BPOV

Сегодня был выходной и, соответственно, мы ехали на внедорожнике Эдварда. Он вёз нас в Форкс, где собирался встретиться с отцом и обсудить ситуацию с Джеймсом, а я должна была провести остаток дня с Элис.
Он взял меня с собой, чтобы познакомить со своей семьёй. Это огромный шаг в отношениях любой пары, но для Эдварда это значило ещё больше, учитывая, что он никогда раньше не «приводил» домой свою девушку. Я сильно нервничала, что естественно мог чувствовать Эдвард, поэтому он всячески старался смягчить моё волнение: он неустанно касался моей ладони, руки, ноги, волос. Эти невинные нежные прикосновения только подливали масла в огонь и всё больше распаляли во мне желание перелезть через весь салон автомобиля и сесть на Эдварда верхом, чтобы я смогла благодарно поцеловать своего заботливого мужчину. Эти мысли, что не удивительно, всякий раз заставляли меня покрываться румянцем, что, в свою очередь, заставляло Эдварда поглядывать на мою покрасневшую кожу, а, в частности, шею; эти взгляды вызывали во мне навязчивое ощущение, будто я, не что иное, как вампирский эквивалент приторно-сладкого кусочка пирога.
Просто замкнутый круг.

Вздохнув, я взяла iPod и начала пролистывать бесконечный список музыки, загруженной в него. Эдвард вновь посмотрел на меня, взгляд был напряжённым – я взяла в руки его плеер. Я проверяла его на прочность тем, что прикасалась к его музыке, но он вёл себя хорошо, по крайней мере, я не заметила признаков того, что он вот-вот из кожи вон вылезет из-за того, что я могу оставить следы от своих пальцев на гладком приборе. Послав ему непринуждённую улыбку, я сделала свой выбор и нажала на «плей».
Его идеальная правая бровь вздёрнулась вверх, но я, не придав этому жесту значения, откинулась на спинку сидения и закрыла глаза, наслаждаясь нашим маленьким дурдомом, это неплохо отвлекало меня от назойливых мыслей и переживаний.
- Ты уверена, что не против того, что я оставлю тебя вместе с Элис, пока буду на встрече? – спросил Эдвард, немного повысив голос, чтобы я смогла его расслышать сквозь громкую музыку.
- Почему нет? Я ведь и раньше проводила время с Элис вдвоём. Она хочет помочь мне с выбором платья для благотворительного вечера, - добавила я, приоткрыв один глаз, чтобы взглянуть на реакцию, – Ведь у меня не было времени сделать это самой.
Он вздохнул и слегка нахмурил брови.
- Элис может быть иногда чересчур одержимой относительно одежды. Ты же видела мой гардероб.
Я рассмеялась его милой глупости.
- Эдвард, думаю, я могу справиться с примеркой нескольких платьев.
Самодовольная улыбка расцвела на его лице.
- Только не говори мне потом, что я тебя не предупреждал.
- Предупреждение услышано, - ответила я, мягко касаясь его пальцев, которые покоились на рычаге переключения передач, - Расскажи мне об этой встрече, на которую ты собираешься сегодня вечером.
Не отрывая взгляда от дороги, Эдвард ответил мне:
- Мы должны будем встретиться с некоторыми представителями племени Квилетов. У них есть вопросы по поводу убийства Леи.
- Ох, - всего и смогла выдохнуть я, чувствуя, как на меня накатила волна печали из-за нелепой смерти девушки, - Так что, это правда на счёт волчьей стаи? Они реально существуют?
На этот раз он повернулся в мою сторону и коротко взглянул на меня.
- Да, они реальны.
- Так они волки? Или люди? Я не могу понять.
Я заметила, как взгляд Эдварда стал более напряжённым и, проведя рукой по волосам, он начал объяснять:
- Это мужчины или более взрослые юноши, они инстинктивно трансформируются из парней в волков. С возрастом, я думаю, они начинают лучше контролировать свою трансформацию. Их целью является борьба с вампирами, они защищают свой клан. Ну, а мы держимся на безопасном расстоянии от них.
- Но у Карлайла с ними налаженные отношения? – не унималась я, стараясь объять своим человеческим мозгом загадочную жизнь моего бойфрэнда-вампира.
- Карлайл особенный. Он по своей сути – миротворец, и он действительно всегда старается увидеть только хорошее и положительное в окружающих. В число окружающих входят и волки. Он поддерживал связь с ними некоторое время, чтобы сохранять дружеские отношения и не накалять вражду, - он забавно усмехнулся, - И, как всегда, он оказался прав. Всё могло обернуться совершенно иначе, если бы не его миролюбивый настрой.
Я слегка развернулась на сидении и, подогнув под себя ногу, спросила:
- Думаешь, я ему понравлюсь? Карлайлу?
- Ты уже ему нравишься, - ответил он мне, при этом уголки его губ поднялись вверх.
Я закатила глаза.
- Он ведь ёще даже не встретился со мной. И ясно, как день, что для твоей семьи я создаю сплошные проблемы. Это, скорее всего, окажет влияние на его отношение ко мне.
Рука Эдварда сжала мою и он ответил:
- Ты не создаёшь абсолютно никаких проблем для моей семьи. Если кто их и создаёт, так это я. Кроме того, Карлайл никогда не судит людей, - он притянул мою руку к своим губам, после чего продолжил. - Поверь мне. Не стоит переживать из-за Карлайла.
Лёгкая дрожь прошла по моему телу от прохладного прикосновения его губ, но, не смотря на это, я всё же продолжала обдумывать сказанное Эдвардом. По его словам, Карлайл – замечательная личность, но что-то всё равно продолжало беспокоить меня. Двоякий смысл его слов.
- Если мне не стоит переживать из-за Карлайла, то из-за кого стоит?
- Не из-за кого. Если что, то я – единственный, кому стоит переживать. Они любят потешаться над моими промахами, а ты – свежеиспечённый зритель, - сказал он, слегка скривившись.
- Уффф….ну не может же всё быть так плохо…, - я попыталась разуверить его, но в тот же миг в моей памяти возникла саркастическая ухмылка Эммета, наталкивающая на размышления. - Ведь так?
- Увидишь, - всё, что он сказал, прежде чем свернуть с трассы в сторону, где скрывалась небольшая дорога. Это даже дорогой не назовёшь – она была мощённой и кое-где похрустывал гравий. Но Эдвард даже скорости не сбавил, он уверенно вёл внедорожник, пока мы не остановились перед высоким светлым домом.
- Мы приехали? – спросила я, восхищаясь изумительно красивому строению передо мной.
Он притянул меня к себе и легко поцеловал в губы, от чего в моём животе потеплело. Он взглянул на дом, а потом вновь на меня.
- Да, приехали.

