Да Ричард, наверное, шутит! Неужели он думает, что я поеду в командировку на этой рухляди цвета взбесившейся сирени? Я тоскливо смотрела на старый «фордик», который выделил мне для задания главный редактор. Пожалуй, выглядел бы он еще довольно сносно, если бы не цвет «вырви глаз», в которые выкрасили это чудо американского автопрома. Ярко-фиолетовый «форд» был заметен с расстояния в километр. Меня в Форксе точно запомнят, потому что такого ядреного цвета у автомобилей я не встречала никогда.

Но выбора у меня, по всей видимости, нет. Горестно вздохнув, я забросила в свое временное средство передвижения ноутбук, фотоаппарат и сумку. Предварительно я отдала ключи от «шевроле» Мишелю, который обещал отогнать машину в ремонт. Сейчас заскочу домой за вещами и вперед, в город-гигант Форкс. На часах всего двенадцать, так что у меня был шанс добраться до точки назначения засветло. Проезжая по центру Сиэтла, я вдруг заметила, что город активно готовится к Рождеству. Взглянув на календарь, я с удивлением обнаружила, что уже седьмое декабря. Дни бежали как-то незаметно, и только принарядившийся к празднику Сиэтл заставил меня вспомнить о скором Рождестве. Когда-то я любила этот праздник, у нас в доме было заведено отмечать его красиво, с большой елкой, массой подарков, соблюдая все традиции. Даже после маминой смерти отец старался сохранять в доме дух Рождества. Хотя, конечно, это было уже не то. Последние три года я перестала отмечать его вовсе, предпочитая отсиживаться в одиночестве дома, а то и в редакции, не обращая внимания на все попытки Ричарда выгнать меня из офиса, заклеймив позором за неумение веселиться и нездоровый трудоголизм.

Зайдя домой, я тоскливо осмотрела беспорядок, так и царивший на первом этаже. Жаль, какие-нибудь эльфы чистоты или феи порядка не посетили дом в мое отсутствие. Не хотелось бы уезжать, оставляя такой бардак, но времени на уборку у меня опять нет. Я быстро забросала в дорожную сумку все необходимое и сбежала вниз по лестнице. Уже на выходе взгляд натолкнулся на разбитую фотографию, и я зачем-то прихватила ее с собой.

Выбравшись на автостраду из суетливого города, я почувствовала легкость и как-то приободрилась. Стройная полоса дороги перед глазами приводила мысли в порядок и успокаивала нервы. Путешествуя по США или же отправляясь в командировки, я по возможности всегда предпочитала самолету автомобиль. Поэтому четыре часа до Форкса промелькнули незаметно.
Городок, если верить карте, со всех сторон был завернут в лес, как в одеяло. В какой-то момент деревья действительно сгустились по обе стороны от дороги, нависая над ней подобно темно-зеленому шатру. Ливень, сопровождавший меня часть дороги, утих, превратившись в нудный дождь. Проехав приветственную надпись «Добро пожаловать в Форкс», я принялась искать глазами вывеску мотеля. Подозреваю, что в этом городке он один, в лучшем случае – два, поэтому лучше не пропустить. К счастью, заветную вывеску я обнаружила почти сразу. Она гласила «Motel Forest style», а стрелочка указывала направление, обещая, что мотель в двухстах метрах. Свернув с основной дороги, я, разрывая сгустившиеся сумерки светом фар, двигалась в гущу леса по узенькой дороге. Хоть бы один фонарь для разнообразия поставили! Указатель не обманул. Через пару минут я увидела четырехэтажное бревенчатое здание, стоявшее на симпатичной поляне. Рядом с ним даже красовались два долгожданных фонаря и милая лужайка, стриженная, правда, явно в прошлом веке.
Выйдя из машины, я поежилась от сырости, а потом поразилась тишине, стоявшей здесь. Мой дом в Сиэтле тоже расположен в лесу, но оттуда видны огни города и доносятся его звуки. Здесь же стояла тишина, лучшей характеристикой которой была бы «гробовая». Бр-р. Ну и мысли. Решительно достав вещи из авто, я отправилась к зданию.
