Заходя внутрь, Эдвард крепко, но в то же время нежно, придерживал меня за локоть. Вечеринка была прекрасной, поскольку для места ее проведения больница выбрала сиэтловский Аквариум. Мы прошли через атриум к танцевальному залу.

- Я здесь раньше никогда не была. А ты? - спросила я, рассматривая огромные резервуары, наполненные экзотическими рыбами. Освещение было слабым, отчего вода отражалась по всей комнате. На свету кожа Эдварда почти мерцала.

- На других вечеринках, - ответил он, сканируя глазами комнату.

Мы пообщались с другими гостями и, наконец, сели поужинать. Мне стало очень интересно, как Эдвард будет «есть» за столом, полным людей. Со стороны казалось, что он наслаждается едой, но я все же заметила, как резко он смел еду со своей тарелки и аккуратно завернул ее в салфетку.

Поужинав, мы извинились и отошли, взяв по бокалу: я попивала из него, а Эдвард просто держал в руках, наблюдая за толпой из укромного местечка возле большого резервуара. Иногда люди останавливались, что переброситься с нами парой словечек. Через несколько минут я осознала, что он знает имя и должность каждого из них. Он ни разу не задумался.

- Как у тебя получается всех их помнить? Я впечатлена, - сказала я, пригубив из бокала. Я наблюдала за огромными акулами, тихонько плавающими в своих резервуарах, зачарованно наблюдая за их гладкими, плавными движениями.

Он наклонился ко мне и прошептал:
- Фотографическая память. Плюс, читаю мысли. Обычно они сами выдают себя.

Я почувствовала себя идиоткой, забыв о таком очевидном даре, но он лишь глухо рассмеялся и сказал:
- Иногда дар телепатии дает тебе преимущества. Но иногда, - он остановился и бросил гневный взгляд в сторону бармена, - очень трудно сохранять самообладание.

Я заглянула за его спину и увидела темноволосого улыбающегося мужчину.
- Почему? О чем он думает?

Эдвард вздохнул и, положив мне на бедра свои руки, притянул к себе. - Лучше тебе не знать. Уж поверь.

Я снова оглянулась, и на сей раз парень мерзко мне улыбнулся и подмигнул.
- О! Ух, спасибо, но нет. Не нужно быть телепатом, чтобы понять, что я не хочу быть осведомленной о его помыслах.

Руки Эдварда все еще лежали на моих бедрах, и сам он возвышался надо мной. Он наклонил голову, и пряди волос закрыли ему глаза. Я инстинктивно подняла руку, проводя ею вдоль его подбородка. Этот мужчина представлял опасность для меня и моего здравого смысла. Я почувствовала, как его рука поднимается вверх по моей голой спине, зарываясь в моих волосах.

- Может, уйдем? - тихо спросила я, смотря на него восхищенным взглядом. - Прямо сейчас? Можно? Я хочу уйти. - Я почти умоляла.

Его губы изогнулись в улыбке, издав рык, в котором не прозвучало угрозы - это больше походило на голод. Я знала о животной сущности Эдварда и жаждала вытащить ее наружу.

- Скоро.
- Ладно. Иди, обменяйся рукопожатиями, посплетничай или что там тебе нужно сделать, чтобы мы поскорее ушли. - И я помахала ему рукой.
- Пойдешь со мной? - спросил он.
- Нет, спасибо, лучше я понаблюдаю за этими рыбками. Но все равно спасибо, - ответила я и улыбнулась ему.

Эдвард усмехнулся мне кривоватой усмешкой, отчего мое сердце затрепетало, и повернулся, направляясь к компании врачей из больницы.

Наблюдая за тем, как плавают в резервуаре блестящие рыбы, я удивилась, услышав свое имя:
- Белла! Твое платье великолепно!

