BPOV

Я лежала на боку, уперевшись рукой в мягкий ковер, и смотрела на ангела, лежащего рядом со мной и борющегося со своими демонами. Я опустила руку на живот, в котором возникло ощущение пустоты; мне уже его не хватало, пусть он и лежал напротив. Я еще никогда не чувствовала себя ближе к кому-то, но в то же время дальше. Теперь, когда он побывал во мне, это было несравнимо.

– Пообещай, что мы сделаем это снова, – попросила я, обводя контуры его груди. Было что-то внушающее трепет в нашем занятии любовью. Это не было как таковым выражением любви с нашего первого раза, но все же было больше, чем просто секс. На этот раз Эдвард участвовал больше, резко и инстинктивно, и я жаждала этого.

Он глянул в сторону и улыбнулся, но его взгляд остался напряженным.
– Обещаю. – Я держалась за его слова, как за договор, обязательный и нерушимый.

Мы быстро оделись, Эдвард помог мне – его шустрые пальцы застегивали пуговицы и молнии быстрее моих. Он гладил меня по волосам, потирал щеку и целовал в губы при любой возможности. Он скрылся за дверью шкафа и вернулся, разглаживая ладонями новую рубашку, которую он надел.

Как раз когда я застегнула верхнюю пуговицу на его штанах, у него зазвонил телефон, и он быстро достал его из кармана.

– Эммет, – ответил он, водя пальцами по моей рубашке.

Он стиснул напряженные челюсти. Я не могла расслышать слов на том конце провода, но Эммет о чем-то торопливо и взволнованно говорил. Я потянула Эдварда за пояс штанов, надеясь, что он подаст мне какой-нибудь знак.

– Оставайся там. Мы встретимся с тобой, как только сможем добраться дотуда, – сказал он и снова прислушался, опустив пальцы на мою ключицу, и принялся поглаживать гладкую кожу.

– Нет, за ним не ходи. Как только мы доберемся до тебя, мы сможем все вместе прочесать территорию и пойти по его следу. Я не хочу рисковать и потерять и тебя тоже, – велел Эдвард авторитетным тоном. – Позвони Карлайлу и сообщи ему, – он захлопнул телефон, и, отложив его в сторону, крепко обнял меня своими сильными руками. Все то напряжение, с которым мы боролись, вернулось, сковывая его тело.

– Что случилось? – спросила я, почти боясь ответа.

– Эммет с Джаспером охотились в лесах, – объяснил он, уперевшись подбородком мне в макушку. – Эммет преследовал стадо антилоп, когда Джаспер вдруг сорвался с места и помчался в противоположном направлении. Эммет подумал, что тот уловил след добычи, но, когда он не смог найти его, Эммет сам уловил след и понял, что Джаспер погнался не за едой.

Я отодвинулась, чтобы посмотреть ему в лицо, надеясь, что от этого его слова станут понятнее, но вместо этого обнаружила, что его прекрасное лицо искажено в страданиях.
– Что это было? Что он учуял? – я провела пальцами вдоль его щеки.

В ответ он произнес имя, которое никогда бы не пришло мне в голову:
– Элис.

– Элис? – переспросила я, потрясенная новостью.

– Я не знаю, что это значит. Это могла быть она или просто ловушка. Джеймс уже доказал, что любит играть в игры, – объяснил он, и в его глазах мелькнула злость.

Он отвернулся от меня и подошел к окну, взволнованно проводя рукой по волосам. Он остановился, я могла видеть его отражение в темном окне. Его глаза были закрыты в задумчивости.

– Я помогу в поисках, – сказал он с противоположного конца комнаты, стоя ко мне спиной.

– О, – обронила я, чувствуя, как живот тут же сводит от страха.

Он снова подошел ко мне, я видела, как сжимаются его челюсти, отчего их линия стала боле резкой.
– Мы с Карлайлом уже разговаривали об этом. Я нужен им, чтобы с помощью своей способности читать мысли выследить Джеймса с Викторией или Элис.

Чувство в животе усилилось, но я сохранила сосредоточенное выражение лица и сказала:
– Если он считает, что так лучше всего, тогда, я думаю, тебе следует так и сделать. – Это было ложью. Мысль о том, что Эдвард оставляет меня, пугала меня до смерти. Эдвард тут же увидел все сквозь мое притворное спокойствие, мой предательский голос дрожал достаточно сильно, чтобы выдать меня.