Со скрипом открыв деревянную дверь, я попала в… древесное королевство. Здесь было изготовлено из дерева все, абсолютно все! Стойка ресепшн, лавки в уютной гостиной, столы, стулья и кресла в ресторанчике с другой стороны. Даже люстра – и та была из дерева. Не удивлюсь, если и едят тут из дубовых тарелок березовыми вилками.
Тишина прокралась за мной и сюда. В ресторане было темно, голосов постояльцев и обслуживающего персонала не слышно. Здесь вообще люди есть? Решительно надавив кнопку звонка на ресепшн, я провела долгие две минуты в размышлениях на тему, как поудобнее устроиться на ночь в машине, если ко мне так никто и не выйдет. Или же лечь прямо тут на этот чудный деревянный диванчик под стенкой? Нагло, а что делать!
Слава богам, мои молитвы были услышаны. Дверь за стойкой открылась, и из нее вышел… портье? Здесь, в Форксе, так выглядят портье? По правде говоря, этот мужчина скорее напоминал лесника. Долговязый, небритый, с мрачным лицом, он был одет не в первой свежести клетчатую рубаху и потертые джинсы. На голове засаленная бейсболка. В руке очаровательный господин крепко сжимал стакан с виски. Судя по его помятому лицу, я вырвала его из дремы. Или же это просто был не первый стакан с виски за сегодняшний вечер.
- Что вы хотели, мисс? – лесник водрузил стакан на стойку и сфокусировал на мне взгляд.
«Два чизбургера и колу», - чуть было не сорвалось у меня с языка.
- Снять номер! – широко улыбнулась я небритому мистеру.
- Так это всегда пожалуйста! – вернул мне улыбку лесник и, приняв деловитый вид, поинтересовался. - На сколько дней?
- Пока на неделю. У вас же есть свободные номера? – спросила я и тут же поняла, что вопрос прозвучал по-идиотски. Судя по гулкой тишине, я могу оказаться здесь единственной постоялицей. Так и оказалось.
- О, мисс, конечно, есть! У нас сейчас все номера свободны, - грустно произнес лесник.
- А обычно не так? Или у вас в городе много конкурентов?
- Что вы! «Forest Style» - единственный мотель в Форксе. У нас останавливаются те, кто приезжает в наши места поохотиться или порыбачить. Но в последнее время… - удрученно покачал головой портье. – Все боятся к нам ехать.
- Почему же? – с невинным видом поинтересовалась я. Вполне может быть, что у лесника я и раздобуду интересные сведения о происходящем в городе.
- А что вас привело в Форкс? – не ответив на мой вопрос, вдруг бдительно поинтересовался мужчина.
- Да так, решила отдохнуть, подышать свежим воздухом, - с улыбкой ответила я.
Портье, кажется, мне не поверил. Но вручил ключи от номера на втором этаже, обрадовал тем, что ресторанчик не работает и работать не будет ввиду отсутствия постояльцев и пожелал спокойной ночи. Что ж, думаю, завтра я раздобуду в городе бутылку виски и попробую разговорить мрачного лесника.
Открыв дверь в номер, я присвистнула. Здесь тоже все было исключительно деревянным. Это скорее охотничий домик, а не гостиница. Но в целом было довольно уютно. Огромная кровать с резной спинкой, шкура медведя на полу, стены, отделанные деревянной вагонкой. Я быстро приняла душ, надела пижаму и забралась под одеяло, выключив свет. Раз уж мне пришлось остаться без ужина, а других развлечений не предполагалось, постараюсь побыстрее уснуть.
За окном слышался лишь тихий шепот деревьев. В свете луны в окне были видны метавшиеся на ветру ветви. Через некоторое время вновь припустил дождь, и под его тихий шорох у меня получилось заснуть.
Проснулась я от собственного вопля. Вот черт! То ли из-за стресса последних дней, то ли из-за этой нездоровой тишины ко мне вернулся старый кошмар, не приходивший уже целых полгода. Судорожно проведя рукой по лбу, я пыталась успокоить дыхание. Но тут распахнулась дверь, и в комнату ворвался мой небритый лесник с ружьем наперевес.
