BPOV

Пальцы Эдварда застыли на поверхности клавиш рояля, но в воздухе ещё раздавалась приятная вибрация и мягкий гул, который наполнял моё тело теплом. Он только что закончил играть мелодию, которую, как он сам сказал, написал для меня. Это льстило и будоражило меня одновременно.
- Это было прекрасно, - с абсолютной искренностью прошептала я. - Спасибо тебе, что разделил это со мной.
По правде сказать, я не понимала этого страха Эдварда перед роялем. Я видела ещё один рояль, он стоит на чердаке в доме Эдварда, заброшенный всяким хламом, на его крышке в беспорядке лежат листы, на которых небрежным почерком были выведены ноты каких-то произведений. Хоть инструмент и был открытым и было видно, что он над чем-то работал, я ещё ни разу не слышала ни одного звука, исходящего от этого красивого, отполированного тёмно-коричневого рояля. Что-то мешало ему, как будто удерживало на расстоянии, и вот сейчас я поняла, что эта, невидимая для меня, преграда была устранена.
Мы сидели близко друг к другу, соприкасаясь плечами, но его рука, обнимающая меня за талию, притягивала меня ещё ближе к нему. Нежно проведя носом вдоль моей скулы и уху, он ответил:
- Не за что. Спасибо тебе за вдохновение.
Лёгкая дрожь прошла по моему телу, и он провёл своей ладонью по моей руке. У Эдварда были длинные ноги, поэтому для удобства он немного отодвинул скамью. За роялем он был так спокоен, расслаблен, передо мной открылась новая, совершенно другая сторона Эдварда, пока он играл. Всё напряжение и стресс, довлевшие над ним ранее, словно испарились, как только его утонченные пальцы мягко коснулись клавиш. Я начала понимать, что этот мужчина никогда не перестанет удивлять меня. И, будто прочитав мои мысли, я почувствовала, как моё тело оторвалось от скамьи, и Эдвард аккуратно усадил меня на колени к себе лицом.
Мило.
- Эй, - тихо пробормотала я его совсем близкому ко мне лицу. Мои руки, следуя своим собственным инстинктам и желаниям, начали нежно касаться его щёк, я в очередной раз с восхищением рассматривала его идеально гладкую кожу.
- Эй, - мягким мурлыканьем вторил он мне. Его глаза были закрыты, и лицо выражало безмятежное спокойствие, он потёрся о мою руку, отвечая на мою простую ласку.
- Сегодня был замечательный день. Я получила массу удовольствия от всего этого: Элис с её платьями, встреча с Эсме и Розали. Это было очень мило, - с благодарностью сказала я ему и нежно поцеловала за ушком.
- Ты им тоже очень нравишься, - ответил он, слегка повернув голову, чтобы я смогла больше насладиться его кожей.
Мои ноги свисали позади него, едва касаясь края скамейки, и я немного приподнялась, чтобы сдвинуться вперёд. И в тот же момент я почувствовала это. А, точнее, его.
Его глаза моментально открылись, и в них явно читался дискомфорт, поэтому он поспешил отвести взгляд. Моя бровь изумлённо поползла вверх, когда я наблюдала за его смущённым, но навечно бледным лицом.
- Правда? – спросила я, внутренне взрываясь от экстаза, когда поняла, что именно мне обязана эта интенсивная реакция его организма своим возникновением.
Вновь взглянув на меня, он зеркально отразил на своём лице моё выражение, приподнимая свою идеально очерченную бровь, но от комментариев воздержался, потому что, как я уверена, он считал неуместной обсуждение данной темы.
Вздохнув, он как-то горько рассмеялся.
- Это продолжается уже какое-то время, Изабелла, - я была искренне шокирована его откровением.
- Что ты подразумеваешь под «каким-то временем»? – с любопытством спросила я, проводя ладонями вниз по его груди и отчётливо ощущая каждый изгиб и линию его подтянутого тела, скрытого от меня одеждой.
Но вместо ответа, Эдвард приблизился к моему лицу и мягко прижался своими губами к моим. Я моментально отреагировала. Ничто не доставляло мне большего счастья, чем его мягкие губы, покрывающие мои. Он провёл кончиками своих пальцев по моим бокам, что заставило меня отвлечься на смех и заёрзать на его руках.
Ой. А он ведь…Чёрт, он ведь реально твёрдый.
Я слегка отстранилась от него, это было трудно, но необходимо.
- И всё же, что именно ты подразумеваешь под «каким-то временем»?
Вздохнув, он коснулся своим лбом моего.
- Я не знаю, Белла. Иногда прошлое там и должно оставаться.
