EPOV

Я быстро опередил свою семью, направляясь через лес к месту, где Эммет сделал звонок. Наша цель находилась глубоко в Восточном Вашингтоне, вдали от цивилизации. Мы быстро встретились с Эмметом, затем разошлись в широкую линию, охватывающую столько пространства, сколько было возможно. Конечно, мой брат знал запах Элис, но я боялся, что Джеймс может заманить его в неверном направлении подальше от неё, увеличивая расстояние между нами. Я глубоко вдохнул и последовал за недавним запахом Джаспера, а также слабыми следами Элис, которые покрывали листья и ветви по всему лесу.

Как только я покинул дом, то смог отпустить мысли о Белле; я ненавидел так делать, но они отвлекали внимание, чего я не мог себе позволить в данный момент.

Я любил её, она любила меня, это было всем, на что я мог надеяться, и когда все это закончится, мы могли бы разобраться в нашем будущем. Прямо сейчас была важна моя семья, и я обязан ради них сконцентрироваться.

Я принял во внимание факт, что жил так долго, но никогда не участвовал в войне. Я был молод, чтобы поступить на службу в первой мировой. Я наблюдал за тем, что разворачивается вокруг меня, будучи подростком; друзья и родные уходили, сражались и, если возвращались домой, уже никогда не были прежними. После трансформации я смог увидеть изображения войны, которые запечатлелись в мозгу людей. Они были разными. Жить с Джаспером, пережившим разрушительно кровавую войну при жизни и ещё более ужасающие ситуации, после его обращения, было мучительно. Независимо от того, насколько он абстрагировался от сражений и боев, он был покрыт шрамами как физически, так и морально.

Я быстро бежал сквозь густую рощу, мои ноги стучали по листве, покрывающей лесную подстилку; единственным звуком моего тела был контакт с природой, осознавая с удивительной ясностью, что это была моя война. На мой взгляд, Джеймс угрожал моей семье и близким. Он нарушил границы моей собственности и терроризировал мой город. Он сделал наш мир уязвимым для внешнего мира, не принимая во внимание жизнь и общество. Я знал, что мы вступим в финальную битву. Один или двое из нас не переживут эту встречу, ставки были настолько высоки. Три месяца назад я бы охотно пожертвовал собой ради Элис и Джаспера, но сегодня… сегодня все было иначе. Я отдал себя другой, второй половинке, и каждая фибра моего существования сказала мне защищать это, если возможно.

Я переключил внимание на свою скорость, и разогнался до предела, когда голос Розали вторгся в мои мысли.

Эдвард, подожди…

Позвала Розали позади. Она была на втором месте по скорости в семье. У неё были длинные ноги и естественные спортивные способности, которые, должно быть, перенеслись из её человеческой жизни.

Раздраженный, я замедлил темп и позволил ей себя догнать.

Что ты хочешь сделать, если мы найдем его… или их…

- Я не уверен, Роуз, мы должны посмотреть, какова ситуация, - отрезал я, перепрыгивая через ствол дерева, лежащий на нашем пути, и приземлился на толстую ветвь, которая сломалась под тяжестью моего тела.

Мы продвигались через густой подлесок, остальные немного разошлись веером, убедившись, что мы прошли всю площадь. Все наши мысли были о Джаспере, Элис и неизвестных обстоятельствах впереди. Мы с Розали поднялись на крутой утес, который вел к небольшому ущелью через ручей.

Эдвард… подумала Розали, и я учуял их. Вампиры. Они были близко. Их запах смешался с грязью в ночном воздухе; по крайней мере, я заметил нескольких и вытянул шею, пытаясь услышать их мысли. Ночной воздух был наполнен звуком сверчков и журчаньем воды, текущей под нами. Я сосредоточился и понял, что могу услышать шелест ткани на расстоянии и приглушенные быстрые движения, по-видимому, новорожденных.

- Продолжай идти, - сказал я ей тихо, - давайте попробуем увести их от остальных.