EPOV

С заходом солнца мы с Карлайлом направились в лес, а располагался он за домом. Мы шли на встречу с Альфой, которая должна была состояться на определённой, нейтральной территории – между их владениями и нашими. Я всё ещё мог различать издалека звонкий голос Элис, доносящийся из её комнаты, она пыталась помочь Белле остановить её выбор на одном из бесчисленных нарядов и аксессуаров в своём гардеробе. Конечно же, я не мог слышать мысли Беллы, но в её голосе я отчётливо смог различить доверие и некую уверенность, и это при том, что ей приходилось лицезреть Элис, снующую то туда, то сюда на полной скорости и с выплёскивающимся через край энтузиазмом.
- Думаю, всё прошло благополучно, а ты? – спросил Карлайл, слегка посмеиваясь, как я понял, с рассредоточенного выражения моего лица. Ну, я же пытался предупредить её.
- По крайней мере, лучше, чем я себе представлял, - и так оно и было. Все знали, что для меня это был просто невероятный шаг. За последние два десятка лет я и сам-то едва появлялся дома, и практически никогда это не случалось по моей собственной воле, чаще всего семья обсуждала и выражала своё беспокойство по поводу моего поведения и действий, к тому же, они пытались предпринимать слабые попытки заставить меня поразмыслить над своей жизнью. И тот факт, что я пришёл сегодня, да ещё и с гостем, а точнее, с гостьей, сам по себе был за пределами понимания каждого из нас.
Когда мы достигли крыльца, я позволил себе украсть у Беллы ещё один поцелуй для храбрости и неохотно открыл входную дверь. Вперёд прошла Белла и в тот же миг была атакована радостным приветствием Элис. Мы провели её через первый этаж, Джаспер с Эмметом поприветствовали нас, они были заняты партией в шахматы, а Эсме приняла Беллу, словно та была её ребёнком, который давно не приходил в отчий дом.