Эдвард провел большим пальцем по моей руке, остановился на сгибе локтя и, нежно потерев кожу, поцеловал это местечко.
– Ты не будешь здесь одна, – на его лице отразилась нерешительность, но он продолжил. – Один из парней из Ла-Пуш останется здесь.

– Волк? – спросила я, заинтригованная сложившейся ситуацией, но заметила, как Эдвард напрягся от этого слова. Судя по тому, что Эдвард рассказывал мне о них, я знала, что буду в безопасности, и чувство страха слегка ослабло. – Ты уверен? – Он не казался уверенным.

– Думаю, придется сделать так. Но я обещаю, ты будешь в безопасности. Они рождены, чтобы сражаться с вампирами, даже в большей степени, чем я. К тому же, я сомневаюсь, что Джеймс с Викторией придут сюда. Это, наверное, самое безопасное место, в котором ты можешь быть, и как бы ненавистно мне ни было быть вдали от тебя, так, вероятно, будет лучше, – сказал Эдвард, накрывая мои маленькие ладони своими.

Я покачала головой, встречаясь с его тревожным взглядом.
– Нет, быть вдали от тебя всегда плохо, – вздохнула я и прижалась головой к его груди. Я почувствовала, как его длинные руки обхватили меня и прижали к его телу. Я вдохнула чистый, мыльный запах его рубашки. – Но если вы с Карлайлом согласны, то я не возражаю.

Мы обнимали друг друга с минуту, наши тела застыли в напряжении, и ни один не хотел отпускать другого. Я хотела соединить свое тело с его телом, сплавить наши руки ноги, бедра и щеки. Я хотела вернуть назад мгновенья, когда Эдвард был на мне, во мне, повсюду. Я подняла на него взгляд и увидела, что он напряженно изучает мое лицо, и меня сразило осознание.

– Ты приехал сюда, потому что знал, что уходишь. Вот откуда это взялось, – обвинила его я, указывая на пол, понимая теперь его отчаяние и страсть.

В ответ на мои слова на его лице отчетливо отразилось чувство вины.
– Я не хочу оставлять тебя, – пробормотал он смущенно. – Я не уверен, когда вернусь.

Я слезла с его колен и потянулась к его рукам.
– Ты должен. Но чем скорее ты уйдешь, тем быстрее вернешься. Я верю в тебя. Ты найдешь Элис и уничтожишь Джеймса, и мы с тобой будем жить долго и счастливо, – сказала я, заставляя себя оттолкнуть подальше боль и чувство абсурдности всего этого. Эдварду нужно было сосредоточиться ради семьи и собственной безопасности. – Я ни за что не хочу, чтобы твое беспокойство обо мне перевесило чувство приверженности твоей семье.

Эдвард провел ладонью по моей руке, пока не остановился на запястье, нащупав пульс. Его любящий взгляд встретился с моим, но я увидела, как его бровь дернулась и взлетела вверх.

– Что? – прошептала я не в состоянии растолковать движения Эдварда.

Он пошел в другой конец комнаты, ведя меня за собой.
– Это Роуз, – сказал он и открыл дверь, за которой стояла Розали.

Даже не взглянув в мою сторону, она заговорила и опять так быстро, что мне было нелегко ее понять.
– Я нашла ювелира. Буква «Х» означает Хейл, ювелир из Миссисипи.

– Миссисипи? – переспросил Эдвард. – Где?

– Билокси, судя по всему, – ответила она, сунув Эдварду в руки какие-то бумаги. – Теперь они закрыты, но в начале двадцатого века у них был весьма процветающий бизнес во времена депрессии.

Эдвард нахмурил лоб.
– Что-нибудь еще?

– Поскольку они закрыты, документы как бы не существуют, но я нашла описание в путеводителе по антикварным ювелирным украшениям. Видимо, броши такого типа были популярны среди дебютанток. Было принято использовать первую букву фамилии девушки.

– Ты имеешь в виду девушек в больших белых платьях и перчатках? – спросила я, представляя девушек, которых я видела в фильмах.

Они оба задумчиво кивнули, ведя молчаливый разговор. Наконец Эдвард заговорил.
– Роуз, нам надо идти, Эммет звонил, ему нужна наша помощь, – он повернулся ко мне. – Ты сможешь поискать информацию об этом, пока нас нет?

