EPOV

После нашего с Беллой ночного откровения, дни тянулись невыносимо медленно, продлевая мою, и без того, бесконечную муку жизни. Чтобы хоть как-то отвлечь себя, я охотился, вновь и вновь проводил исследования, пытаясь вычислить месторасположение Джеймса и его банды. Из новостей я понял, что за последние недели он стал причиной исчезновения ещё, как минимум, двух людей, скорее всего, ими он решил «возместить» утрату в лицах Райли и Бри.
Джаспер был занят тем, что пытался определить происхождение антикварного кулона. Эммет и Розалии стали новыми стражами на посту охраны Беллы, что само по себе заставляло меня держаться на расстоянии от неё. Я же вернулся к своей прежней рутинной работе – ночному патрулированию улиц, находясь в постоянном поиске каких-либо следов или информации об интересующих меня убийцах. Помимо этого, я старался не упускать из виду квильеттскую девушку, которая работала в кафе, на случай, если её мохнатые друзья решат присоединиться к нашей борьбе, но пока ещё не было никаких намёков на это.
Я брёл мимо оживлённого коммерческого центра, и мои мысли неустанно возвращались к одной единственной интересующей меня теме – к Белле. Её реакция после пробуждения той ночью, когда я был в её комнате, была столь неожиданной для меня. Честно говоря, я и не знал, чего ожидать, но Белла всегда таила в себе сюрпризы, раз за разом удивляя меня. Она была взволнована, когда обнаружила меня в своей комнате, я чувствовал, что она нервничает. Это было отчётливо «слышно», благодаря её невероятно ускоренному сердцебиению и дрожащему голосу, но, не смотря на это, я понимал, что она не боялась меня. У неё было немало вопросов, на которые я старался отвечать как можно более откровенно, но она старалась вести себя осторожно. Если её интересовало что-то, я готов был поделиться с ней правдой, но только если она сама об этом спрашивала. Однако я боялся давать ей больше информации, чем она готова была принять.
Когда я покидал её комнату той ночью, я знал, что должен прервать контакт с ней. Безусловно, я не собирался оставлять её без присмотра, слишком опасной была сложившаяся ситуация с Джеймсом и Викторией, но пересекать линию её личного пространства и пробираться в её комнату я не стану до тех пор, пока она сама об этом не попросит. Если я хочу, чтобы она вернулась в мою жизнь, я должен дать ей время самостоятельно пройти через всё случившееся, обдумать всё без моего вмешательства.
Эммет, казалось, действительно стал чувствовать себя защитником Беллы за все те дни и ночи, что дежурил у её дома. У него развилась слабость к её неуклюжести и остроумному юмору. Он уверял меня, что с ней было всё в порядке, ссылаясь попросту на то, что она безвылазно сидела дома, к тому же, он неоднократно слышал, как она объясняла Анжеле, что её состояние - не больше, чем обычный грипп. На удивление, Розали тоже казалась заинтересованной человеком, которого я «выбрал», и, хотя бы на этот раз, держала присущие ей презрение и враждебность при себе. Я знаю, что она была не в восторге от траты времени на роль телохранителя человека, но её немало заботило поведение Джеймса по отношению к нашей семье и нашей жизни в Вашингтоне, поэтому свои нападки она свела к минимуму.
С той минуты, как я закрыл за собой дверь квартиры Беллы, мой телефон начал разрываться от беспрерывных звонков Эллис и, когда я, наконец, ответил, она начала умолять меня позволить ей навестить Беллу. Эллис не должна была встречаться с ней, пока мы находились в этой ситуации. Не один день ушёл на наши с Элл споры об этом, пока я не был вынужден обратиться к Карлайлу, чтобы он вразумил всех остальных, и уверил, что мы должны дать ей время и свободу. У Беллы должна быть возможность первой пойти на контакт. Эллис могла бестактно и беспардонно уламывать меня на что угодно, пока не получит моё согласие, но она безропотно покорялась и несомненно уважала мнение Карлайла, поэтому на какое-то время она решила не поднимать «больную» тему.

