BPOV

- Нэнси, ты уже выбрала себе платье для аукциона? – девушка с короткими светлыми волосами спросила у девушки, сидящей напротив неё за столом. Как там её… Мэгги? Мэри? Мелисса?
- Да, ещё на прошлой неделе я нашла самое прелестное платье в центре города. Оно, конечно, стоит половину моей зарплаты, но, поверь мне, оно того стоит, - ответила Нэнси, собирая ложечкой верхушку своего йогурта, - Это ещё не всё, к нему я прикупила просто великолепные туфли в том небольшом магазинчике на Мэпл.
Я была занята подогреванием своего чая в микроволновке, раздумывая при этом, использовал ли Эдвард хоть раз этот незамысловатый прибор. Подозреваю, что нет, если только это не происходило в качестве эксперимента. Тут я остановилась на пути к небольшой кухне, мне захотелось пошутить вместе с Джойси, теперь у нас обеих было ежедневные списки дел Эдварда и мы сможем держать его под своим контролем. Конечно же, это была шутка, не более того, потому что он и сам всегда был до одержимости под собственным контролем.
Я неотрывно наблюдала за своей чашкой, вращающейся вокруг своей оси в микроволновке и, услышав долгожданный сигнал, я открыла дверцу. Предусмотрительно коснувшись ручки чашки, я проверила её температуру, после чего достала чашку и положила в неё пакетик с чаем.
- Белла, - донеслось до меня, я обернулась и увидела ту самую девушку на «М», имя которой мне так и не удалось вспомнить, - ты уже подобрала себе платье?
Я прислонилась к блестящей стальной поверхности кухонной стойки, опуская и вынимая чайный пакетик из чашки и пытаясь понять, чего от меня хочет эта женщина и о чём она говорит. Приклеив к своему лицу учтивую улыбку, я ответила:
- Эммм… нет? А должна была?
- Вечер аукциона уже на следующей неделе. У тебя почти не осталось времени, - ответила мне блондинка.
Я достала чайную ложечку из контейнера со столовыми приборами и медленно начала помешивать свой чай.
- Прости, но я не знаю, о чём ты, - сдалась я.
Обе девушки обменялись неоднозначными взглядами, это были те самые женские невербальные уловочки, при этом они ещё и изумлённо вскинули свои брови. И, наконец, Нэнси сказала с каким-то отрешённым выражением:
- Ой. Просто я подумала, что ты пойдёшь с мистером Калленом, но, видимо, я неправильно поняла всю ситуацию.
«М» участливо кивнула ей, как марионетка.
- Думаю, было бы неуместным для него идти в сопровождении сотрудницы на ежегодный медицинский благотворительный вечер. Это самое важное социальное событие года. Приглашение на этот вечер – ещё одна льгота для сотрудников нашей компании.
После этих слов Нэнси начала несдержанно хихикать, но в перерывах между её хохотом я расслышала: «Одна из…», после чего они обе откровенно начали смеяться.
Громкий смех и так выходил за рамки приличия, но насмешливость тона делала всё это ещё хуже. Всего лишь своим незатейливым разговором эти две женщины попали по моему больному месту – это касалось Эдварда. Как мог кто-то такой, как Эдвард быть с такой, как я? Я даже представить себе не могла его в сопровождении меня на подобном вечере.
Я подавила в себе желание опрокинуть свой кипяточный чай им на головы и как бы невзначай поспешила удалиться из кухни, подальше от их шумных голосов и смеха, и направилась обратно в кабинет Эдварда.
Я остановилась за углом от его ограждённого стеклом кабинета. Делая глубокий вдох, я начала внутренне отчитывать себя за свою же глупость. И детское поведение. Поведение несмышленой девицы, которая обижалась на своего «бойфренда» за то, что он не пригласил её на танец. Перед моими глазами мелькали удручающие воспоминания моего выпускного вечера по окончанию школы. Я даже уверена не была, что Эдвард был моим «бойфрэндом» или, что он хотел, чтобы я пошла с ним на этот вечер.