– Конечно, – ответила я, чувствуя, как тянущее чувство снова появляется в животе оттого, что он собирался уходить.

Эдвард взял мой ноутбук, и мы спустились вниз на первый этаж, где нас ждали остальные. Эдвард глянул на входную дверь и чуть нахмурился, и я поняла, что на крыльце были люди.

– Кто там? – спросила я.

Эдвард провел рукой по волосам и глянул на Карлайла, который пошел к двери, чтобы посмотреть.
– Это Джейкоб. Волк.

С этими словами Карлайл открыл дверь, на пороге показался огромный человек. Скорее даже, чудовищно огромный. Он возвышался над Карлайлом и Эдвардом, значительно превосходя их в размере. Он нерешительно зашел в дом, и когда он сдвинулся, я заметила за ним более низкого, но такого же мускулистого парня, стоящего на крыльце.

– Белла, – позвал Карлайл и жестом велел мне подойти. Я подошла к нему, и он продолжил. – Это Джейкоб Блек и Сет Клируотер. Они останутся с тобой, пока мы встречаемся с Эмметом.

Я кивнула и поприветствовала мужчин. Джейкоб потянулся к моей ладони, и я чуть не подскочила. Его рука буквально горела.

Он заметил мою реакцию и вскинул бровь.
– Приятно познакомиться с тобой, Белла. Сет будет обходить дом, а я останусь внутри с тобой.

– Ладно. Я займусь кое-какой работой, так что можете делать, что хотите, – сказала я, чувствуя на себе взгляд Эдварда. Джейкоб пожал плечами и пошел в гостиную, где плюхнулся на диван и потянулся за журналом, лежащим на кофейном столике.

Карлайл, Эсми и Розали подошли и, быстро обняв меня, направились к двери, оставив нас с Эдвардом одних.
– Удачи, – крикнула я им вслед, жалея, что не могу помочь. Порой было гадко быть человеком.

Эдвард обнял меня за талию и прижал к себе.
– Слушай, я вернусь, как только смогу. Не выключай телефон и звони мне, если что-нибудь понадобится. Пожалуйста, даже не раздумывай, – он посмотрел на Джейкоба мне через плечо и наклонился к моему уху. – В главном коридоре, за третьей дверью слева, под лестницей, есть дверь в подвал. У подножья лестницы справа есть потайная дверь, прямо за оснащением для кемпинга. Если что-то случится, иди прямиком туда и жди меня. Там есть рация и провизия.

– Эдвард, я не думаю… – начала я, но он прижал палец к моим губам.

– Обещай мне, – сказал он, с заботой глядя мне в глаза.

Я кивнула и поцеловала его пальцы.
– Обещаю.

Он уперся лбом в мой лоб и крепко обнял меня, прежде чем поцеловать в губы и прошептать:
– Я люблю тебя.

– Я тоже тебя люблю, – ответила я, обнимая его.

Он еще раз поцеловал меня под ухом и ушел, единственным звуком был тихий щелчок захлопнувшейся парадной двери.

xXx

– Итак, Белла, – начал Джейкоб, сидя в другом конце комнаты. – И как ты оказалась с кровососущим ночным существом?

Я сидела на диване, скрестив ноги, позволяя компьютеру прожигать дыру у меня на коленях, пока искала южных дебютанток начала века, сосредоточенных в районе Билокси. Я только что нашла архив Дочерей Войны за Независимость, группу, собиравшую фотографии и информацию и размещавшую это на своем сайте. Сейчас я искала участников, чье имя или фамилия начиналось с буквы «Б».

Я закатила глаза, глядя на темнокожего мужчину, который уже час пытался завести разговор. Он уже сообщил мне, как противно пахло в доме, каким злом были Каллены, и что наши с Эдвардом отношения были противоестественны. По большей части я просто игнорировала его, обращаясь с ним в соответствии с его поведением четырехлетнего ребенка, и продолжала работать. К сожалению, как и все четырехлетние дети, он хотел постоянного внимания.

Не поднимая взгляда, я ответила.
– Он сексуален. И богат. И похож на Бетмена, что тут не любить?

– Ха. Ха. Белла Свон. Даже я вижу, что ты не какая-нибудь жадная до денег телка, но скажи мне, зачем тебе это? – Я слышала ненависть в его голосе. И старалась не обижаться. Они были врагами по природе, как зебра и лев, но все равно ему бы не помешало закрыть свой рот.

