BPOV

Позже мы с Розали поднялись по черной лестнице и обнаружили наших мальчиков за компьютером. Когда мы вошли, Эдвард послал мне напряженную улыбку и вскочил, чтобы поприветствовать меня поцелуем у двери.

- Я скучал по тебе, - прошептал он. Получилось хрипло, и я могла почувствовать, как терзания охватили его тело. Его волосы были спутаны оттого, что он к ним постоянно прикасался, а на переносице виднелись черные чернила. Ситуация брала свое. Я хотела видеть улыбку на его лице и похоронить себя в нем, чтобы забрать нашу взаимную боль, но это было неправильно. Вместо этого он ненадолго обнял меня, и я почувствовала, как его рука скользит по краю моих брюк, проводя своими холодными пальцами по моему синяку.

Я не позволила ему задерживаться на моей травме и проигнорировала его извиняющееся прикосновение. Вместо этого спросила:
- Есть какой-нибудь прогресс? – достаточно громко, чтобы подключить Эммета к разговору.

Эммет сидел за столом в кресле Эдварда, Розали села напротив него в одно из кожаных кресел. Он выглядел усталым и напряженным. Его нормальная, жизнерадостная личность скрылась за серьезной версией Эммета.

- Ждем, когда разрушительное солнце опустится. Ищем, в каком направлении двигаться дальше. Информации у нас не больше, чем вчера. – Заявил он с потемневшими глазами. Я никогда не видела расстроенного Эммета. Он быстро сменился от милого, бестолкового старшего брата до пугающего гиганта. Я чувствовала себя маленькой и слабой в его присутствии. Будто он мог сломать меня одним поворотом запястья - предполагаю, он на самом деле мог.

Поняв, насколько рассерженным был, он немного расслабился и указал мне на стол. Я подошла посмотреть, над чем он работает.

- Мы возвращаемся к тому, что произошло за последние пару месяцев с Джеймсом. Пытаемся выяснить, что упустили.

- Что это? – спросила я и склонилась над столом, указывая на полиэтиленовый пакет с разными украшениями в нем.

Я почувствовала, как тело Эдварда прижалось ко мне сзади, обернув вокруг меня руки.

- Джеймс оставил его у твоей двери некоторое время назад. Мы с Элис нашли его раньше тебя. – Я слышала гнев в его голосе. Он вытащил длинную цепочку с крестом. – Это принадлежало Бри. Эта цепочка на ней на плакатах с розыском.

Я протянула руку и позволила ему вложить в неё цепь.

- Ох, - сказала я, вспоминая злые, красные глаза Бри перед тем, как Эдвард её уничтожил. Я подавила дрожь и постучала пальцем по другому украшению в пакете. – Кому это принадлежит?

Эдвард поднял голову и вопросительно взглянул на Эммета.

- Белла, - тихо сказал Эммет. – Мы думали, это принадлежит тебе. Тут буква «Б».

Я покачала головой и взяла брошь, все ещё находясь в руках Эдварда.
- Нет. Это не моё. Хотя красивое.

- Не твоё? Ты уверена? Я не хотел тебя беспокоить и думал положить это обратно в твою комнату, прежде чем ты заметишь. Я ошибался. – Признался Эдвард.

В другом конце комнаты я услышала вздох Розали:
- Конечно, она уверена. Вопрос вот в чем: если это не её, то чьё?

Эдвард обошел стол и начал печатать на клавиатуре. Он провел пальцем вниз по монитору, и глаза Эммета быстро проследили за его движением.

- Никто не сообщал о пропаже украшения, как это. Оно настолько необычное - уверен, кто-то бы заметил и сообщил в полицию.

Я покрутила брошь в руке, рассматривая сложную работу мастера.
- Смотрите, под булавкой есть отметка. – Она была потертой, износившись от времени, а булавка испорчена. Я передала её Эдварду, надеясь, что он сможет разглядеть лучше своим суперзрением.