Обречённо проглотив свою обиду, я повернула за угол и увидела его, погружённого в работу, он сидел за своим столом и выглядел просто совершенно, эти его щёчки и вечно спутанные волосы. Его галстук безупречно прямо лежал на его рубашке, и голубые полоски на нём великолепно подходили к его серо-голубому костюму. Конечно же, он услышал, что я иду. Я прошла в кабинет и повернулась, закрывая дверь, он приветствовал своей блистательной улыбкой, но она очень скоро покинула его лицо, как только он заметил моё расстроенное выражение лица.
Эдвард подскочил на ноги, быстро отодвигая своё кресло назад. Не чересчур быстро, но достаточно быстро для человеческих движений.
- Что случилось? – озабоченно спросил он, беря меня за руку.
Я убрала свою руку из его и ответила:
- Ничего.
Но он вновь настойчиво взял мои пальцы в свою руку, мягко проводя большим пальцем по моей ладони.
- Что-то случилось. Кто-то сказал что-то обидное? Они все умирают от любопытства и заинтригованы нашими отношениями. Я всё утро пытался не слушать их комментарии.
- Эти девушки, Нэнси и «М». Просто я позволила им залезть к себе в душу, - со вздохом ответила я.
Эдвард выглядел озадаченным и расстроенным.
- «М»? Кто это – «М»? И что они тебе сказали? Я не понимаю.
- Да ничего. В любом случае, публичный выход в свет не имеет значения, технически-то я твоя ассистентка, - пробормотала я, чувствуя, как слёзы уже скопились в моих глазах. О Господи, я была такой идиоткой, - к тому же, мне всё равно нечего надеть на такой вечер…, - я заставила себя заткнуться, потому что увидела, что Эдвард нахмурился настолько, что его брови практически сошлись вместе.
Я вытерла скопившиеся слёзы тыльной стороной ладони, пока Эдвард продолжал внимательно рассматривать меня. Спустя минуту он выпустил мою ладонь из своей руки и прошёл мимо меня, по направлению к двери. Выйдя из кабинета, он совершенно застыл на несколько мгновений, что заставило его подчинённых настороженно обходить его, пока он не вернулся в свой кабинет, плавными движениями не закрыл за собой дверь и прислонился к тёмно-коричневой деревянной поверхности.
- «М» - это Марджи. И они с Ненси окажутся просто невероятными счастливицами, если по завершению дня всё ещё будут занимать свои должности, - тоном, полным горечи, проговорил он, его золотые глаза поблёскивали досадой.
- Не вини их в случившемся. Они были милыми, хоть и всего на минутку. Это ведь ты не хочешь брать меня с собой на этот вечер.
У Эдварда от моего напора и прямоты челюсть отвисла, он словно рыба хватал ртом воздух, так и не найдя, что ответить. И так было ясно, что он не хотел идти туда со мной, но его поведение ухудшало всё положение. И именно в этот момент зазвонил телефон на его рабочем столе, к которому он метнулся, как на пожар, явно желая избежать нашего разговора.
Я продолжала неотрывно наблюдать за ним, пока он поднял телефонную трубку и сказал: «Эдвард Каллен», своим до ужаса чарующим голосом. С минуту он внимательно слушал то, что ему сообщали, после чего его глаза округлились, и в них отразился ужас, сменяя недавнее расстройство. Я не могла расслышать то, что говорили на том конце провода, но что бы это ни было, они завладели абсолютным вниманием Эдварда. Спустя ещё некоторое время, он сказал:
- Ты прав. Я знаю… так и сделаю, - после этого он повесил трубку, даже не попрощавшись.
Глубоко вздохнув, он наконец обратился ко мне.
- Белла… у меня очень срочная встреча, мне нужно идти… не могли бы мы обсудить это позже?
Глянув на него моим самым злорадным взглядом, я ответила:
- Конечно. Я возьму машину, - и начала собирать свои вещи. Он оказался рядом со мной в мгновение ока, помогая мне с ноутбуком.
- Позволь мне проводить тебя вниз, - сказал он, будто стараясь задобрить меня.
- Нет, не стоит. Я в порядке, - по-детски ответила я на его просьбу, пока старалась распределить, как оказалось, довольно-таки большое количество своих вещей по своим рукам.