Мы достигли вершины холма, и я предложил ей пойти первой, глазами выслеживая хищников. Ущелье было достаточно широким, поэтому Розали пришлось разогнаться и побежать вниз по холму, чтобы увеличить импульс, прежде чем она перепрыгнула через воду. Я вернулся, чтобы набрать скорость, и как только я добрался до вершины холма, услышал громкое ворчание и увидел как Розали летит по воздуху и с плеском приземляется в воду. Небольшой мужчина схватил её за лодыжки и тщетно пытался одержать верх.

- Роуз, - крикнул я, прыгнув в воздух и пытаясь добраться до берега с другой стороны. Я услышал громкий слезный рык сквозь холодный ночной воздух, вытянул руки, стараясь приземлиться на грязную землю, но прежде чем смог это сделать, был сбит огромной силой со стороны, падая в мелководье. Я упал с громким всплеском, вода заполнила уши и рот, тело прижалось к песчаному дну ручья. Ладонями я нащупал острые камни и вытащил себя из воды, отбрасывая новорожденного назад.

- Убирайся! – услышал я крик Роуз, когда вышел из воды. Стряхнув тяжелые капли с волос, я смог посмотреть на своего нападавшего, который выпрямился, стоя по колено в воде.

Я слышал, как рядом со мной Розали продолжала бороться со своим противником, и был поражен, когда она ударила его прямо в грудь, отбросив в большой камень у линии деревьев. Понимая, что она справилась с ситуацией, я не был удивлен, когда не один, а двое новорожденных приблизились ко мне. Моя одежда была тяжелой и мокрой, и пока я оценивал обстановку, расстегнул пуговицы и сбросил рубашку на землю.

Вампиры передо мной были молодыми, среднего роста и веса. Их мысли были сосредоточены исключительно на борьбе со мной. Они были измучены жаждой и рвались в бой. Тот, который напал на меня в воде, был меньше второго, и вспоминал наставления, данные им никем иным, как Викторией; её рыжие волосы и глаза отпечатались в их воспоминаниях. Виктория дала им инструкции о том, как убить нас. Кусать, рвать, бить, сжечь… повторял он мысленно.

Краем глаза я наблюдал, как Розали неоднократно ударила своего нападавшего, прежде чем начать рвать его тело на куски. Её длинные светлые волосы разлетались перед лицом, когда она увеличивала каждый удар. Она была действительно зла.

- Она закончит через минуту, ребята, и вы будете следующими, - сказал я двум новорожденным передо мной, пытаясь выиграть время. – Пока мы ждем, почему бы вам не сказать мне, где Виктория?

Оба зашипели, как только я произнес её имя, их мысли спутались. Они были голодны, и их преданность не была так сильна, как должна быть.

- Мы здесь за вами и остальными, - сказал один из них без энтузиазма. Его мысли были буквально поглощены жаждой.

- Этого не случится, - объяснил я медленно, поддерживая с ними зрительный контакт. Я проигнорировал их рычание и продолжил, - Вот что будет: вы скажете мне, где Виктория, так что я смогу найти своих брата и сестру. Затем вы умрете – на этот раз по-настоящему.

Я видел, как пламя поднимается со стороны берега, и вампир Роуз горит в огне, пока она стоит над ним, поджигая ветку, терпеливо позволяя пламени поглощать его тело. Новорожденные передо мной наблюдали за этим с интересом, словно не понимая, что происходит. Получение коротких инструкций от своих создателей и отсутствие подготовки этих двоих – все это, несомненно, будет в мою пользу.

Розали бросила ветку в воду, чтобы её погасить. Я услышал, как шипит дерево, и увидел светлую струйку дыма, исчезающую в воздухе. Потирая щеку покрытой сажей рукой, она закатила глаза и пробормотала:
- Спасибо за помощь.

Я усмехнулся, зная, что она была бы в ярости, если бы я вмешался, и вернул свое внимание вампирам:
- Этот, - сказал я, указывая на одного из новорожденных, - владеет необходимой мне информацией. Другой не нужен.

