BPOV

Почти целый час ушел на то, чтобы все собрались в доме Эдварда. Было уже поздно, когда мы все подъехали, но, конечно, только я одна немного устала. Я подавила зевок, грозивший выдать мою человеческую природу среди остальных.

После звонка мы с Эдвардом умчались с вечеринки, едва попрощавшись. Розали дожидалась нас на обочине возле лимузина. И прежде чем я успела понять толком, что происходят, Эдвард быстро чмокнул меня в губы и, прошептав «я люблю тебя», скрылся в ночи.

- Он встретится с нами позже, - заверила меня она, когда я села в машину, снедаемая страхом, закрывая глаза и грезя о руках Эдварда на моей коже.

Розали выехала в переулок, шедший параллельно дому Эдварда, и, проскочив через заднюю дверь, мы стали дожидаться остальных в гостиной. Первым приехал Эммет, оглядывая комнату диким глазами, пока его взгляд не остановился на Розали. Он притянул ее в крепкие объятья и зашептал что-то на ухо, вынуждая меня отвернуться в слабой попытке дать им немного уединения.

Это лишь заставляло меня еще больше жаждать прикосновений рук Эдварда.

Через несколько минут в двери вошла Эсми, она была одна. Одета она была тоже в черное, а сапоги ее были покрыты толстым слоем грязи. Заметив отсутствие с ней компании, Розали спросила: - А где Джаспер и Карлайл?

Эсми сняла куртку и аккуратно повесила ее возле двери. Проведя рукой по волосам цвета карамели, она издала расстроенный вздох. – Карлайл звонил. Они с Эдвардом собираются помочь Джасперу.

- Я тоже должен пойти. Я могу нагнать… - поспешно добавил Эммет, изящно вставая с двухместного кресла, в котором устроились они с Розали.

- Сядь. Эдвард хотел, чтобы ты был здесь, - велела Розали, потянув его обратно за плечо с мягким выражением лица. Он подчинился, но с виду был все так же обеспокоен и взбудоражен.

Эсми опустилась на диван рядом со мной, нерешительно обхватывая мои плечи своими сильными руками. Ее прикосновения были по-матерински успокаивающими, и я, поддавшись инстинкту, устало опустила голову ей на плечо. Меня охватило изнеможение, но я отказывалась засыпать, пока не получу хоть какие-то ответы.

- Может мне хоть кто-нибудь сказать, что произошло? – взмолилась я, выжидательно переводя взгляд с Эммета на Розали.

Розали ответила первой: - Мы патрулировали отведенные нам участки. Мы с Эмметом были в городе, держались поближе к аквариуму. Элис с Джаспером прочесывали окраины, а Карлайл с Эсми – пригород. Каждая пара тоже была разделена. Например, мы с Эмметом не патрулируем вместе, мы просто пересекаемся в определенных местах.

Я кивнула, уже поняв, что этим вечером они были заняты в какой-то защитной операции. Я была удивлена, узнав, что они разделились со своими партнерами во время работы.

Прежде чем Розали успела продолжить, вмешался Эммет: - Все было спокойно, не было никаких признаков Джеймса или других вампиров. Мы отчитывались друг другу по телефону каждые полчаса, и у всех ситуация была одна и та же. Тишь да гладь, - он взял ладонь Розали в свою и продолжил мрачным голосом, - пока не наступила полночь.

- Что произошло? – поинтересовалась я.

Эсми успокаивающе гладила меня по руке ладонью, объясняя: – Нам поступил звонок от Джаспера о том, что они, возможно, обнаружили заброшенный дом с подозрительной активностью. Карлайл с Эмметом согласились встретиться с ним, тогда как все остальные остались на своих позициях. Мы хотели держать под контролем всю территорию в случае, если он ошибся, - она замолчала, и я понимающе кивнула, желая, чтобы она продолжила. – В конце концов, позвонил Карлайл и подтвердил, что они действительно обнаружили гнездо их клана. Джаспер с Эмметом смогли различить запах Джеймса и нескольких других вампиров. На тот момент я уже связалась с Джейкобом и Сэмом и проинформировала их о ситуации. Они оставили стаю и двинулись к их убежищу.

