Несколько часов я дорабатывала статью, добавляя в нее все больше яда. Прокурор хотел войны – он ее получит.
Ричард остался доволен материалом и внес в него минимальные правки.
- Ну все, - улыбнулся он, позвав к себе в кабинет позже, чтобы показать сверстанную полосу. – Изабелла Свон вновь заблистала на первой полосе!
Рассматривая компрометирующие фото прокурора и свой текст, я почувствовала, как на место гнева приходит ободряющее чувство отлично выполненной работы. Именно эта эмоция заставляла меня порой носом землю рыть в поисках журналистского материала, обещавшего стать взрывом. Адреналин, поступавший при этом в кровь, заставлял забыть обо всем. В том числе о том, о чем ничто другое, включая алкоголь и секс, забыть не давало. Каплан обзывал меня трудоголиком и вечно пытался выгнать в отпуск или хотя бы уговорить взять парочку отгулов. Вот и сейчас…
- Изи, ты выглядишь уставшей, может, тебе отдохнуть денек-другой, - окинув меня внимательным взглядом, заявил главред.
- Ричард, да ты что! Завтра самая война разгорится, наверняка Спиннингс созовет пресс-конференцию, я должна быть там!
- Ты в своем репертуаре, - мягко засмеялся Каплан. – Тогда хоть сейчас иди домой, выспись. Впрочем, быть может, лучше не домой? Что, если налетчики вернутся?
- Не вернутся, - уверено ответила я. – Наверняка они уже в курсе, что фотографии пошли в печать. Им нет смысла искать их в моем доме.
- И все же… - начал босс. – Возможно, тебе лучше переночевать где-то в другом месте?
- Ричард, я не привыкла убегать, - твердо заявила я и ухмыльнулась. – Заеду куплю себе бейсбольную биту и буду отбиваться, если они явятся. Именно так делают главные героини в крутых боевиках.
- Бита – это серьезное оружие, особенно в твоих руках! – засмеялся Каплан. – Ладно, иди. Но звони, если что.
Я кивнула и отправилась к своему столу, чтобы забрать сумку. Пока я забрасывала в нее диктофон, блокнот и ключи от машины, сзади подкрался вездесущий Роберт.
- Изи, дорогая, - сексуально прошептал он мне в ухо, обняв меня за талию и прижавшись подбородком к плечу.
- Роб, мне сейчас как-то не до любовных игр, - я сбросила его руки с себя и продолжила собираться.
- Птенчик мой, но у нас с тобой была пара отличных ночей, - обиженно пробубнил он.
- Ага! – развеселилась я. – Один раз после бурного корпоратива, когда ты подло затащил меня в подсобку, пользуясь моей беспомощностью. А второй раз, когда я страдала из-за того, что на столь многообещающих фото мэра города с незнакомкой в кафе оказалась его чертова сестра!
- Вот! Поэтому я и говорю, что нужно повторить это на трезвую голову и не в момент душевных метаний, - с важным видом сообщил мне Роб и, коварно улыбнувшись, отбросил со лба прядку светлых волос.
- Купи себе вначале гель для укладки, - захохотала я, потрепав его по растрепанным волосам. – А потом уже подкатывай с неприличными предложениями.
- Ты жестокая женщина, Свон! – театрально приложил руку ко лбу он.
Я внимательнее посмотрела на парня. Может, согласиться? Планов на сегодня у меня нет, а Роб – не самый плохой вариант для того, чтобы не оставаться сегодня одной. Нет, не буду. Иначе завтра весь Сиэтл узнает о том, что мачо Роберт затащил в постель совершенно трезвую и при памяти Изабеллу Свон. Не то, чтобы меня это сильно волновало. Просто незачем.
Отшив не сильно-то огорчившегося Роберта, я вышла на улицу и задумалась. Домой ехать пока не хотелось… Я достала из кармана телефон и набрала номер своей верной подруги Вероники. Она была одной из тех, кто пережил вместе со мной последние три года и смог удержаться от того, чтобы не прибить меня первым попавшимся под руку тяжелым предметом.
- Привет трудоголикам! – радостно прощебетала в трубку Вера. – Неужели ты вспомнила о своей подруге, которая терпеливо ждет и верит в то, что ты когда-то ей позвонишь.
На последних словах Вероника демонстративно всхлипнула. Я прыснула:
- Хватит бить на жалость! Жду тебя в нашем кафе через полчаса, сможешь?
- Ради тебя, любовь моя, я быстренько расшвыряю клиентов и примчусь через двадцать минут! – счастливо взвизгнула Вера и отключилась.