Она красивая…и твоя улыбка говорит мне всё, о чём бы я хотела знать…

Это было всё, о чём она поведала мне своими мыслями, после чего нерешительно обняла Беллу. Белла же, абсолютно лишённая всяческого страха, крепко обняла её в ответ. Всё ещё не выпуская Беллу из объятий, она тепло улыбнулась мне из-за её плеча.
Даже Розали вела себя вполне достойно. Когда мы вошли в дом, она была в гостиной, перелистывая очередной глянцевый журнал. И прежде чем я смог самостоятельно представить её Белле, Эммет в мгновение ока очутился рядом со своей девушкой, на удивление, уделяя больше внимания всему происходящему, чем я мог от него ожидать. Когда они были представлены друг другу, от меня не укрылись блики страха, отразившиеся на лице Беллы, и меня это ничуть не удивило. Розали была великолепна. Сотни раз мне доводилось быть свидетелем подобной реакции женщин, которые встречались с Розали, и мысли каждой из них были одинаковы. Розали Хэйл была самой блистательной и восхитительной женщиной, с которой им приходилось сталкиваться. Но помимо этого, она была пугающей. И, стоя перед ней, Белла в приветственном жесте протянула свою маленькую ручку, этот храбрый жест с её стороны впечатлил меня.

Розали вела себя хорошо…

Подумал Карлайл, быстрыми шагами проходя сквозь лесную чащу.
- Да, так и есть. Всё никак не возьму в толк, это её собственная инициатива или за этим кто-то стоит? – озвучил я свои догадки, зная наверняка, что здесь не обошлось без напутственной речи кого-либо.

Эсме напомнила всем об их манерах … но, думаю, она и без этого ей симпатизирует. Она нравится Эммету, а это уже многое значит для Розали.

И это правда. У посторонних людей могло сложиться мнение, что в этих отношениях главенствовала Розали, но мы-то знали лучше. Они преданы друг другу, и Эммет словно обладал целебными способностями по отношению к ней, на что никогда не был способен я. Если Эммету нравился кто-то, и он доверял этому человеку, то, несомненно, это не укрылось бы от внимания Розали.
Солнце уже зашло за горизонт, но луна не спешила выйти из своего укрытия и всё ещё продолжала скрываться за горами. Мы уже подходили к поляне, поэтому я решил замедлить свой ход и спросить кое-что у Карлайла:
- Чего именно я должен ожидать там? Ты говорил, что там нас будут ждать Альфа и ещё один представитель племени. Они будут в волчьем обличии?
Карлайл остановился, листва под его ногами слегка похрустывала.
- Нет, я думаю, что они будут в обличии людей, хотя нельзя исключать и второго варианта, они достаточно опытны. Они могут трансформироваться за доли секунды, поэтому не будь слишком самонадеян. Из того, что я знаю, могу сказать, что они хотят знать, каковы твои планы и как ты собираешься остановить похождения Джеймса. Племя хочет отомстить за смерть той невинной девушки, но, я считаю, что было бы лучше для всех, если они останутся здесь, подальше от города. До тех пор, пока они будут вдали от этой маленькой цивилизации, Волтури ничего не узнают, но если до них дойдёт информация о волках, они не упустят такого шанса и нанесут нам визит, - сказал он, добавив мысленно:

…и я не думаю, что ты или Белла хотели бы воплощения в жизнь подобной перспективы…