Несмотря на мои заверения, он всё равно проследовал за мной к лифту и нажал на кнопку вызова кабины, когда мы, наконец, достигли высоких металлических затворов. Мы так и стояли в окружении некомфортного молчания, и, когда перед нами открылись двери лифта, я совершенно нерасторопно зашла внутрь. Когда я оказалась в кабине и нажала на кнопку нижнего этажа, то моим глазам предстала печальная картина грустного лица Эдварда, исчезающего за закрывающимися дверями лифта. Но не успели стальные двери сомкнуться, как между ними появились два изящных, длинных пальца, которые с лёгкостью раздвинули металлические преграды. Он встал, упираясь руками в разомкнутые двери, удерживая их, и резко взглянул на меня.
- Дождись меня дома, хорошо?
Я согласно кивнула, и он опустил руки, тем самым давая дверям лифта закрыться между нами.

****

Почему я не удивилась, когда заметила ярко-жёлтую машину Элис, юркнувшую вслед за мной, когда я открывала дверь гаража? Как же, Эдвард не допустит, чтобы я в одиночестве добралась до дома, чтобы кто-нибудь не сидел у меня «на хвосте».
Меня невыносимо раздражало беспрестанное вторжение в моё личное пространство, я подхватила свои вещи с пассажирского сидения и, выйдя из автомобиля, хлопнула дверью "вольво". Элис, опередив меня, пронеслась к двери, ведущей в кухню, и придерживала её открытой пока я, одарив её убийственным взглядом, прошла в дом.
Я положила свою сумку и компьютер на кухонную стойку и продолжила игнорировать присутствие Элис, которая спокойно сидела за столом. Я решила занять себя приготовлением ланча, открывая холодильник и всевозможные кухонные ящички. Я чувствовала себя таким ребёнком, обижаясь на весь свет из-за платья и вечеринки. Я знала, что она была здесь, чтобы поговорить об этом, но мне этого не хотелось. Мне хотелось извиниться за своё поведение и перешагнуть через эту нелепую ситуацию.
К счастью, она держала свой ротик на замке, и единственными звуками, раздающимися в пространстве, были стук кожа о кухонную доску и позвякивание посуды о столешницу. Я знала, что моя надежда на то, что Элис вот так запросто возьмёт и оставит меня в одиночестве, была жалкой, поэтому я уселась за стол напротив неё и достала журнал из сумки, чтобы занять себя чтением, пока я поглощала то, что приготовила. Она абсолютно не была смущена моим поведением и, пока мои глаза просматривали статью о сотне самых сексуальных актёров Голливуда, она начала говорить.
- Что ты любишь есть больше всего?
Я опустила свою вилку и промокнула рот салфеткой.
- Что?
Элис сидела, выпрямив спину и с взглядом, устремлённым в мою тарелку. Её «колючие» волосы были идеально уложены,и она, как и всегда, выглядела безупречно, словно была одной из самых сексуальных актрис Голливуда.
- Если бы тебе предоставили выбрать еду, которую ты смогла бы есть вечно, что бы это было? – спросила она своим тоненьким голоском.
Хотя я и не подозревала, к чему ведёт этот разговор, я решила продолжать в том же духе:
- Возможно, сыр.
- Сыр…, - повторила она, протяжно произнося это слово.
- Да, сыр. В любом виде. Как начинка, как соус, как примесь в начинке. Сыр бесподобен, - продолжала я, меня раздражало то, что я не могла спокойно оставить эту тему, а продолжала, как идиотка, говорить с ней о сыре.
Элис вздохнула.
- Я не помню, каков сыр на вкус. Или что-либо другое из человеческой еды.
Она убивала меня своими словами. Каллены и их история были невероятно захватывающими, и мне всегда было мало информации, каких-то мелких деталей, касающихся их жизни до и после обращения. Я закатила глаза, больше на себя, чем на неё, и спросила:
- Ничего? Даже шоколад?
- Нет, ничего. У большинства из нас если и есть воспоминания о своей человеческой жизни, то они обрывочны и несвязны, а у меня их и вовсе нет. Словно чёрная дыра, - Элис говорила это с закрытыми глазами и абсолютно спокойным выражением лица, без единой эмоции. – Как бы я не старалась что-то увидеть, ничто не возвращается.