Озадаченно нахмурив брови, я спросила: – Зачем вы подключили людей из племени? Разве это не опасно?

- Им нужно знать запах вампиров, на которых мы охотимся, - ответил Эммет. – Белла, эти люди из племени, они не такие. Они больше похожи она огромных гончих собак. Мы хотели убедиться, что они точно знают, кого мы ищем, - вздохнул он. – Хорошо, что они пришли.

Эдвард рассказывал мне о людях из Ла-Пуш, которые в буквальном смысле слова превращались в волков за считанные секунды. Я была потрясена, с каким благоговением он описывал их способности. Судя по всему, они были быстрыми, сильными и могли быть жестоки. Это меня беспокоило.

- Почему?

- Как только мы все собрались у дома, мы стали искать какие-то подсказки, которые помогли бы нам определить местоположение Джеймса или Виктории. К сожалению, мы ничего поначалу не нашли, - выражение лица Эммета стало яростным, и он продолжил: – Мы не были всецело застигнуты врасплох. Элис предупредила нас как раз перед тем, как мы услышали их приближение. Волки почуяли их, не успели они добраться до дома. Схватка была еще та, - Розали крепче сжала пальцы Эммета своими с отчетливым беспокойством на лице, а он все продолжал. – Это были новорожденные, неуравновешенные и безрассудные. Мы впятером без проблем расправились с восемью.

Совладав с голосом, я издала вздох облегчения. – Так вы убили Джеймса и Викторию?

Лицо Эммета приняло мрачное выражение. – Нет. В том и проблема. Пока мы сражались с новорожденными, у Джеймса и Виктории, кажется, были другие планы. Я позвонил Розали, опасаясь, что они, возможно, двинулись к аквариуму за тобой. Но в центре города никто не показался.

Затем заговорила Розали, скривив свои безупречные губы в несвойственной ей манере. – Я позвонила Эсми и предупредила ее о ситуации. Я пыталась дозвониться до Элис, но… она так и не ответила.

Мое сердце ухнуло куда-то вниз оттого, что они рассказали. Джеймс с Викторией были живы. И что еще хуже, Элис пропала.

- Элис звонила Джасперу, - снова заговорил Эммет. – Судя по всему, у нее было видение их атаки. И еще одно о доме с раненым ребенком. Она хотела проверить его.

Розали нахмурила идеальные брови и спросила: - Она пошла одна?

- Я не уверен, - пробормотал Эммет, покачав головой. – Джаспер просил ее подождать, но он отвлекся, тогда как раз появились новорожденные. Когда битва закончилась, Элис уже не отвечала на звонки. Джаспер сорвался с места, я позвонил Эдварду, и он велел мне ехать сюда, - закончил он, пожав плечами в поражении.

Эммет покачал головой. – У нас проработан порядок действий. Она бы связалась с одним из нас.

- Куда ушел Эдвард? – спросила я, хотя подозревала, что уже знаю ответ.

- Эдвард пошел встретиться с Джаспером. Квилеты тоже ищут Элис, - пояснил Эммет.

Он снова предпринял попытку встать, расстроено простонав: - Мне нужно идти.

На этот раз заговорила Эсми. – Нет, Эммет. Волков больше чем нас, у них выдающиеся навыки преследования. К тому же нам ни к чему слоняться по лесу без особой необходимости. Мы не знаем, что у Джеймса на уме, - ее тон был почти порицающим, и Эммет принял ее решение, понурив голову.

Я почувствовала, как Эсми поглаживает меня по волосам, вгоняя в сон, и, зевнув, я спросила: - И что мы будем теперь делать?

Искрящиеся, золотистые глаза Розали поймали мой сонный взгляд, и она удрученно ответила: - Ждать.