Я согласно кивнул. У нашего вида тоже есть свои правила и первое и главное из них гласит о том, что мы обязаны скрывать свою сущность от людей. Ясно, что его я уже нарушил, так помимо этого, я подверг смертельной опасности Беллу. Нам определённо нужно урегулировать отношения с волками и держать их под контролем, чтобы предотвратить возможные проблемы.
Как только мы вышли за линию деревьев, отграничивающую лес от поляны, меня вмиг поразил сильный запах псины, их запах. Мои ноздри даже начало неприятно покалывать, пока я вглядывался в темноту, пытаясь отыскать их взглядом. Наконец, мой взгляд встретился с парой огромных волкообразных теней, они были в противоположной от нас части поля, скрытые тенями деревьев.
- Вон там, - прошептал я и указал жестом на две смутно очерченные фигуры волков. Карлайл кивнул и последовал за мной, мы шли на середину поляны. Когда мы добрались до нужного места, стали ждать, когда они присоединятся к нам.
Прямо на моих глазах произошла трансформация, и они предстали нашим взорам в своей человеческой форме, они скоро оделись, скрываясь в тени. Мужчины были просто невероятно огромных размеров. Даже сейчас, пока они находились вдали от нас, я мог с уверенностью сказать, что рядом с нами они будут возвышаться, словно башни. Их обнажённые торсы представляли нашим взглядам точёные мышцы и, когда они стали приближаться к нам, я с интересом заметил, что шли они босиком, хотя поляна была каменистой.
Я вслушивался в потоки их мыслей, пока они шли. Они оба были довольно-таки уверенными, но осмотрительными, ни один, ни другой не питали к нам особого доверия. В их мыслях от меня не ускользнула фраза «кровососы» по отношению к нашему виду, что было сопровождено образами отвращения и неприятия. В их мыслях я увидел остальных волков их стаи, которые остались дома: они были готовы рвануть сюда в любой момент, если понадобится. Меня это ничуть не удивило. Эммет с Джаспером были также наготове. Эта встреча была опасна и рискованна для обеих сторон. Я бросил Карлайлу предупреждающий взгляд. У меня не было абсолютной уверенности в том, что из этого всего получится.
Они подошли к нам, и теперь мы стояли напротив друг друга, всё вокруг было залито свечением звёзд и звуками окружающего нас леса. Их мысли тут же атаковали меня и, спустя несколько мгновений, мне стало ясно, что одного из них зовут Сэм, а второго – Джейкоб. Сэм был на несколько лет старше, его лицо отличалось более зрелыми чертами, чем лицо Джейкоба. У него были коротко остриженные волосы, напоминающие военный стиль. По нему было видно, что он является авторитетом и отличается определённой властью, контролем над вторым парнем. Его настрой был спокойным, и, казалось, он действительно пришёл сюда за информацией. От него исходила грусть, чувство потери, когда он думал об убитой девушке – Лее.
Джейкоб был выше Сэма. Его волосы были тоже коротко остриженными, но длиннее, чем у Сэма и находились в беспорядке. Его загорелые руки были впечатляющих размеров, чем-то походили на руки Эммета, и на какое-то мгновение мне стало интересно, эти мышцы входили в пакет супер-способностей вервольфов или же они тренировались. С удивлением, я узнал, что истинным Альфой их стаи был Джейкоб. Мысленно Сэм явно уступал своему напарнику. Меня заинтересовала эта своеобразная иерархия, мысли Джейкоба были более хаотичны, чем мысли Сэма и его враждебность была очевидна, не только по его мыслям, но и по поведению. Я понял, что они ждали, чтобы мы начали разговор и показали, кто был «Альфой» нашей «стаи».
Карлайл ступил шаг вперед, и мы все представились друг другу.
- Мне очень жаль, что вы понесли такую горькую потерю, - искренне сказал Карлайл.