- Иронично, - сухо подметила я.
- Да, так и есть, - согласилась она, кивнув головой.
- Что ты помнишь?
Уголки её рта поползли вниз и глаза погрустнели.
- Ничего. Просто в один день я стала собой. У меня были лишь мои видения, которые впоследствии привели меня к Джасперу, а потом нас обоих – к Карлайлу.
Эта информация была неожиданной. Абсолютно отличающейся от Эдварда, его фамильных вещей, записей и журналов.
- Кто обратил тебя?
Элис пальцами перебирала бусинки на своём браслете, прокручивая их.
- Понятия не имею.
- Мне так жаль, Элис, - пробормотала я, в попытке смягчить ситуацию. - Я даже представить себе не могу, каково это – лишиться всей своей истории.
Она лишь улыбнулась.
- Всё в порядке. Всё наладилось. Я нашла Джаспера, который стал моей половинкой, а потом мы нашли нашу семью. Подозреваю, что в этой жизни я счастливее, чем была в прошлой.
Напряжение наросло, будто само по себе и безо всякой на то причины из меня вырвалось:
- Твой брат – настоящая задница, - прежде, чем я успела прикрыть свой рот ладошкой.
Элис начала заливаться хохотом.
- Да уж, самое подходящее для него слово.
- Ты видела это?
- Нет, не совсем. Только тогда, когда те девушки начали задавать тебе вопросы. У меня не было времени предупредить его.
Меня будто захлестнуло шквалом эмоций, и я ударила ладонями по столу.
- Даже не смей предупреждать его о подобных вещах. Я не хочу, чтобы он брал меня с собой куда-то и тому подобное, потому что так ему сказала ты.
Ручки Элис собрались в маленькие кулачки, которые она опустила на стол.
- Хорошо. Но тогда приготовься. Он абсолютно заторможен в социальном плане. Белла, ему больше ста лет, и у него совершенно нет опыта в подобных вещах.
После этих слов я нахмурилась, я не совсем была уверена – пыталась ли Элис всего лишь извиниться за брата.
- Элис, он рассказывал мне, что в его прошлом была, по крайней мере, ещё одна женщина. Должен же он был усвоить хоть несколько вещей.
Я заметила, как она стиснула зубы.
- Он рассказывал тебе о ней?
- Только то, что «она» была, - ответила я, чувствуя какое-то самодовольство от того, что я знала что-то, чего не знала она.
- Не строй иллюзий, потому что та ситуация абсолютно отличается от этой. Во-первых, она была вампиром, и это было задолго до того, как он вновь влился в общественную среду и деятельность. Во-вторых, он мог читать её мысли, и ему не составляло труда определять, что нужно делать, - говорила она на пределе своих голосовых возможностей, - Белла, вы оба находитесь на «неизведанной земле». Он совершенно без понятия, что нужно делать.
Несколько минут я обдумывала её слова и осознавала, что наверняка – это так и есть. Я прочла его журналы. Там не было ни малейшего упоминания об этом. Даже, когда он писал об Эсме, Элис или Розали и о тех вещах и поступках, которые совершались их мужьями, казалось, он был растерян, он не понимал, какие эмоции стояли за их действиями.
Уперев локти в стол, я опустила свою голову на руки.
- О Господи, во что я себя втянула?
Элис слезла со своего стула и присела возле меня, она потянулась и мягко обхватила обе моих руки.
- Ты втянула себя в нечто восхитительное, волшебное. Белла, он действительно стоит того. Я говорила тебе и раньше, тебе следует быть с ним терпеливой, и не бойся научить его чему-то, - её глаза светились искренностью. Я кивнула ей, соглашаясь с её словами, и её лицо озарилось ультра белой улыбкой, - К тому же, он очень способный ученик.

****

EPOV

Джаспер впорхнул в мой кабинет, спустя приблизительно минут десять после того, как отсюда вышла Белла, и вальяжно уселся на стул напротив меня, не дожидаясь особого приглашения.