Она подняла бровь, а я бросился на вампира, которого планировал уничтожить, застав его врасплох и оттолкнув к скале. Песок под ногами был мягким, и моя обувь заскользила по воде. Вампир боролся подо мной, но продолжал сражаться беспорядочно, пинаясь и пытаясь укусить меня своими как бритва острыми зубами. Я поскользнулся, предоставляя ему удобный случай, и почувствовал, как его челюсти касаются моей руки. Быстро переместившись, он впился зубами в мою плоть, и я вздрогнул от острой боли, когда яд попал в рану.

- Черт! – простонал я, вырвал руку из его рта и оттолкнул от себя ногой. Немного согнув колени, я атаковал, пока он приходил в себя, и начал рвать его тело, конечность за конечностью, бросая части тела через плечо на тлеющие угли у самого берега. Другой новорожденный под стражей Розали инстинктивно яростно прорычал за моей спиной, и волна гневных мыслей заполнила его разум. Раздраженная ситуацией Розали развернулась, со всей силу ударила его кулаком в лицо и сказала заткнуться.

Закончив, я подошел к Розали, которая теперь стояла за новорожденным, удерживая его руки за спиной, пока тот пытался вырваться. Я отряхнул руки и посмотрел, как быстро заживает рана на моем бицепсе, все ещё красная и сочащаяся ядом в центре. Подойдя ближе, я посмотрел мальчику в глаза. Он был молод, и, очевидно, некогда ухожен, одежда была дорогой, а волосы густыми и вьющимися.

- Где Виктория? – спросил я спокойно, признав, что он не стоит ярости, зарождение которой я ощущал под кожей.

Он покачал головой, но посмотрел на горящую гору плоти у воды.

- Она убьет меня… - проворчал он, явно запутавшись в том, кто является хозяином положения в этой ситуации. Но прежде чем я смог ответить, в его неясном уме мелькнул её образ, дикая и требовательная, на небольшой поляне, его фотографическая память показала путь, по которому он шел, чтобы найти нас.

- У неё моя сестра? – спросил я, опасаясь того, что её не было в его мыслях.

Он не ответил, Розали наклонилась к его уху и что-то тихо прошептала. Его взгляд переместился на тела своих товарищей, превращающихся в пепел.

- Я не видел её. Рыжеголовая сумасшедшая, - и снова образ растрепанных темно-красных волос и бледной кожи мелькнул в его голове.

Я кивнул Роуз, и, не раздумывая, она свернула его шею с громким звуком, а я быстро схватил его скорченное тело и бросил в кучу тлеющих трупов.

Пока Розали засыпала песком останки, я искал телефон, чтобы сообщить Карлайлу о нашем местонахождении и о том, где мы должны встретиться.

- Черт подери, - пробормотал я, поглаживая карманы, - я уронил телефон. – Я начал обыскивать все вокруг.

Розали открыла свой телефон, и я услышал, как она звонит Эммету и объясняет, что случилось. Я заметил мерцание под водой и поднял свой телефон с песчаного дна, немедленно понимая, что он сломан. Я швырнул его в ближайшее дерево и наблюдал, как он разлетается на мелкие кусочки и падает на лесную подстилку.

- Пойдем, - сказал я, после того, как Розали закрыла телефон и положила его в задний карман. Цепляясь пальцами за мягкие глиняные стены, я поднялся на край ущелья и подал руку Розали.

- Милая рубашка, - сказала Розали, смеясь над моей мокрой майкой с прожилками грязи, но остановилась, чтобы проверить укус на моем плече. – Ты в порядке?

Я кивнул:
- Да. Чертовски больно. Теперь я больше уважаю Джаспера за то, через что он прошел. Яд жжет.

Указав направление, в котором нам нужно идти, мы снова побежали через лес, догоняя нашу семью. Это не заняло много времени, и мы легко нашли их рядом с валунами в лесу. Было темным-темно, луна скрылась за облаками, и как только мы подошли, Эммет кинулся к Розали, отыскивая на её теле травмы.