- Что случилось? – взревел он. – Кто? Что? Где он?
- Кто? – взвилась с кровати я. – Где? Что? Тут кто-то есть?
Портье, осмотревшись в свете тусклой лампочки, светившей в коридоре опустил ружье и укоризненно спросил:
- Что ж вы так кричали? Я думал, к вам ворвался кто! У нас тут такое творится!
Я села на кровать. Сердце бешено колотилось.
- Просто кошмар приснился, извините, - пробормотала я, понимая, что спать мне уже сегодня не придется.
- Кошмар? – прищурился ангел-хранитель с ружьем. – У меня есть верное средство от кошмаров! Пойдемте вниз.
Мне стало любопытно, чем же порадует меня угрюмый лесник. Неужели банально предложит снотворного? Лучше уж тогда дубинкой по голове, это верное средство от дурных снов.
Спустившись прямо в пижаме на первый этаж, я прошла вслед за смотрителем мотеля в его коморку за стойкой. Которая оказалась, впрочем, вполне приличного размера комнатой. Покопавшись в тумбочке, лесник с ухмылкой протянул мне лекарство от кошмаров – стакан, до половины заполненный виски.
- Виски? – я глянула на висевшие на стене часы. – В три часа ночи?
- Зато никаких кошмаров! – радостно сообщил мне портье.
- Ладно, - почему-то согласилась я и взяла стакан. – Тогда давайте знакомиться ближе. Меня зовут Изабелла Свон, можно просто Изи.
- Я Натаниэль Форест, - сообщил лесник.
- Так вы владелец этого местечка?
- Да, когда-то мы с женой купили землю в лесу, построили мотель, но жены скоро не стало, вот и кукую в одиночестве.
- О, мне очень жаль…
- Не переживайте, мисс, это было давно, мне вполне хорошо живется тут в лесу, - улыбнулся мне Форест. – К тому же, ко мне часто приезжают друзья из города. Заодно отдыхают у меня, места-то валом!

Через полчаса и полбутылки виски мы стали с Натаном хорошими друзьями.
- Так что происходит в городе? Вы верите в версию о диких зверях? – слегка заплетающимся языком спросила я. Форест угостил меня сигарой, и мы чудно проводили время.
- Нет, это точно не звери, - решительно помотал головой он. – А если и звери, то не те, которых мы привыкли так называть.
Последние слова он произнес заговорщицким шепотом.
- В смысле? – уточнила я.
- У меня друг работает в местном морге, вот он рассказал мне, что раны на телах точно не от лап и зубов медведей. А он уж, поверьте, насмотрелся всякого! – выдохнул в меня колечко дыма Форест.
- Так кто же тогда? Маньяк?
- Скорее тогда уж несколько маньяков, хотя мне кажется, что такие увечья мог оставить только зверь в человеческой шкуре, - мрачно заявил Натан.
- Вы же, наверное, многих в городе знаете? Может быть, кто-то приехал в Форкс недавно? Кто-то подозрительный? – профессиональный интерес брал надо мной верх, невзирая на шум в голове. Довольно приятный шум, по правде говоря.
- Новенькие? – задумался Форест. – Пожалуй, за последние годы к нам переехала только одна семья, этой весной. И довольно странная…
- Расскажите поподробнее! – едва не взмолилась я. Неужели мне повезет сразу раскопать что-нибудь пикантное?
Форест чуть подозрительно на меня покосился, но виски делал свое дело. Он махнул рукой и принялся выкладывать информацию:
- Жена одного моего знакомого работает в одежном магазине. Она рассказывала, что к ней зашли как-то двое. Одна брюнетка с ежиком на голове, а с ней блондинчик смазливый. Странные, говорит, бледные очень, с кругами под глазами, будто не доедают постоянно. Так вот девушка только фыркала и носом крутила от одежды в магазине Мэри, так жену знакомого зовут. Все ей не так, да не эдак. Все кутюрье ей какого-то подавай! И какого, спрашивается, черта, приехали в глушь тогда? Кутюрьев тут нет!
- А еще что о семье знаете?