EPOV

Пробираясь сквозь плотные лесные заросли, я наконец уловил запах Джаспера в легком ночном ветерке. Обводя лес взглядом, я заметил слабый свет впереди и направился к нему, надеясь, что это был нужный дом. Я уже звонил ему и попросил подождать меня возле дома. Я не вынес бы муки поисков двоих пропавших: брата и сестры. Он неуверенно согласился. К счастью, характер военного возобладал, и он смог увидеть логику в моей просьбе.

Я добрался до двора, окружавшего дом, и смог расслышать безумный поток его мыслей. Он был растерян и думал о Элис и о том, что не смог обеспечить ей безопасность. Я собрался и приготовился к натиску испытываемого им всепоглощающего чувства вины. Принюхавшись, я заметил слабый след Элис и Виктории, окруживший дом, но запаха других его обитателей не было. – Джаспер! – позвал я, сообщая ему о своем местонахождении.

Приблизившись к маленькому, освещенному дому, я отыскал парадную дверь и легко распахнул ее одним рывком. Джаспер стоял в гостиной с выражением муки на лице. – Эй, - позвал я, пытаясь привлечь его внимание. – Ты в порядке?

Нет. Его глаза с тревогой оглядывали комнату, руки сжались в кулаки, словно он был не уверен, какой шаг предпринять дальше.

- Карлайл уже в пути. Можешь рассказать мне, что произошло? – спокойно спросил я в попытке отвлечь его от мыслей, которые наводняли сейчас его голову.

Она была здесь. И снаружи, и в доме. И Виктория – тоже, и, возможно, еще пара других вампиров. – Я велел ей подождать, - сказал он вслух напряженным голосом.

- Должно быть, у нее были причины уйти, - возразил я.

Он кивнул, глядя на меня несчастным взглядом, таящим чувство вины и ответственности. Я сменил направление разговора: - Тебе удалось увидеть, в какую сторону они пошли?

Нет. Я шел по следу до главной дороги, но потом он оборвался. Должно быть, у них была машина…

Будучи эмпатом, Джаспер чувствовал эмоции окружающих. А еще он отражал эти эмоции на всех, кто находился поблизости. Я отчаянно пытался бороться с волнами боли и гнева, исходящими от него, пытаясь параллельно расшифровать потоки мыслей, наводнявших его сознание. Боль была удушающей. Я различал вспышки борьбы с новорожденными и его звонков Элис. Кусочки собирались в картину. Какое-то время мы провели, обследуя дом, тщательно ища любой след Элис и дожидаясь прихода Карлайла. Джасперу не терпелось идти искать ее, но я надеялся, что смогу удержать его в доме без боя.

Как раз когда его мысли стали нестерпимо тревожными, я услышал Карлайла на подъездной дорожке. – Карлайл здесь, - сообщил я, желая сказать лишь бы что-нибудь.

Среди эмоций, исходивших от Джаспера, и мыслей в его голове, я осознал, что Джаспер был опасно близок к тому, чтобы слететь с катушек, каким бы у этого ни был вампирский эквивалент. Его любовь к Элис была сильна, и он впервые по-настоящему испытал потерю любимой, партнера и возлюбленной. Жены. Мне еще никогда не доводилось постигнуть такой уровень страха и горечи. Пока я не встретил Беллу.

Карлайл вошел в дом с обеспокоенным выражением лица и мыслями, полными тревоги за Джаспера и Элис. Бросив взгляд в мою сторону, он молча спросил: «Как он держится?»

Я едва заметно покачал головой, давая ему понять, что делал он это неважно. Что Джаспер воспринимал ситуацию именно так, как воспринял бы ее Карлайл, окажись они с Эсми в этой ситуации. Он прошел дальше в комнату и притянул Джаспера в крепкие объятья, словно бы мог впитать его боль. Когда Карлайл наконец отпустил его, мы сообщили ему скудное количество информации, которую могли ему предложить. Когда я закончил говорить, Карлайл рассказал нам об участии волков в поисках Элис.