****

К тому времени, когда Эммет и Джаспер ворвались в мой кабинет, на город опустилась угнетающая темнота сумерек. Я сидел за своим столом, постепенно углубляясь во мрак своих раздумий, поскольку моим занятием был просмотр старых записей, сделанных камерами наблюдения, на которых Белла, ни о чём не подозревая, работала и занималась делами по моему дому; я был абсолютно очарован тем, как она выполняла самые обыденные и скучные вещи.
Когда я понял, что они стоят в дверном проёме, на пороге моего домашнего кабинета, я порывисто выключил монитор, переключая внимание на бумаги, которые лежали на столе передо мной.
- Облажался, Эдвард, ты опоздал. - cо смехом сказал Эммет, а Джаспер послал мне сочувствующий взгляд и кивнул, очевидно, чувствуя, как безграничное унижение захлестывает меня с головой. Я скривился от ужасных ощущений, а Эммет, кажется, и не думал останавливаться на достигнутом, - Ты же вроде бы должен знать, что у нас слух покруче, чем у старых пенсионерок. И, брат, прекращай быть таким извращённым маньяком-преследователем, мы и так знаем, что ты такой. Послушай лучше, что нам Эллис рассказала, - воодушевлённо проговорил он и, если бы я только мог, уверен, покраснел бы то корней волос от унижения, что меня поймали за таким занятием.
Я поднялся со своего места и Джаспер начал пояснять:
- У Эллис было видение, она видела какой-то полуразвалившийся сарай в чаще леса. Она думает, что, возможно, там и скрываются Джеймс с Викторией.
В ту же секунду мы метнулись к двери, Джас продолжил посвящать меня в остальные детали видения Эллис, пока мы торопливо спускались вниз по лестнице, на первый этаж.
- Она не совсем уверена, где именно он расположен, но она полагает, что это где-то в пригородном лесу. Видение было туманным и неточным. Нам придётся поискать.
Я, молча, согласился с ним, когда мы уже оказались в гараже. Для этого задания я выбрал Бельведер с опущенной крышей. Выехав на загородное шоссе, мы направились к холмам, пытаясь уловить, в рвущихся нам навстречу потоках воздуха, запах Джеймса и его приверженцев. Примерно за час до рассвета нам повезло, и мы нашли небольшую деревянную лачугу, от которой разило вампирами, она располагалась среди широких крон вековых деревьев. Мы тихо пробрались внутрь, только чтобы найти покинутое логово, ещё совсем недавно здесь были вампиры. Запахи Джеймса и Виктории были повсюду, стены этого жалкого пристанища были пропитаны ними, по крайней мере, это подтверждало видение Эллис и значило, что мы нашли то, что искали. Ещё некоторое время мы потратили, находясь там, чтобы запомнить все остальные запахи, которые витали в воздухе жилища. Судя по всему, Джеймс мог вернуться, не говоря уже о его армии, составляющей, примерно, с десяток вампиров. Не слишком большое преимущество перед нами, но все они были новообращёнными, нам не стоило преуменьшать их силу и голод. Джаспер, который знал не понаслышке об армии вампиров, был уверен, что содержание такой большой группы новообращённых в таком узком пространстве не приведёт ни к чему хорошему, они начнут убивать друг друга, что повлечёт за собой только ещё больший ущерб.
Пока мы осматривали помещение, Эммет открыл дверцу, ведущую в подвал, и содрогнулся, поморщившись.
- Кажется, я нашёл владельца.
Он спустился вниз по лестнице и начал ногой откидывать грязь, скрывающую останки человека. Вероятно, этот труп так никогда бы и не был найден полицией, если бы мы на него не наткнулись. Джеймс был привередлив в выборе тех, кого он обращал в свою веру, и, кажется, этот человек не подходил под его специфические стандарты. После того, как мы покинули это жалкую лачугу, Джаспер сделал анонимный звонок в полицию и, пускай мы не нашли Джеймса или Викторию, но теперь мы знали, где они скрывались, а также их приблизительное число.
- Держать, в строгом подчинении, десять новообращённых очень сложно. И я никогда не поверю, что они могли бы скрываться где-нибудь в черте города, - сказал Джас на обратном пути домой, - но всё сходится. Они вторглись в эту хижину, что-то вроде нападения, убили хозяина, поселились в доме на несколько дней, а затем покинули своё пристанище, прежде чем люди заметят пропажу человека. Джеймс очень тщательно продумывает каждый свой шаг и действие.
Я согласился с его умозаключениями и оставшуюся часть пути мы обсуждали наш дальнейший план борьбы. Скорее всего, Джеймс не станет изобретать новых уловок, а пойдёт по протоптанной дорожке и просто отыщет новое пристанище, для укрытия своей армии от общества и солнечного света. Джаспер вернётся к своим исследованиям истории антикварного кулона. Мне же надо будет отправиться в «путешествие» по менее населённым частям города и его окрестностям, прислушиваясь к мыслям людей, которые, возможно, были друзьями либо соседями пропавших без вести жертв Джеймса, а Эммету придется вернуться к своему охранному посту у дома Беллы. Повторная попытка покушения на жизнь Беллы была лишь вопросом времени.
После этого вечера я действовал так, как мы и договаривались. Я занимался своей работой и держался подальше от Изабеллы. Вероятно, это было самым сложным испытанием за всю мою жизнь. Это было сложнее даже тех первых дней, когда меня просто убивал её аромат и непреодолимое желание её крови. Мне так хотелось быть с ней и защищать её; безумно хотелось протянуть свою руку, коснуться её нежной кожи и мягких волос. Но мои желания были неприемлемы. Мне надо было сфокусироваться на том, что я должен хранить данные мной обещания.