- Что с тобой? – спросил он, переходя сразу к делу, даже не пытаясь завуалировать цель своего визита.
- Со мной? Я ничего не сделал, – раздосадовано ответил я.
Он провёл рукой по своим волосам, отбрасывая их назад.
- Вот именно.
Он забросил обе свои ноги на край стола и с удобством запрокинулся назад, раскачиваясь на двух чёрных ножках стула, пока я раздражённо наблюдал за ним.
- Я не собираюсь обсуждать это с тобой.
- Нет, собираешься, потому что Элис узнает, что я даже не попытался поднять эту тему, - спокойно ответил он.
С минуту мы неотрывно смотрели друг на друга через стол, понимая, что ни он, ни я не хотели испытать на себе способности и гнев Элис.
- Ладно. Я полностью облажался. И я исправлю это, - исповедовался я перед ним, надеясь поскорее закрыть эту тему.
Джаспер начал постукивать своими пятками по поверхности стола, всё больше раскачиваясь на несчастном стуле, поскрипывающем под его весом.
- Да уж, тебе лучше так и сделать. Слушай, Эдвард, я знаю, что у тебя почти нет опыта в таких делах и ты не часто встречался с женщинами, но неужели ты никогда не обращал внимания хотя бы на тех женщин, с которыми жил?
Он был прав, и я признавал это. Я был абсолютно абстрагированным даже тогда, когда жил с ними, сконцентрирован только на самом себе и никогда не уделял внимания своей семье, когда дело касалось подобных вещей. Но Белла была другой. Она не такая, как Роуз или Элис. Даже при том, что они посещали школу и сталкивались с людьми, их жизнь в любом случае была в большей степени изолированной, чем моя, они не сливались с обществом так, как я.
Я глянул на Джаспера, всё так же, через стол. Он был высоким и несколько самоуверенным. Его волосы были длиннее, чем того требовал стиль нынешних дней, но даже при этом, я слышал, как женщины в офисе обсуждали его внешность и черты. Они находили его привлекательным и загадочным. Почти так же, как они смотрели и на меня, пока внезапно не появилась Белла и не начала по-новому открывать мой образ.
- Джаспер, когда в последний раз ты приглашал девушку на свидание? – искренне спросил я.
- На свидание? – повторил он и его ноги перестали постукивать по столу. - Ну, когда мне было восемнадцать, я пригласил одну девушку из моего городка пойти вместе со мной на пикник в честь Дня Основателя.
Мои брови непроизвольно поднялись вверх, позволяя ему озадачивать себя дальше.
- Я даже не задумывался ни о чём подобном с тех пор, как был подростком. Открывать двери перед девушками. Покупать им цветы, я даже не говорю о возможности отказа. Это пугает до ужаса.
Он согласно кивнул, было ясно, что он чувствует эти волны неуверенности, исходящие от меня.
- Но Белла не откажет тебе. По какой-то причине она тебя любит, - он усмехнулся моей удивлённой реакции на его открытие для меня любви Беллы. - А она любит. Я это чувствую. Так же, как и ты любишь её.
Вздохнув, я ответил:
- Я знаю.
- Но, поверь, это всего лишь вопрос времени, она может вильнуть хвостом и убежать. Ты ещё не показывал ей все те записи камер видеонаблюдения? – со смехом спросил он. - У тебя нет шансов на выживание после этого откровения.
Я потянулся через стол и одним ловким движением сбросил его ноги со стола на пол.
- Элис говорила, что у тебя есть какие-то новости для меня от Карлайла, - поспешил я сменить тему, пока мы не сошлись в спарринге посреди офиса PNT.
- Он хочет, чтобы ты завтра поехал в Форкс. Там намечена встреча с собачками, - при этом он поморщил нос, будто учуял что-то отвратительное в воздухе.
Мой интерес резко возрос.
- Неужели. Они согласны на сотрудничество?
- Да, они так же, как и мы преследовали убийц, но потеря одного из представителей их клана привела их в бешенство. Молоденькие щенки готовы покинуть резервацию и выловить Джеймса. Более старшие хотели бы повременить с решительными действиями и узнать от нас больше полезной информации, - пояснил он.