Я не отрывала пальцев от клавиатуры, пытаясь контролировать кипящую во мне ярость. Я нашла фотографию девятнадцатого века и выбрала ее, водя мышкой, чтобы увеличить. Вздохнув, я оторвала взгляд от компьютера и посмотрела на Джейкоба.
– Я не обязана объясняться перед тобой. Заткнись. Я пытаюсь работать.

Снова сосредоточившись на экране, я услышала, как он встал с дивана и пошаркал своими огромными ногами в мою сторону. Я с ужасом ощутила его вес на диване, отчего я вместе с ноутбуком подскочила на подушках, когда он тяжело приземлился рядом. Мне вдруг стало очень недоставать грациозности и бесшумности вампиров.

– Мне скучно. Покажи, что ты там ищешь, – сказал он и повернул монитор, чтобы посмотреть, тем самым вторгаясь в мое личное пространство. Мое терпение лопнуло, и я смахнула его руки, разворачивая ноутбук обратно к себе. И я тут же задумалась, неужели его мать совсем не обучала его хорошим манерам.

Приподнявшись, я отодвинулась в сторону, создавая расстояние между нами. Он был горячим, все его тело словно пылало, и я начала покрываться испариной.
– Ты всегда такой горячий? – спросила я, драматично обмахиваясь.

– Ага, – ответил он, и я тут же сгримасничала в ответ на самодовольное выражение его лица – он явно сделал неверные выводы из моего комментария. У него были глупые, темные, улыбающиеся глаза. Я скучала по золотистым, задумчивым глазам, которые увидела поутру, когда проснулась. Придурок. Этот парень заставлял меня скучать по Эдварду так, как я и не думала, когда соглашалась на этот план.

– Елки-палки, ты посмотри на это платье. Некоторые из этих девчонок просто отпад, – объявил он и, взяв ноутбук с моих колен, поставил его на свои древоподобные конечности, занявшие весь диван и половину пола. Я слушала, как Джейкоб глумился над парнями и девушками на фотографиях, смеясь над их прическами и нарядами. Он начал читать фальшиво утонченным голосом. – Дочери Войны за Независимость имеют честь объявить, что следующие юные дамы и их спутники дебютируют в этом сезоне в Билокси. – Я отобрала у него компьютер, кладя его обратно себе на колени, но так, чтобы ему было видно. Я провела пальцем по списку, сверяя имена и лица, ища имена на букву «Б», чтобы добавить их в список.

– Люсия Аткинсон, – объявил он, когда мой палец коснулся фото блондинки с кудрями до плеч. Я двинула палец к следующей фотографии в ряду. – Мэри Элис Брендон, – я замерла и посмотрела на снимок поближе. Фотография была рябой и выцветшей, но я все равно могла рассмотреть миниатюрную девушку с темными волосами, на вид ей не было и пятнадцати. Я почувствовала, как живот скрутило.

– Джейкоб, жди здесь, – велела я и поставила ноутбук ему на колени. Я помчалась через кухню в маленькую комнату в прачечной, где у Эсми был кабинет. Я была здесь раньше, когда она показывала мне дизайн сада, над которым работала. Здесь были семейные фото, развешанные на стенах и расставленные на столе. Схватив одну, я понеслась обратно в гостиную, где меня терпеливо ждал Джейкоб.

Я протянула ему фото в рамке.
– Эта девушка кажется тебе знакомой? – мой голос звучал слишком громко, а руки тряслись.

Он взял фотографию своей массивной рукой. Его глаза сосредоточенно прищурились.
– Нет.

Я громко вздохнула.
– Посмотри снова и сравни ее, – я указала на фото Элис, а потом ткнула пальцем в монитор, – с ней.

Его взгляд метался между фотографией и экраном ноутбука.
– Это один и тот же человек? – недоверчиво спросил он.

– Думаю, да, – прошептала я, испытывая головокружение оттого, что нашла такую важную подсказку.

– Значит, ваша вампирша «Элис» ищет эту девушку, Мэри Элис Брендон из Билокси в Миссисипи? – уточнил он.

– Да, я так думаю.

– И почему вы, ребята, этого еще не знали? – спросил он, чуть подталкивая меня плечом.