Глаза Джаспера похолодели, а руки сжались в кулаки. – Если они ее тронут… - прошипел он.

Карлайл тут же перебил его. – Они на нашей стороне. Они ее не тронут. Но при всех их навыках они наш шанс найти ее.

Эдвард, каков наш план? Спросил Карлайл.

Обведя комнату взглядом, я заметил семейный портрет, стоящий в рамке на столе. Мужчина, женщина и маленький мальчик. – Джаспер, тело хозяина в доме? – спросил я, улавливая слабый запах разлагающейся плоти.

- В задней комнате, - сказал он и указал большим пальцем в сторону задней части дома.

- Нам нужно выбираться отсюда и связаться с властями. Похоронить семью.

Джаспер рассеяно поправил меня: - Мужчину и женщину. Не семью.

Мы с Карлайлом переглянулись. Мальчик на фотографии был совсем юным, может быть, ему не было и десяти. Я торопливо прошел по коридору и проверил заднюю комнату. На полу лежали тела мужчины и женщины, но тела мальчика не было.

Он выбрался? Это был тот мальчик, который появился в видении Элис?

Вернувшись назад в гостиную, я предложил: - Поехали домой. Я позвоню в полицию, как только мы уйдем.

Мужчины кивнули и вышли вслед за мной через парадную дверь в темный двор, над которым только начинало светлеть небо. Внезапно Джаспер содрогнулся, послав нам волну тревоги. Прежде чем я успел спросить, я услышал голос в лесу. Сделав глубокий вдох, я распознал запах, который определенно принадлежал вампиру.

Джаспер издал низкий рык из самой груди; эмоции от событий вечера буквально кипели в нем. Голос, раздавшийся в темноте, был неразборчивым, мысли обладателя неясны. Я не мог ухватиться за поток его мыслей. Он был сбивчив и стремителен. Внезапно я ухватился за нить его мыслей и прошептал остальным: - Не двигайтесь.

Что такое? Спросил Карлайл.

- Можешь выйти, - крикнул я в темноту и опустил руку Джасперу на плечо, чтобы сдержать его. Мы тут же услышали шелест листвы, и на лужайку вышел вампир. Я услышал, как Карлайл ахнул, резко втянув воздух. Джаспер же просто выглядел так, будто ему стало дурно от развернувшейся пред нами картины.

Сколько ему лет?

Я пожал плечами и мрачно вздохнул. – Слишком молод.

Это был ребенок с фотографии, но только с красными глазами и одичавший. В его волосах запутались листья и травинки, одежда его была перепачкана и порвана. Просто омерзительно. Страшнейший грех, который мог совершить вампир, это обратить ребенка.

Карлайл шагнул вперед, и ребенок зашипел, сделав выпад вперед в нападении. Он был слишком молод и глуп, чтобы понимать, что брошенный им вызов трем вампирам, чей возраст в купе равнялся шести сотням лет, приведет к неминуемой смерти.

- Дитя, ты должен остановиться, пока не пострадал, - заговорил Карлайл, и к его чести мальчик отступил. Я поборол желание закатить глаза, глядя на своего отца и наставника. Извечный оптимист, но в этой ситуации одним добрым голосом не управишься. Прежде чем я успел заговорить, Джаспер сорвался с места и прижал мальчика к земле.

- Где моя жена? – выплюнул он, борясь с зажатым под ним новорожденным. Я напряженно слушал, надеясь уловить ход его мыслей, пока он невнятно бормотал.

- Джаспер, отпусти его, - велел Карлайл, но тщетно. Джаспер крепко прижимал его к земле так, что под телом мальчика захрустели листья.

- Где она? Что он с ней сделал? – напирал Джаспер. Его светлые волосы падали на глаза, но я мог прочесть его убийственные мысли. Хотя он был прав, возможно, это дите владело информацией, и нам нужно было выудить ее из него.