Я развернулась и оказалась лицом к лицу с Марджи и Нэнси из офиса Эдварда. Марджи была чересчур взволнована и, похоже, немного пьяна. Немного пошатываясь, она нечленораздельно произнесла:
- Ты вела себя так, будто знать не знала о вечеринке, а сама скрывала от нас такое платье!
Я нахмурила брови, услышав это замечание.
- Здравствуйте, девушки, - вежливо сказала я, заставляя себя улыбнуться. По крайней мере, они были милыми.
Нэнси наклонилась слишком близко к моему лицу и сказала:
- Знаешь, Белла, мы с Марджи только что обсуждали, как изменился мистер Каллен с тех пор, как встретил тебя.
Приподняв бровь и отчаянно желая еще один бокал шампанского, я уклончиво ответила, пожав плечами:
- Правда?
Обе девушки взволнованно закивали.
- Ох, да, он стал совершенно другим.

Нэнси выразила свое согласие, рыская глазами по помещению и останавливая свой взгляд на Эдварде, который стоял к нам спиной. Его голова была наклонена немного вбок - признак того, что он подслушивает. Я попыталась скрыть улыбку, медленно расплывающуюся на моих губах, и притворилась заинтересованной речью этих женщин.

- В прошлом году он пришел на эту вечеринку с угрюмым выражением лица и практически ни с кем не разговаривал. Он сидел рядом со мной за столиком, и я сбежала от него, - сказала Марджи. - Я так испугалась. Но в этом году он даже кивнул мне, и я улыбнулась ему в ответ!

Я вспомнила, каким грубым и асоциальным типом был Эдвард, когда мы только познакомились. Заинтригованная, я спросила:
- Неужели он так изменился?
Девушки рассмеялись, и Нэнси сказала:
- Белла, до того как он начал с тобой встречаться, мы были не просто убеждены, что он гей, мы были уверены в том, что у него расстройство личности.
- Мне кажется, тогда он просто был в плохом настроении. Сомневаюсь, что его перемена имеет ко мне непосредственное отношение, - скептически ответила я.
Женщины переглянулись.
- О, это полностью твоя заслуга. Он не отводит от тебя взгляда и постоянно прикасается к тебе своими восхитительными руками. Мистер Каллен одержим тобой. Ты словно газель, а он - лев. Не хотела бы я стать между вами.

И они засмеялись, тем самым показывая: «мы слишком много выпили». Я смотрела, как Марджи быстро проводит под глазом пальцем, стирая слезы, чтобы они не успели испортить ее макияж. Стоя на другом конце комнаты, Эдвард повернулся ко мне, обольстительно улыбнувшись, и я почувствовала, как вспыхнули мои щеки. Марджи, тоже глядя на Эдварда, произнесла:
- Я отдала бы все, что угодно, лишь бы одна из этих улыбок была адресована мне.

Нэнси пробормотала себе под нос, и я притворилась, будто не слышу этих слов: - Или его прикосновения.

Я нервно усмехнулась, пытаясь понять, как сбежать мне от этих женщин к своему мужчине, прежде чем я расскажу им, каково это - ощущать его прикосновения на своем теле.

Xxx

EPOV

Когда Белла вернулась в танцевальный зал, я услышал ее сердцебиение. Из-за звучащей музыки и толпы людей вокруг оно доносилось слабее обычного, и я попытался оставаться в здравом уме, избавляясь от голосов в своей голове. Вместо них я сосредоточился на звуке ее сердца, наполняющего жизнью ее хрупкое тело.

Я извинился перед мужчинами, с которыми разговаривал, и все они почувствовали облегчение, когда я ушел, поскольку мое присутствие лишь пугало их и доставляло неудобство. Они испытывали ужас перед своей тревогой, но не осознавали, что это их тела подсказывают им бежать от меня, как бежит стадо овец от представшего перед ними волка.