Я растолковала ему историю Элис, или же нехватку таковой, рассказала о броши и о том, что мы искали.
– Эдвард думает, что, если мы сможем найти владельца броши и узнать, откуда появилась Элис, мы сможем узнать, зачем она понадобилась Джеймсу и, возможно, место, где он ее держит.

– И ты только что узнала и то и другое, да? Брошка принадлежит Элис, и ты знаешь, что она из Билокси. Но что это значит для вампира?

– Это значит, что Джеймс знал Элис, когда она еще была человеком и жила в Миссисипи. Кажется, он забирает «сокровища» у своих жертв и хранит на память, как крест Бри, – ответила я, растолковывая имеющуюся у нас информацию.

Джейкоб подскочил.
– Значит ли это, что Элис раньше была его жертвой? Он обратил ее в вампира?

– Я не знаю, – ответила я, взволнованная и утомленная одновременно. – Давай я введу ее имя в поисковик, и мы посмотрим, что сможем найти.

Джейкоб заявил, что пойдет поищет Сета, и что ему нужно будет превратиться в волка, чтобы общаться со стаей. Я с радостью отпустила его, не желая смотреть на его трансформацию, и принялась вводить имя Элис, когда услышала оповещение о новом письме. Я по-прежнему занималась расписанием Эдварда и его почтой, поэтому поспешно щелкнула по ящику, чтобы посмотреть, нет ли там чего-то важного. Пришло три письма: два от менеджеров из офиса с предлагавшейся финансовой сметой. Я сохранила их, чтобы Эдвард потом просмотрел, и открыла последнее. У меня глаз задергался, когда я прочла, что оно было от Э. М. Каллена.

Эдвард.

Зачем Эдварду посылать мне письмо, пока он идет по следу Джаспера? Решив, что он мог отослать его с телефона, я открыла письмо и удивилась, обнаружив там какое-то видео. Наведя курсор на кнопку воспроизведения, я включила его. Изображение было нечетким, но я тут же услышала голоса, невнятные бормотания, пока державший камеру пытался сфокусировать ее. Изображение вдруг стало четче, и к своему потрясению я увидела Элис, сидящую на полу и сердито глядящую в камеру.

Низкий голос за кадром произнес:
– Передай привет своей семье, Элис.

Элис нахмурилась, сидя на полу. Ее глаза потемнели, ее явно давно не кормили, но за исключением того, что вид у нее был немного потрепанный, она выглядела все так же.
– Моя семья ищет меня, Джеймс, они не увидят эту запись.

Джеймс развернул объектив камеры к себе и надул губы.
– Оу-у… Мэри Элис сегодня не весела. Полагаю, мне придется объяснить, что происходит, вместо тебя.

Он обвел помещение камерой и снова сосредоточился на Элис, которая оставалась такой же отстраненной и безучастной, отказываясь обращать на него внимание. Пока камера снимала комнату, я отчаянно пыталась понять, где они ее держали. Единственное, что я смогла различить, это квадратный узор на стене, и что комната была маленькой и темной.

Развернув камеру обратно к своему худощавому, уродливому лицу, он принялся говорить прямо в объектив. Его красные глаза шокировали меня.
– Вот какова ситуация, Эдвард. Я нашел Мэри Элис, когда она была слабой, хрупкой, с кучей темных видений в голове. Я любил ее такой, какой она была, а не ту, кем она стала сейчас. Я присматривал за ней, когда она, одинокая и напуганная, оправилась в лечебницу. Я это все спланировал. Я собирался обратить ее и использовать ее дар. Объединив мои способности преследования и ее психологические способности, мы могли править в вампирском мире, – он улыбнулся от этой мысли, демонстрируя свои кривые, заостренные зубы. – Я знал, что старейшина работал там, казалось, он оберегал ее, что меня радовало, но в то же время, я чувствовал, что его власть над ней становится все заметней. Он любил ее как человека. А это недопустимо! – прошипел он со злостью. – Вампиры не защищают людей и не помогают им. Они еда или компаньоны. Ничего больше. Ты, Эдвард Каллен, как и старейшина в психушке, нарушил это главное правило нашего рода и теперь должен пострадать от последствий.

На заднем плане послышался шум, должно быть, Элис. Я в ужасе смотрела, как голова Джеймса скрылась из поля зрения, а камера упала на пол, я слышала звуки их драки.
– Закрой свой рот! – услышала я крик Элис, ее обычно звонкий голос наполнился яростью. – Не впутывай в это мою семью!