****

BPOV

Сидя в своей машине, на обочине, рядом с его домом, я в последний раз открыла свой ежедневник.

Среда, 18 августа.
9:00 – Собрание совета директоров.

Обеденный перерыв.

14:00 – Встреча с офицерами полиции.
16:00 – Анализ бюджета.

Это расписание было написано мной ещё несколько недель назад. Эдварда не будет дома весь день, он должен ездить с одной официальной встречи на другую, что значит – дом будет пустовать. Если я зайду в дом через заднюю дверь, проходя через гараж, то с уверенностью могу сказать, что Вольво не будет на своём месте, и я знаю, что наверху в гардеробной будет висеть один из его безумно дорогих костюмов, белоснежная, накрахмаленная рубашка, подходящий ко всему ансамблю, стильный галстук и одна из ещё, как минимум, пятнадцати, пара черных туфель, предназначенных для рабочих будней, которая стоит столько же, сколько моя машина, если не дороже.
Фыркнув себе под нос, я вылезла из машины. С одной стороны, это поведение Эдварда можно было назвать предсказуемым. Хотя, судя по всему, предсказуемостью здесь и не пахло. Поддерживая в себе бодрость духа этим больным юмором, я поднялась по ступеням, ведущим к дому Эдварда. Поймав своё отражение в зеркале, я вновь оценивающе оглядела свой внешний вид. Я преднамеренно оделась как можно более непритязательно – в джинсы и майку, чтобы не сложилось ложное впечатление о том, что я пришла сюда на работу. Мне не хотелось, чтобы меня не так поняли и подумали, что я решила, будто всё нормально и всё встанет на свои привычные места.
Это послужило ещё одной причиной, по которой я решила зайти не через заднюю дверь, а через парадный вход. Уверена, что не была в своём рабочем статусе на данный момент и с моей стороны выглядело бы нахально входить через заднюю дверь. Была ли я уволена? Уволилась ли я? На мой счёт, как и обычно, были перечислены заработанные мною деньги и, на этот раз, я не особо сомневалась в том, прилично ли было с моей стороны воспользоваться ими. Я расценивала эти деньги, как возмещение работодателем морального ущерба, который я пережила за последние две недели. Сомневаюсь, что существовала статья закона, гласящая: «Мой босс и потенциальный парень – вампир, и сейчас я переживаю посттравматический стресс от того, что всё это узнала», по которой я могла бы подать иск в суд, но я всё равно считала своё поведение вполне оправданным.
И вот, опять, я стою на пороге его дома, собираясь с духом, прежде чем узнаю, что случится, зайди я внутрь. Когда я вставила ключ в замочную скважину и повернула его, меня ожидал сюрприз, находящийся в холле. В проходе стояла Эллис, весь её вид выражал нетерпеливость и ожидание. На ней было надето красочное летнее платье и высокие шпильки, которые немного увеличивали её невысокий рост. Было ясно, что она ждала меня, хотя я решилась приехать только утром.
- Белла! - Завопила она и ринулась ко мне. В ожидании моей реакции Элл протянула свои ручки вперёд, на что я настороженно посмотрела на неё. Я не могла оторваться от её медовых глаз и бледной кожи, которая, как я уже знала, была холодной на ощупь. Я не обсуждала с Эдвардом остальных членов его семьи, но и так было ясно, что у меня имелись свои подозрения на этот счёт. Нет, Эллис не пугала меня, но и бросаться к ней в объятия я тоже не спешила.
- Привет, Эллис. - Ответила я, посмотрев на неё и сузив глаза. - Откуда ты знала, что я приеду?
Она слегка отступила назад и, как мне показалось, ей было немного неловко под моим оценивающим взглядом.
- Ну, учитывая, что тебя не было на работе какое-то время, Эдварду нужна была чья-то помощь.
Мне вдруг стало так погано, я почувствовала вину за своё отсутствие, но всё-таки, она так и не ответила на мой вопрос.
- Что ж, ты права. Но откуда ты узнала, что я еду? Ты ждала меня.