Белла стояла возле дверей и разговаривала с Джойс, моей секретаршей, и я воспользовался возможностью понаблюдать за ней. Она выглядела элегантно и уверенно - платье, которое Элис выбрала для нее, идеально сидело на ней. Я знал, что Элис подчеркнет красоту Беллы, но когда она открыла дверь в свою квартиру, у меня перехватило дыхание от божественного существа передо мной. Белла, без сомнений, была красивой женщиной. В течение долгих лет я наблюдал за тем, как мужчины относятся к своим возлюбленным, и никогда не понимал эмоций, звучавших за их мыслях. Они считали, что у их жен красивые губы или симпатичные глаза, или ошеломительные ноги, и даже несмотря на то, что иногда я соглашался с тем, что эти женщины привлекательны, их мужчины на самом деле полагали, что они лучше других. Женщины, наполнявшие их жизни, были красивыми, симпатичными, великолепными. Теперь я понял, что эти мысли возникли из любви. Когда ты любишь кого-то, то видишь свою любимую без недостатков или изъянов. Ты видишь того, кого любишь, а в моем случае Белла была совершенна.

Я поймал ее взгляд и встретился с ней посреди комнаты.
- Могу я отвести тебя в одно местечко? - спросил я.
- Куда угодно, - ответила она.
Я взял ее за руку, и мы прошли мимо гигантского резервуара, подходя к двери в темном углу комнаты.

Белла остановилась.
- Эдвард, не думаю, что нам стоит туда входить.

Я лишь усмехнулся и прокрутил дверную ручку, заводя ее внутрь. Оказавшись внутри, вдали от зрителей, я наклонился и решительно ее поцеловал. Она со страстью ответила, осторожно проводя языком по моей нижней губе.

Я повел Беллу к лестнице за большим резервуаром, приподняв ее в воздух и перебросив через плечо.

- Что ты делаешь? - засмеялась она тихим голосом.
- Пытаюсь увести тебя, а ты идешь слишком медленно.
- Хорошо, но ты ведь знаешь, что скоро будет танец, что ты мне обещал.

Она игриво била кулачками по моей спине, пока я не достиг вершины лестницы и не поставил ее на ноги. Мы стояли на самой вершине и смотрели на подводную жизнь с другого ракурса. С наших мест мы могли не только наблюдать за рыбами, но еще и видеть гостей и слышать музыку из танцевального зала.

Белла наклонилась над перилами, с интересом наблюдая за аквариумом. Я приобнял ее за талию и прижался к ее телу. Откинув ее волосы набок, обнажив гладкую кожу, я запечатлел на ее шее легкий поцелуй.

- Остановись, - сказала она и заерзала в моих объятиях. - Щекотно.
- О, - задумался я. - Тогда буду более нежным. - И начал покрывать ее кожу, покрывшуюся мурашками, легкими, как перышко, поцелуями.

Белла смотрела на события, разворачивающиеся внизу, а я наблюдал за ней. Вскоре она сказала:
- Могу я задать тебе вопрос?
- Конечно.
Она откинула голову мне на грудь.
- Почему ты оставил свою семью? Я знаю о Тане и том давлении, но почему ты не мог просто вернуться к тому, как жил прежде? Они ведь не хотели, чтобы ты уезжал.

Ага. Тот самый вопрос.

Я положил подбородок на ее макушку.
- После того, как я расстался с Таней, я был вынужден объяснить своей семье, почему не принимаю ее в качестве своей спутницы. Они не поняли. Не до конца. Мне кажется, они осознавали, что мы не были настоящей парой, но не думаю, чтобы они осмыслили то, как часто мой выбор и мое решение покрывали их нужды и желания, но не мои.

Белла переплела наши пальцы, но ничего не сказала, поэтому я продолжил:
- Они так сильно хотели этого для меня. Чтобы у меня появилось то, что есть у них, а это было просто невозможно. - Я высвободил руку и развернул Беллу к себе лицом. - До сей поры. До тебя.

Я приподнял Беллу и, чтобы наши взгляды находились на одном уровне, усадил ее на гладкие металлические перила. Обернув ноги вокруг моей талии, она сжала руками мои плечи, нервно поглядывая на огромный резервуар под нами. Быстро мне улыбнувшись, она наклонилась поцеловать меня - нежно и сладко. Каждый поцелуй Беллы был разным, каждый был лучше предыдущего.