- Отец их работает в больнице местной, уважают его, светилом называют. Тоже, кстати, непонятно, что он забыл в Форксе. Хотя сам-то говорит, что решил детей на свежем воздухе растить. И то дело, а то вон какие бледненькие…
- А сколько детей у него? – не унималась я.
- Ой, да пятеро, и все приемные, - сказал мой собеседник и подлил нам еще виски. Мне уже было вполне достаточно и предыдущих порций, но чего не сделаешь ради информации! Я мужественно отхлебнула жгучий напиток.
- А как их фамилия? – чувствую, семейством стоит поинтересоваться подробнее. Все-таки новенькие. В таких городках, как Форкс, новые люди появляются нечасто. А тут еще и приехали буквально полгода назад…
- Ох, - нахмурился Натан, - дай бог памяти. Келланы что ли? Ой, нет, Каллены, ну точно!
- А живут они где?
- Да где-то в лесу дом у них, неподалеку от города, поговаривают. Гостей-то они к себе никогда не приглашают…
О, семья затворников – это еще интереснее. Если младшие Каллены учатся в школе, неужели они не приглашают к себе даже одноклассников?

С трудом распрощавшись с оказавшимся крайне словоохотливым Форестом, я, шатаясь, побрела к себе в номер. Кажется, мы благополучно приговорили ту бутылку виски…
Отдаю должное, метод лесника оказался действенным. Кошмары меня и правда не мучили, зато головная боль при пробуждении – еще как. Гигантским усилием воли стащив свое тело с кровати, я отправилась в душ. Опрокинув в себя бутылку минералки, я оделась и спустилась на первый этаж. Меня нещадно мутило, а вот мистер Форест был бодр и свеж. И как ему это удается? Посмотрев на мой кислый вид, он затащил меня на кухню и напоил кофе, а затем заставил съесть омлет. Кажется, мой ночной собутыльник чувствовал свою вину за то, что я откровенно перебрала. Что ж, я этим воспользуюсь.
- Мистер Форест, а вы не могли бы познакомить меня со своим другом, который работает в морге? – спросила я, допивая кофе.
- А тебе зачем? – хмуро осведомился он.
- Видите ли, я не отдыхать сюда приехала, - я решила выложить приветливому владельцу мотеля всю правду.
Выслушав мой рассказ, Форест вдруг хохотнул.
- Я так и понял, что ты что-то скрываешь! Познакомлю! Билли тоже не верит в нападение диких зверей. И, кстати, он тоже любит ирландский виски, - подмигнул мне Натан.
- Намек поняла, - улыбнулась я.
Билли Стеллс встретил меня у черного входа в больницу. Коварно подмигивая, он протянул мне белый халат и бейджик, чтобы провести в закрытую для чужаков зону. Надеюсь, этот халат не снят с какого-нибудь убитого доктора…
А еще хочется верить, что в этой крошечной больнице никто из старожилов не заметит меня. Тут наверняка все работники знают друг друга в лицо, не то, что в огромных больничных комплексах того же Сиэтла.
Но нам повезло. Проведя меня в морг, Билли огляделся вокруг, и, удостоверившись, что живых представителей человеческой расы, кроме нас с ним, в помещении не наблюдается, счастливо заулыбался и затряс мою руку.
- Я Билли Стеллс! – бодро заявил он. – А вы, я так понимаю, Изи?
- Да, - подтвердила я. – Приятно познакомиться!
- Так что вы хотели узнать, милая? – улыбался паталогоанатом. Его жизнерадостность начинала меня пугать.
- Мне интересно, что вы думаете обо всех этих убийствах. Вы верите в версию о гризли?
- Нет! – хохотнул Стеллс и тут же оседлал любимого конька. – Сейчас я вам все покажу!
Билли схватил меня за рукав и потащил к холодильникам.
- Смотрите! Видите, на теле нет следов от когтей, хотя после нападения гризли они должны быть обязательно, – сообщил он, показывая мне первый труп. Старательно не поддаваясь тошноте, я внимательно рассматривала тело и даже с разрешения Билли делала фото.