Она работала в рекламном агентстве копирайтером. Виделись мы нечасто, но Вера не обижалась. Подруга сумела простить вспыхнувшую во мне слегка нездоровую страсть к работе. Она одна из немногих, кто понял, что только это сможет помочь мне жить дальше после… Я передернула плечами, отгоняя дурные воспоминания, и направилась к машине. Но, передумав, решила пройтись до кафе в трех кварталах отсюда пешком. Погода сегодня стояла удивительно сухая, извечный осенне-зимний дождь дал Сиэтлу передышку. Порой из-за туч даже пробивались робкие лучи солнца. А это и вовсе нонсенс для декабря в нашем штате.
Вероника, уже ожидавшая меня за столиком, подскочила и бросилась обниматься.
- Я уж думала, не увижу тебя в этом году, - с легким упреком произнесла она, когда мы сели и заказали себе для начала по чашке кофе.
- Работы много было, прости, - привычно извинилась я.
- Ой, да твоя работа никогда не закончится! – так же привычно сказала Вера.
- Кое-что в жизни не меняется! – заключила я.
- И все-таки ты отвратительно выглядишь! Синяки под глазами, замученная. Изи, пора в отпуск! – заявила подруга.
- Вера, отстань, умоляю, у меня тут как раз новый материал завтра выходит. Это будет сенсация!
- Сенсация, сенсация, - передразнила меня Вероника. – Хватит думать о глупостях! Ты бы личной жизнью занялась. В ночной клуб сходила…
- Ага, а еще в библиотеку или в где там холостые мужчинки водятся, - весело продолжила я.
- Нет, в библиотеке или студенты, или ботаники водятся, туда не нужно, - задумчиво произнесла подруга. – А вот…
- Вера, хватит, - тихо произнесла я. – Я пока совершенно не готова…
- Изи, хватит! Хватит жить прошлым! Нужно двигаться вперед! - затараторила Вероника. Ух, я ее сейчас придушу!
- Стоп! Или мы прекращаем говорить о моей личной жизни, или я сейчас вылью тебе на голову кофе, - твердо сообщила я подруге.
- Ладно, - вдруг с улыбкой согласилась она. – Но я все равно от тебя не отстану.
- А вот в этом я не сомневаюсь! – со смехом заверила ее я.

Мы просидели в кафе часа три, поужинали, наболтались обо всем на свете и перемыли косточки нашим общим знакомым. Потом я вдруг почувствовала, что глаза начинают слипаться. Две бессонные ночи давали о себе знать.
- Все, иди спать, дорогой мой трудоголик! – заявила Вероника, когда на очередном зевке я чуть не вывихнула себе челюсть.
Едва не заснув на паре светофоров, я добралась домой без приключений. Дом был темным и пустым, незваных гостей сегодня, к счастью, не наблюдалось. Перешагнув через обломки мебели и посуды, которые так и были раскиданы ровным слоем на полу, я добралась таки до спальни, и, не раздеваясь рухнув на кровать, вырубилась в то же мгновение.
Истеричные вопли о «Babe» вырвали меня из сна самым негуманным из всех способов пробуждения, которые я знала.
- Изи, Спиннингс собирает пресс-конференцию через час, - сообщил мне Ричард. Черт, который час? Бросив взгляд на часы, я выяснила, что уже одиннадцать. Вот уж поспала, так поспала!
- Бегу! – заорала я и ринулась собираться. Распахнув шкаф, я принялась панически в нем рыться. Пожалуй, ради пресс-конференции, на которой мне нужно задать прокурору несколько неприятных вопросов, сегодня придется одеться «в женщину». Со вздохом достав жакет и юбку, я быстро приняла душ, оделась, стянула длинные волосы в приличного вида пучок и выскочила из дома.

В конференц-зале уже клубился народ. Почти у всех в руках был свежий номер «Seattle Post». Коллеги, знавшие меня лично, подходили кто поздравить с выходом резонансного материала, а кто и прошипеть пару теплых, ласковых слов о том, что я, видимо, переспала с половиной города ради этих фотографий.
Спиннигс явился буквально через пару минут. Его походка была решительной и твердой, на лице застыло выражение злости и праведного гнева. Красиво работает парень, профессионально.
- ..Господа, заверяю вас! Эти фотографии – грубая подделка! У меня никогда не было никаких связей с Джоном Кроуном. И я буду счастлив засадить его за решетку! – закончил пламенную речь прокурор.
Когда настала очередь задавать вопросы, я вскочила первой.