Я обдумывал эти новости с минуту.
- Возникали какие-то сложности между Карлайлом и Альфой?
Джаспер подхватил миниатюрную медную тарелку с моего стола и начал вертеть её в руках.
- Нет, они придерживались ровной линии в общении. Ни одна из сторон не нарушила договора за все эти годы и, полагаю, это позволило сформироваться определённому уровню доверия. Хотя, вся эта ситуация может спровоцировать многое.
- Я позвоню ему по дороге домой и уточню все детали. Ты планируешь поехать с нами? – спросил я, мне хотелось узнать о нём и Эммете.
Джаспер покачал головой.
- Нет, Альфа пожелал видеть вас двоих. Ты обладаешь большей информацией, чем кто-либо из нас, особенно после того, как ты лично сталкивался с Джеймсом и в какой-то степени с квилетской девушкой.
Я вздохнул и опрокинулся на кожаную спинку своего кресла.
- Почему-то не нравится мне всё это.
Джаспер мимически среагировал на мою фразу и добавил:
- Согласен.

****

Я открыл заднюю дверь и вошёл в кухню. Ослабив галстук, я снял с себя пиджак и положил его на стол. Я подумал, что, скорее всего, Белла ещё не ложилась, так как ещё не было поздно. Прислушиваясь к звукам дома, я старался определить её место нахождения. Я расслышал приглушённые звуки какого-то разговора и подумал, что она, должно быть, в библиотеке, смотрит телевизор. Я действительно опасался встречи с ней после нашей сегодняшней перебранки. Мне нужно перед ней извиниться, но это было таким пугающе новым. В моей голове не было ни малейшей идеи, как всё это сделать правильно.
Достигнув библиотеки, я нашёл её, она лежала на кушетке, обтянутой кожей коричневого цвета, её голова спокойно лежала на подушке, повёрнутая в сторону плазменного телевизора, который я повесил на стене, обычно он был скрыт за картиной, но сейчас она была сдвинута в сторону. Комната была погружена в полумрак, но я всё равно мог разглядеть её длинные каштановые волосы, разметавшиеся по подушке, она уже сняла с себя рабочую одежду, и теперь на ней была пара серых домашних шорт и белая футболка. Её глаза были прикованы к экрану телевизора, разглядывая изображения, мелькающие на нём.
Несколько мгновений я наблюдал за ней, прильнув к дверному проёму, пока она не поняла, что я находился там. Не сдвинувшись с места, она сказала:
- Привет, - после чего её взгляд вновь обратился к экрану.
И я был бы раздавлен её поведением, её равнодушием, безразличием по отношению ко мне, если бы не одно. Её сердце отчаянно заколотилось, и я смог уловить смену её аромата: её обычный, ни с чем несравнимый запах, сменился ароматом внезапного, пьянящего желания. Даже если её разум твердил одно, её тело настойчиво говорило мне об обратном – она всё ещё хотела меня.
Эта реакция придала мне храбрости, я прошёл в комнату и присел на кушетку рядом с ней. Не говоря ни слова, она вытянула свои ножки и поманила меня пальчиком. Почувствовав облегчение, я подался вперёд и забрался на неё, расположившись меж её раздвинутых ног, при этом обвил руками её талию. Я взглянул на неё, и в ответ она улыбнулась мне, начав ласковыми движениями перебирать своими пальчиками мои пряди, затем мягким движением она опустила мою голову на свой живот.
Я глубоко вдохнул в себя её цветочный аромат и сказал:
- Прости меня, мне очень жаль, что так вышло.
Я чувствовал, с какой невесомой лёгкостью её пальчики порхали по моим волосам.
- Я знаю.
Мы так и продолжали лежать в тусклом свете, исходящем от экрана и неожиданно для самого себя я сказал:
- Когда-то, когда мне было четырнадцать, я был очень увлечён одной девочкой, она жила по соседству. Я был слишком стеснительным, чтобы даже заговорить с ней, к тому же, я был в том возрасте, когда мальчик уже не общается с девочкой просто, как с другом, поэтому я бродил за ней по пятам в ожидании, что она первая заговорит со мной.