Джейкоб был зол из-за потери Леи. Хоть мы и были здесь, чтобы попытаться убедить их не совершать поспешных и необдуманных действий, я мог уже сейчас сказать, что это будет задачей не из лёгких. В надежде развеять накалившуюся обстановку, я рассказал им о своём преследовании Джеймса, о том, как мне удалось с успехом уничтожить троих представителей его банды и о том, что мне удалось окружить его со всех сторон во время битвы. Я объяснил, что мы были близки к его поимке, но, похоже, что для Джеймса это была хорошо продуманная игра, в которой он искал себе достойного противника.
- Мне довелось встретиться с Леей во время её работы, к тому же, моя ассистентка была в дружеских отношениях с ней. Она действительно была замечательной и заботливой. Я даже не знаю, знал ли Джеймс о том, что он убивал представителя вашего клана. Но подозреваю, что нет, - я сделал небольшую паузу, чтобы они вникли в суть моих слов. – Думаю, он пытается подбирать своих жертв из моего окружения, чтобы вывести меня из себя окончательно.
Джейкоб прыснул:
- Ну, так дай ему вывести тебя из себя. Будь мужчиной или кем ты там являешься. Почему ты позволяешь ему убивать невинных людей, пока ты ждёшь?
Его обвинения едко задели меня. Но, не смотря на это, его слова дали мне пищу для размышлений. И прежде чем я успел что-либо сказать, Карлайл аккуратно коснулся моей руки и начал первым:
- Эдвард патрулирует весь город, чтобы уберечь его от таких хищников, как Джеймс. И если он пожертвует собой, то это лишь откроет свободный доступ всевозможным опасностям, оставив жителей без защиты. А это именно то, чего добивается Джеймс. Он знает, что если Эдвард будет действовать необдуманно и резко, то они смогут выманить его, а после этого они смогут свободно править бал в городе.
Джейкоб всё ещё был настроен скептическти, а Сэм – напротив, воспринял слова Карлайла всерьёз и кивнул.
- Так это похоже на игру в кошки-мышки? – спросил он.
- Да, - ответил я. - Но я стараюсь избегать роли мышки. Уж лучше я буду котом.
- Тогда расскажи нам, в чём заключается твой план дальнейших действий? – задал очередной вопрос Сэм.
Я тяжело вздохнул.
- На данный момент мы всё ещё стараемся собрать как можно больше информации. У него есть две основные цели. Его первостепенная цель – это устранить меня. А второстепенная – это окружить близких мне людей, чтобы своеобразно свести меня с ума и сделать беззащитным.
Джейкоб сузил свои глаза и устремил взгляд на меня.
- Помимо Леи, он совершал покушения на кого-то, кто имеет непосредственное отношение к тебе?
Я украдкой бросил взгляд на Карлайла, который только кивнул мне резким движением.
- Моя ассистентка. Она человек, и мы близки с ней. Он уже несколько раз покушался на её жизнь. Как оказалось, Джеймс намерен сделать её членом своей армии, - ответил я, стараясь не распространяться особо на эту тему, и, надеясь, что они не станут зацикливаться на этом и пойдут дальше. Меня приободрила смена настроения Сэма, он действительно обдумывал то, о чём я говорил. В его голове роем проносились всевозможные вопросы и, наконец, он выбрал один из них.
- Почему некоторых своих жертв он убивает, а других – обращает?
Ответ на этот вопрос был невероятно жутким, вновь тяжким бременем вина была только и только на мне, убийства Джеймса в черте города происходили только из-за меня.
- Мы считаем, что он начал убивать людей в некой ритуальной манере, чтобы привлечь моё внимание, так же, как и внимание властей. Хотя мне изначально было ясно, что эти убийства были связаны с вампиром, полиция здесь бессильна. Они настолько поглощены своими подозрениями о серийном убийце на этот счёт, что не способны элементарно сконцентрировать свои действия на расследовании похищений и взломов. Джеймс изо всех сил старался привлечь моё внимание и распространить его на весь тот хаос, что он натворил.