- Похоже на «H», выгравированную на серебре. – Он вздохнул и бросил брошь Эммету, который перевернул её, чтобы рассмотреть обратную сторону.

- Это иголка в стоге сена, но… - остановился он, обводя большим пальцем отметку. – По крайней мере, у нас есть иголка. Это лучше, чем ничего.

Все мы согласились и обсудили, как нам найти ювелира, который создал брошь. Розали сказала, что у неё есть опыт в поиске антиквариата, так как они с Эсми разыскивали некоторые свои вещи в прошлом.

- Эдвард, дай мне брошь, я пойду за стол Беллы. Может быть, смогу что-нибудь найти. – Сообщила она, выхватив украшение из его рук, и послала Эммету быстрый взгляд, который явно был приглашением к ней присоединиться.

- До скорого, - заявил Эммет, остановившись у двери на секунду, поднял Розали за талию и вытолкнул её в коридор.

Эдвард последовал примеру Эммета, быстро обошел вокруг стола, подхватил меня и уложил нас на диван. Он двигался так быстро, что голова закружилась. Я откинулась на спинку и выпрямила ноги, предлагая Эдварду положить голову на мой живот. Он с легкостью сел, одну руку я положила на его спину, а другой зарылась в его непослушных волосах.

- Ты беспокоишься? – спросила я, пытаясь вытащить его из раздумий. Хотя мы всегда держались за руки каждый раз, когда были вместе, его взгляд был отдаленный, задумчивый. Сосредоточенный на Элис и Джеймсе.

Он вздохнул и закрыл глаза, будто боялся в этом признаться. Я продолжала гладить его волосы, и в конце концов он сказал:
- Да. Ужасно.

Мое сердце немного разбилось из-за этого сильного, могущественного, невероятного человека, лежащего на моем теле. Он очень сильно любил свою сестру. Я почувствовала, как его палец двигается по моему запястью, когда он сделал ещё один глубокий вдох.

- Расскажи мне о ней. Элис. Скажи мне то, чего я не знаю.

- Хм… - пробормотал он, очевидно думая. – Она умная. И заботливая. Человечна больше, чем мы все вместе взятые.

Я рассмеялась и потянула его за волосы:
- Что-то, чего я не знаю.

Он посмотрел на меня и сказал:
- Когда Элис очнулась после трансформации, то увидела видение с Джаспером. Она инстинктивно путешествовала и нашла его. Она очень сильная.

Я кивнула, понимая, о чем он говорит. Элис легко не сдается.

- Где она была до этого?

Голос Эдварда был хриплым, наполненным скорбью по пропавшей сестре.
- Мы не уверены, она не помнит. Видимо, когда она была обращена, проснулась одна, но видения всё помогли понять. Она увидела нас, нашу семью и Джаспера. Это было все, что ей необходимо.

Он повернулся и приложил ухо к моей груди, прямо над сердцем. Его длинные руки крепко меня обнимали.

- То есть она проснулась после трансформации, которая, как ты говоришь, занимает около трех дней. Увидела видение и нашла Джаспера?

Он кивнул в мою грудь.
- Да.

Я запуталась. Что-то здесь не имело смысла.
- Я не понимаю. Где она проснулась?

- Все смутно в её голове, хоть она и встретила Джаспера в Филадельфии, ехала на север. И все эти годы у неё был намек на южный акцент. – Сказал он, пожимая плечами и погружаясь носом в мою рубашку. – Она была дезориентирована по каким-то причинам. Карлайл считает, это из-за видения.

Некоторое время мы сидели в тишине. Я думала об Элис, её истории и нынешнем местонахождении. Эдвард пытался отвлечься со мной, потому что мало чего мог сделать в данный момент. Он гладил меня по коже без сексуального подтекста. Так, как это делают два близких человека.