- Я в порядке, - прошептала она, и подарила ему быстрый поцелуй в губы, отчего по моему телу прошла волна ревности. Я хотел почувствовать горячие губы любимой, а не грубые ветки, которые ломались о мое тело, пока я несся через подлесок. – Эдвард взял на себя главный удар.

Я виновато избавился от чувства зависти и указал Карлайлу подойти ко мне.

- Виктория на поляне недалеко отсюда. Мы попали в засаду трех её новорожденных. Я не видел каких-либо других в их мыслях, но мы должны быть готовы, - объяснил я.

- Элис и Джаспер? – спросил он, проверяя мои раны. Я позволил ему отвлечься и стоял спокойно, когда он нажал на воспаленную область.

- Я сомневаюсь, что Элис у неё, но Джаспер обязательно сейчас будет там. Я только надеюсь, что Виктория все ещё жива, чтобы я смог допросить её. – Карлайл кивнул в знак согласия, мы оба знали, что вероятность найти Викторию, разорванную в клочья, велика.

- Готовы? – спросил я остальных, и с быстрым кивком одобрения мы помчались сквозь ночь, мимо листьев и ветвей, перелетая камни и холмы в попытке быстрее добраться до Джаспера. Когда подлесок поредел, а небо становилось светлее, я вдохнул сильный аромат Виктории и Джаспера. Я протянул руку вверх, жестом призывая других остановиться на краю поляны вне поля зрения. Всего секунда отделяла их от того, чтобы заметить нас, но в то же время мы смогли разглядеть картину впереди.

- Ох, - ахнула Эсми, её мысли сосредоточились на сыне и безумстве, что разворачивалось перед нами.

Испытывая ужас, мы наблюдали, как Джаспер держал Викторию за горло, стоя коленями на земле. Он излучал убийственные волны гнева и боли, следующие за любопытным ударом ревности, который чуть не сбил меня с ног. Его эмоции были сами по себе настолько сильны, что было почти невозможно действовать.

Пытаясь блокировать эмоции и сосредоточиться на его мыслях, я обнаружил, что он молился, стараясь успокоиться, прежде чем сломает её пополам. Где-то в глубине души он знал, что нельзя её убивать. Он знал, что она наш единственный шанс, и ждал нас. Я вернул внимание к Виктории, которая лежала под ним и что-то бессвязно бормотала, а в её мыслях возникали образы Джеймса и Элис.

Я позвал всех ближе и начал давать указания.

- Эммет и Карлайл, я хочу, чтобы вы увели Джаспера от Виктории. Уведите его так далеко, как только возможно - он держится на волоске. – Они кивнули в знак согласия, и я обратился к Эсми и Роуз. – Мне нужно, чтобы вы защищали периметр. Здесь может быть больше новорожденных, и мы должны быть готовы в случае, если они попытаются сбежать. Никто не уйдет отсюда, пока я не скажу.

Я указал на участок, который имел в виду, и тяжело вздохнул.

- После того, как вы уберете от неё Джаспера, я возьму Викторию на себя. Мне нужна информация прежде, чем она будет уничтожена.

Без дальнейших разговоров мы разделились и побежали по поляне. Эммет и Карлайл набросились на Джаспера с такой силой, что все трое перелетели через поле, приземлившись более чем в двадцати метрах. Грязь и трава разлетелись вокруг них, словно град. Прежде чем они отдалились меньше чем на дюйм от тела Виктории, я прижал её костлявые плечи в землю, а мои мокрые ботинки удерживали её лодыжки. Как только она осознала нашу позицию, начала истерически смеяться, её голос эхом раздался по полю, отражаясь от деревьев, окружающих нас.