- А вот тут как будто зубами разорвано, - тыкал пальцем Стеллс, выдвигая следующее тело. – Но следов от клыков нет! Здесь хранятся тела только последних убитых, однако я видел все. И у всех жертв повреждена шея, в это место при нападении обычно метят волки. Но опять-таки следов от клыков не видно. А одно тело и вовсе было разорвано в клочья, однако при этом плоть не съедена. Животные себя так не ведут. А еще…
Не договорив, Билли вдруг закрыл холодильник и странно потупился.
- Что еще? Договаривайте, мистер Стеллс. Что вас смутило?
- Не знаю, стоит ли вам об этом рассказывать… - сомневался паталогоанатом.
- Билли, я - могила! – эмоционально пообещала я. – Никто не узнает о том, что информация получена от вас, обещаю.
- Ладно, - решился Билли. – Мне кажется, что из убитых… выкачали кровь.
- Кровь? – я как-то даже растерялась. – Но с чего вы взяли?
- Слишком большая кровопотеря, - негромко сообщил Стеллс. – Даже для таких увечий слишком большая… Я не могу утверждать наверняка, но здесь определенно что-то не так.
- Вы отобразили свои подозрения в отчетах?
- Ну что вы, мисс, - развеселился Билли. – Полиция настаивает на том, что в окрестностях города нашествие диких зверей. И, боюсь, мне не избежать проблем, если я начну делиться направо и налево своими домыслами.
- Кстати, мистер Стеллс, вы случайно не знакомы с доктором Калленом? Говорят, он работает здесь, - перескочила я на другую интересующую меня тему.
- Он бывал в морге несколько раз, а не так давно приходил изучать найденные тела, - сообщил Билли.
- И что вы о нем думаете?
- Слышал, он очень хороший хирург. Моя знакомая медсестра тепло о нем отзывается, она часто ассистирует ему на операциях, - Стеллс неожиданно слегка зарделся. А сестричка-то ему не просто коллега!
- Вы могли бы меня познакомить с ней? – мило улыбнулась я и достала из сумки бутылку отличного ирландского виски. Билли засмеялся:
- А вы умеете найти подход к людям!

Стеллс организовал мне встречу с медсестрой Молли, очаровательной блондинкой и ужасной болтушкой, в кафетерии больницы.
- О, доктор Каллен – он замечательный! – восторженно закатила глаза медсестричка, допивая вторую чашку кофе с третьим куском торта, которое я поставила перед ней. Если что – в ее сахарном диабете я не виновата! – Он добрый, заботливый, красивый!
- И вас ничего в нем не смущает? Быть может, странное поведение или исчезновения в рабочее время? – я устала слушать текущие полноводной рекой комплименты в сторону «великолепного», «сногсшибательного» и «невероятного» доктора.
- Что вы! – возмутила Молли. – Да доктор Каллен готов работать без передышки. Мы все восхищается его выдержкой. Он способен провести восьмичасовую операцию без единого перерыва, не выказывая усталости, а потом еще работать с бумагами, когда все уже с ног валятся. Он работает больше всех и в больнице почти всегда!
- Ну, неужели он никогда не берет отгулы или не болеет? – улыбнулась я. Судя по рассказу медсестры, Карлайл Каллен – просто терминатор какой-то…
- Очень-очень редко, - сообщила Молли. – Только если в Форксе случаются солнечные дни, то доктор с детьми выбираются в поход. Но солнце у нас редкость, так что это бывает нечасто. А чтобы болеть – так и не болел ни разу. И дети его в больницу не попадали…

Выведав у медсестры все, что меня интересовало, я отправилась прогуляться по Форксу. В городке чувствовались легкие панические настроения. Так, в одном из магазинчиков я увидела ссору семейной пары средних лет. Жена кричала, что на охоту муж отправится только через ее труп. Тот, в свою очередь, эмоционально высказывал мнение, что такая прелюдия к охоте его вполне устроит.
В кафе, куда я заглянула пообедать, молодая девушка плакала, рассказывая подруге о том, как грустит по брату, убитому на рыбалке. Тут и там люди возмущались бездеятельностью властей. Суровые мужчины за бокалом пива обсуждали, не создать ли им карательный отряд из охотников и не пройтись ли по лесам окрест Форкса с ружьями.