- Джаспер… - начал я, но меня перебил мальчик.

Тоненьким, но полным яда голосом он заявил: - Она принадлежит ему.

Мы с Карлайлом ощутили волну ярости, разразившуюся в Джаспере, и он мысленно прокричал: «Хватай его!»

Я бросился, проехав по траве, и, подбросив Джаспера в воздух, приземлился на него с громким стуком. К моему удивлению, он не стал сопротивляться, вместо этого спрятав лицо в ладонях. Я услышал, как Карлайл начал спокойно разговаривать с мальчиком на том конце лужайки.

- Кому она принадлежит? – спросил он, чуть присев.

- Предводителю. Он сказал, что она его, - ответил мальчик, медленно поднимаясь из лежачего положения.

- Кто «она»? – переспросил Карлайл своим самым спокойным голосом.

- Маленькая вампирша, та самая, которую он ждал и заманил сюда, - в его мыслях я увидел Элис, в чьих глазах отразилось узнавание.

- Как он заманил ее?

- Я голоден, - заныл мальчик, и какое-то мгновение он выглядел как уязвимый ребенок, каким он и должен был быть.

- Я знаю, - ответил Карлайл, пытаясь успокоить маленького монстра, сидящего на земле. – Сможешь поесть, когда мы закончим. Как он заманил ее?

Мальчик засомневался, но сдался: - Он сказал, что она могла «видеть его», что он позволял ей «видеть его». Но ее тут не было, так что… я не знаю, как она его видела, - выражение лица мальчика приобрело задумчивое выражение, но быстро стало прежним.

Мы с Карлайлом обменялись многозначительными взглядами, понимая, что Джеймс принял несколько твердых решений, которые и привели ее сюда… одну.

- Что произошло, когда она прибыла к дому? – продолжил Карлайл, ободряюще кивая.

- Он велел мне позвать на помощь, и она пришла в дом, ища меня. Они ждали ее внутри, - объяснил ребенок, и в его мыслях промелькнул образ Виктории.

- Виктория была там, - сказал я достаточно громко, чтобы Карлайл услышал.

- Девушка, которую они заманили, цела? Она ранена? – выспрашивал Карлайл с ноткой настойчивости в голосе.

- Нет, - ответил мальчик. – Но они говорили что-то вроде… «если она хочет снова увидеть своего мужа, то должна охотно пойти», и потом ее лицо приобрело очень странное выражение, и она ушла с ними.

Джеймс использовал Джаспера, чтобы переманить Элис. Некоторые кусочки головоломки начали складываться в целую картинку. После этих слов мальчика Джаспер сорвался с места, давясь от ярости и не в силах больше выносить это. Его мысли были полны страданий, но я знал, что он не уйдет далеко, чтобы знать, что еще скажет мальчик.

- Куда они ушли? – спросил я, осторожно подходя к ним. Он пожал плечами в ответ, и по его мыслям я понял, что он действительно не знал.

- Он что-нибудь еще сказал Элис? Хоть что-нибудь? – в отчаянии спросил я.

- Он лишь сказал, что прошло уже много времени, и что он скучал по ней. А потом он сказал что-то о справедливости, но я не понял его слов. Можно мне теперь поесть? – задумчиво спросил он.

Мы с Карлайлом снова переглянулись. Приятного тут будет мало. Всегда было неприятно убивать вампира, но ребенка? Душераздирающе.

- Прежде чем ты поешь, - начал я и замолчал, испытывая чувство вины за эту ложь, - скажи мне, почему они оставили тебя здесь.

Недолго думая, он небрежно ответил: - Он сказал, что ты придешь.

- Кто придет? – спросил я, желая узнать больше и надеясь, что этого будет достаточно.