Отстранившись и проводя большим пальцем по моей нижней губе, она сказала:
- А каково это? Иметь пару? Той ночью в лесу Виктория сказала, что ты хочешь меня в качестве своей спутницы.

Я надеялся, что мы избежим этой беседы, но она как обычно была наблюдательной. Я не хотел напугать ее сущностью своей природы. Вздохнув, я ответил:
- Это как иметь партнера или супруга. Иногда мы больше похожи на животных, Белла. Когда мы находим человека, с которым чувствуем связь, она неразрывна. Мы либо всю жизнь проводим вместе, либо нет.
- Значит, твоя со мной неразрывна? - Могу поклясться, но я видел надежду в ее глазах.

Я провел руками от ее талии до лица и заглянул в ее темные карие глаза. Они были такими притягательными, такими теплыми. Все в Белле заставляло испытывать меня ощущение, будто я дома.
- Трудно объяснить… это прозвучит немного дико, но независимо от того, сколько времени ты будешь со мной, для меня никогда больше не будет существовать кто-то еще.
От моих слов ее глаза заблестели.
- Для меня тоже.

Мое мертвое сердце неуместно затрепетало. Единственное, что могло привязать меня к ней еще больше, это произнесенные ею слова, но я хотел этого, ее, слишком сильно.

Не успев ответить, я увидел, как она опускает взгляд и прикусывает губу зубками. Белла глубоко вздохнула и прошептала:
- Эдвард, я люблю тебя.

Я провел своим носом вдоль ее и поцеловал. Сильно. Настолько, насколько это было возможно без риска. Отстранившись, я сказал:
- Если бы только знала, как много значат для меня твои слова. Я тоже люблю тебя.

Раздвинув ее ноги, отчего ткань ее платья натянулась, я прижался к ней.
- Теперь я могу помять твое платье? - спросил я, прижавшись губами к ее горлу.
Белла еле слышно простонала и выдохнула:
- Пожалуйста…

Я почувствовал, как скользнули ее пальчики под мою рубашку, пытаясь вытащить ее из брюк, вспомнил о квадратном пакетике в своем кармане и подумал о том, чтобы сообщить Белле о новых доступных для нас возможностях. Разъединив наши губы, чтобы предложить ей вернуться домой, я почувствовал внезапную вибрацию в своем пиджаке.

Я простонал и пробормотал в рот Беллы:
- Элис…

Она рассмеялась.
- Похоже, она действительно любит выбирать неподходящее время.

Доставая телефон, я поддерживал Беллу одной рукой под спину, чтобы она не упала.
- Это Эмметт, - заметил я, заинтересовавшись, зачем он звонит.
Белла продолжала рукой вытаскивать мою рубашку, пальчиками сражаясь с пуговицами.

- Эмметт? - сказал я в телефонную трубку, взглядом проводя по теперь напряженной от глубоких вдохов груди Беллы. Как же она красива. И моя.

- Она пропала, - сказал Эмметт, и я уловил нотку паники в его голосе.
- Кто? Что? - спросил я и, чтобы остановить Беллу, положил руку ей на плечо.
- Элис, - сказал он и продолжил быстро тараторить, рассказывая мне все, что знал. Взгляд Беллы стал заинтересованным, и она с силой сжала мою руку.
- Забери нас сейчас же. Встретимся у входа, - приказал я и разъединился.
- Что случилось?
Я взглянул на своего прекрасного ангела, завернутого в синие одеяния, со стертой моими голодными губами помадой, думая, как сообщить новости, чтобы они не испугали ее.
- Элис. Джаспер не может ее найти. Никто не может.
- Наверное, она на охоте или разведывает… правда? - спросила она с виднеющимся в глазах страхом.
Я медленно покачал головой.
- У волков и сброда Джеймса возникла перебранка. Многие пошли поддержать волков, но Элис так и не показалась, - объяснил я. - Она пропала.