Набравшись впечатлений, я решила навестить местного шерифа. В кабинете, дверь которого украшала табличка с весьма претензиозным именем Доминик Гармонд, я обнаружила средних лет невысокого мужчину с тщательно зализанными гелем волосами. Он старался выглядеть моложе своих лет и вид имел довольно комичный. Услышав, кто я и чего от него хочу, шеф полиции явно расстроился. Журналистов в полиции не любят до зубовного скрежета, независимо от того, происходит дело в Сиэтле или в Форксе. Тем не менее, он попытался проявить вежливость и предложил присесть, щедро выделив на беседу пятнадцать минут.
- Мистер Гармонд, многие в городе не верят в то, что все эти убийства – дело лап диких зверей. Вы не рассматривали другие версии? О маньяке? Или, быть может, сатанистах? – включив диктофон, задала я первый вопрос.
- Да вы что! – с деланным возмущением воскликнул шериф. – Все факты говорят в пользу нападений медведей и других животных.
- Почему же такого количества жертв не было в прошлые годы?
- Мы общались со специалистами, они связывают усиление агрессивности зверей с глобальным потеплением, - выпалил шериф. Похоже, это заявление у него на всякий случай было заготовлено заранее.
- С потеплением? – едва не захохотала я.
- Да, с потеплением! – с мрачной решимостью подтвердил шериф. – Звери меняют ареалы обитания и подходят ближе к городам.
- Все тела были обнаружены недалеко от города? – уточнила я.
- На самом-то деле в непосредственной близи от Форкса были найдены два первых тела, - ответил Гармонд. – Потом мы начали прочесывать с поисковыми собаками более дальние окрестности, и обнаружили еще убитых. Тела даже не пытались спрятать, что опять таки говорит о нападении животных.
- А что вы скажете о том, что из жертв, по всей видимости, выкачали кровь? – пошла в атаку я.
- Что?! – взревел шериф. – Деточка, где ты набралась этих глупостей?
- Есть источники, - туманно ответила я. Все. На этих словах шефа полиции разорвало на много крошечных полицейских, он побагровел и, заорав «Вот и идите к своим источникам, а то и куда подальше», выставил меня из кабинета. Что ж, мне не привыкать.
Я забрела в ближайший ресторанчик выпить кофе и обдумать собранную информацию. Полиция что-то скрывает – это раз. В городе действительно творится что-то странное – это два. Мне почему-то не дают покоя Каллены – это три. Последний факт меня немало озадачил, явных причин для такой заинтересованности в этом семействе не было, но некие странности, отмеченные сразу несколькими моими собеседниками, все же настораживали. Допив кофе, я решительно направилась к машине. Несмотря на свой жуткий цвет, служила она мне вполне исправно. Поеду в школу, нужно покопаться в личных делах Калленов-младших.
Раздобыть необходимые документы оказалось проще, чем я ожидала. Рыжеволосая женщина, скучавшая в одиночестве в канцелярии этой крошечной школы из красного кирпича в обмен на пару бумажек с изображением американских президентов предоставила мне личные дела учеников, не задавая лишних вопросов. Правда, боясь, что меня обнаружат за неподобающим занятием, прочесть их она разрешила мне лишь в крошечной кладовке, загроможденной ведрами и швабрами. Я решила сделать проще. Растолкав приспособления для уборки, я разложила дела на полу и по очереди сфотографировала все страницы. Солью фотографии на ноутбук и рассмотрю без спешки у себя в номере.
Вернув документы нервничающей женщине, я рванула в мотель, сгорая от нетерпения. С легким удивлением я почувствовала азарт, всегда сопровождавший меня в моих расследованиях. Даже не думала, что это дело, которое я считала форменной пыткой, вызовет такие эмоции. Но интуиция уже подсказывала, что в Форксе я определенно найду что-то интересное.