Я покачала головой и обвила руками его шею, проводя пальцами по его мягким волосам.
- Никаких секретов, - возразила я.
Я немного отпрянула, и Эдвард обвил свои руки вокруг меня, слегка придерживая и, не давая спине касаться острых углов рояля.
- Ты прочла мои журналы. Я был одинок все эти годы. Какое-то время мне удавалось справляться, но когда жизнь в доме, где помимо меня существовали пары, любящие друг друга, становилась слишком сложной, я просто уезжал на какое-то время, путешествовал либо учился вдали от семьи, - он сделал небольшую паузу и мягко поцеловал линию моего подбородка. Этот невинный и в то же время значимый жест был выражением его благодарности за то, что я заполнила эту пустую нишу его одинокой жизни. Я улыбнулась и невесомо кивнула ему, подбадривая на продолжение рассказа.
Его прекрасные черты слегка исказились из-за моей настойчивости, но нежность в его улыбке не ускользнула от моего внимания, мне стало понятно, что не так уж он и недоволен моей любопытностью, как хочет то показать.
- Моя семья узнала о существовании ещё одного клана, достаточно большого, они жили на Аляске. Они подобно нам были «вегетарианцами», нам хотелось провести время с такими же вампирами, как мы.
- Правда? – удивилась я. - Неужели выбранный вами образ жизни так редок?
Его взгляд напрягся от моего вопроса. Я прекрасно понимала, что для него было непросто делиться со мной особенностями своей вампирской природы. Он хотел, словно оградить меня от суровой действительности и реальности их существования.
- Весь наш образ жизни – большая редкость. То, что мы живём в домах и при этом стараемся быть образованными личностями – это уже практически неслыханно. Нас семеро и все мы живём мирно – это экстремально, это просто непостижимо. И то, что мы узнали о существовании другого клана, близкого по численности нашему, который предпочитает кровь животных людской – это стало для нас ошеломляющей, поразительной новостью. Мы все были заинтригованы.
Эдвард замолчал в нерешительности, в его взгляде отразилась тревога.
- Эдвард, я не собираюсь осуждать тебя. И у тебя и у меня есть прошлое, жизнь до того, как мы встретились. И если ты захочешь, то я с радостью расскажу тебе о своей, но твоя – она намного больше интересна и захватывающа, - сказала я, улыбаясь, - Расскажи мне ещё. Что же случилось?
Он сдавленно прорычал.
- Клан Денали состоял из трёх сестёр: Таня, Ирина и Кейт. С ними жили ещё двое вампиров: Кармен и Элеазар. Трое сестёр были настоящим воплощением мифа о суккубах (прим. пер.: суккуб - в средневековых легендах демоница, посещающая ночью молодых мужчин и вызывающая у них сладострастные сны).
Моя челюсть опустилась от удивления.
- Суккубы, те, что охотились на мужчин?
- Да, они очень могущественные и одарённые искусством обольщения. Но вампиры-суккубы охотятся на человеческих мужчин и, как правило, убивают своих жертв. Клан Денали изменили этой традиции, избрав для себя питание кровью животных. Мы приехали к ним, и всё было весьма неплохо и мило. Мы нашли «других», подобных нам и получили возможность общаться и просто хорошо проводить время, что случилось впервые за долгие годы. Мы вместе охотились, веселились, даже играли. Это и вправду было замечательное время. Впервые я не чувствовал себя пятым колесом в телеге, и мне это нравилось
Я улыбнулась, меня радовали мысли и представления о счастливом Эдварде. Я перебирала пальцами пуговки на его чёрной рубашке, время от времени позволяя своим пальцам касаться его твёрдой груди. Пришло время для неизбежного вопроса:
- Ну, так что, удалось ли одной из этих женщин применить свои возможности на тебе? Ты был соблазнён?
Он закатил глаза и рассмеялся:
- Нет, но попытки были. Чтение чужых мыслей своего рода разоблачает их планы и намерения. Но я стал очень близок с Таней, и пока находился там, мы развивали наши отношения.
- Таня? – переспросила я, - Дай-ка отгадаю: высокая, блондинка и неотразимая в своём великолепии? – мне не хотелось ревновать, но я ничего не могла с собой поделать.
- Хммм…, - промычал он. - Я бы не сказал. С тех пор, как я встретил тебя, остальные женщины стали для меня сплошной безликой, серой массой. Это немного печально для них, - ответил он, и его губы расцвели в самой ослепительной и неповторимой улыбке.
На этот раз, глаза закатила я и при этом слегка толкнула его в грудь.