Джейкоб хранил молчание, и я попытался вслушаться в его мысли. Но, наконец, в его голове сформировалась идея, и я зарычал от безысходности. Моя ассистентка.
- Расскажи-ка мне поподробнее о твоей ассистентке. Этот кровосос хочет до неё добраться…Почему ты не позволишь ему это сделать?
Гнев буквально вскипал под моей кожей и, не сдержавшись, я сделал шаг в его сторону прежде, чем Карлайл успел остановить меня, схватив за плечо. Даже Сэм выглядел возмущённым репликой своего соплеменника, но уже было поздно скрывать мою реакцию от Джейкоба.
- Эта женщина. Она ведь что-то значит для тебя, так? И она знает, кто ты.
Я лишь коротко кивнул в ответ, казалось, я лишился дара речи, чтобы полноценно ответить этой идиотской псине.
- Почему бы не использовать её, как наживку? – спросил он, скрестив руки на груди, и, издевательски усмехаясь. – Позволь же ей заманить этого кровососа поближе к тебе.
На этот раз, Карлайл заговорил первым.
- Это исключено и речи об этом быть не может. Мы ни в коем случае не станем подвергать опасности жизнь невинного человека.
- Но вы ведь ежедневно рискуете жизнями всех остальных. Если бы вы приняли меры хотя бы пару месяцев назад, то Лея всё ещё была бы с нами, - включился в спор Сэм. В его мыслях промелькнуло лицо молоденькой, улыбающейся Леи. Как оказалось, он любил её когда-то. Но это было давно.
Одна лишь мысль о том, что эти жалкие псы могут уволочь мою Беллу прочь от меня, только лишь пытаясь приманить Джеймса, и подвергая её такой смертельной опасности, заставила мои зубы заскрипеть от злости. Это было исключено.
- Всё, тема закрыта и не обсуждается, - ледяным голосом ответил я, глядя им прямо в глаза. – Никаких планов по вовлечению во всю эту ситуацию моей ассистентки быть не может. Мы здесь для того, чтобы помочь и проинформировать вас. Уверяю вас, я работаю над ситуацией, прилагая все свои усилия, - я сделал небольшую паузу, чтобы поумерить свой пыл и сделал глубокий, хотя и совсем ненужный для меня, вдох. – Я здесь также для того, чтобы спросить, будете ли вы согласны патрулировать территорию, начиная отсюда и вплоть до Сиэтла. Если он пересечёт границу вашего патрулирования, то вы будете вольны делать с ним или его соратниками, всё, что вам вздумается, если же нет, то оставляйте их мне.
Джейкоб ещё некоторое время смотрел на меня, ему стала любопытна моя бурная реакция в защиту Беллы. Карлайл продолжил разговор, и наши собеседники согласились принять мои условия. Моё упрямое желание неуклонно гнуть свою линию в борьбе с убийцей зацепило их, но в остальном, они ничем не отличались от Джеймса. Они хотели поразвлечься, играя жизнями людей, используя свою силу для свободного её применения. Я годы провёл, культивируя в себе самоконтроль и дисциплину. И я мог рационально предположить, что есть лишь один способ побороть Джеймса, и он отнюдь не заключается в его жестокой игре – это лишь увеличит число невинных жертв.
Завершив наш разговор, и, договорившись о том, что будем поддерживать связь, мы наблюдали, как на наших глазах эти двое парней в один короткий миг превратились в волков. Когда их огромные тёмные тени уже были довольно далеко от нас, скрывшись в лесу, я развернулся к Карлайлу и сказал:
- Независимо от того, что произошло сегодня вечером, я хочу прояснить две вещи. Во-первых, Белла никогда не будет использована в качестве приманки. И, во-вторых, эти волчьи трюки…ну, когда они трансфомируются. Это довольно впечатляюще.