- Мистер Спиннингс! Изабелла Свон, газета «Seattle Post». Первым делом сообщаю вам, что первичная проверка фотографий специалистами нашего издания подтвердила их подлинность. А во-вторых, позвольте задать вам вопрос. Мой информатор утверждает, что кроме вас Рони-красавчика покрывает также шеф полиции мистер Фогг. Что вам известно об этом?
Задав вопрос, я села на стул и мило улыбнулась. В этот момент мне показалось, что прокурора сейчас хватит удар. Но он был не первый год в системе правосудия и сумел совладать с эмоциями.
- А, мисс Свон! – улыбнулся он. К слову, довольно кровожадно. – Так это вас, а также ваше издание мои адвокаты скоро оставят без гроша! Приятно познакомиться, - прокурор склонился в шутливом полупоклоне.
- А на ваш вопрос я отвечу так, - продолжил он. – Ни я, ни уважаемый мистер Фогг не имеем никакого отношения к Кроуну, поэтому советую вам начинать писать опровержение этой грязной инсинуации.
Я устало вздохнула. Ничего нового.
После окончания пресс-конференции я отправилась на работу. Ричард сидел в кабинете, довольный, как кот, сперший со стола кусок колбасы.
- Гениально! Резонанс сумасшедший! Материал уже перепечатало пятьдесят интернет-изданий! – эмоционально сообщил он мне.
– И знаешь что? – хитро прищурился Каплан.
- Что? – с любопытством спросила я.
- Мне уже звонили из ФБР, просят оригиналы фото!
- Дай пять, Ричард! – взвизгнула я. Эта информация действительно меня порадовала. Значит, все было не зря.
- Но есть и плохая новость, - помрачнел главред. – Мой человек в полиции сообщил мне, что Фогг в ярости и обещает всем и каждому убить тебя, если увидит. Я за тебя переживаю.
- Думаю, не стоит, - пробормотала я. – Думаю, они не рискнут сейчас предпринимать активных действий.
- И все же будь осторожнее, - попросил Каплан.
- Постараюсь, - пообещала я и отправилась работать. Нужно срочно найти себе новое дело…
До глубокого вечера я искала в интернете хоть что-то интересное, что могло бы дать мне зацепку для новой работы. Но сегодня удача мне не улыбнулась. Сто раз проверив почту и написав десятки писем своим осведомителям в госучреждениях, я все же решила отправиться домой.
Темный асфальт, блестящий в свете фонарей от прошедшего недавно дождя, мягко ложился под колеса. Полуночные дороги были почти пустыми, а чем дальше я отъезжала от центра в сторону своего дома, стоявшего на отшибе, тем меньше становилось машин.
Внутри разливалось чувство покоя. Все-таки я отлично поработала! Несмотря на общий цинизм моей профессии, я искренне верила в то, что справедливость должна восторжествовать, и в то, что подонки не имеют права быть при власти.
Мои размышления прервал укол тревоги. Глянув в зеркало заднего вида, я увидела, что за мной едет странно знакомый черный джип. Я была уже недалеко от дома, с обеих сторон дороги стояла темная полоса леса. До жилых домов далеко, а впереди лишь мое пристанище. Нехорошо. Неожиданно джип набрал скорость и от души боднул мой «шевроле». Слава богу, у меня есть привычка пристегиваться, и я не ударилась в этот момент головой об руль. Обернувшись, я увидела, что преследователи отстали. Но лишь для того, чтобы набрать скорость и совершить второй удар. Черт побери! Во мне медленно нарастала паника. Чего они добиваются? Хотят столкнуть меня с дороги? Или заставить остановиться? Ну нет! Я вжала педаль газа в пол. Но куда моей старенькой лошадке до этого холеного арабского скакуна! Джип легко и не напрягаясь догнал меня. Пытаясь уйти от удара, я вильнула по дороге раз, другой. Но преследователи не унимались. Улучив момент, здоровенная машина боком впечаталась в мое авто и стала толкать его на обочину. Все мои попытки высвободиться отказались тщетными. Последним рывком джип с ревом выбросил мою машину с дороги. Выровнять машину я уже не успевала, и несильно, но чувствительно врезалась в дерево. «Шевроле» тут же заглох, а я шокировано смотрела в зеркало. Что они будут делать дальше? Вцепившись в руль, я соображала, что мне делать. Все, на что меня хватило, это достать из сумки пистолет. Но толку-то? Их там в джипе небось целая компания сидит. Однако бандиты повели себя нетипично. Пару раз моргнув фарами, черный монстр взревел, развернулся и рванул обратно в город.
