовили бесподобно, я откинулась на спинку мягкого стула и закурила.
- Придется потерпеть, - сочувствующе сказала я нахмурившемуся вампиру. – Да, мой спутник не будет ничего заказывать, он на диете, - добавила я официанту, ожидавшему второго заказа.
- У нас есть отличный выбор диетических блюд, - улыбнулся официант.
- Нет, он совсем ничего не ест. Худеет, - сокрушенно покачала я головой.
Парень окинул взглядом фигуру Каллена и удалился. Тело у Эдварда и правда было в полном порядке, я успела убедиться в отсутствии необходимости ограничивать себя в питании, пока он был без штанов.
- Скажи, а вампиры могут похудеть, если будут мало кушать?
- Если вампиры будут мало кушать, то они начнут кушать людей, - мило улыбнулся он. – Такие, как мы, по крайней мере.
- Нет, и все-таки. Если долго-долго не кормить вампира, он умрет? – ой, какую-то не очень светскую тему для разговора я выбрала.
- Не думаю, что кто-то когда-то мог остановить голодного вампира, чтобы это проверить, - скучающим голосом произнес Эдвард.
Он замолчал, я тоже. Каллен сидел напротив, не сводя с меня глаз. Да что там, буквально раздевая меня ими. Я отвечала тем же, любуясь его мужественными скулами, точеной линией носа, губами, аристократической шеей… И все-таки покраснела, когда его взгляд слишком уж откровенно забрался мне в декольте. Черт!
- Послушай, Эдвард, тебе не кажется, что если мы играем в свидание, то ты должен развлекать девушку, а? – я резко прервала молчание, нетерпеливо барабаня пальцами по столу. Где там этот официант с моим коктейлем?
- Да? – спокойно переспросил Каллен. – Ладно. Что ты предпочитаешь – анекдоты, обсуждение литературы...
- Ты еще предложи мило поболтать об экзистенциализме Сартра или обсудить ранние философские течения Древней Греции, - оборвала я его.
- Если тебе это интересно, то я готов, - вот он сейчас шутит или серьезно?
- Очень интересно! Но я столько не выпью, - ответила я. – Лучше расскажи мне о себе.
- И что тебя интересует?
- Например, сколько женщин у тебя было. За сто лет-то! – нагло спросила я, отпивая долгожданный коктейль.
- Немного.
- Точнее!
- Две, - спокойно ответил он.
- По одной на каждые пятьдесят лет? – хохотнула я. – Не скучно?
- Нет, - пожал плечами Эдвард.
- Они были вампирами?
- Да. Даже не думай, в подробности я тебя посвящать не буду, - вдруг улыбнулся он.
А жаль. Его руки были вполне умелыми, чтобы я смогла предположить богатый опыт…
Видимо, догадавшись, что я замучаю его неудобными вопросами, Каллен взял инициативу в свои руки и, пока я наслаждалась рыбой и десертом, рассказывал занимательные истории из вампирской жизни. Например, как Эммет чуть случайно не раскрыл их тайну, пробив волейбольным мячом на уроке физкультуры стену. После этого Калленам пришлось покинуть очередной город, потому что Эммета хотели взять на опыты. Эдвард с теплом отзывался о Карлайле, считая его самоконтроль невероятным, ведь он постоянно контактирует с человеческой кровью в больнице и не срывается. И об Эсми… Мне не показалось во время пребывания в доме Калленов, она, по словам Эдварда, настоящая мать своим приемным детям.
День, плавно перетекающий в вечер, оказался неожиданно приятным. Когда мы вышли из ресторана, над городом несмело сгущались сумерки. Воды океана выглядели свинцовыми, тяжелыми, тревожными… Я облокотилась на бетонный перепет, наслаждаясь соленым воздухом. Не нужно никуда спешить… Как давно я позволяла себе подобные передышки.
Потом мы неспешно побрели по набережной, дойдя до пляжа. Когда стемнело, отсюда открылся великолепный вид на сияющие небоскребы Сиэтла. Причудливое сочетание плеска волн и урбанистической картинки.
Это была странная прогулка, точно под стать моему необычному спутнику. Эдвард то принимался что-то рассказывать, то замолкал. Я, поведав ему несколько веселых историй из журналисткой практики, тоже замолчала. А, найдя ближайшую лавочку, решила передохнуть. Эти чертовы шпильки меня убивают!
Вокруг было темно, портовые районы славятся резким переходом от ярких освещенных улиц, полных людей, к пустынным темным и тихим улочкам без единого фонаря, по которым шастает всякая шпана. Но рядом с Калленом страшно, конечно, не было.
- А расскажи мне о нем, - вдруг тихо сказал Эдвард. Я поняла, о ком он. Но зачем? Этот вопрос я задала вслух.
- Ты же любила его, - вместо ответа утвердительно сказал он. – Каким он был?