- Заткнись, - сказал я, раздраженный её смехотворным поведением. Джаспер зашипел от злости, борясь с огромными руками Эммета. Его гнев был ощутим, он покрывал мой разум, и мне пришлось бороться с желанием убить её немедленно. Игнорировать его – лучшее, что я мог. Я посмотрел на Викторию, её рот был широко раскрыт от веселья, но глаза мертвы и пусты.

- Где они? – спросил я, изучая её мысли. Она злобно прошипела, обнажая зубы, когда я сильнее прижал её гранитную плоть, вжимая в траву и грязь.

- Я вижу, ты встретился с некоторыми моими людьми, - дразнила она, глядя на мою рану. – Один забрал кусочек тебя с собой?

- Как много других? – спросил я, недоумевая о размере оставшейся армии.

Она горько вздохнула.

- Те, что ты убил сегодня, были последними в моем распоряжении.

- Сколько в распоряжении Джеймса?

Она прищурилась, посылая мне изображение четырех остальных, они казались менее дикими и сильными.

- Достаточно, - заявила она просто.

Этого хватило, чтобы вызвать промах в её сознании, и она нечаянно показала картину, как Джеймс смотрит на Элис с нуждой и чувством собственности. Она осознала ошибку и очистила разум. Её единственной реакцией была усмешка, маниакальная улыбка на её лице.

Я вспыхнул от её бездушия и снова спросил:
- Где. Они.

Она прошептала, стерев улыбку с лица:
- Он, наконец, нашел её.

Это были жуткие слова, навязчиво ласковые для чертовки. Удивительно, но она продолжала тем же голосом девочки.

- Ему потребовалось полвека, поездки по всему миру и множество неудачных попыток, но он нашел её, - пробормотала она, и я попытался получить доступ к её голове, чтобы разобраться в сути её слов. Она посмотрела на меня пустыми глазами и продолжила. – Я следовала за ним, охотилась с ним, любила его с каждым шагом на этом пути, но он хотел только её. У неё есть все, чего нет у меня.

Краем глаза я видел, как Джаспер попытался вырваться при упоминании Элис, и Карлайл толкнул его тело своим, пытаясь удержать. Ошеломленный её заявлением, я, наконец, сформулировал вопрос:
- Её кровь поет для него?

Её глаза широко раскрылись от моего вопроса, и она снова начала смеяться. Его певица? Нет, она большее. Элис является ключом к его власти, его господству над другими, людьми, как ты, и даже Вольтури.

Я склонил голову в замешательстве и съежился, когда она снова засмеялась.

- Господству? – спросил я, хорошенько запутанный её бредом.

- Её сила, дурак. Джеймсу нужны её способности, а не кровь. С её даром провидицы он сможет управлять всем и каждым, кем захочет. Армиями на юге, правительством в Италии. Смысл в контроле, Эдвард, я думала, ты поймешь это. – Она усмехнулась, закатывая глаза от моей очевидной наивности. – Он никогда не хотел меня… только её.

Её слова заполнили ночной воздух, все могли их услышать; я вытолкнул предположения остальных из своей головы и посмотрел на Викторию. Её бледное лицо было действительно красивым, а огненно-рыжие волосы запутались в сорняках. Я сосредоточился на её глазах, диких и рубиново-красных, лишенных всяких чувств, её мысли были обречены на ревность и боль. Наклонившись к её уху, я тихо прошептал:
- Предай его, как он предал тебя. Единственный способ причинить ему боль – забрать Элис. Скажи, как его найти.

Мгновенье она смотрела на меня, и я слышал в её мыслях, как она рассматривает мое предложение. Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но снова захихикала, а её мысли становились беспорядочными и смелыми. Наконец, она успокоилась подо мной и лениво улыбнулась, предоставив образ Элис и Джеймса в комнате, где она в последний раз их видела. Через несколько секунд я насчитал металлические ящики на стене и прочитал буквы на маленькой доске возле толстой серебряной двери.

- В каком из? – Спросил я, прижав руками её твердую плоть.

- Улица Вязов, - пролаяла она. Её верхняя губа изогнулась в самой злой усмешке. - Она была в Форксе все это время.

