EPOV

Меня охватила паника.
Я стоял посреди шумной толпы, прикрыв глаза, пытаясь найти в себе силы, чтобы вернуться к реальности. В один момент она стояла в очереди к уборной, а в другой – её уже не было.
Тишина её разума откидывала для меня всевозможные варианты развития событий, я был словно слепцом. Меня прямо разрывало на части, и я упал на колени, посреди парка, от безысходности. Пускай… Я знаю, что сейчас мной управляла паника, но с того самого момента, когда она сказала мне о том, что она собирается пойти на этот фестиваль у меня появилось нехорошее предчувствие. Здесь было очень много людей. Для них не составило бы никакого труда добраться до неё, а для меня – потерять её.
Присев на ноги, я вновь начал прислушиваться.
…Эта группа просто чудо…
…эй, мудак…
…если он ещё раз коснётся меня…
…интересно, пивная лавка будет ещё работать после выступления группы…
Мой дар был, одновременно, благословением и проклятием. В двадцатитысячной толпе людей это было проклятием самого дьявола. Найти Беллу в этой шумихе ничем не отличалось от поиска иголки в стогу сена. Даже моё вампирское зрение не было достаточно хорошим для такой задачи.
Поспешно достав свой телефон, я нажал на кнопку вызова единственной, кто мог найти Беллу, в случае, если этого не мог сделать я.
- Где она, Эллис? - выплюнул я с немного излишней грубостью. Боже, она не заслужила такого обращения.
- Белла? - переспросила она, заведомо зная, что существует только одна «она», которая полностью поглотила моё внимание и интерес, - Что случилось?
- Ты что, не видишь её? - выкрикнул я. Паника начала поглощать моё сознание.
- Эммм… - в трубке повисла тишина и я начал беспорядочно бродить по площади, в надежде найти хоть какой-то след Беллы. В этом диком миксе запахов еды, питья и пота я не мог уловить её аромат.
- Эллис? - позвал я, не надеясь услышать ответ.
- Эдвард, всё, что я могу увидеть, так это то, что она в лесу. Но она не одна… и… её принудили… Всё мелькает очень быстро, я не могу уловить большего. Что бы там не происходило – это ещё не решено. Единственное, что я точно знаю, и могу тебе сказать - ты должен искать её в лесу, - пролепетала Эллис.
Отключив телефон, я резко рванул сквозь тесную толпу. Мне не оставалось выбора, кроме как игнорировать кричащие в моей голове чужие мысли. Я прошёл мимо парочки, увлечённой поцелуем, и облегчённо вздохнул, когда почувствовал аромат Беллы на спине парня. Наверное, она проходила здесь и задела его.
Потом в поле моего зрения попался фургон скорой помощи, и в моей голове промелькнула мысль, что, возможно, Белла пошла туда. Это было бы не удивительно и, скорее, даже естественно для Беллы, с её-то неуклюжестью. К фургону она не подходила, но недалеко от него я заметил смятую траву. Я смог различить две пары следов, это было похоже на преследование, кто-то бежал за кем-то в менее освещённую часть площадки, в сторону леса.
Что заставило Беллу бежать туда? Не успел этот вопрос образоваться в моих мыслях, как меня окатило волной аромата, донёсшегося со свежим порывом ветра. Запах был мне знаком, я чувствовал его раньше в квартире Беллы и на ожерелье, оставленном у её двери.
Бри.
Я зарычал от негодования и глухой злости, понимая, что только эта маленькая девчонка могла увести Беллу за собой - напрямую в опасность. Меня трясло от собственной тупости, ведь я не предупредил её, не сказал, чтобы она держалась подальше от девочки, даже если увидит её. А подействовало бы это? Подобные предостережения только усилили бы её любопытство и вынудили меня лгать ей. Это был замкнутый круг, который я собирался прервать.
Почти вдвое ускорив шаг, я открыл свой разум для посторонних мыслей, в надежде уловить мысли Бри. Всё, что я слышал – это отдалённые, глухие мысли людей из толпы и слабые, отдаленные звуки музыки. Единственной ниточкой, связывающей меня с ней, был её запах, который с приближением границы площадки и леса становился все насыщенней.
Но вдруг я почувствовал совершенно другой аромат. Виктория. Она также была здесь. Аромат Беллы был острым, пропитанный адреналином и страхом, и моё тело вновь сковала паника.
Как же я голодна… такая мягкая кожа, цветы… арррр…
Мысли Бри были беспорядочны и непредсказуемы, что было весьма свойственно новообращённому вампиру. Всё её внимание было направлено на шею Беллы. Мою шею.
Эти мысли спровоцировали новый взрыв злости и негодования, я прорывался сквозь деревья и кусты с неимоверным, кристально-чистым чувством - 100% концентрированной агрессией.