- Эдвард, хватит вешать мне лапшу на уши. И хватит меня отвлекать…
- У нас с Таней всё шло довольно неплохо. Она была умной и весёлой, и моя семья была только «за», они хотели, чтобы мы с ней были парой. Они были уверены, что именно она была той женщиной, которую я ждал все эти годы. И по какой-то причине я убедил в этом и себя. Что я смогу подыграть и соединить свой путь с Таней, и сделать всех счастливыми. Я хотел того, что было у них: любви и взаимоподдержки.
- И почему не получилось? Почему ты собирался подыгрывать?
Эдвард понурил голову, вновь скрывая свои глаза от меня, и мягко ответил:
- Я не любил её…а это было нечестно с моей стороны, потому что она любила меня. Я постоянно чувствовал, будто использую её.
Я прильнула к нему и обняла. Крепко обняв меня в ответ, он пробормотал в мой плечо:
- Белла, я не буду посвящать тебя в детали, но ты просто представь себе отношения, в которых один из партнёров слышит всё, о чём ты думаешь. Я знал наверняка, что она любила меня и хотела так, как я бы никогда не смог хотеть её в ответ.
- Уау, должно быть это очень сложно, - согласилась я. - К тому же, ты просто съедаешь себя изнутри.
- Таня была единственной женщиной, с которой у меня была интимная связь. Но это было так неправильно. Я был посвящён во все её мысли и чувства…всё время. Это нечестное вторжение.
Я знала, о чём он говорит, то, что он тогда мог чувствовать. Мне довелось испытать, хоть и поверхностно, то же чувство, когда я узнала о его способности - читать мысли из его личных журналов. Я по сей час помнила то унизительное и дискомфортное ощущение, когда увиделась с ним после того, как узнала это.
- Ты мог слышать её мысли всё время? – спросила я, во мне поселился ужас от этой идеи.
- Да, - ответил он, и отпрянул от меня, чтобы взглянуть мне в лицо. - Отношения никогда не бывают простыми, но они должны быть весёлыми и интересными. У Тани не было от меня ни единого секрета. Я был осведомлён о её мыслях, желаниях и даже критике в мой адрес. Это всё усложняло.
Я размышляла над всей ситуацией. Мысленно я вернулась в прошлое, в мой собственный жизненный опыт, познания влюблённости, переживания о том, что я в чём-то могу быть недостаточно хороша, смущение от собственных страстных желаний вперемешку с сомнениями о собственной привлекательности, опытности. Я думала также и о плохих временах, когда я преодолевала какие-то сложности в себе, вместе с тем, теряя эти волшебные ощущения влюблённости и очарованности. Я думала об Эдварде и о силе своих чувств к нему, о том, как я парила где-то в небесах, отвлекаясь от всего вокруг, пока предавалась мечтам о его руках, изящных длинных пальцах и моих сжигающих изнутри желаниях его прикосновений. К моей шее вмиг прилили горячие потоки смущения, и я вновь проклинала свою собственную реакцию, которая поглощала жаром тело.
Эдвард медленно провёл своими пальцами по моим бокам, рождая волну дрожи в теле.
- Вот видишь, прямо сейчас я и понятия не имею, что кроется в твоих мыслях, - задумчиво проговорил он. - Это досадно и провоцирующее одновременно.
Я улыбнулась. Он был прелестен до чертиков, и я не смогла сдержать себя.
- Это хорошо. Выходит, что единственный способ узнать, о чём я думаю – это показать тебе.
- Показать мне? – переспросил он, хотя, на самом деле, он мог «читать» меня намного лучше, чем говорил об этом. Я вновь почувствовала его «заинтересованность» прямо сквозь ткань моих шорт. - Не уверен, что это хорошая мысль…после вчерашнего вечера.
Я с силой провела своими ногтями по его груди, мне хотелось, чтобы он почувствовал моё давление, ответом мне послужила дрожь в его теле.
- А я думаю, что это замечательная идея. Хотя у меня тоже давно не было практики, - ответила я, слегка приподнимаясь на нём, но это не был порыв возбудить его. - Что-то не припоминается мне ни одного настолько твёрдого, - сказала я сгримасничав. Я была в окружении мужчин и прежде. Обнажённых мужчин. Не слишком много, но достаточно. Даже сквозь тонкую ткань моих шорт и ткань брюк Эдварда я ощущала, что он был другой.
Он опустил голову и выпалил:
- Белла, прости. Я же говорил тебе, что нам нужно быть очень осторожными. Это не очень хорошая мысль, - но я поняла, что его слова были пустыми на данный момент, потому что его губы в ту же секунду оказались на моей шее, а руки сжимали талию, и он, несомненно, знал, что эти манипуляции приведут к моим ёрзаньям на нём.