Мои руки бессильно опустились. Только что меня явно пытались припугнуть. И им это удалось. Радует, конечно, что припугнуть, а не закопать, но… Дрожащими руками я засунула пистолет обратно и прикурила. Да, крепко кому-то я наступила на хвост. Такого в моей практике еще не было. Угрозы, шантаж, обещания залить цементом ноги и отправить в озеро Вашингтон в последнее плавание были. Но столь откровенный переход к действиям – это впервые.
Выкурив пару сигарет и слегка успокоившись, я попробовала завести машину. К счастью, мой железный конь не подвел. Я подъехала к дому и выбралась из авто. Ноги слушались плохо. Как и все остальное, включая руки и голову. Войдя внутрь и отключив сигнализацию, я бессильно привалилась к двери в темной прихожей. Что же мне делать? Обращаться в полицию бесполезно, учитывая, что там многие мечтают подержаться за мое горло. Звонить отцу я не собираюсь, не хочу его волновать. Он только-только начал налаживать свою жизнь в Вашингтоне и, кажется, даже нашел себе там женщину. После смерти мамы он почти пятнадцать лет был один. Не хочу срывать его с места, а он непременно примчится меня спасать, даже если я буду умолять этого не делать.
Ладно, я подумаю об этом завтра. И точно что-то придумаю! Включив свет, я тоскливо осмотрела первый этаж. Похоже, сегодня уборка опять отменяется. Выпив бокал вина, я старательно заставила себя успокоиться и даже смогла ближе к рассвету уснуть.

- Изи, это уже не смешно! - взревел Ричард, услышав мой рассказ. – Нужно обратиться в полицию.
- Ага, так они и побежали меня спасать! – расхохоталась я. Сегодня вчерашнее происшествие казалось просто дурным сном, но не поделиться с Капланом я не могла.
Главред задумался.
- Я постараюсь разобраться по своим каналам, узнаю, кто именно и что именно хочет с тобой сделать, - сказал он через минуту. – Но пока тебе нужно уехать из города. На всякий случай.
- Это же бегство, Ричард, - тихо ответила я. – Я не буду бегать, как загнанный зверь.
- А я тебя не спрашиваю, - буркнул Каплан. – Я отправляю тебя в редакционное задание!
Я посмотрела на смущенный вид главреда. Ох, чувствую, не понравится мне его задание.
- И что за дело? – максимально непринужденно спросила я.
- Убийства и исчезновения людей в одном маленьком городке… - начал шеф.
- Ричард, но маньяки – это не мой профиль! – возмущенно оборвала я его. – Я люблю политику, журналистские расследования. А не копаться в моргах!
- Изи, успокойся! – вдруг рявкнул Каплан. Ух ты, первый раз вижу такое в отношении меня. – Во-первых, это дело выглядит весьма многообещающим. Только представь – в крошечном городке с тремя тысячами жителей за последние месяцы найдены убитыми шестнадцать человек, еще семеро пропали без вести. В городе начинается паника. Власти пытаются списать все на нападения диких зверей. Но интуиция подсказывает мне, что все не так просто. А во-вторых, я собирался отправить туда Сэма, но лучше езжай ты.
- То есть ты хочешь послать меня из огня да в полымя? – уточнила я. –Спасая от мстителей, загнать в логово маньяка? Или даже маньяков…
- Не говори глупостей, - отрезал Каплан. – Пропадают в основном охотники, рыбаки и лесники. Кто бы там не орудовал, но в его предпочтения молоденькие девушки точно не попадают.
- Охотники? Лесники? – засмеялась я. – Да там сто процентов какой-то гризли с катушек съехал!
- Вот поедешь и разберешься! – опять рявкнул Каплан. Он сам в этот момент напоминал недоброго гризли. Спорить с ним, кажется, бесполезно. Ричард хочет отправить меня в глушь на какое-то сомнительное расследование лишь бы только убрать из Сиэтла. И добьется своего любыми способами.
- Как хоть город называется? – мрачно спросила я.
Ричард глянул в бумаги, лежавшие перед ним и буркнул:
- Форкс.
- Форкс? Что еще за Форкс? Никогда о таком не слышала…
- Это в четырех часах езды от Сиэтла, - опять заглянул в шпаргалку Каплан. – Или самолетом до Порт-Анджелеса, а оттуда час на машине.
Мда уж. Боюсь, мой помятый «шевроле» такого путешествия не выдержит. Будто прочтя мои мысли, Ричард добавил:
- Кстати, можешь взять одну из редакционных машин, я оформлю тебе командировку.
- Вот спасибо! – язвительно произнесла я. Но главред чихать хотел на мой сарказм.
- Пожалуйста, - широко улыбнулся он. – И да. Командировка начинается сегодня, собирай вещи и выезжай.
Вот уж попала, так попала, подумала я, выходя из кабинета начальника.