- Роберт, привет!
- Изи! Пропажа века! – захохотал в трубку Роб, по-моему, уже изрядно принявший на грудь. – Я тебе сто раз звонил!
Ах да… Точно. Вот только, включив телефон, возвращаясь в Сиэтл, я не стала перезванивать. А зря!
- Прости, была занята. Ты где? Надо встретиться.
- С тобой, моя кошечка, всегда! – веселился приятель.
- Так где ты, котик? – ухмыльнулась я.
- В баре, но мои друзья почему-то не пришли отмечать новый год, - грустно сообщил Роб. – Поэтому уже собираюсь домой.
Я с трудом удержалась от смешка. Роберт у нас мастер по умению быть лишним в любой компании, поэтому его друзья наверняка назвали ему не то место встречи, чтобы благополучно с ним разминуться.
- Приезжай ко мне. Отметим праздник, поболтаем, - вкрадчиво предложила я.
Роберт возрадовался и завопил, что уже берет такси. Отлично. Из этого пьяного раздолбая я вытрясу все, что мне нужно. Уверена, о моем увольнении он знает все, Майк ему точно рассказал.
Дорога была пустынной. Почти одиннадцать. Жители Сиэтла готовились встречать новый год. Приоткрыв окно машины, можно было услышать раздающийся из ресторанов и домов смех и радостные возгласы. Осознание своего одиночество обожгло неожиданно больно. Забытое ощущение. Как если бы потерянная работа была плотиной, сдерживающей ненужные мысли. Не отрывая взгляда от дороги, я подкурила. Ну и черт с ним всем! Разберусь как-нибудь со своей неказистой жизнью. В конце концов, на «Seattle Post» свет клином не сошелся.
Окна дома встретили меня темнотой. И куда это запропастился мой надзиратель? Впрочем, сейчас это к лучшему, мне нужно как следует пообщаться с Робертом, а этот вампир-параноик опять надумает себе лишнего.
Я приготовила пару чашек крепкого кофе. Не знаю, сколько выпил Роб, а мне он нужен хоть более-менее вменяемым.
- Изи, рыбка моя! – Роб ввалился в прихожую. На голове, как обычно, блондинистая чехарда, но одет сегодня почти прилично – в костюм, пусть и с перекошенным набок галстуком. Даже черное пальто где-то отрыл, нетипично для него.
- Целоваться не будем, - решительно остановила я приятеля, уже сложившего губы дудочкой. – Пойдем кофе пить.
Роберт обиженно надулся, но тут же передумал и махнул рукой. От него прилично несло виски. Черт, неужели вчера я пахла так же?! Неудивительно, что Каллен сбежал.
- Пей, - я усадила его на стул и вручила чашку.
- Я бы лучше выпил виски! – заявил Роб.
- Тебе пока хватит, - засмеялась я. – Мне нужно поговорить.
- О чем? – шумно отпил кофе мой собеседник.
- Ты же знаешь, что меня уволили?
- Знаю, - Роберт посерьезнел и сел на стуле ровнее. – Я пытался тебе сообщить…
- Ценю! – оборвала я его. – Но что случилось? За что? Почему? Колись, ты наверняка все знаешь.
- По слухам, все по слухам, Изи, - мотнул головой Роб и осмотрелся вокруг, как будто боялся, что его могут подслушать. – Говорят, на Ричарда надавили… Только тс-с-с…
- Кто надавил?
- Учредители. Они поставили условие, или он увольняет тебя, или они – его. Майк слышал, как он жаловался кому-то по телефону.
- Все понятно, он выбрал меня, я его понимаю. Но почему так? Почему ничего не сказал?
- Не знаю, но думаю, ему стыдно. Ты бы видела его в последние дни! Лица на нем не было. А уж орал на всех! – Роберт красноречиво приложил руку ко лбу и отпил еще кофе.
- Что еще ты знаешь?
- Изи, ты кому-то крепко наступила на хвост, - глаза Роба вдруг стали цепкими, словно он не был прилично пьян. – Какие-то люди поздно вечером рылись у тебя в документах на столе. А после этого все и завертелось.
- Откуда знаешь?