Он посмотрел на нас с Карлайлом, мечась между нами взглядом. Красные глаза встретились с золотыми, и он с уверенностью ответил: - Ты.

xXx

Я вошел в дом через заднюю дверь и направился прямиком к лестнице, остановившись только чтобы снять грязную, пропахшую дымом одежду и выбросить ее в мусорный контейнер. Я забрался в душ, позволяя воде смыть с меня грязь прошедшей ночи, что ничуть не способствовало избавлению от чувства потери, с которым мы боролись.

Закончив, я закрутил вентили и схватил полотенце, висевшее за дверцей. Вытираясь, я услышал Эммета из соседней комнаты. – Мы уходим, ладно?

- Да. Увидимся завтра. Мне нужно разобраться тут с некоторыми вещами, - объяснил я. У меня было тяжело на сердце от мыслей об Элис, Джаспере и Белле.

- Она сильная, Эдвард, сильнее, чем ты думаешь, - сказал он, всегда зная меня слишком хорошо.

- Возможно. Но это моя забота, - ответил я, чуть не задохнувшись на слове «моя», пока произносил его не без труда.

Я слышал, как Эммет и остальные уходят, и, подойдя к шкафу, достал оттуда футболку и пару штанов и пошел к Белле в комнату. Еще в коридоре я услышал размеренный ритм ее сердцебиения и тихое дыхание. Я жутко боялся заводить разговор, который мы должны были завести, с каждым тихим шагом становясь все ближе к ней.

Она, как обычно, не проснулась, когда я вошел. Я тихо опустился в кресло лицом к ней и стал наблюдать за ней в напряженной тишине. Созерцая сон Беллы, я оказывался так близко ко сну как таковому, как никогда прежде в своей нынешней жизни. Ритмы моего тела выровнялись с ее, и я заметил, что дышу в одном ритме с ее размеренными, умиротворяющими вздохами.

Я всецело любил эту женщину, каждой частицей своего существа, и наконец познал радость его возвращения. Ее признание в аквариуме заполнило каждую брешь в моей вековой душе, залечивая шрамы и пустоты, о существовании которых я даже не знал. Я чувствовал надежду, стоя на воде, плывя наконец вместо того, чтобы тонуть. И все это изменил один телефонный звонок.

Но теперь любовь, наполнявшая меня, начинала приносить боль. Я уже переживал потерю глазами других, но так – никогда. Я не испытывал тех сильных чувств, которые источал Джаспер. Тогда у меня не было возлюбленной, когда моя жизнь висела на волоске. Я был глупцом, думая, что она может стать моей. Что я могу просто ухватить за возможность, веря, что у нее есть шанс быть в безопасности. Если Элис не смогла защитить себя, а Джаспер не смог оградить ее, значит, для Беллы в игре этого сумасшедшего надежды было мало.

Я решил, что ни за что не мог рисковать, чтобы Джеймс забрал ее у меня. Теперь я осознал, что должен отпустить ее, пока моя бесчеловечная природа не настигла нас и не утащила ее в ад вместе со всеми нами. Все это время мы прятали ее под предлогом безопасности, но на самом деле мы лишь отсрочивали неизбежное. Пока она со мной, ее жизнь подвержена риску, постоянной опасности.

Это уже не вариант.

Я услышал, как Белла дернулась под простынями, тихо вздохнув, и я тут же оказался на краю кровати, опускаясь рядом с ее хрупким телом. Ее нижняя губа задрожала, и из нее вырвался сдавленный всхлип. Мое сердце болело от ее боли, от желания ворваться в ее сон и спасти ее от кошмаров. Я нежно погладил ее по руке, едва прикасаясь к ней, но она прошептала «Эдвард», даже во сне зная, что я рядом. Мое сердце пропустило фальшивый удар от звука моего имени, сорвавшегося с ее губ. Я прижал палец к темно-розовой коже, нежно потирая ее, как и всякий раз, когда пытался успокоить ее. Я хотел прижаться к ее губам, я хотел вечность держать ее хрупкое тело в своих руках, я хотел слышать каждый удар ее сердца.

И я осознал, со злостью и разочарованием, что ни за что не смогу все это иметь.