Я рассеянно тянула и накручивала волосы Эдварда пальцами. Я оглядела его комнату, все ещё очарованная его историей и предметами, которые он решил пронести с собой в будущее. Задумалась, что бы я взяла в память о прежней жизни. Дипломы? Видео с танцев в третьем классе? Журналы и фотографии? Казалось, ничего не было достаточно важным, но в то же время во всем был свой смысл. Я понятия не имела, что бы выбрала. Я заострила внимание на его полках. Вспомнила о бейсболе, который мы обсуждали, а затем увидела фотографию Эдварда и его отца. Его волосы были похожи, густые, немного непослушные, но не такие длинные. В противном случае он выглядел бы точно так же.

- Почему у тебя такие длинные волосы? – спросила я его, нарушая покой.

- Что? – спросил он, открыв правый глаз, другой по-прежнему закрытым лежал у меня на груди.
Я вздохнула и указала на противоположный конец комнаты.

- На этом фото с отцом твои волосы короче. Почему сейчас они такие длинные? Я думала, волосы не продолжают расти после трансформации.

Он повернулся, спиной лежа на моем животе.

- Ох. Перед тем, как Карлайл обратил меня, я довольно долгое время был болен. Они выросли в больнице, и, когда я очнулся, такими и остались. Я не могу с ними что-либо сделать. – Пояснил он.

Я думала над этим минуту, смотрела то на фотографию, то на мужчину перед собой.
- Так же и с остальными? Их волосы такие, как и когда они изменились?

- Да, именно поэтому волосы Джаспера длинные, мужчины завязывали их сзади. У Эсми и Розали тоже длинные волосы, которые они собирали наверху, но тенденции изменились и для них более приемлемо носить их распущенными. – Он нервно провел по волосам, поправляя их.

- Стой. – Скомандовала я, оттолкнув его руку от волос, и снова их растрепала. – Мне нравится так. Тебе идет.

Зарычав, он перевернул нас таким образом, что я сидела на его бедрах. Я подняла бровь и улыбнулась, гордясь тем, что сумела отвлечь его на минуту. Он притянул моё лицо к своему и мягко поцеловал мои губы.

- Почему ты говоришь о волосах? – спросил он с любопытством, задевая несколько участков кожи за моим ушком.

Я подумала об Элис и её коротких, колючих волосах.

- Элис была феминисткой?

Эдвард послал мне странный взгляд.

- Сомневаюсь. Почему ты спрашиваешь?

- Почему её волосы такие короткие? Ведь в то время было не модно стричься настолько коротко, так? – Размышляла я вслух, подумав о длинных волосах Розали.

- Я никогда не думал об этом. Элис всегда была такой необычной, уникальной, это просто подходит к её личности. – Сказал он, задумчиво потирая пальцем губы.

- Верно. – Согласилась я.

Эдвард отстранился от меня и сел, вытягивая мои ноги на его коленях. Удивительно, но он продолжал говорить о волосах Элис.

- В любом случае, её волосы никак не вписываются в стиль того периода. Женщины с короткой стрижкой обычно делали волны или ходили с прямыми. Даже когда мы впервые встретились, её волосы были колючими и растрепанными.

- Не «волны», это называлось «холодная завивка». – Прокричала Розали снизу.

- Она может нас слышать? – Прошептала я. Он кивнул с гримасой на лице. – А ты можешь слышать её?

Эдвард усмехнулся:
- Да, плюс я могу читать её мысли. Она думает, что я идиот, потому что не знаю разницы между «волнами» и «холодной завивкой», или «завитками», или чем-то ещё.

Следующей вещью, которую я осознала, стало то, что Розали уже стояла в дверях. Она опустилась в кресло, которое занимала ранее.

- Если бы Эдвард обращал внимание на меня и Элис последние несколько лет, он бы знал, что она очень ревновала к моим волосам.

Закатив глаза, он сказал:
- Никто не говорит о тебе.