Они были впереди. Я их заметил. Маленькая и дикая, рыжая и опасная и, наконец, робкая и напуганная. Мои глаза неотрывно наблюдали за Беллой, которую удерживала Бри, от чего меня прямо передёрнуло - грязные руки этого мерзкого демона касались нежной кожи. Пальцы маленького чудовища плотно сжимали её запястья, заставляя Беллу вздрагивать. Она причиняла ей боль… ярость буквально выплёскивалась за края чаши терпения и здравого рассудка моей животной сущности. Её тело принадлежит мне и только мне, только у меня есть право восхищаться, дорожить и преклоняться перед ним, и они очень дорого заплатят за своё жестокое пренебрежение ним.
Виктория, возглавлявшая это шествие на казнь, услышала меня. Я выудил это из её мыслей, когда бросился вперёд, направляясь к ней. Её мозг начал в ускоренном и беспорядочном процессе выдавать всё новые и новые планы побега, она даже успела представить себе, как разозлится Джеймс, если она упустит эту возможность и не доставит девушку к нему. На мгновение в рыжеволосой голове проскользнула догадка, что я пришел не по её душу, а чтобы спасти Беллу. Своё решение она приняла мгновенно, исчезая в темноте леса со всей скоростью, на которую только была способна, не дожидаясь, пока я доберусь до неё.
Бри остановилась, ошарашенная внезапным исчезновением Виктории, и, не особо церемонясь, дёргая Беллу, чтобы та остановилась. Моя всхлипнула от боли и сжалась, когда по её бледной коже прошла неуловимая дрожь, на которую молниеносно отреагировало мое хладное тело. Бри – новообращённая и обладает неимоверной силой. Белла не имела никакого представления о том, что сейчас произойдёт и мне совсем не хотелось шокировать её тем, что я собирался сделать. Но, несмотря ни на что, я уже принял своё решение.
- Бри, - позвал я маленького дьявола, тон моего голоса был ниже того, который могла бы расслышать Белла, мне не хотелось пугать её.
Новообращённая развернулась ко мне, стоя между мной и Беллой. Глаза моей единственной широко распахнулись, источая… надежду? Страх? Я даже не был уверен, что именно. Впрочем, как и всегда. Её лицо излучало боль, а на коже остались отпечатки пальцев вампирши и грязь. Моя голова непроизвольно склонилась, чтобы лучше разглядеть её.
Услышав шипение, я, механически реагируя, переключился на Бри.
- Убери от неё свои руки, - сказал я голосом, буквально источающим яд.
Я уловил, как её пальцы дрогнули, будто она и вправду хотела это сделать, но затем девочка с ещё большей силой схватила Беллу за запястья, от чего та вновь всхлипнула. Взглянув на Беллу, я понял, что она уже была в пограничном состоянии, совсем близко к оглушающему шоку. Её глаза беспорядочно метались от меня - к Бри, которая, в свою очередь, решила вступить со мной в словесную схватку.
- Тебе не удастся спасти её. Меня никто не спас, да и на себя посмотри. Ты такой же. Только от того, что твои глаза золотистые, а не красные ещё не означает, что ты не тот, кто ты есть, - в угнетающей тишине леса прозвенел её тоненький, высокий голос.
Мои глаза моментально метнулись к Белле, и я вздохнул с облегчением, в самом извращённом понимании этого слова. Она всё ещё была словно в трансе, не понимая, что происходит вокруг.
- Бри. Убери от неё свои руки. Или я их оторву. Как Джеймсу. Ты ведь видела, что с ним случилось, - с яростью приказал я. И с ужасом наблюдал за тем, как она отпускает Беллу, но вместо того, чтобы убрать свои поганые ручонки от несчастной девушки, она подняла их к голове Беллы, разворачивая её так, чтобы получить лучший доступ к её шее.
Бросившись вперёд, я буквально вклинил своё тело между ними, со всей осторожностью, на которую был только способен, отталкивая Беллу. Я услышал, как она с глухим звуком упала на землю, но на данный момент моей главной задачей была Бри. Инстинкты новообращённого вампира взяли над ней верх, и она зашипела, зарычала на меня. Ей было от силы месяца два. Жажда и агрессия – эти примитивные инстинкты сейчас сочились по её отравленным ядом венам. Виктория бросила её, и теперь ничто и никто не мог контролировать или сдерживать её, не было резона самой сдерживать себя.
Отбросив мысли о Белле как можно дальше, я сделал выпад вперед, начиная разрывать тело новообращенной, кусок за куском. Она ревела, визжала, словно животное, до тех пор, пока от неё ничего не осталось. Может быть, она и была сильнее, но я был опытнее и умнее. По большому счёту, не было никаких сомнений в результате этой борьбы.