- Как её звали? – спросила меня Белла. Она взяла пульт управления телевизором и отключила звук.
- Я не помню, - ответил я, размышляя о странности моих воспоминаний, - в те дни в церкви должно было случиться какое-то событие, одно из тех, на которые мальчики могли приглашать девочек сопровождать их. Конечно же, всё это проходило под строжайшим контролем и неусыпным наблюдением старших. Я так и ходил за ней, наверное, неделями, чтобы собраться с духом и пригласить пойти со мной.
Пальчики Беллы аккуратно убрали несколько прядей с моего лба, видимо, она хотела заглянуть в мои глаза.
- И ты пригласил?
- Нет, меня опередил паренёк постарше, - ответил я, пытаясь восстановить в памяти лица тех детей, о которых говорил, но их поглотило забвение, как и многие другие вещи.
На какое-то время Белла притихла и единственным звуком, разряжающим тишину комнаты, был звук телевизора.
- Белла, за исключением того вечера, когда я пригласил тебя составить мне компанию в музее, я никогда даже не задумывался о том, чтобы пригласить девушку, а тем более, женщину на свидание.
- Эдвард, иногда ты такой чахлик, - сказала она, сотрясаясь от смеха.
Я повернулся и лёг на спину, глядя на потолок.
- Я знаю, это ужасно. Я и раньше посещал благотворительные вечера и подобные мероприятия, но я всегда ходил туда один. Я улыбался и пожимал руки. Говорил, когда было необходимо моё участие. Я подписывал чеки и фотографировался для газет, и надеялся, что никто не заметит, что я выгляжу точно так же, как и год назад, без изменений, - я дал волю своим рукам, и они пропутешествовали вверх по рукам Беллы, по её ключице, к мягким волосам за её шейкой. - Но мне не было дела до всего этого. Никогда, до сегодняшнего дня, когда ты вошла в мой кабинет униженная и разбитая. Абсолютно всё, что важно для тебя, важно и для меня. Пожалуйста, помни это и всегда говори мне о тех вещах, что волнуют тебя.
- Хорошо, буду, - пообещала мне она. Её пальчики покинули мои волосы и принялись развязывать галстук, она медленно сняла его с меня и обронила на пол, рядом с кушеткой.
Я вновь повернулся, встречая её тёмные глаза.
- Можно, я тебя поцелую? – спросил я, зная, что сделаю это в любом случае.
Она кивнула, закрывая глаза в ожидании. Я склонился ещё ближе к ней и нежно прижался своими губами к её, но в ответ Белла нетерпеливо ответила, с жадностью припадая к моим губам. Ещё несколько мгновений мы целовались, напряжение между нами пугающе нарастало и она, слегка отстранившись, маняще провела пальцами по линии моего подбородка. Тяжело дыша, она спросила:
- Знаешь, что важно для меня?
В ответ я лишь едва заметно мотнул головой, не желая прерывать её тёплую ласку.
- Эта… - она оставила лёгкие поцелуи прямо над моей шеей, - часть твоего тела. Она сводит меня с ума, - я почувствовал, как её нежный язычок оставил влажный след, и она провела им от моего подбородка до уха.
Её руки опустились к моим брюкам, и она с лёгкостью вытянула рубашку, заправленную в них, при этом проводя своими пальчиками по моему телу. Она и прежде дотрагивалась до меня, но никогда это не было так страстно. Её пальцы, сговорившись с их хозяйкой, своими ноготками поцарапывали кожу, опускаясь вниз по моей груди. Её сердце билось в безумном ритме, заполняя мои уши глухими ударами. Разум уже давно покинул меня, и, даже не задумываясь о своих действиях, я начал поглаживать её ноги, толкая ткань её шортиков всё выше. Я хотел большего, больше её нежной кожи.

Моя.

Но вдруг моё сознание поразил крик, крик моего примитивного инстинкта, исходящий из какой-то части моего мозга, и, хоть я и сдерживал яд, стараясь быть ведомым другим желанием – желанием Беллы, но не её крови, линия, разделяющая два этих инстинкта, размылась. Моя подавляющая своей силой и властью природа, смешанная с податливостью Беллы, особенно после того, как её нежное тело изогнулось в блаженстве подо мной, заставили меня предупреждающе зашипеть.