Я немного ослабил хватку и посмотрел на Карлайла, чтобы определить, что делать дальше. Прежде чем я начал двигаться, Виктория опять рассмеялась и сказала:

- У Джеймса будет возможность повеселиться, когда ты разоблачишь себя запахом человека, оставшимся на всем твоем теле. Спишь с человеком, Эдвард… даже я удивлена. Тебе лучше надеяться, что ты доберешься туда раньше, чем она.

В одно мгновение мои руки плотно обхватили её горло, и она с отчаянием посмотрела на меня.

- Зачем ей добираться туда раньше меня? – Спросил я, ужас уже заполнил мои вены.

Виктория надула губы и подула своим холодным ароматом мне в лицо. Очевидно, она была недовольна моей неосведомленностью и с раздражением объяснила:
- Он прислал тебе сообщение, которое, я полагаю, ты не получил, иначе вас бы здесь не было… но возможно его получила она. Кажется, она из тех, кто постоянно попадает в беду, не так ли?

- Я не понимаю, что ты имеешь в виду, - я усмехнулся, полагаясь на свою веру в то, что Джейкоб сохранит Беллу в безопасности. – Что это за сообщение?

- Он готов положить этому конец. Он хочет, чтобы ты знал, где он находится и как его найти. Он, конечно, заставил тебя поработать для этого, но сейчас это не имеет значения, правда? - Последнюю часть она пробормотала под нос, понимая, что больше не осталось тайн в этой сумасшедшей игре.

Я аккуратно переместился, подавляя тот ужас, который овладевал мной, и опустил подбородок в направлении Эммета, который в ответ кивнул головой. Он ослабил контроль над Джаспером, пока я медленно отпускал Викторию. Джаспер вылетел из-под рук Карлайла, и единственное, что я почувствовал, это ветерок, когда он пронесся мимо меня, врезаясь всей силой в тело Виктории. Выражение её лица превратилось из безумного в понимающее быстрее, чем я мог ожидать. Я повернулся спиной, когда мой брат набросился на пассивного, смеющегося демона за мной.

Я старался не обращать внимания на звуки, когда уходил – крик, чтобы Джаспер успокоился, сбор дерева и знакомый шум огня. Также отчетливый стук приземляющихся частей тела на мягкую траву. Боль Джаспера была оглушительной, заполняющей мою душу страданием и горем. Единственным омрачающим звуком был разрыв плоти и визжащий смех сумасшедшей.

От моей семьи поступали вопросы, проходящие через эмоциональную дымку в моей голове. Они спрашивали о нахождении Элис, и что именно подразумевала Виктория под господством. Они беспокоились о Белле, но больше всего они следили за мной, мой образ отражался в их мыслях. Мое лицо было узким. Волосы стояли дыбом, растрепанные почти до неузнаваемости. Мои бледные руки были обнажены, так как я потерял свою рубашку ранее, и теперь я был покрыт грязью и шрамами предыдущего боя. Все это меня потрясло, включая напряжение в плечах и то, как мои кулаки были сжаты по бокам.

Я выглядел, как сумасшедший, каковой была Виктория.

Запустив руку в спутанные волосы, я обнаружил, что не могу ответить на их вопросы устно. Я был слишком ослеплен гневом и яростью, слишком отвлечен ноющей болью потери, когда подумал об Элис в плену этого монстра, того самого, который угрожал Белле, хранительнице моей души.

Остановившись на краю поляны, я сказал в дымный ночной воздух:
- Она в городе. Её держат в Первом Вашингтонском Национальном Банке.

Без других мыслей я ускользнул от своей семьи в абсолютную темноту леса. Направившись в Форкс, я приступил к анализу информации, которую имел. Виктория устранена. Я знал, где держат Элис. Я был уверен, что Белла в безопасности с волком. Эта ситуация между мной и Джеймсом подходила к концу, как и давно должна была быть. Установив темп, я мчался сквозь лес, полный решимости закончить это раз и навсегда.