Боже, я даже не знал, что из всего этого видела и поняла Белла, но я заметил, что она отползла от меня подальше и её стошнило. Моё тело наполнилось чувством абсолютного страха, после такого красочного представления посреди леса, когда я начал сжигать останки вампирши. Я понял, действительно понял, что все мои мечты и надежды об этой женщине были разрушены до основания.
Да, я и раньше знал, что она не принадлежала мне, поэтому просто находился рядом лишь для того, чтобы защищать её. Моя потребность в ней была больше, чем это могли выразить слова… это было безнадёжно, неотвратимо, и теперь, когда она узнала, по-настоящему узнала, что я не герой из какой-нибудь сказки, мифа или легенды, передающейся из поколения в поколение старцами, а без сомнений - настоящий монстр, чудовище её ночных кошмаров… больше не оставалось никаких надежд на то, что она захочет быть со мной.
Останки демона я забросал землёй, чтобы затушить тлеющий огонь. Осторожно и боязливо я направился к Белле, открыв навстречу руки.
- Белла? - позвал я её, со страхом ожидая ответа.
Она сидела на земле, её штаны были перепачканы грязью от и до, после того, как она опустилась на колени, в момент слабости. Её бледные руки были покрыты синяками, и она неосознанно потирала их. Когда она подняла на меня свой взгляд, я, наконец-то, смог узреть в нем замешательство и волнение.
- Прости меня. Я обещал и не сдержал своего обещания, - опустившись перед ней на колени, прошептал я.
Мои ноги проседали в мягкую землю… и мы молча сидели в тишине леса. Энергетика, свойственная подобным моментам межу нами, изменилась. В воздухе витали боль и страх. Белла оставалась безмолвной. Решив подавить в себе отчаяние, я поднял голову, чтобы взглянуть в её глаза.
- Я не причиню тебе вреда. Обещаю. Позволь мне отвести тебя обратно, - произнёс я тихим голосом, понятия не имея, о чём молчат её мысли.
Протянув к ней руку, я помог ей подняться на ноги. Она вздрогнула от моего прикосновения, и мне пришлось отдалиться от неё, как только она встала. Её взгляд всё ещё был, словно покрыт пеленой, в то время пока она продолжала хранить молчание. Вербальное и мысленное. Единственными звуками, нарушающими тишину, были наши шаги, хлюпанье грязи, прилипающей к обуви и её сердце, отбивающее бешеный ритм.
Она шла, спотыкаясь сквозь тьму леса, обняв себя руками, не способная ясно видеть в такой темноте. Время от времени я был вынужден указывать на стоящее впереди дерево или куст, иногда нерешительным жестом направлять её в нужную сторону. Как же далеки были эти жесты от наших нежных прикосновений вчера вечером. Волнение и трепет ушли. Мои касания были противны ей - именно то, чего я всегда так боялся.
Я упустил её.
Она была со мной и я упустил её.
Мы подошли к краю леса, вдалеке уже были заметны огни прожекторов фестиваля. Музыки не было слышно, а люди поднимались со своих, насиженных мест и собирали вещи перед тем, как покинуть сие торжественное мероприятие. Мне нужно было объясниться. У меня просто не было иного выбора. Для её же блага, для моего блага.
- Белла, - мягко позвал я.
Её голова повернулась в мою сторону, и она посмотрела мне в глаза, хотя взгляд её всё ещё оставался потерянным.
- Я знаю, то, что ты там увидела - было, - мне хотелось быть с ней честным, - ужасно. Но, поверь мне, это, действительно, должно остаться в тайне.
Она тяжело сглотнула и, наконец, заговорила дрожащим и низким голосом:
- Кому я могу рассказать, Эдвард? И что я скажу? Что меня преследовала банда невменяемых монстров? Что глубоко в лесу лежат обугленные останки пропавшей девочки, которую больше никто и никогда не увидит? Или о том, что я думала, будто в кои-то веки я нашла мужчину моей мечты, а он оказался… - она судорожно втянула в себя воздух и слёзы потекли по её лицу, - …не человеком? - эти последние слова она произнесла задыхаясь.
Её слова обрушились на меня, словно груда камней. Она думала, что нашла мужчину своей мечты и всё, чем я являлся было… чудовищным для нее, я был монстром. Мне нечего было сказать ей в ответ, потому что все её слова, до единого, были чистой правдой. Вместо ненужных и неуместных оправданий я продолжал смотреть в её глаза, надеясь, что она поняла - чего я ожидаю от неё.
На миг она застыла, а затем, вытерев свои глаза тыльной стороной измазанной в земле руки, решительно подняла голову.
- Эдвард, я никому ничего не скажу. Твоя тайна останется в безопасности.