****

Мы с Карлайлом вошли в дом через заднюю дверь, проходя через кухню. Сверху до меня донёсся смех девушек, пока мы подошли к Эммету с Джаспером, чтобы обсудить итоги нашей встречи с волками. Когда я поведал им о безумной идее Джейкоба вовлечь в разрешение проблемы Беллу, в тот же миг я услышал, как мысли Джаспера начали развивать эту тему.
- Нет, - жёстко сказал я ему, сопровождая это твёрдым и уверенным взглядом, чтобы у него и в мыслях не было развивать эту тему.

Это вполне основательный план. По крайней мере, рассмотри это, как возможность. У нас ведь нет никаких чётко-продуманных идей…

- Не подлежит обсуждению, - вновь сказал я. Гнев, царивший во мне до нашего прихода, вновь начал вскипать во мне. Это то, чего я боялся больше всего: мои близкие не понимали и не принимали тот факт, что Белла была хрупкой. Мы с Джаспером продолжали упрямо смотреть друг на друга. Я решил отвлечь своё сознание и вслушаться в ровное сердцебиение моей Беллы, это успокаивало меня. Бросив короткий, но полный решимости взгляд на Эммета, я вышел из комнаты. Но было уже слишком поздно. Мысли Джаспера, как опытного стратега, уже были запущены в действие, и он уже начал продумывать планы на то, как можно было бы привлечь Джеймса, используя при этом Беллу, как наживку.
Перепрыгивая через четыре ступеньки, я взобрался по лестнице и остановился у двери в комнату Элис. В её мыслях я увидел образ Беллы, облачённой в голубое платье, и все мои внутренности сжались в предвкушении. Элис почувствовала, что я стою за её дверью и быстро очистила свои мысли от Беллы. Только я поднял свою руку, чтобы постучать, как дверь передо мной распахнулась.
- А ну прекрати подглядывать, ты – мошенник! – пропищала она.
- Всё, заканчивай. Выпусти её сюда, - спокойно сказал я, мне просто было нужно увидеть Беллу. Я был напряжён и близок к полному отчаянию, и нуждался в ней, как никогда.
- Я скажу ей, что ты здесь. И она сможет выйти, когда она будет готова, - строго ответила она. Я закатил глаза и махнул ей рукой, чтобы она удалилась. Мне необходима Белла.
Прислонившись к стене, я приготовился ждать, но, слава Богу, Белла, кажется, так же соскучилась по мне, как и я по ней, поэтому не заставила себя долго ждать и скоро появилась в холле. Злость, бушевавшая во мне, растаяла в тот же миг, когда я принялся разглядывать взмыленную и растрёпанную Беллу, после долгой процедуры примерки одежды. В её глазах не укрылся блеск, от чего я стал ещё спокойнее.
- Что случилось? – спросила она, а я притянул её к себе. Я нырнул пальцем за край её кофты, в поисках пульсирующей венки на её спине. Нежно проводя пальцем по её мягкой коже, я нашёл то, что искал, и меня в тот же миг окатила волна спокойствия и умиротворения. Белла понятия не имела о своей власти надо мной.
- Я соскучился, - признался я, хотя это и было не всей правдой.
Она поднялась на носочках и легонько поцеловала мой подбородок. Обернувшись, она бросила взгляд на дверь комнаты Элис, откуда только что вышла.
- Почему ты не сказал мне, какая она сумасбродная?
Я не смог сдержать широкой улыбки, растянувшейся на моем лице.
- Я говорил тебе. Ещё в машине.
- Нет, ты не говорил мне, во что именно я вляпываюсь, - пробормотала она сквозь стиснутые зубы. - Там будто торнадо прошёлся.
- Ты ведь в курсе, что она может слышать всё, что ты говоришь? – со смехом спросил я.
Лицо Беллы тут же зарделось румянцем, когда она поняла, что в доме вампиров секретов быть не может, и я с трудом подавлял в себе желание подхватить её на руки и унестись в другую комнату, чтобы она была только моей. Но, к сожалению, в этом доме действительно секретов нет, так что, даже если бы я и попытался утащить Беллу подальше, всё равно об этом бы узнали все.
Я горестно вздохнул от мысли о нас двоих, мечтая о скорейшем возвращении в мой дом, где мы действительно сможем быть вдвоём, наедине. Но мои мечты и желания были заглушены воспоминанием о прошлом вечере. Наслаждение, по крайней мере, сексуальное, явно продемонстрировало мне свою опасность. Я был так близок к потере контроля, я балансировал на грани своей страсти и жажды её крови. Взглянув на неё, я увидел красивую и раскрасневшуюся Беллу.
- Хочешь, я покажу тебе дом? – спросил я в попытке сменить тему и успокоить свои животные инстинкты для её же блага, потому что яд уже заполнил мой рот.
Она облегчённо улыбнулась и кивнула.
- Да. Он, и правда, очень красив, как давно они живут здесь?
Я вёл нас вдоль холла, указывая на разные комнаты и поясняя, кто и где живёт: Эммет с Розали, Карлайл с Эсме, гостевые, библиотека, кабинеты.