- Где твоя семья? – выдохнула я, когда он коснулся губами моих губ, осторожно, как и всегда. Мои пальцы покручивали пуговки его рубашки, расстёгивая её.
- Они ушли, - прошептали его губы в мою кожу. Я вновь приподнялась на нём и тут же услышала, как скамья с шумом упала на пол из-под нас. В следующее мгновение я уже была прижата к мягким диванным подушкам в противоположном конце комнаты. Он завёл мою руку за голову, и я почувствовала, как его тело прижалось к моему, сильнее вдавливая меня в мягкий диван. Прикрыв глаза, я приподняла свои бёдра навстречу ему.
До меня донёсся низкий стон, и я резко открыла глаза. Моим глазам предстал хмурый и полный мучительной тоски взгляд Эдварда. Его зрачки были расширены, золотистый цвет его глаз дико блестел. И я поняла, что эти звуки издавал он. Я снова наблюдала сильную борьбу Эдварда с самим собой, как и в прошлый раз.
- Всё в порядке? – шёпотом спросила я, все мои чувства были скованы страхом. Но вместо того, чтобы унестись прочь от него, я протянула руку и нежно погладила его волосы и лицо, чтобы успокоить, хоть как-то облегчить его страдания.
- Да…нет…да, - заикаясь, пробормотал он и поражённо уронил свою голову на мою тяжело вздымающуюся грудь. Мы так и остались лежать на диване, просто лежали рядом, Эдвард повернул голову так, что теперь его ухо было рядом с моим сердцем. Он освободил мои запястья из своей крепкой хватки и провёл пальцами по коже, ища пульс, словно восстанавливал своё самообладание. А я продолжала нежно поглаживать его мягкие пряди, пока он окончательно не придёт в норму.
Не поднимая головы, наконец, Эдвард произнёс:
- Белла, это было…, - он так и не окончил свою фразу, но я и так понимала, что он хотел сказать.
Ужасно? Жутко? Опасно? … Выберете одно или все три.
- Прогресс? – осмелилась сказать я. - В прошлый раз тебя будто отбросило в сторону на диване, на этот раз, ты остался. Всё не так уж и плохо, даже хорошо, - попыталась приободрить я, он скептически глянул на меня, что я восприняла, как «зелёный свет».
Мы так и лежали рядом, пока я слегка не оттолкнула Эдварда, чтобы он приподнялся. Я выскользнула из-под него и встала. Рукой я дала ему знак, чтобы он перевернулся и лёг на спину, забравшись на него, я сменила наши роли.
- Ты не против? – спросила я и спокойно вздохнула, когда он просто кивнул.
Одна его нога была на диване, а вторая упиралась в пол. Его рубашка всё ещё была распахнута, передо мной вновь открылась безупречная картина его обнажённого торса. Его лицо ещё не утратило некой дезориентации после наших ласк, а глаза были потемневшими и поблескивали.
- Прости меня. Грань между моей жаждой крови и физическим влечением очень непрочна. Всё смешалось в секунду, - произнёс он и умолк на мгновение. - Я даже не знаю, как сказать это, но когда я был с Таней всё было…ну…в общем, мы просто отпустили свои инстинкты на волю, не сдерживая себя. С тобой это невозможно, и я не знаю, как сбалансировать собственные чувства и желания.
Внутри меня загорелась ревность и какая-то зависть, после его откровенного признания о связи с другой и о том, что у нас с ним так же быть не может. Возможно, он почувствовал это, потому что его рука поднялась и нежно погладила моё лицо.
- Прости, не следовало мне говорить этого.
- Нет, следовало, - уверенно ответила я, стараясь прогнать от себя волны зависти. - Ты и я – это совсем не то же самое, что ты и Таня. Все пары разные, невозможно сравнить одну с другой. И мы должны выяснить, что возможно для нас.
После моего предложения, я оценила сложившуюся на данный момент картину передо мной: он полусидел подо мной, его волосы были сексуально растрёпанны моими же руками, он был наполовину обнажён и соблазнял меня всем этим. Я решила не упускать такого удачного случая. И, не в силах сдержать довольную улыбку, я спросила:
- Эдвард, ты веришь мне?
- Конечно, - ответил он, не раздумывая.
- Я имею в виду…ну…серьёзно, ты мне должен доверять. Если это так, то я хочу кое-что попробовать, но ты должен полностью довериться мне и отпустить свой контроль, - медленно сказала я, потому что совсем не была уверена, что он сможет сделать это.
Он кивнул, слегка сглатывая, будто подавляя в себе привычку контролировать всё. Невесомо проведя пальцами по его груди, я сказала:
- Хорошо. Позволь мне задать ритм…и дай знать, если это будет слишком. Обещаю, что не буду переступать твои грани.