- Так Майк рассказал! Он задержался на работе и пошел в туалет. Вернулся – а они роются!
Так. Мне нужно все это обдумать. И, конечно, встретиться с Ричардом. Ему неудобно смотреть мне в глаза? Но придется.
- Мне жаль, Изи, - пробормотал Роберт, допивая кофе.
- Спасибо, Роб, - улыбнулась я через силу.
- Эй, новый год же скоро! – взглянул на часы приятель. – У тебя выпить есть?
- У тебя одно на уме!
- Так праздник же!
Я поняла, что спорить бесполезно и полезла искать в шкафчике спиртное, из которого обнаружилось лишь красное вино.
- Годится! – заявил Роберт.
Я открыла и налила в бокалы.
- С новым годом! – заорал Роб, когда стрелка часов указала на двенадцать.
Да уж, веселый праздник получается.
Еще пару бокалов – и я поняла, что приятелю хватит. В комплекте с предыдущим выпитым скоро получится совсем перебор. Я пила исключительно символически, памятуя о вчерашнем.
- Роб, давай я отвезу тебя домой, - я подошла к нему, чтобы помочь встать со стула, на котором он уютно расположился и размахивал руками, рассказывая очередную несмешную историю из своей якобы бурной юности.
- Уже? Ну ладно, давай, - чуть пошатываясь, он поплелся в темную прихожую. Я сняла пальто, чтобы помочь ему одеться, как вдруг Роб обхватил руками мое лицо и поцеловал.
- Перестань, - я отстранилась и слегка оттолкнула его рукой. – Сегодня тебе ничего не обломится, я трезвая, как стеклышко.
И вдруг его глаза стали злыми, лицо мгновенно преобразилось, и Роберт со всего маху отвесил мне смачную пощечину.
- Придурок! Что ты творишь! – заорала я, отступая назад.
- Я ненавижу тебя! – сквозь зубы процедил Роб. В него словно бес вселился! Не успела я ничего сделать, как он схватил меня за руки и прижал к стене, полностью обездвижив. – Ты всегда была успешнее меня. Но я не позволю тебе унижать меня!
Он впился мне в губы, болезненно и грязно, а руки уже блуждали по груди. Преодолев ступор, я пнула его ногой в колено, к сожалению, не попав туда, куда целилась. Оттолкнув взвывшего Роберта от себя, я хотела выбежать на улицу, но он перехватил меня и повалил на пол. Стукнувшись головой об паркет, я на секунду потеряла ориентацию, а он навалился сверху. Рука залезла под блузку, а губы целовали шею. Брыкаясь изо всех сил, я никак не могла сбросить с себя эту тварь. От бессилия я заорала, понимая, что никто здесь, на отшибе, не услышит. Но ошиблась. Тело, лежавшее на мне, вдруг исчезло, я с наслаждением вздохнула и села. Каллен с перекошенным от злобы лицом держал Роберта за шкирку, как нашкодившего котенка, а тот трепыхался, не понимая, что его удерживает.
- Не убивай его! – выдохнула я, отчетливо понимая, что именно это сейчас и произойдет, а трупы в доме мне не нужны. Эдвард перевел на меня дикий взгляд и, молча продефилировав мимо с жертвой в одной руке, открыл дверь и вышел наружу. А пусть делает с ним, что хочет, мне все равно.
Я сидела на полу, обхватив себя руками. Как это могло произойти? Получается, я совершенно не разбираюсь в людях? Никогда не думала, что Роберт на такое способен. Никогда! Мысли всполошено метались в голове. Он же точно его сейчас убьет. И съест. Или просто убьет. Или все-таки съест?
Спустя какое-то время послышался звук закрывшейся двери. Каллен, как всегда, двигался бесшумно. Он наклонился ко мне, чтобы поднять…
- Не трогай меня! – рявкнула я и встала, опираясь на стену. Все тело отчаянно ныло, щека горела.
Каллен замер в шаге от меня. Окинув меня взглядом, он вдруг исчез, а вернулся через пару секунд с моей майкой. Только тут я заметила, что блузка на мне была разорвала в клочья. Стянув остатки, я одела майку и побрела на кухню. Сев на стул, взяла со стола сигареты и закурила. Словно ступор какой-то.