- В этот раз они задержались здесь почти на семь лет, - ответил я, сам для себя с сожалением отмечая этот факт. Их время пребывания здесь уже приближалось к концу. Карлайл даже упоминал об этом в нашем разговоре, пока мы шли через лес, он перечислял всевозможные места, которые они рассматривали для переезда. Это было частью их жизни. И моей жизни. Но неожиданно идея переезда отразилась печальным расстройством внутри меня.
Белла остановилась и начала рассматривать картину на стене. Она была итальянской, её привёз Карлайл ещё во времена своих путешествий. Краски выцвели со временем, но замысел и композиция всё ещё сохраняли свой смысл для наблюдателя.
- В этот раз? – переспросила она.
- Мы жили здесь и прежде, я писал об этом в своих журналах.
Она задумчиво нахмурила свои бровки.
- О…я, кажется, не заметила связи. Так ты тоже жил здесь?
- Раньше, - ответил я, мы приближались к заветной теме обсуждения моей частной жизни, вдали от семьи.
- А где твоя комната?
- Наверху. На третьем этаже, там, где чердак. Сейчас там пусто. Они не используют это помещение на случай, если я решу вернуться, - ответил я. Никто из них не говорил об этом вслух, но я с уверенностью мог сказать, что именно так оно и было.
- Они очень любят тебя. Я вижу это, - сказала она, хотя мне это и самому было известно и доказательств приводить не было необходимости.
Сейчас мы стояли на верхней ступени лестницы, перед нами простиралось широкое пространство третьего этажа, а над нашими головами, под высоким потолком висела огромная красивая люстра.
- Я знаю. И я люблю их. Но я не могу больше жить здесь.
Белла обняла меня своими тоненькими ручками и уткнулась лицом в мою грудь.
- Я рада, что ты не живёшь здесь. Они тебя очень любят, но ты не подходишь, не вписываешься в эту жизнь. Уже нет.
Я уткнулся подбородком в её голову.
- Правда? Почему ты так думаешь? – я был искренне заинтригован. Последние двадцать лет я упорно старался убедить моих близких и себя самого в этой идее.
Белла слегка отстранилась, настолько, чтобы она смогла заглянуть мне в лицо.
- Ты повзрослел, Эдвард. И упорхнул из семьи. Я знаю, что это не совсем применимо для твоей семьи, но на самом деле именно это и случается с «обычными» людьми. Разве что у тебя на это ушло чуть больше времени, чем у остальных. Около шестидесяти лет, - и она усмехнулась своей же шутке. – Если бы ты этого не сделал, то нас бы никогда не было. Ты уже не тот, кем ты был до того, как покинул дом, но это совсем не значит, что это плохо.
Мой взгляд был прикован к этой женщине, её маленькие ручки с нежной уверенностью лежали на моих бёдрах, её взгляд был внимателен и полностью сконцентрирован на мне. Я не знаю, сколько времени Изабелла Свон будет присутствовать в моей жизни, но я точно знал, что нуждаюсь в максимуме этого присутствия.
- Белла, знаешь, я хочу кое-что показать тебе, - и я повёл её обратно, вниз, проводя через комнату, в которой Эммет с Джаспером до сих пор были увлечены своим бесконечным шахматным поединком: восемь партий, все восемь без остановки.
Я посмотрел на Эммета, который приподнял свои брови, когда понял, куда мы направляемся. Я проигнорировал его намёки и продолжил наш путь к музыкальной комнате, где был расположен рояль.
Стоя перед инструментом, я почувствовал, как Белла ободряюще погладила мою руку, придавая мне храбрости сесть на скамью, пока я не сдался. Я обошёл рояль и опустился на скамейку, немного отодвигаясь, чтобы рядом смогла присесть и Белла.
Когда она опустилась на блестящую, лакированную поверхность скамьи, внутри меня волнами распространилось спокойствие. Мда…Эдвард Каллен может побороть вампиров, помогать заблудшим душам и спасать дев в беде, но он не в состоянии самостоятельно справиться со своими внутренними демонами. Белла была для меня проводником, она нашла ключ к моей собственной душе и человеческому началу. А моя связь с музыкой всегда была тем, что ближе всего связывало меня с миром людей.
Мягко открывая тёмную древесную крышку, под которой скрывались клавиши, и, кладя на них пальцы, я вдруг ощутил, что в доме царит абсолютная тишина. Он и до этого был тих, Белла, скорее всего, не догадывалась, куда все могли деться. Но я знал. Каждый из нас всегда знал, где были остальные. Только теперь царило абсолютное молчание.
Белла заметила мою заминку, поэтому её ручка поладила меня по ноге и остановилась на колене. Улыбнувшись, она сказала:
- Покажи мне, - так тихо, почти неслышно.
Я кивнул и сосредоточил своё внимание на её сердцебиении, на его ритме и всём том, что в этой женщине заставляло меня вернуться к жизни.