- Замечательным, - почти прошептала я. – Мне казалось, это на всю жизнь. Как в сказках, чтобы умереть в один день. Может быть, этого бы не случилось, и мы развелись бы во время кризиса среднего возраста, например. Но мне не дали шанса узнать это наверняка.
- Мне правда жаль, Белла, - прошелестел Эдвард. Да, и мне жаль. Особенно того, что я никогда не смогу стать прежней. Как если бы эта нелепая смерть оторвала какой-то кусочек в душе, который никак не получается приклеить на место.
Я не сразу почувствовала, как по щекам катятся слезы. Не нужно… Я никогда не оплакивала…
- Какого черта, Каллен? Зачем ты бередишь это все? – простонала я, утирая руками влагу со щек.
- Прости. Но чтобы перевернуть страницу, нужно прочесть ее до конца. Иначе желание вернуться будет непреодолимым, - философски произнес Эдвард. – А ты предпочла захлопнуть книгу совсем, даже не узнав, что там дальше.
- Не помню, чтобы записывалась на сеанс психоанализа, - ядовито бросила я и, вскочив, пошла назад, в ту сторону, где осталась машина. Но Каллен не собирался отставать от меня. Он зашагал рядом, продолжая негромко вещать.
- Тебе все равно придется посмотреть в лицо своей потере. И перестать думать, что жизнь закончена.
Я резко затормозила и повернулась к нему.
- Скажи, этому ты тоже научился в одном из своих бесконечных университетов? – рявкнула я. – Прекрати немедленно. Я сама разберусь со своими проблемами и со своей жизнью!
Его глаза в отблеске фонаря, под которым мы остановились, горели золотом. Эдвард молча сделал шаг вперед и поцеловал меня. Его невозможно сладкий запах опять сгустился вокруг облаком, отбирая способность думать. Но я была слишком зла, чтобы позволить себе потерять голову.
- Хватит проверять на мне возможности своего вампирского очарования, - отстранившись, сказала я. – Отвези меня домой.
В машине я взглянула в зеркало и ужаснулась. Угораздило же меня сегодня вспомнить о существовании туши. Найдя в сумочке влажные салфетки, я начала стирать с лица черные разводы.
Эдвард после неудавшегося поцелуя как-то затих. По крайней мере, перестал донимать меня своими нравоучениями. Хотя, черт побери, мне очень хотелось продолжить начатое под фонарем!
- Прости, я не должен был говорить все это, доводить тебя до слез, - пробормотал он, глядя на мои мучения с салфетками. Ах, какие же мы тактичные!
- Знаешь, ты, пожалуй, кое в чем прав, - сказала я спустя некоторое время, приведя лицо в приличный вид. – Вот только не нужно на меня вываливать все свои измышления, окей?
Он быстро кивнул и не ответил.
Дома я первым делом забросила шпильки в угол - мой дом, что хочу, то и делаю - и отправилась в кухню за чашкой чая.
Каллен же включил «CBS».
- Думаю, ты захочешь это видеть, - второй раз за сегодняшний день позвал он меня к телевизору через несколько минут.
В сюжете, который показывали, по словам ведущего, за сегодня уже в третий раз, продемонстрировали видео, отснятое Калленом, после чего ведущий новостей радостно сообщил о том, что предоставила его телеканалу… Изабелла Свон. Как еще фото мое крупным планом не показали. Тьфу! Нет, слава – это приятно, вот только теперь не исключено, что мне придется объяснять ФБР, каким образом ко мне попала эта запись. И не расскажешь ведь им, что знакомый вампир раздобыл. Ладно, попробую списать на тайного информатора, которого я имею право не выдавать до суда и следствия.
В новостях также сообщалось, что телеканал передал материалы новому прокурору и ФБР, так что в ближайшее время, если не сегодня же вечером, Фогг должен оказаться за решеткой.
- Отлично, - кровожадно заявила я. – Спасибо за помощь правосудию, мистер Каллен!
Не успел он ответить, как на подъездной дорожке раздался визг шин, а в окна ворвался свет фар.
- Кого это еще принесло? – нахмурилась я и, сунув ноги в тапки, выбежала на улицу.
Из полицейской машины выскочили двое в форме.
- Мисс Свон? – уточнил один из них.
- Да. А что случилось? – я поежилась, стоя на ветру в одном открытом платье, и обхватила плечи руками. Внутри зрело нехорошее предчувствие.
- Нам поступил сигнал. Я попрошу вас открыть багажник вашего автомобиля, - сурово произнес один из них.
- Да пожалуйста, - я вернулась в прихожую, подобрала с пола брошенную там сумку и достала ключи.
Открыв багажник под бдительным взглядом стоявших за спиной парней я замерла в ужасе. Свет фонариков в руках полицейских выхватил из темноты лежащие там пакет с белым порошком и пистолет. Мой, наверное, только почему он здесь? А что в пакете – я догадалась.
- Руки за спину, вы имеете право хранить молчание… - забубнили полицейские и поволокли меня в машину.
Кажется, я влипла…