Эдвард через минуту поставил передо мной чашку с чаем и сел рядом на стул.
- Изи, ты как? Врач нужен? – сегодня удивительно светлые глаза абрикосового цвета смотрели заботливо. И этот полный участия взгляд словно сорвал во мне последнюю заслонку.
- Я? Отлично. Как всегда. Отлично. Старый приятель пытался изнасиловать. С работы меня уволили. Редактор мне об этом даже не сообщил лично. Мой дом почти развален. То и дело меня пытаются прибить или напугать. Я знаю лично семью вампиров, один из которых меня буквально вчера чуть не придушил. Все отлично, Каллен! - я бросала слова ему в лицо, не в силах остановиться.
- Изи, прости меня, я… - начал было Эдвард почти шепотом, протягивая ко мне руку.
- Не трогай меня, я сказала! Вчера мне хватило! – я взвилась со стула и принялась бегать по кухне. – Зачем это все?! Зачем ты изображаешь, будто тебе не хочется стереть меня с лица земли?!
- Не говори глупостей, - прошипел он, сжимая кулаки. – Я никогда не хотел тебя убить. Вчера… Прости. Это случайность. Я не хотел. И не стал бы…
- Да нет, Каллен, в моем случае это закономерность, - крикнула я, приближаясь к нему. – Все в жизни наперекосяк. Тебе было интересно, что у меня в прошлом? Было же, признайся! Пойдем, мой любопытный друг, я тебе покажу!
Я побежала наверх по лестнице. Схватив со столика фото, резко развернулась.
- Вот это Джейсон, мой муж, - я выплевывала слова по одному. - Мы поженились еще в университете в Дартмуте! Нам было по двадцать одному году. Глупость, да? Но так уж получилось. Мы любили друг друга. А вот тут, пойдем, я тебе покажу…
Словно впав в буйную форму безумия, я потащила его за руку в соседнюю комнату.
- … вот тут мы планировали детскую, Каллен! Но не успели, понимаешь? Мы ничего не успели! - голос сорвался на крик. – Потому что какие-то подонки через год убили его в подворотне! Потому что я потащила его в это чертово кино! И я ничего не могла сделать, ничего! Только смотреть! Как боевик! А вот тут, Каллен, пойдем, я тебе покажу…
- … вот тут хранятся все чертовы свадебные подарки! - я распахнула дверь кладовки, забитой до отказа. – И ты говоришь, что это случайность?! Нет, Каллен, это закономерность! И чертов Роберт – это не случайность! И чертовы вампиры – не случайность!
Голос сорвался, а в легких вдруг стало не хватать кислорода. Хватая ртом воздух, я осела на пол. Из глаз, наконец, покатились спасительные слезы, давая вздохнуть. Холодные руки обвили мои плечи. Эдвард сел рядом и обнял, прижимаясь щекой к моему виску. Мне казалось, что я рассыплюсь на части, сложусь, как карточный домик, если он произнесет хоть слово сочувствия. Мне не нужна его жалость. Но он молчал.
Мы просидели так почти вечность. Пока не закончились слезы. Пока не встали на место сорванные заслонки.
- Мне нужно в ванную, - хрипло пробормотала я, выбираясь из его покорно разжавшихся рук.
Я встала под холодный душ, пытаясь смыть с себя сегодняшнюю ночь. Липкие руки, горячие слезы, лишние, никому не нужные слова. Переоделась в домашние джинсы и майку и вышла из ванной. Каллен ждал у дверей.
Пройдя мимо него, я забралась в спальне под одеяло и приложила лед к пылающей щеке. Все тело пронзала дрожь, но, согреваясь, я ощущала, как на веки наваливается сонная тяжесть.
Темнота в комнате не мешала мне видеть фигуру напротив окна. Он смотрел на меня, я чувствовала.
- Все нормально, Эдвард, истерика закончилась, извини за нее, - тщательно контролируя тон голоса, сказала я. – Можешь идти. Больше не повторится.
Но он вдруг аккуратно лег рядом и приложил холодную руку к моей пылающей после агрессивной пощечины щеке.
- Мне не нужны няньки... - прошептала я, проваливаясь в сон.