Послышался громкий стук, будто кто-то или что-то ударилось о стену.
– Держи ее! – закричал Джеймс, послышались еще шаги, а камера снова была поднята с пола, и в объективе опять показалось его лицо. – Это ты виноват, – сердито пробормотал он. – Всегда помни об этом. – Компьютер начал дрожать у меня на коленях, когда мое тело содрогнулось от страха. Джеймс снова обвел комнату, сосредоточив камеру на Элис, которую теперь держали трое мужчин с красными глазами.

– Она была моей с самого начала, ее забрали у меня. Потом, потом… – подчеркнул он с яростью. – Она оказалась с такими как вы, любящими людей, убивающими сородичей, эгоистичными линчевателями… это уж слишком. Кто-то должен заплатить за это, и это будешь либо ты, либо Мэри Элис, либо твоя драгоценная человеческая зверушка, – он проговорил эти слова с такой ненавистью, что я прочувствовала ее до костей. – Я уже знаю, кого ты выберешь. Я готов покончить с играми, – Джеймс придвинул камеру так близко к лицу Элис, что та зашипела в ответ, высвободила руку и выбила камеру из его рук, отчего та снова упала на пол с громким стуком, а изображение почернело.

Я сидела на диване, руке яростно дрожали, пока я пыталась сдвинуть курсор, чтобы снова воспроизвести запись, но пальцы меня не слушались. Пока я пыталась нажать на клавиши, мою ладонь накрыла горячая рука и убрала компьютер подальше от меня.

– Что случилось? Что ты нашла? – с беспокойством спросил Джейкоб.

Я начала всхлипывать, потрясенная тем, что увидела Элис в милости у этого монстра. Я была безумно встревожена его ненавистью к Эдварду и угрозами моей жизни.
– Это… это… – запиналась я, давясь слезами, и Джейкоб, к моему удивлению, накрыл мою ладонь своей, успокаивая. Он обратил свое внимание на монитор и нажал на кнопку воспроизведения. Я закрыла глаза и стала слушать.

Когда запись закончилась, из груди Джейкоба раздался рык, низкий и угрожающий.
– Что за ублюдок, – пробормотал он, – ладно, сейчас мы посмотрим видео еще раз и попытаемся понять, где они. Ты сможешь это сделать?

Я кивнула и стерла слезы со щек. Я могу это сделать. Я должна была ради Элис и Эдварда. Теперь они были моей семьей, и я обязана была сделать все, что в моих силах. Пододвинувшись ближе к Джейкобу, я велела ему включить видео. Мы смотрели его, ставя на паузу, чтобы я могла делать записи, когда что-то замечала.

– Видишь маленькие квадратики на стене? – спросила я уже в третий раз.

– Ага, я тоже их заметил. Я должен знать, что это такое, – заметил он, и я согласилась, что они выглядели знакомо.

– На них есть отметки, на каждом что-то написано, – сказала я, указывая на небольшое пятно над каждым.

– Это дощечки или панели? – задумался он.

– Не думаю, – ответила я, не зная наверняка.

Мы продолжили смотреть запись, отмечая недостаток солнечного света и маленькое пространство комнаты. Когда Джеймс в последний раз обвел комнату, кое-что привлекло мое внимание.
– Кажется, это дверь, – сказала я и указала на слитный блок металла без окошек.

Джейкоб изучил картинку и согласился, что это дверь.
– Ну, им же надо держать ее в надежном, закрытом месте. Но она сильная, очень сильная, и могла бы преодолеть практически любую преграду. Новорожденные могут превзойти ее в силе, но, в общем, им бы пришлось буквально сажать ее за решетку.

– Не похоже на тюремную камеру, – ответила я, и он согласно кивнул.

Джейкоб откинулся своим длинным телом на подушки и вытянул ноги, и я впервые заметила, что его ступни были босыми, а на футболке виднелась большая дыра. Что он делал, когда выходил из дома?

– Эй, включи видео еще раз… отмотай туда, где видно стену, – велел он, и я нашла эпизод, который он просил. Он провел своим толстым пальцем по монитору, что-то бормоча в полголоса.

– Что? – спросила я, испытывая странное чувство тревоги от его поведения.

Джейкоб повернулся ко мне и одарил широченной белозубой улыбкой, искрящейся самоуверенностью.
– Звони своему кровососу. Кажется, я понял, где держат его сестру.