Поспешно сползая с неё, я отстранился и сел в противоположный от неё угол кушетки, пока Белла, осознавая грозящую ей опасность, тоже ловко села, прижимая колени к груди.
- Прости, - вырвалось из меня потоком воздуха, я старался сглатывать яд, который неконтролируемо заполнял моё горло.
Она покачала головой, словно прощая.
- Нет, это всё моя вина. Я спровоцировала это. Я слишком сильно давлю на тебя, - её голос трепетал от горечи.
Мы продолжали сидеть напротив, Белла старалась утихомирить своё сердце и дыхание, пока я предпринимал всевозможные попытки, чтобы побороть свои дикие желания.
- Отвлеки меня, - попросил я, говоря словами Беллы, когда она просила меня о том же в одну ночь. Мне нужно было сконцентрироваться на чём-то, кроме сладкого аромата Беллы и её соблазнительного, манящего аромата возбуждения.
Её глаза мгновенно расширились, и она схватила пульт управления, делая звук громче. Я обратил свой взгляд на мелькающие картинки на экране телевизора.
- Почему эта блондинка бьёт всех этих странных парней? – спросил я, действительно отвлекаясь на то, что происходило там.
Не отводя своего взгляда от телевизора, Белла ответила:
- Это Баффи, - будто это должно было всё объяснять.
Ещё минуту я наблюдал действия, происходящие на экране, после чего попробовал спросить ещё раз:
- Кто такая Баффи?
На этот раз Белла посмотрела на меня, и её взгляд был изумлённым:
- Ты что, шутишь, да?
После чего закатила глаза и вновь устремила свой взгляд на экран.
Я издал нервный смешок, эта ситуация только в очередной раз доказывала то, как отличались наши жизни.
- Я практически не смотрю телевизор, - сказал я в своё оправдание.
С блеском в глазах, Белла начала рассказывать мне об этом шоу.
- Блондинка – это Баффи. Она истребляет вампиров, ну знаешь, что-то вроде «избранной».
Я медленно покачал головой.
- Нет, я не слышал ни о чём подобном. Истребительница вампиров? Вот эта маленькая девочка?
- У неё есть сверхспособности. Как Элис, она тоже маленькая, но при этом очень сильная.
- Да, так и есть, - согласился я, стараясь не выдать своего изумления, как в Голливуде интерпретировались вампиры. - Полагаю, она использует основной набор… святая вода, кресты и древесные колья?
- Да. Именно этим она и пользуется, - её голос был слегка раздражён, видимо, так она отреагировала на мой пренебрежительный тон. Мне нравилось смотреть на Беллу, когда она злилась, пока её злость не была направлена на меня. Её лицо слегка покраснело, и она продолжила, - Это всё неважно, Баффи истребляет вампиров, но, по иронии судьбы, она влюбляется в одного из них.
Несколько секунд я обдумывал её слова.
- Её чувства взаимны?
Вздохнув, Белла ответила:
- Конечно. Но их отношения изначально были обречены. Эта история очень трагична.
Я приподнял бровь и, погладив рукой её ножку, добрался до её руки.
- Ты считаешь нас такими же обречёнными? – спросил я вполовину серьёзным тоном.
Мои пальцы сплелись с её и в ту же секунду, как наша кожа соприкоснулась, биение её сердца сменилось – от глухих ударов в моих ушах до вибрации, проходящей через её руку в мою. Её взгляд был спокоен и направлен на меня.
- Если честно, то я не знаю. Но, похоже на то.
- Так и есть, - согласился я с ней. - Это беспокоит тебя?
Белла потянула мою руку к своим губам и мягко поцеловала её, её губы разомкнулись, и я почувствовал, как она провела по моей коже своим язычком, в тот же момент, будто электрический заряд прошёл сквозь всё моё тело, а на лице расплылась широкая улыбка.
Рассмеявшись моей реакции, Белла придвинулась ближе ко мне и ответила:
- Не достаточно, чтобы остановиться.