Эллис шагнула вперёд и сдержанно улыбнулась.
- Эдвард ведь говорил тебе, что будет присматривать за тобой и твоей безопасностью. Или нет?
Моя челюсть так и отвисла от ужаса. Он говорил мне об этом, но я предполагала, что это будет его охрана, а не сам Эдвард.
- Он наблюдал за мной? То есть, прямо у моего дома?
Эллис помотала головой и улыбнулась.
- Нет, не Эдвард. Он, как и обещал, держится от тебя на расстоянии.
Я облегчённо вздохнула. Не знаю даже почему, но мне нужно было побыть одной, нужно было, чтобы он дал мне это одиночество, чтобы я смогла свободно поразмыслить обо всём. Мне хотелось, чтобы наша следующая встреча прошла на моих условиях.
- Если это был не Эдвард, то кто тогда? Его банда охранников?
Она помедлила секунду, хотя улыбаться не перестала.
- Ну, что-то вроде этого. Слушай, пусть лучше Эдвард сам тебе обо всём расскажет, хорошо?
Я согласно кивнула, потому что нам с мистером Калленом действительно было что обсудить и моя «безопасность» была только начальным пунктом этого длинного разговора.
Мы так и продолжали стоять в прихожей: Эллис улыбалась во все тридцать два, а я стояла, засунув руки в задние карманы джинсов. Я не ожидала, что встречу её здесь и мой план слегка сошёл с рельсов.
Наконец, Эллис решила нарушить молчание и шёпотом прошипела мне:
- Хотела бы я рассказать тебе больше, но, прости, не могу. Мне, вообще-то, нельзя с тобой разговаривать… Я, наверное, и так уже лишнее сболтнула.
- Так что же, Эдвард говорит тебе что делать, и ты безропотно подчиняешься его приказам? – Я закатила глаза на это.
Слабая улыбка коснулась её губ, и она фыркнула:
- Конечно, нет! Поэтому мне и нельзя с тобой разговаривать.
Я не сдержалась и разразилась хохотом, это было так точно сказано. Эллис не поддавалась никакому контролю, даже братскому. Только сейчас я поняла, как сильно соскучилась по ней и её нескончаемому энтузиазму. И по Джасперу, с его молчаливым очарованием, я тоже соскучилась. Я соскучилась даже по Эммету и его огромным рукам. Но больше всего я соскучилась по Эдварду.
Заплутав в своих собственных мыслях, я и не заметила, как Эллис исчезла из комнаты, а теперь она стояла передо мной, держа в руках сумочку и пальто.
- Белла, - позвала она, привлекая моё внимание, - я очень хочу, чтобы ты помнила о своём обещании… которое ты дала мне, когда мы делали ревизию в гардеробе Эдварда.
Я знала, о чём она говорит, ведь последние несколько дней оно не выходило из моей головы. Я, практически, связала себя с Эдвардом, ведь пообещала всегда быть его другом, невзирая на то, что я могу услышать или увидеть.
Обещала.
- Ты ведь именно это имела в виду, когда говорила о дружбе? Ты ещё тогда знала, что я узнаю, - подытожила я.
Она кивнула и ответила:
- Да, я знала, что ты узнаешь, хотя и не догадывалась, что таким образом. Но я была абсолютно серьёзна. Ты очень много значишь для него, пожалуйста, дай ему шанс. Я даже представить себе не могу, что с ним будет, если он потеряет тебя.
Её напряжённый тон испугал меня немного, все так серьёзно говорят об Эдварде, будто он очень ранимый и напуганный. Он был так силён и сосредоточен на своих действиях, когда убивал Бри, было трудно сопоставить эту его сторону с тем робким мужчиной, который боялся обуть кеды или пробирался по ночам в мою спальню.
Единственное, что я могла – это кивнуть ей, после чего она быстрым движением метнулась ко мне и обняла.
Повернувшись на каблуках в сторону кухни, она направилась к задней двери. Открыв её, она пропела звонким голосом:
- У тебя есть два часа до его приезда, ключ в его комнату висит на втором этаже за зеркалом и… Белла, - она замолкла, когда я добралась до кухни, - я просила тебя быть его другом, но я ни слова не говорила о том, чтобы ты всё спускала ему с рук. Устрой ему взбучку. Он заслужил.