Я наклонила голову в его сторону.

- Она никогда не хотела короткие волосы? – Спросила я, заинтересовавшись информацией.

- Нет. Никогда. С тех пор, как я её знаю. – Подтвердила Розали, перебросив свои густые, блестящие волосы через плечо, чтобы сделать акцент на том, насколько они прекрасны.
Я спустила ноги с дивана и склонилась к Розали.

- А ваши предпочтения изменяются после обращения? Как, например, любимый цвет?..

Она покачала головой, и я посмотрела на Эдварда, который ответил:
-Нет, они остались такими же. Синий.

- Красный, - сказала она в то же время.

- Так почему у Элис короткие волосы, если это не было модным или чем-то, что ей нравилось? – Напомнила я, не желая это отпускать.

- Ей пришлось, - сказал Эдвард, наконец, присоединившись к построению теории. – Её могли заставить.

- Может быть, она была больна, как ты? – Предположила я, ощущая тень надежды в этом разговоре. Во всяком случае, это было что-то новое в нашем расследовании.

Он покачал головой:
- Они не обрезали мои. Постоянная болезнь не повод стричь человека. И других причин, например, вшей, инфекций или травм, недостаточно чтобы тебя убить.

Я наблюдала, как между ним и Розали происходил безмолвный разговор. Это была серия быстрых кивков и закатывания глаз, но, должно быть, она сказала Эдварду что-то впечатляющее, потому что он заговорил вслух.

- Думаешь? – Спросил он.

- Вполне возможно, Эдвард. В этой жизни она экстрасенс. В той… - она замолчала.

Я подскочила, не понимая:
- В той жизни что? Кем она была?

Эдвард посмотрел на меня с осторожностью в глазах:
- Сумасшедшей.

Розали вмешалась:
- Психически больной.

- Дефектной, - ответил он, используя воздушные кавычки.

- Невменяемой, - добавила она, боль отразилась на её лице.

- Она тогда должна быть официально оформлена, - сказал Эдвард, и Розали кивнула в знак согласия.

Эдвард встал с дивана и вышел за дверь. Я даже не видела, как он ушел, хотя Розали, кажется, знала, что происходит.

- Он в библиотеке, - пояснила она, увидев мою растерянность. Подняла ухо вверх и продолжила: - Берет книгу.

- Хорошо, - сказала я, не зная, как реагировать, но Эдвард сразу же вернулся в комнату, держа в руках большую книгу в кожаном переплете. Эммет присоединился к нам с полным замешательством на лице.

- Что он делает? – спросил он, смотря на меня и Розали.

- Понятия не имею, - честно ответила я.

Эдвард сидел на диване с открытой книгой на коленях, перелистывая страницы, пока резко не остановился. Его длинные пальцы проводили вниз по странице, останавливаясь на минуту здесь и там, когда он видел что-то интересное. Это был старый медицинский журнал тех времен, когда ещё не было фотографий, только иллюстрации, и даже я почувствовала запах годами скопившейся пыли. Я наклонилась поближе, взглянула на страничку, которая была полна медицинского жаргона и красивых иллюстраций. В центре была расположена картинка человека со стрижеными волосами. А также замысловатые изображения тела, мозга и используемых инструментов. Это выглядело хаотично. Варварски и ужасающе.

Эдвард остановился и протянул книгу Розали. Эммет приблизился, чтобы прочитать информацию на странице, посмотрел на Эдварда и дважды моргнул, прежде чем таинственно сказать:
- Кровати.

Эдвард протянул руку и накрыл своими крепкими, холодными пальцами мои. В комнате было тихо, раздавалось лишь биение моего человеческого сердца, и я ждала объяснение происходящему. Кровати? Сумасшествие? Я была на три шага позади вампирской скорости мышления.

Проведя пальцем по моей руке, Эдвард посмотрел на Эммета с Розали и объявил:
- Мы должны позвонить Карлайлу.