Как только я начала неспешно исследовать его тело, Эдвард замер, руками ухватившись за спинку дивана. Я проигнорировала его мрачный настрой, обернув его неподвижность в свою пользу, и начала ласкать его тело. Мои губы соприкоснулись с твёрдой, холодной кожей, опускаясь от шеи и до самых бедёр, я полизывала и посасывала её. Его напряжённая эрекция отвлекала меня от моего занятия, находя ответные реакции в моём теле, которые так и нуждались в соприкосновении его и меня. Выпрямившись, я продолжила мягко покачиваться на нём; я сняла с себя майку и уронила её на пол.
Глаза Эдварда расширились от представшего перед ним вида моей груди, облачённой в бельё, мои глаза проследили за его взглядом, он наслаждался видом того, как тонкий чёрный шёлк скрывает собой мою грудь. Дотянувшись руками до его рук, я поняла, что он всё ещё напряжённо сжимал края несчастной мебели.
- Эдвард, отпусти…, - сказала я, и он послушно расслабил свою хватку. Я направила его ладони по обе стороны от моей груди и не сумела сдержать вздох, когда его пальцы нежно провели по моим соскам сквозь тонкую ткань. Он был сдержан. Я чувствовала это в его движениях, видела в его взгляде.
- Эдвард, прикоснись ко мне…, - уверенным шёпотом сказала я ему, и его руки, словно поддавшись моей воле, начали гладить моё тело.
Тишина дома была нарушена моим сбивчивым дыханием и шорохом от соприкосновений наших рук с телами. Я склонилась к нему и упёрлась руками в спинку дивана за его плечами, чтобы хоть как-то задать ритм своим движениям; медленно я начала подниматься и опускаться на его эрекции. Каждый раз, когда его член соприкасался с моим чувствительным местом, внутри моего тела, будто взрывался огненный салют наслаждения даже, несмотря на ткань, разделявшую наши тела друг от друга.
Эдвард издал рычание подо мной, но я решила не открывать глаз. Если я увижу в его глазах мучение или боль, то мне придётся остановиться, а этого мне совсем не хотелось. Слегка задрав голову и всё ещё не открывая глаз, я почувствовала, как он отвечает на мои движения своими толчками, продолжая гладить мою грудь, при этом медленно задирая чёрный лиф, пока не освободил её. Я вскрикнула от неожиданности, когда почувствовала холодное прикосновение его мягкого и влажного языка к своим соскам, от этого по моему телу волной прошёлся накалённый заряд и устремился прямиком вниз, в мои трусики.
В одно мгновение всё встало на свои места. Мы двигались в одном ритме, сплетясь воедино, нет прошлого, нет будущего – есть только два тела, которые поддались слабости и жаждут одного – освобождения. Сквозь мою улыбку удовлетворения я почувствовала, как из меня вырываются несдержанные выдохи. Я прижала своё тело ещё плотней к нему, чувствуя, что уже близка, и моё тело начало мягко подрагивать от удовольствия, погружаясь в блаженство нашей близости. Охваченная слабостью, я упёрлась руками в диван, чтобы удержать равновесие. Наполненная острой чувствительностью от только что захватившего меня удовольствия, я с расслаблением почувствовала, как Эдвард вздрогнул подо мной, издав низкое шипение, его тело содрогнулось в спазмах, и он последовал за мной.
Осознав, что я пережила опасное столкновение, я приоткрыла один глаз, чтобы оценить настроение и увидела, что он откинулся на спинку дивана и спокойно смотрел на меня, лениво и удовлетворённо улыбаясь. Его руки нашли края моего белья и поправили его.
Улыбнувшись в ответ, я прижалась своим лбом к его, и он нежно поцеловал меня. Меня охватил восторг от того, что мы переступили черту, смогли справиться с этой задачей. Я не знала, насколько мы сможем продвинуться вперёд в будущем, но, по крайне мере, это было для нас доступно.
- Кажется, я сломал кресло Эсме, - пробормотал он, нарушая молчание и, проводя руками по моей обнажённой спине.
Я хохотнула в ответ, после всего только что произошедшего, он заговорил о сломанной мебели.
- Возможно, два, - уточнила я, кивнув в направлении рояля, где лежала сломанная скамья.
- Это стоило того, - ответил он, притягивая меня ближе к себе и окружая своими сильными руками и грудью.
- Определённо, стоило.
Облегчение разлилось по моему телу, не от того, что он только что сказал, а от того, что Эдвард двигался вперёд, оставляя своё прошлое позади, где ему самое место.