Мистер Форест уже поджидал меня. Он приготовил ужин и пытался уговорить меня пропустить еще по стаканчику виски, но я была непреклонна, как скала. Быстро отужинав со скучающим лесником, я побежала наверх, слила фотографии документов на ноутбук и, удобно устроившись на кровати, принялась их рассматривать.
Каждое личное дело сопровождало портретное фото учеников. С первого портрета на меня взглянуло озорное личико девушки с чехардой на голове. Это явно та поклонница известных кутюрье, о которой мне рассказывал Форест. Ее имя Элис Каллен.
На втором фото обнаружился ее напарник по шопингу – очень симпатичный блондин Джаспер Хейл. Учится там же. Отличник, как и Элис.
Следующий портрет изображал, по всей видимости, его сестру – Розали Хейл. О, это была умопомрачительная блондинка со слегка надменным изгибом губ. Наверняка у нее на школьных балах отбоя от поклонников нет. С успеваемостью проблем нет.
Дальше я познакомилась с Эмметом Калленом. Короткая стрижка, милые ямочки на щеках, широкая улыбка. Даже по фото было видно, что он хулиган и задира. Да и учится средне.
На последнем портрете был изображен Эдвард Каллен. Красавчик, конечно, ничего не скажешь. Точеная линия носа, широкие дуги бровей, высокий лоб. Впрочем, было в его лице что-то слегка высокомерное. И он тоже ходил в отличниках.
Ничего компрометирующего в документах я не обнаружила. Ни пометок о психологических проблемах, ни замечаний о шалостях или хулиганствах. О родителях тоже ничего интересного. Отец Карлайл Каллен - врач, мать – Эсми Каллен - домохозяйка. Идеальная семья. Слишком идеальная, на самом-то деле. Отец с отличной репутацией. И пять детей-подростков с безупречным поведением. Усыновленных к тому же. Так не бывает. А если и встречается подобное совершенство, то на поверку оно всегда оказывается лишь показным. Внешнего лоска особенно активно добиваются те, кому есть, что скрывать. Каллены весьма усердно что-то прячут, раз внешне у них полный порядок. И я обязательно узнаю, что!
Ночь прошла спокойно. За исключением того, что Форест снова ворвался ко мне в три часа ночи с ружьем. А я еще считала себя параноиком! От его метода борьбы с кошмарами я вновь решительно отказалась.
Утром за завтраком – похоже, добрый ангел Натан решил не дать мне умереть с голоду в этой дыре – я расспросила у всезнайки, где находили тела жертв неизвестного монстра. Оказалось, что сразу группу невезучих охотников нашли убитыми неподалеку отсюда – в пятнадцати минутах езды. Я решила немедленно туда съездить. Сама не знаю, зачем, но информация никогда не бывает лишней. Вдруг обнаружу что-то интересное. А если нет – значит, просто сделаю фото места происшествия, для статьи пригодится.
Форест начертил мне весьма подробную карту. Но, отъехав от мотеля километров на пять, я, разумеется, благополучно заблудилась на лесных дорогах. Топографический кретинизм – мой извечный бич, бороться бесполезно. Выйдя из своей ядрено-фиолетовой машины, я разложила карту на капоте и попыталась вспомнить, где и когда я поворачивала. Вокруг тихо шумел лес, с неба сыпался за шиворот нудный дождь. Я вдруг почувствовала себя тоскливо и как-то сиротливо. Хоть бы выбраться из этой чащи засветло. Неожиданно мое внимание привлек странный, не вписывающийся в фоновый шорох леса, звук. А за деревьями показался дым странного цвета. Его оттенок был схож с цветом моего автомобиля. И это было совсем недалеко от дороги. Смутная тревога на секунду сжала сердце. Но я отмахнулась. В конце концов, если там горит костер – то там есть люди. Может быть, они подскажут мне, как отсюда выбраться. На всякий случай я захватила фотоаппарат и, не создавая лишнего шума, пошла на дым. Впереди показалась поляна. Я остановилась, не выходя из-за последнего ряда деревьев. Мой нос уловил чудовищную вонь, исходившую от костра, а глаза увидели такое, что я буквально остолбенела на месте. Но рука, будто помимо воли, потянулась к висевшему на плече фотоаппарату…